Самовольное оставление части

1. Самовольное оставление части или места службы, а равно неявка в срок без уважительных причин на службу при увольнении из части, при назначении, переводе, из командировки, отпуска или медицинской организации продолжительностью свыше двух суток, но не более десяти суток, совершенные военнослужащим, проходящим военную службу по призыву, —

наказываются арестом на срок до шести месяцев или содержанием в дисциплинарной воинской части на срок до одного года.

2. Те же деяния, совершенные военнослужащим, отбывающим наказание в дисциплинарной воинской части, —

наказываются лишением свободы на срок до двух лет.

3. Самовольное оставление части или места службы, а равно неявка в срок без уважительных причин на службу продолжительностью свыше десяти суток, но не более одного месяца, совершенные военнослужащим, проходящим военную службу по призыву или по контракту, —

наказываются ограничением по военной службе на срок до двух лет, либо содержанием в дисциплинарной воинской части на срок до двух лет, либо лишением свободы на срок до трех лет.

4. Деяния, предусмотренные частью третьей настоящей статьи, продолжительностью свыше одного месяца —

наказываются лишением свободы на срок до пяти лет.

Примечание. Военнослужащий, впервые совершивший деяния, предусмотренные настоящей статьей, может быть освобожден от уголовной ответственности, если самовольное оставление части явилось следствием стечения тяжелых обстоятельств.

Комментарий к Ст. 337 УК РФ

1. Непосредственным объектом преступления является порядок пребывания на военной службе военнослужащих, проходящих военную службу по призыву либо по контракту. Порядок пребывания на военной службе регулируется Законом о воинской обязанности и Федеральным законом от 27.05.1998 N 76-ФЗ «О статусе военнослужащих» (15.10.2012) , воинскими уставами, другими нормативными правовыми актами.
———————————
СЗ РФ. 1998. N 22. Ст. 2331; 2000. N 1 (ч. 2). Ст. 12; N 26. Ст. 2729; N 33. Ст. 3348; 2001. N 1 (ч. 1). Ст. 2; N 31. Ст. 3173; N 53 (ч. 1). Ст. 5030; 2002. N 1 (ч. 1). Ст. 2; N 19. Ст. 1794; N 21. Ст. 1919; N 26. Ст. 2521; N 48. Ст. 4740; N 52 (ч. 1). Ст. 5132; 2003. N 46 (ч. 1). Ст. 4437; N 52 (ч. 1). Ст. 5038; 2004. N 18. Ст. 1687; N 30. Ст. 3089; N 35. Ст. 3607; 2005. N 17. Ст. 1483; 2006. N 1. Ст. 1, 2; N 6. Ст. 637; N 19. Ст. 2062, 2067; N 29. Ст. 3122; N 31 (ч. 1). Ст. 3452; N 43. Ст. 4415; N 50. Ст. 5281; 2007. N 1 (ч. 1). Ст. 41; N 2. Ст. 360; N 10. Ст. 1151; N 13. Ст. 1463; N 15. Ст. 1820; N 26. Ст. 3086, 3087; N 31. Ст. 4011; N 45. Ст. 5431; N 49. Ст. 6072; N 50. Ст. 6237; 2008. N 24. Ст. 2799; N 29 (ч. 1). Ст. 3411; N 30 (ч. 2). Ст. 3616; N 44. Ст. 4983; N 45. Ст. 5149; N 49. Ст. 5723; N 52 (ч. 1). Ст. 6235; 2009. N 7. Ст. 769; N 11. Ст. 1263; N 30. Ст. 3739; N 51. Ст. 6150; N 52 (ч. 1). Ст. 6415; 2010. N 30. Ст. 3990; N 50. Ст. 6600; 2011. N 1. Ст. 16, 30; N 17. Ст. 2315; N 22. Ст. 3238; N 46. Ст. 6407; N 47. Ст. 6608; N 51. Ст. 7448; 2012. N 10. Ст. 1273; N 25. Ст. 3270; N 26. Ст. 3443; N 31. Ст. 4326; N 43. Ст. 5933.

Преступления, предусмотренные ч. ч. 1 и 2 комментируемой статьи, относятся к преступлениям небольшой тяжести, ч. ч. 3 и 4 — к преступлениям средней тяжести.

2. С объективной стороны преступлением является самовольное оставление части или места службы, а равно неявка без уважительных причин на службу продолжительностью более двух, но не более 10 суток.

Для военнослужащих, проходящих военную службу по призыву, которые размещаются в казармах, порядок увольнения из расположения части регламентируется ст. ст. 239 — 245 Устава внутренней службы Вооруженных Сил РФ.

Оставление воинской части является оставление ее территории. Под территорией воинской частипонимается район казарменного, лагерного или походного расположения воинской части в границах, установленных командованием. Не является самовольным оставлением части, если военнослужащий уходит из казармы, но находится в пределах территории воинской части.

Преступление может быть совершено и путем самовольного оставления места службы. Местом службы военнослужащего считается воинская часть, куда он зачислен для прохождения службы. Поэтому чаще понятия воинской части и места службы совпадают. Но место службы может и не совпадать с расположением воинской части (например, при нахождении военнослужащего в командировке местом службы будет территория части, указанная в командировочном предписании, эшелон, поезд).

Местом службы признается также и место лечения военнослужащего, вне зависимости от того, является ли оно военным госпиталем или медицинским учреждением иной ведомственной принадлежности.

Большинство судей правильно разграничивают эти понятия. Однако до сих пор имеют место и отдельные ошибки.

Так, при рассмотрении уголовного дела в отношении младшего сержанта С. военным судом гарнизона Безречная было установлено, что виновный самовольно оставил военный госпиталь, в котором находился на стационарном излечении, после чего более одного месяца уклонялся от службы. В дальнейшем он же не выполнил указание военного комиссара о возвращении в госпиталь и более двух месяцев незаконно проводил время по своему усмотрению.

Правильно квалифицировав оба эпизода уклонения по ч. 4 комментируемой статьи, суд в то же время ошибочно расценил содеянное названным лицом как самовольное оставление части.

В данном случае С. самовольно оставил место службы — военный госпиталь, в который он был направлен в установленном порядке для прохождения лечения.

Кроме того, не прибыв в дальнейшем по указанию военного комиссара в госпиталь, С. совершил неявку в срок без уважительных причин на службу, что также должно было найти самостоятельную оценку в приговоре.

Необходимым признаком состава рассматриваемого преступления является самовольный характер оставления воинской части или места службы без разрешения начальника.

Неявка в срок на службу означает, что, оставив воинскую часть или место службы на законном основании, военнослужащий уклоняется от своевременной явки на службу, пребывает вне части или места службы свыше установленного срока. Для неявки в срок на службу характерно уклонение от несения обязанностей военной службы путем преступного бездействия (военнослужащий, находящийся в отпуске, не является в часть к указанному в отпускном билете сроку и продолжает оставаться у родственников).

Началом самовольного оставления части является момент оставления военнослужащим расположения воинской части или места службы, концом — время явки военнослужащего в расположение воинской части или место службы либо время его задержания вне пределов расположения воинской части или места службы, если при этом у виновного не было намерения уклониться от военной службы на срок свыше десяти суток. Военнослужащий, совершив самовольное оставление части, может добровольно явиться не в свою часть, а в расположение другой воинской части или в военную комендатуру города. Конечным моментом преступления в этих случаях будет считаться время явки военнослужащего в расположение другой части или в военную комендатуру.

При неявке в срок без уважительных причин на службу начальным моментом преступления следует считать истечение срока явки военнослужащего в часть или место службы, указанного в соответствующем документе (командировочном предписании, отпускном билете, увольнительной записке).

В п. 14 Постановления Пленума ВС РФ от 03.04.2008 N 3 дано следующее разъяснение: «Если военнослужащий имел намерение самовольно отсутствовать в части (в месте службы) в пределах сроков, установленных ч. ч. 1, 3 и 4 комментируемой статьи, но был задержан до истечения этих сроков, содеянное следует квалифицировать как покушение на соответствующее преступление в зависимости от направленности умысла».

3. Субъектами преступления являются военнослужащие, проходящие военную службу по призыву. К ним относятся солдаты и сержанты, несущие военную службу по призыву; курсанты военных образовательных учреждений до заключения контракта о прохождении военной службы, т.е. до окончания первого курса обучения; курсанты, отчисленные из военного образовательного учреждения за неуспеваемость или недисциплинированность до заключения контракта, а также курсанты, отказавшиеся заключить контракт, если они в установленном законом порядке направлены или подлежали направлению для прохождения военной службы по призыву; военнослужащие в возрасте до 27 лет, проходящие военную службу по контракту, не прошедшие военную службу по призыву и уволенные с военной службы до истечения срока контракта, если они к моменту увольнения не выслужили установленный срок военной службы по призыву и не имеют права на освобождение или отсрочку от призыва на военную службу (ст. ст. 2, 22 — 24, 34 — 36 Закона о воинской обязанности).

Не являются субъектами воинских преступлений против порядка прохождения военной службы лица, которые в соответствии со ст. 23 указанного Закона подлежали освобождению от призыва на военную службу либо не подлежали призыву на военную службу, но были призваны на военную службу в нарушение требований действующего законодательства.

4. С субъективной стороны преступление совершается умышленно. Лицо осознает, что оно самовольно, без разрешения командира (начальника) оставляет расположение воинской части или места службы и таким образом уклоняется от несения обязанностей военной службы, и желает этого. Сознанием виновного охватывается и продолжительность незаконного пребывания вне части или места службы свыше двух суток (в ч. ч. 3 и 4 — соответственно свыше десяти суток или свыше одного месяца). При неявке в срок на службу виновный также сознает, что он находится вне расположения воинской части, без уважительных причин уклоняется от своевременной явки в часть, желает или сознательно допускает продолжения своего незаконного пребывания вне части свыше двух, десяти суток или свыше одного месяца.

Поскольку преступление представляет собой временное уклонение от несения обязанностей военной службы, субъективная сторона характеризуется намерением субъекта лишь временно находиться вне части или места службы и желанием вернуться в часть и продолжить прохождение военной службы. Отсутствие у виновного цели вовсе уклониться от несения обязанностей военной службы отличает рассматриваемое преступление от дезертирства.

5. Часть 2 комментируемой статьи устанавливает уголовную ответственность за самовольное оставление части или места службы (неявку в срок на службу) военнослужащих, отбывающих наказание в дисциплинарной воинской части (ст. ст. 44, 55 УК). Субъект преступления — лицо, отбывающее наказание в дисциплинарной воинской части. Объективная и субъективная сторона этого преступления аналогична рассмотренным выше.

6. Часть 3 комментируемой статьи предусматривает уголовную ответственность за самовольное оставление части или места службы, а также неявку в срок без уважительных причин на службу продолжительностью свыше десяти суток, но не более одного месяца, совершенные военнослужащими, проходящими военную службу по призыву или контракту.

Правовое положение лиц, проходящих военную службу по контракту, определяется Законом о воинской обязанности. Объективная и субъективная сторона преступления аналогична рассмотренным выше с той лишь разницей, что деяние предполагает более длительное отсутствие по сравнению с установленным сроком. Субъектом преступления, кроме лица, проходящего службу по призыву, является военнослужащий по контракту.

7. По ч. 4 комментируемой статьи квалифицируются указанные в ч. 3 деяния продолжительностью свыше одного месяца.

Примечание к комментируемой статье предусматривает возможность освобождения от уголовной ответственности военнослужащих, впервые совершивших самовольное оставление части или места службы или неявку в срок на службу вследствие стечения тяжелых обстоятельств.

Закон не раскрывает понятия «стечение тяжелых обстоятельств».

Тяжелыми обстоятельствами могут быть признаны такие жизненные ситуации, которые, хотя и не являются абсолютным препятствием для прохождения военной службы, но в значительной степени затрудняют ее несение, обусловливают необходимость незамедлительного нахождения лица по месту жительства родственников, знакомых и др. К ним, в частности, следует относить наличие оснований для предоставления военнослужащим отпусков по личным обстоятельствам, предусмотренных п. 10 ст. 11 Федерального закона «О статусе военнослужащих», тяжелое состояние здоровья или смерть близкого родственника военнослужащего или лица, на воспитании которого находился военнослужащий; пожар или другое стихийное бедствие, постигшее семью или близкого родственника военнослужащего, и др.

Тяжелыми обстоятельствами следует также считать возникновение некоторых оснований для увольнения, предусмотренных Законом о воинской обязанности (например, необходимость постоянного ухода за родственником (подп. «б» п. 1 ст. 24 и подп. «в» п. 3 ст. 51), ребенком (подп. «в» — «д» п. 1 ст. 24), оказание помощи одинокой матери, имеющей малолетних детей (подп. «е» п. 1 ст. 24).

Тяжелыми обстоятельствами служебного характера могут быть неуставные действия со стороны сослуживцев, бытовая неустроенность, материальные трудности, иные неблагоприятные жизненные ситуации, которые хотя и не лишают возможности, но существенно затрудняют пребывание военнослужащего на службе, нарушают его правовой статус, жизненные интересы, честь и достоинство. Вопрос о наличии таких обстоятельств должен решаться индивидуально, с учетом конкретных обстоятельств дела.

Примером правильной оценки всех обстоятельств является дело в отношении матроса Б.

Военный суд Фокинского гарнизона Б. признал виновным в уклонении от военной службы продолжительностью свыше одного месяца по ч. 4 ст. 337 УК. Рассмотрев дело в порядке надзора, военный суд Тихоокеанского флота приговор в отношении Б. отменил, а дело прекратил. Согласно материалам дела у Б. 31 июня 1995 г. умерла мать, в связи с чем ему и был предоставлен отпуск. После смерти матери на иждивении Б. остались его малолетние родные брат и сестра, а также престарелая бабушка. При этом Б. оставался единственным, кто мог ухаживать за ними, чем он фактически до своего задержания и занимался. С учетом изложенного Б. на основании подп. «б» п. 1 ст. 24 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе» подлежал увольнению в запас как единственное лицо, занятое уходом за членами семьи, нуждающимися в посторонней помощи и не находящимися на полном государственном содержании.

При таких обстоятельствах военный суд флота пришел к правильному выводу о том, что преступление Б. совершено вследствие стечения тяжелых обстоятельств, и обоснованно прекратил данное дело на основании примечания к комментируемой статье.

Когда лицо совершает несколько уклонений от военной службы, ответственность за которые предусмотрена одной и той же частью комментируемой статьи, содеянное квалифицируется как единое преступление, совершенное при отягчающих обстоятельствах.

Если уклонения от военной службы предусмотрены разными частями комментируемой статьи, то каждое преступление квалифицируется отдельно и наказание назначается за каждое из них.

Покушение на самовольное оставление части или неявку в срок на службу должно получить самостоятельную юридическую оценку.

Если самовольное оставление части или места службы совершены во время несения боевого дежурства, пограничной, караульной службы, службы по охране общественного порядка и обеспечению общественной безопасности, внутренней службы или патрулирования в гарнизоне, то при наличии признаков соответствующих составов преступлений такие действия помимо комментируемой статьи требуют дополнительной квалификации по ст. ст. 340 — 344 УК.

1. Объективная сторона преступления состоит в самовольном оставлении части или места службы, а равно неявке без уважительных причин на службу продолжительностью свыше двух суток, но не более 10 суток.

Оставлением воинской части признается оставление ее территории. Местом службы военнослужащего является воинская часть, куда он зачислен для прохождения службы, поэтому понятия воинской части и места службы, как правило, совпадают. Но в некоторых случаях место службы может не совпадать с расположением воинской части. Так, во время нахождения военнослужащего в служебной командировке местом его службы будет считаться место, указанное в командировочном предписании; во время выполнения задания или хозяйственных работ вне пределов воинской части — место выполнения этих заданий. Оставление военнослужащим без разрешения места службы в подобных случаях также образует состав рассматриваемого преступления.

Самовольным считается оставление военнослужащим воинской части или места службы без разрешения начальника.

2. Неявка в срок на службу при увольнении из части, назначении, переводе, из командировки, отпуска или лечебного учреждения предполагает, что военнослужащий, оставив часть или место службы на законном основании, находится вне части или места службы свыше установленного срока.

3. Необходимым условием ответственности при неявке в срок на службу является отсутствие уважительных причин. Закон не определяет, какие причины неявки в срок на службу следует признать уважительными. На практике уважительными причинами неприбытия в воинскую часть признаются стихийное бедствие, железнодорожная авария, тяжелая болезнь военнослужащего и т.п.

4. Преступление считается оконченным с момента отсутствия военнослужащего в части или по месту службы в течение указанного в законе срока.

5. Субъективная сторона преступления предполагает наличие прямого умысла.

6. Квалифицированный состав преступления предусматривает совершение того же деяния военнослужащим, отбывающим наказание в дисциплинарной воинской части.

7. Частью 3 ст. 337 УК предусмотрена уголовная ответственность за самовольное оставление части или места службы на срок свыше 10 суток до одного месяца, а ч. 4 ст. 337 УК — за самовольное оставление части или места службы, а равно неявку в срок без уважительных причин на службу продолжительностью свыше одного месяца. Ответственность за данные деяния несет военнослужащий не только по призыву, но и проходящий службу по контракту.

8. В примечании указан специальный вид освобождения от уголовной ответственности.

Под стечением тяжелых обстоятельств понимается применение к военнослужащему насилия, издевательств со стороны сослуживцев или отдельных командиров, грубое ущемление его прав и человеческого достоинства, тяжелая болезнь близких родственников или иные тяжелые ситуации в семье и т.п.

Комментарий к статье 337 УК РФ

1. Объективная сторона преступления состоит в самовольном оставлении части или места службы, а равно неявке без уважительных причин на службу продолжительностью свыше двух суток, но не более 10 суток.

Оставлением воинской части признается оставление ее территории. Местом службы военнослужащего является воинская часть, куда он зачислен для прохождения службы, поэтому понятия воинской части и места службы, как правило, совпадают. Но в некоторых случаях место службы может не совпадать с расположением воинской части. Так, во время нахождения военнослужащего в служебной командировке местом его службы будет считаться место, указанное в командировочном предписании; во время выполнения задания или хозяйственных работ вне пределов воинской части — место выполнения этих заданий. Оставление военнослужащим без разрешения места службы в подобных случаях также образует состав рассматриваемого преступления.

Самовольным считается оставление военнослужащим воинской части или места службы без разрешения начальника.

2. Неявка в срок на службу при увольнении из части, назначении, переводе, из командировки, отпуска или лечебного учреждения предполагает, что военнослужащий, оставив часть или место службы на законном основании, находится вне части или места службы свыше установленного срока.

3. Необходимым условием ответственности при неявке в срок на службу является отсутствие уважительных причин. Закон не определяет, какие причины неявки в срок на службу следует признать уважительными. На практике уважительными причинами неприбытия в воинскую часть признаются стихийное бедствие, железнодорожная авария, тяжелая болезнь военнослужащего и т.п.

4. Преступление считается оконченным с момента отсутствия военнослужащего в части или по месту службы в течение указанного в законе срока.

5. Субъективная сторона преступления предполагает наличие прямого умысла.

6. Квалифицированный состав преступления предусматривает совершение того же деяния военнослужащим, отбывающим наказание в дисциплинарной воинской части.

7. Частью 3 ст. 337 предусмотрена уголовная ответственность за самовольное оставление части или места службы на срок свыше 10 суток до одного месяца, а ч. 4 ст. 337 — за самовольное оставление части или места службы, а равно неявку в срок без уважительных причин на службу продолжительностью свыше одного месяца. Ответственность за данные деяния несет военнослужащий не только по призыву, но и проходящий службу по контракту.

8. В примечании указан специальный вид освобождения от уголовной ответственности.

Под стечением тяжелых обстоятельств понимается применение к военнослужащему насилия, издевательств со стороны сослуживцев или отдельных командиров, грубое ущемление его прав и человеческого достоинства, тяжелая болезнь близких родственников или иные тяжелые ситуации в семье и т.п.

Другой комментарий к статье 337 Уголовного Кодекса РФ

Для правильной квалификации необходимо использовать Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 3 апреля 2008 г. «О практике рассмотрения судами уголовных дел об уклонении от призыва на военную службу и от прохождения военной или альтернативной гражданской службы».

1. Самовольное оставление части или места службы состоит в самовольном, без разрешения командира (начальника), уходе с территории воинской части или места службы.

2. Территория воинской части — это место казарменного, лагерного или походного ее расположения. Под местом службы, если оно не совпадает с территорией воинской части, понимается место фактического выполнения обязанностей военной службы.

3. Неявка в срок на службу состоит в том, что военнослужащий, оставив воинскую часть или место службы на законном основании (увольнение, командировка, отпуск и т.п.), в установленный срок без уважительных причин не является в часть или к месту службы.

4. Уважительными причинами неявки могут быть признаны серьезная болезнь военнослужащего или его близких родственников, стихийное бедствие, препятствовавшее своевременной явке в часть, состояние крайней необходимости (см. комментарий к ст. 39) и т.п.

5. Началом самовольного оставления части или места службы является момент выхода за пределы воинской части или места службы, а при неявке в срок — истечение срока, когда военнослужащий обязан был прибыть в часть (к месту службы). Конечным моментом этого преступления является время фактической явки военнослужащего в часть или время его задержания.

6. Для лиц, проходящих военную службу по призыву, преступление считается оконченным, если виновный незаконно находился вне части или места службы свыше двух, но не более 10 суток (ч. 1 ст. 337 УК РФ).

Более строгая ответственность установлена в тех случаях, когда виновный (военнослужащий, проходящий военную службу по призыву или по контракту) незаконно находился вне части или места службы свыше 10 суток, но не более одного месяца (ч. 3 ст. 337); свыше одного месяца (ч. 4).

7. Самовольное оставление части или места службы, а равно неявка в срок, совершенные военнослужащим, отбывающим наказание в дисциплинарной воинской части, квалифицируются по ч. 2 ст. 337 (о понятии содержания в дисциплинарной воинской части см. комментарий к ст. 55 УК).

8. Данное деяние совершается с прямым умыслом.

9. Субъектами преступления могут быть лица, проходящие военную службу по призыву, контракту, а также военнообязанные во время прохождения ими военных сборов.

Посадят ли за самовольное оставление части контрактника если еще идет испытательный срок, до этого был не суди

Уклонение от исполнения обязанностей военной службы продолжительностью свыше 1 месяца подпадает под признаки преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 337 УК РФ.
Как уже сказано, наказание за данное преступление предусмотрено в виде лишения свободы на срок до 5 лет. Фактически же, судебная практика идет по пути гуманизации при назначении наказания за данные преступления, что говорит лишь о том, что получить наказание, связанное с реальным лишением свободы, за совершение вышеуказанного преступления со сроком уклонения 1,5 месяца, практически нереально.
Размер назначаемого наказания обуславливается обстоятельствами совершения преступления, наличием смягчающих и отягчающих обстоятельств, мотивов совершения преступления и т. д.
В случае назначения наказания за данное преступление при наличии имеющегося наказания за ранее совершенное преступление в виде лишения свободы условно с определенным испытательным сроком, суд вправе по своему усмотрению отменить условное осуждение или сохранить его (ст. 74 УК РФ) .
Примечание: Вам необходимо незамедлительно заявить о себе, как о лице, уклонившемся от прохождения военной службы, в органы власти либо военного управления (воинская часть, органы военной прокуратуры, органы полиции, военные следственные органы, военный комиссариат, администрация сельского поселения и т. п.) , поскольку только такие Ваши действия будут свидетельствовать об окончании совершения длящегося преступления, предусмотренного ст. 337 УК РФ.
Правовой ликбез для АКМС: разграничение при квалификации преступлений, предусмотренных ст. ст. 337 и 338 УК РФ, осуществляется по умыслу, который преследовал военнослужащий, совершая преступление.
Самовольное оставление части предполагает умысел на временное уклонение от исполнения обязанностей военной службы, а дезертирство — умысел вовсе уклониться от военной службы (т. е. навсегда) . Длительность уклонения от исполнения обязанностей военной службы лишь косвенно свидетельствует об умысле военнослужащего совершить дезертирство.

Самовольное оставление части или места службы военнослужащими, проходящими военную службу по контракту

Ответственность за самовольное оставление части или места службы военнослужащими, проходящими военную службу по контракту для военнослужащих, проходящих военную службу по контракту, предусмотрена ч. 3 ст. 337 УК РФ. Объективные признаки состава рассматриваемого преступления в отношении военнослужащих, проходящих военную службу по контракту, несколько отличаются от соответствующих признаков, установленных для военнослужащих, проходящих военную службу по призыву. Прежде всего, это обусловлено статусом, которым обладают военнослужащие, проходящие военную службу по контракту. Известно, что выход военнослужащего, проходящего военную службу по призыву, без разрешения за пределы территории воинской части является уголовно наказуемым деянием или дисциплинарным проступком. Военнослужащие, проходящие военную службу по контракту, должны находиться в расположении воинской части лишь в служебное время. При этом по делам службы они могут оставлять расположение воинской части без специального разрешения. Указанные военнослужащие проживают, как правило, в квартирах за пределами воинской части и свободным от службы временем распоряжаются по своему усмотрению. Регламент служебного времени устанавливает командир воинской части или соединения. Общие положения, определяющие сроки и продолжительность выполнения этими военнослужащими основных мероприятий, вытекающих из обязанностей военной службы для военнослужащих, проходящих военную службу по контракту, установлены частью 1 статьи 11 Федерального закона от 27 мая 1998 г. № 76 «О статусе военнослужащих» (далее – ФЗ «О статусе военнослужащих») и статьей 226 УВС ВС РФ. Так, общая продолжительность еженедельного служебного времени военнослужащих, проходящих военную службу по контракту, не должна превышать нормальную продолжительность еженедельного рабочего времени, установленную федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации. Такая продолжительность установлена статьей 91 Трудового кодекса, согласно которой нормальная продолжительность рабочего времени не может превышать 40 часов в неделю. Однако применительно к военной службе имеются исключения из общего правила. Такими исключениями признаются: боевое дежурство (боевая служба), учения, походы кораблей и другие мероприятия, перечень которых определяется министром обороны Российской Федерации (руководителем иного федерального органа исполнительной власти, в котором федеральным законом предусмотрена военная служба), проводятся при необходимости без ограничения общей продолжительности еженедельного служебного времени.


Таким образом, применительно к военнослужащим, проходящим военную службу по контракту, самовольным следует считать не всякий выход за пределы территории воинской части, учреждения или заведения без специального разрешения, а оставление этой территории в служебное время либо выезд за пределы гарнизона, на территории которого они проходят военную службу без разрешения командира части, с намерением в течение того или иного времени уклониться от прохождения военной службы.

Как преступное бездействие характеризуется неявка в срок без уважительных причин на службу продолжительностью свыше 10 суток, но не более одного месяца, а в соответствии с ч. 4 ст. 337 УК РФ – продолжительностью свыше месяца. Для военнослужащих, проходящих военную службу по контракту, случаями неявки в срок на службу признаются случаи неявки при назначении, переводе из командировки, отпуска или лечебного учреждения, а также случаи неприбытия указанных лиц на службу ко времени, установленному регламентом служебного времени или приказом (распоряжением) командира (начальника).

Дезертирство

Дезертирство это – самовольное оставление части или места службы в целях уклонения от прохождения военной службы, а равно неявка в тех же целях на службу. Ответственность за дезертирство установлена статьей 338 УК РФ. Дезертирство – наиболее опасное и тяжкое преступление против порядка прохождения военной службы, поскольку гражданин, вопреки конституционной обязанности, полностью уклоняется от исполнения военной службы, поэтому и ответственность за его совершение установлена соответствующая. Часть 1 статьи 338, как основной состав, предусматривает наказание в виде лишения свободы сроком до 7 лет, а часть вторая, описывающая признаки квалифицированного состава, предусматривает наказание в виде лишения свободы до 10 лет.

С объективной стороны преступление может быть совершено в форме действия – самовольного оставления части или места службы, или бездействия – неявки в срок на службу. Совершая дезертирство, военнослужащий умышленно и противоправно исключает себя из сферы военно-служебных отношений без намерения в будущем возвратиться когда-либо к исполнению обязанностей военной службы.

Состав преступления – дезертирство, как и самовольное оставление воинской части или места службы, – формальный, а значит, и оконченными они будут признаваться с момента самовольного оставления воинской части или места службы. Однако не стоит забывать, что рассматриваемые составы преступлений относятся к категории длящихся, под которыми понимаются «действие или бездействие, сопряженное с последующим длительным невыполнением обязанностей, возложенных на виновного законом, под угрозой уголовного преследования».

Таким образом, являясь оконченными преступлениями с момента оставления воинской части или места службы с целью уклониться от военной службы временно или вовсе, самовольное оставление части или места службы и дезертирство совершаются (длятся) в течение всего времени самовольного отсутствия военнослужащего в части. Известно, что длящиеся преступления характеризуются непрерывным в течение определенного периода времени совершением деяний на стадии оконченного преступления, которые сопряжены с длительным невыполнением обязанностей по военной службе.

Начальным моментом совершения, как первого, так и второго преступления считается время убытия военнослужащего из воинской части или с места службы без соответствующего разрешения и уважительных причин. Для военнослужащих по призыву такой уход будет считаться самовольным, в любое время нахождения его в воинской части либо в конкретном месте службы, а для военнослужащих по контракту – лишь во время, предусмотренное регламентом служебного времени для исполнения обязанностей по военной службе.

Началом неявки в срок без уважительных причин на службу и дезертирства, совершенного таким же способом, для военнослужащих обеих категорий считается истечение времени, указанного в соответствующем документе, — и неприбытие на службу в установленное распорядком дня время.

При этом следует иметь в виду, что поскольку, при совершении дезертирства военнослужащий преследует цель уклониться от исполнения обязанностей военной службы вовсе, то продолжительность незаконного отсутствия военнослужащего в воинской части или месте службы на квалификацию содеянного не влияет, однако учитывается при назначении виновному наказания.

По смыслу закона, моментом окончания продолжительности отсутствия в воинской части или месте службы, следует считать время, когда виновный сам по доброй воле прекратит преступное пребывание вне службы (явится с повинной в правоохранительные органы государственной власти, его задержат по подозрению в совершении другого преступления, предусмотренного особенной частью УК и т.п.), либо его преступное нахождение вне части или места службы будет пресечено военным командованием или органами власти. Дезертирство военнослужащего, проходящего военную службу по призыву, если оно не было прекращено вышеуказанными обстоятельствами, то окончанием преступления будет считаться достижение виновным 28-летнего возраста, так как с этого возраста по закону он подлежит освобождению от военной службы по призыву.

Вместе с этим, существует и другая точка зрения, сторонники которой уверены, что с момента принудительной или добровольной явки военнослужащего в любые как государственные, так и негосударственные органы, и заявления о себе, как о военнослужащем, самовольно оставившим воинскую часть, либо отпадения у него обязанности прохождения военной службы по призыву либо по контракту (например, изменение состояния здоровья, достижение предельного возраста пребывания на военной службе), закон связывает выполнение полностью объективной стороны данных составов преступлений. На наш взгляд, такой подход к окончанию состава характерен только для самовольного оставления части или места службы. Ведь, для того, чтобы самовольное оставление части или места службы стало уголовно-наказуемо, необходимо отсутствовать в части не менее трех суток, в ином случае, деяние военнослужащего не будет признано преступлением.

В практике военных судов по-прежнему возникает вопрос о порядке исчисления продолжительности уклонений. В связи с этим, считаем необходимым отметить следующее. Если в уголовном законе продолжительность самовольного отсутствия определяется сутками (от двух до десяти, свыше десяти), то длительность периода уклонения, с учетом того, что каждые сутки состоят из 24 часов, следует исчислять с момента (часа) самовольного оставления части (места службы) или неявки на службу.

Уведомление военнослужащим командования о месте своего нахождения также может быть признано моментом окончания преступления, но только в том случае, когда непосредственно после него военнослужащий прибывает в часть или выполняет иное распоряжение командования (является в военную комендатуру, военкомат, ожидает приезда представителя части и т.д.). Если же военнослужащий пренебрегает отданными ему распоряжениями, то уведомление командования о месте нахождения нельзя считать прекращением преступления.

Нередки случаи, когда незаконно пребывающий вне части (места службы) военнослужащий временно появляется в расположении части (в месте службы) без намерения приступить к исполнению обязанностей военной службы и фактически не приступает к их исполнению. В такой ситуации течение срока самовольного отсутствия не прерывается.

Квалифицирующими признаками состава дезертирства, установленными частью второй статьи 338 УК РФ являются совершение дезертирства группой лиц по предварительному сговору или организованной группой, а также с оружием, вверенным по службе.

Из Общей части УК РФ известно, что преступление считается совершенным группой лиц по предварительному сговору, в том случае, если в нем участвуют два и более лица, заранее договорившиеся о совместном совершении данного преступления, соответственно, дезертирством, совершенным группой лиц по предварительному сговору будет признано самовольное оставление части или места службы двумя и более лицами, которые заранее договорились об этом.

Согласно ч. 3 ст. 35 УК РФ, под организованной группой понимается устойчивая группа лиц, заранее объединившихся для совершения дезертирства. Думается, что основания для такой квалификации будут иметь место в том случае, если по делу установлено, что два или более военнослужащих заранее договорились о совместном совершении этого преступления, провели предварительную подготовку или иным образом объективно засвидетельствовали устойчивость возникших между ними связей, имеющих целью совершить дезертирство. Признаками такой устойчивости могут служить данные о том, что лица, заранее действуя во исполнение совместного плана, подготовили документы, гражданскую одежду, договорились о месте работы или о месте пребывания или иным образом создали условия для сокрытия своей принадлежности к Вооруженным Силам во время незаконного пребывания вне военной службы.

Новый УК РФ квалифицирующим обстоятельством дезертирства признал совершение преступления с оружием, вверенным военнослужащему по службе.

Под оружием, вверенным военнослужащему по службе, следует понимать боевое ручное стрелковое и холодное оружие, принятое на вооружение Министерства обороны Российской Федерации, войск и воинских формирований других министерств и ведомств, которым военнослужащий обладает правомерно, в силу возложенных на него обязанностей по военной службе. К такому оружию относятся пистолеты, карабины, автоматы и пулеметы, гранатометы, различные виды холодного оружия (штык – ножи и т.д.), иное оружие, принятое на вооружение в Вооруженных Силах РФ. Строительные пистолеты, имитационные устройства, взрывчатые вещества, боеприпасы и иные устройства, не подпадающие под понятие «оружие», не входят в круг предметов, дезертирство с которыми служит основанием для квалификации по ч. 2 ст. 338 УК. Если военнослужащий, совершая дезертирство, уносит оружие, принадлежащее воинской части, но не вверенное ему по службе, то его действия не могут быть квалифицированы по ч. 2 ст. 338 УК РФ. В зависимости от конкретных обстоятельств, такое деяние может быть самостоятельно квалифицированно как хищение и незаконное хранение оружия. В данном случае действия виновного подлежат квалификации по ч. 1 ст. 338 и ст. 226 УК. При этом следует иметь в виду, что на понятие хищения оружия распространяется единое понятие хищения чужого имущества, сформулированное законодателем в примечании 1 ст. 158 УК РФ.

В конкретных случаях дезертирство с оружием может не содержать признаков хищения этого оружия. Если, например, у военнослужащего умысел на совершение дезертирства возник, когда он с вверенным ему оружием нес службу по охране объекта, расположенного за пределами территории воинской части либо возвращался из командировки, и, реализуя свои намерения уклониться от военной службы, он не имел цели хищения оружия, но не бросил его, а решил сохранить. В таком случае совершенное дезертирство с оружием, вверенным по службе подпадает под признаки ч. 2 ст. 338 УК РФ, однако действия военнослужащего состава хищения не образуют.

«Рядовой Забазный в целях уклонения от прохождения военной службы с вверенным ему оружием – автоматом АКМ – самовольно оставил пост внутреннего караула, на котором исполнял обязанности часового, после чего до момента задержания с использованием оружия совершил ряд других преступлений. Эти его действия наряду с иными статьями обоснованно квалифицированы военным судом Ижевского гарнизона по ч. 2 ст. 338 и ч. 1 ст. 226 УК. Такая позиция нашла свое отражение и в определениях Военной коллегии по уголовным делам Кулова Ф.Д., Горбунова Е.А., Войкина А.В. и др.». Приведенный пример показателен также и с точки зрения правильной оценки хищения оружия лицом, входившим в состав караула.
Ранее в судебной практике встречались случаи квалификации подобных действий по п. «в» ч. 3 ст. 226 УК. Принципиальное решение по данному вопросу было принято Военной коллегий при рассмотрении уголовного дела в отношении Булая. «Булаю, назначенному в состав караула в качестве караульного для несения службы, были выданы автомат со штык – ножом и 60 боевых патронов. Находясь на посту, он решил дезертировать, после чего, похитив оружие и боеприпасы, покинул место службы. Через несколько часов он был задержан. Действия Булая органы следствия и суд квалифицировали как дезертирство с оружием, вверенным по службе; хищение огнестрельного оружия и боеприпасов с использованием своего служебного положения и незаконное его хранение и ношение.
Военная коллегия, рассмотрев дело по протесту ее председателя, переквалифицировала содеянное названным лицом с п. «в» ч. 3 на ч. 1 ст. 226 УК». В своем определении коллегия указала, что «по смыслу закона под хищением оружия и боеприпасов с использованием служебного положения следует понимать случаи, когда эти предметы вверены виновному как должностному лицу для охраны либо когда он имел доступ к хранилищу в силу служебного положения и был наделен полномочиями по обеспечению их оборота. Булай же таким должностным лицом не являлся, поскольку исполнял обязанности караульного, вооруженного автоматом с боеприпасами, которые и похитил».

Вам также может понравиться

Об авторе admin

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *