Группа лиц это сколько

Содержание

Убийство группой лиц по предварительному сговору

Под убийством, совершенным группой лиц, понимается убийство, совершенное не менее чем двумя преступниками (ч. 1. ст. 35 УК РФ).

При этом в ходе совершения преступления пособнику убийцы не обязательно наносить потерпевшему повреждения, которые повлекли смерть, а достаточно лишь предпринимать действия, которые, например, лишают потерпевшего возможности защищаться, в том время как другое лицо наносит ему смертельные повреждения (п. 10 Постановления Пленума Верховного Суда РФ «О судебной практике по делам об убийстве» от 27.01.1999 г. №1 (далее – Постановление №1).

Предварительный сговор между соисполнителями убийства может быть выражен в любой форме устно, письменно, по телефону и должен быть достигнут до совершения убийства.

Под организованной группой понимается группа из двух и более лиц, участники которой достигли предварительной договоренности о совершении нескольких убийств и имеют общий, то есть выраженный каждым членом такой группы, умысел на это.

В случае, когда исполнитель убийства был один, то действия пособников, подстрекателей не могут квалифицироваться по п. «ж» ч. 2 ст. 115 УК РФ

Для убийств, совершенных организованной группой, характерно наличие следующих признаков:

  • тщательное планирование — участники группы продумывают совокупность действий, которые они совершат в будущем, до, вовремя и после совершения преступления;
  • распределение ролей между участниками группы – кто наносит повреждения, кто скрывает следы преступления, кто предупреждает остальных участников группы об опасности;
  • орудие убийства подготавливается заранее.

В случае, если убийство совершено группой лиц, действия всех членов группы будут квалифицированы как соисполнительство.

Особенности преступления

Особенностью совершения убийства группой лиц является то, что такие преступления, как правило, совершаются спонтанно в общественных местах, когда между двумя малознакомыми или незнакомыми лицами возникает конфликт, к которому присоединяется кто-то из их друзей либо знакомых.

Для таких убийств характерны следующие особенности:

  • убийство совершили два и более лица;
  • лица действовали как соисполнители;
  • имелась предварительная договоренность между членами группы.

Также при совершении убийства группой лиц могут возникнуть четыре типовые ситуации;

  • убийство совершено группой лиц, которая целиком состоит из граждан, подлежащих уголовной ответственности;
  • в группу входят лица, не подлежащие уголовной ответственности;
  • убийство совершено группой лиц, в которую входят лица, как подлежащие, так и не подлежащие уголовной ответственности;
  • в группу входят лица, не подлежащие уголовной ответственности, но совершающие убийство под руководством или по подстрекательству лица, которое уголовной ответственности подлежит.

Если в первой и второй ситуациях квалификация преступления не вызывает трудностей, то третья ситуация вызывает трудности, так как возможны несколько вариантов, по которым будет квалифицироваться такое убийство:

  • ч. 1 ст. 105 УК РФ – так называемое простое или неквалифицированное убийство;
  • по п. «ж» ч. 2. ст. 105 УК РФ – убийство, совершенное группой лиц;
  • по ст. 33 УК РФ и «ж» ч. 2. ст. 105 УК РФ – соучастие в убийстве, совершенном группой лиц.

На этот счет имеются два различных мнения:

  • совершение убийства группой лиц возможно только в случае, если есть 2 соисполнителя;
  • некоторые юристы считают, что нельзя говорить о совершении убийства группой лиц, если одно из них в силу возраста или психического состояния не подлежит уголовной ответственности

В судебной практике к данной ситуации выработан следующий подход. Преступление признается совершенным группой лиц по предварительному сговору, если в нем принимали участие люди, заранее договорившиеся о его совершении вне зависимости от того, что некоторые из соучастников не подлежат уголовной ответственности в силу возраста или психического состояния (Обзор судебной практики Верховного суда РФ за 4 квартал 2000 года).

В последней судебной практике Верховного Суда РФ сформировано три признака для того, чтобы убийство считалось совершенным группой лиц:

  • до начала преступления соисполнители должны достичь договоренности;
  • виновные лица должны принимать непосредственное участие в процессе лишение жизни (наносить удары, подавлять сопротивление, пресекать попытки потерпевшего сохранить жизнь);
  • все виновные лица должны применять насилие к потерпевшему и уметь прямой умысел на совершение преступления.

Виды и классификация

В тексте УК РФ приведена следующая классификация убийств, совершенных группой лиц:

  • простое убийство, совершенное группой лиц:
  • убийство, совершенное группой лиц по предварительному сговору;
  • убийство, совершено организованной группой лиц (когда два или несколько человек создали группу с устойчивыми связями, которая имела умысел на совершение одного или нескольких убийств). В таком случае, как правило, не требуется доказывать сговор между участниками организованной группы, поскольку закон понимает, что в таком случае сговор и так имеет место.

Убийство группой лиц по предварительному сговору и без него

Следует различать убийства, совершенные группой лиц по предварительному сговору и без него. Основным отличием является наличие между преступниками договоренности о том, что они хотят лишить жизни человека. На квалификацию преступления не влияет, в какой форме был достигнут сговор. Главное для следствия и суда — доказать его наличие.

Если в процессе совершения убийства к нему присоединилось другое лицо, то о наличии сговора между ними говорить нельзя.

При приготовлении к преступлению сговор также может выражаться в том, что виновные лица совместно разрабатывают план совершения преступления, мероприятия по сокрытию следов. Виновные лица совместно наносят потерпевшему повреждения, направленные на лишение его жизни.

Сам сговор может быть достигнут как за длительное время до совершения преступления, так и непосредственно перед его совершением. Для квалификации преступления это не играет роли.

Если в процессе следствия или суда факты достижения между лицами сговора не доказаны, или это явно не следует из их действий, то такое преступление не может признаваться убийством по предварительному сговору.

Соучастие в убийстве

Под соучастием ст. 32 УК РФ понимает умышленное совместное участие лиц в совершении умышленного преступления. УК РФ выделяет следующие виды соучастников преступления:

  • исполнитель – лицо, которое непосредственно совершает преступление;
  • организатор – лицо, которое выдвинуло предложение совершить преступление либо руководило совершением преступления во время его совершения;
  • подстрекатель – лицо, которое убедило исполнителя, а также иных лиц в необходимости совершения преступления;
  • пособник – лицо, которое своими действиями помогало осуществиться преступлению, а именно давало информацию для совершения преступления, пообещало преступнику убежище и т.д;

Обратите внимание! Ответственность преступников определяется исходя из степени участия в совершении преступления.

Наибольшее наказание, как правило, несет исполнитель преступления.

Если исполнитель не совершил преступление по независящим от него причинам или отказался от совершения преступления, то остальные соучастники несут ответственность за покушение.

Для того, чтобы лицо признавалось соисполнителем, необходимо, чтобы оно выполнило так называемую объективную сторону преступления, то есть нанесло потерпевшему повреждение, которое лишило его жизни. В противном случае такое лицо будет соучастником.

Обратите внимание! Виновное лицо может быть признано или соучастником или соисполнителем убийства. Более никак его действия квалифицировать нельзя. Если лицо совершило действия, которые характерны и для участника, и для соисполнителя, то такое лицо должно быть признано соисполнителем.

Дополнительные обстоятельства

Достаточно часто лиц, которые действуют в составе группы и имеют умысел на убийство, ошибочно не признают соисполнителями. Это происходит потому, что в процессе следствия или суда не в полной мере выявляются последствия, которые причинены действиями такого лица.

Соисполнителями убийства могут быть признаны лица, действия которых характеризуются различной степенью интенсивности или использованием различных орудий преступления.

Предпосылками для подобных ошибок служит, как правило, игнорирование следователем или судьей умысла виновного лица.

В случае, когда происходит убийство двух или более лиц группой по предварительному сговору, основной трудностью для квалификации такого преступления является то, что не все виновные непосредственно принимают участие в совершении убийства.

Кроме того, достаточно часто при квалификации убийства, совершенного группой лиц по предварительному сговору, возникает такая ошибка, как эксцесс исполнителя (ст. 36 УК РФ). Эксцесс исполнителя – это совершение лицом преступления, которое не охватывает умысел других соучастников. В таком случае соучастники убийства уголовной ответственности не подлежат.

Основным признаком убийства, совершенного группой лиц, является не время выполнения объективной стороны преступления, то есть нанесения потерпевшему телесных повреждений, а время, когда виновные достигли согласия на убийство.

Когда убийство совершается группой лиц без предварительного сговора, то такое согласие у преступников появляется уже во время применения насилия к потерпевшему. Об отсутствии сговора может свидетельствовать спонтанный характер преступления, которое совершается в ходе ссоры или драки.

Достаточно часто суды при рассмотрении дела принимают согласованность действий преступников за предварительный сговор, не выяснив реального положения вещей.

Наказание и ответственность

За убийство, совершенное группой лиц, УК РФ предусматривает следующие виды наказаний:

  • лишение свободы на срок от восьми до двадцати лет;
  • ограничением свободы на срок от года до двух лет;
  • пожизненное лишение свободы;
  • смертная казнь (в настоящее время в РФ не применяется);

Ответственность за убийство наступает с 14 лет, и лицо, которое его совершило, должно быть психически здоровым. В противном случае оно не может быть привлечено к уголовной ответственности.

Кроме того, в ч. 3 ст. 20 УК РФ закреплена необходимость определить так называемый психологический возраст лица, совершившего преступление.

Так, если из-за задержек в психическом развитии, которые не связаны с психическим заболеванием лицо, которому исполнилось 14 лет, совершает убийство и не может осознавать общественно опасный характер этого преступления, уголовной ответственности оно не подлежит. Такое явление в юридической литературе получило название «возрастная невменяемость».

Обратите внимание! В настоящее время в Государственной Думе РФ рассматривается законопроект, который направлен на снижение возраста уголовной ответственности за тяжкие и особо тяжкие преступления, к которым относится убийство.

Убийства по своей сложности доказывания и квалификации относятся к особой категории дел. Если вас обвиняют в совершении убийства, мы настоятельно рекомендуем обратиться к юристам нашего сайта, которые имеют широкие профессиональные компетенции в такой категории дел и в полной мере защитят ваши права.

Уголовным законодательством в качестве обстоятельства, отягчающего наказание, выделяется совершение противоправного деяния группой лиц, участники которой имеют между собой преступный сговор. Убийство, совершенное группой лиц по предварительному сговору предусматривает более строгое наказание, нежели простой состав деяния.

Понятие и состав убийства

Законодательством Российской Федерации убийство понимается как причинение смерти другому человеку. Состав рассматриваемого преступления состоит из объекта, субъекта, объективной и субъективной сторон.

Объект и объективная сторона убийства

В качестве непосредственного объекта убийства выступает человеческая жизнь. По этой причине необходимо правильно устанавливать момент начала жизни и ее окончания.

Жизнь начинается в тот момент, когда плод в полной мере изгнан из организма беременной, при этом не перерезанная пуповина не влияет на данный факт. У плода должно быть самостоятельное дыхание, сердцебиение, движения мускулатурой. Смерть констатируют после полной гибели головного мозга.

Объективная сторона выражается в форме действия или бездействия, они должны быть направлены на лишение жизни человека. В результате деяния наступают общественно опасные последствия, которые выражаются в наступлении смерти. Между совершенными действиями и наступившими последствиями имеется причинная связь.

Состав преступления относится к материальным, то есть окончено в момент причинения смерти. Время наступления смерти не имеет значения: может сразу после совершения противоправного деяния либо через какой-то промежуток времени.

Внимание! Если виновный совершил все действия, направленные на причинение смерти, однако преступление не доведено до конца по независящим от него причинам – квалификация будет как покушение.

Субъект и субъективная сторона убийства

Субъективная сторона преступления выражена в форме умысла, который может быть косвенным или прямым. Стоит отметить, что покушение может совершаться только с прямым умыслом. Цель и мотив относятся к факультативным признакам и отражаются на квалификации содеянного.

Субъектом убийства является лицо, которое на момент совершения противоправного деяния, достигло четырнадцатилетия.

Убийство, совершенное группой лиц по предварительному сговору. Отличие и особенности данного вида убийства

Статьей 105 Уголовного кодекса предусматривается ответственность за причинение смерти другому человеку. В случае совершения деяния группой лиц, квалификация будет по пункту «ж» указанной нормы.

Пунктом «ж» предусматривается ответственность как за совершение преступного деяния группой лиц по предварительному сговору, либо организованной группой.

Скачать для просмотра и печати:

Статья 105 Уголовного кодекса РФ «Убийство»

Убийство, совершенное группой лиц по предварительному сговору как квалифицирующий признак

Высокая общественная опасность убийства, совершенного группой лиц состоит в том, что пострадавший будет поставлен в невыгодной положение, соотношение сил не равно. При совершении противоправного деяния группой, у виновных больше шансов скрыть следы преступления.

На практике под предварительным сговором понимается достижение договоренности между соучастниками, которая была достигнута в любой момент до начала выполнения объективной стороны. Сговор может состояться и на стадии приготовления к преступлению.

Согласно Пленуму Верховного суда (Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27 января 1999 г. N 1 «О судебной практике по делам об убийстве (ст.105 УК РФ))» убийство признается как совершенное группой лиц по предварительному сговору, когда два или более лица действовали с умыслом на лишение жизни другого человека. Лица должны принимать непосредственное участие в совершении убийства, применяя насилие к жертве. Указывается на то, что необязательно все члены группы должны причинять повреждения, к примеру, один может держать потерпевшего, а второй причинять смерть.

Важно! Стоит отметить, что само наличие сговора не может свидетельствовать о квалификации содеянного по пункту «ж» части 2 статьи 105 УК РФ, роли участников группы не разграничиваются, так как каждым из них выполняется часть объективной стороны.

Отличие и особенности убийства совершенного группой лиц по предварительному сговору от других видов убийства

Убийство, которое было совершено группой лиц по предварительному сговору имеет отличия от причинения смерти организованной группой. Организованная группа обладает такими признаками, как:

  • устойчивость;
  • участники заранее объединились;
  • целью является совершение одного или нескольких преступлений.

Членами организованной группы производится тщательное планирование убийства, происходит подбор орудий, между участниками распределяются роли. Лица, принимающие участие в организованной группе, признаются соисполнителями, при этом не делается ссылка на отдельную статью Уголовного кодекса.

В случае, когда убийство совершается группой по предварительному сговору, при этом, наряду с соисполнителями имеются организатор, пособники, подстрекатели, их действия расцениваются как соучастие, делается ссылка на статью 34 УК РФ.

Скачать для просмотра и печати:

Статья 34. Ответственность соучастников преступления УК РФ

Отличия рассматриваемого состава от убийства группой лиц заключаются в том, что между соисполнителями нет предварительной договоренности, то есть они выполняют объективную сторону деяния каждый по своей инициативе. Группа будет в наличии и в таком случае, когда один человек начал выполнять объективную сторону, причиняя повреждения жертве, а второй присоединился к нему в процессе. Участники простой группы могут действовать как с прямым, так и с косвенным умыслом, в то время как члены группы по предварительному сговору действуют с умыслом, имеющим прямую направленность.

Ответственность за убийство, совершенное группой лиц по предварительному сговору

Ответственность за совершение убийства группой лиц по предварительному сговору предусматривается пунктом «ж» части 2 статьи 105 УК РФ.

Общая характеристика

Рассматриваемый состав противоправного деяния, как уже было отмечено, представляет повышенную общественную опасность, по этой причине наказание за его совершение повышено, по сравнению с простым убийством.

Ответственность и наказание за убийство, совершенное группой лиц по предварительному сговору

Законодатель устанавливает ответственность в пункте «ж» части 2 статьи 105 УК РФ за совершение убийства группой лиц, группой по предварительному сговору, организованной группой.

Участникам перечисленных групп назначается наказание в виде лишения свободы. Срок предусматривается от восьми до двадцати лет, при этом виновным может быть ограничен свободы на срок от одного года до двух лет. Также к злоумышленникам применяется смертная казнь либо пожизненное лишение свободы.

Важно! Стоит отметить, что на сегодняшний день в России введен мораторий относительно наказания в виде смертной казни.

В случае совершения группой лиц по предварительному сговору нескольких убийств, квалификация производится по совокупности деяний, предусмотренных пунктами «а» и «ж» части 2 статьи 105 Уголовного кодекса Российской Федерации. Данное правило применимо относительно и других разновидностей убийств, совершенных группой.

Видео: Совершение преступления группой лиц, группой лиц по предварительному сговору

Роль постановлений Пленума Верховного суда (ППВС) в теории уголовного права и правоприменительной практике

Россия не относится к числу стран с прецедентной системой права, то есть судебные акты здесь не могут служить источниками права. Однако большинство нормативных актов, в том числе и УК РФ, оставляют неразрешенными ряд вопросов, которые могут длительное время вызывать споры специалистов и создавать затруднения в правоприменительной практике.

В теме соучастия можно выделить несколько таких вопросов, например:

  • Должны ли квалифицироваться как соучастие в преступлении действия лица, направленные на вовлечение в преступную деятельность несовершеннолетнего, не достигшего возраста уголовной ответственности?
  • Возможно ли соучастие в преступлениях с двойной формой вины?
  • Возможно ли соучастие в преступлениях, совершаемых спецсубъектом?

Этот перечень далек от исчерпывающего. С целью получения ответов на эти и другие вопросы, а также для установления единообразия в практике судов РФ издаются постановления Пленума Верховного суда РФ (далее — ППВС).

Таким образом, ППВС не являются отдельным источником права, они только разъясняют для применения на практике уже действующие нормы, дополнительно давая ответы на вопросы, которых не коснулся законодатель.

Тем не менее значение ППВС не ограничивается сугубо правоприменительной практикой. Второй важный аспект — роль ППВС для ученых-юристов. Так как в разработке таких актов принимают участие признанные специалисты в отрасли уголовного права, их мнение можно считать достаточно авторитетным для дальнейшего использования в науке, подготовки студентов и повышения квалификации действующих специалистов.

Постановление Пленума Верховного суда о соучастии в преступлении

На сегодняшний день только ППВС № 12, принятое 10.06.2010, в полной мере посвящено вопросам соучастия. Нужно сразу отметить, что по большей части оно призвано разъяснить вопросы, возникающие при квалификации, расследовании и разрешении преступлений, предусмотренных ст. 210 УК РФ: организация преступного сообщества (организации) и (или) участие в нем (ней).

Рассматриваемое постановление дает основополагающее разъяснение о тождестве понятий «преступное сообщество» и «преступная организация». Немало споров вызывали расплывчатые формулировки статей УК, касающиеся таких понятий, как:

  • устойчивость преступного сообщества;
  • наличие в нем внутренней структуры;
  • собственно организация сообщества и т. д.

УК РФ определения этим категориям не дает, что до выхода ППВС № 12 вызывало затруднения на практике. Благодаря весьма подробным разъяснениям, данным Верховным судом, стало ясно, в частности, что под внутренней структурой сообщества нужно понимать объединенную единым руководством систему подразделений или организованных групп, состоящих из 2 и более членов.

Иные постановления ВС, касающиеся соучастия

Поскольку преступная организация (сообщество) — это только одна из множества форм соучастия, ППВС № 12 не смогло разрешить все вопросы, возникающие при квалификации и разрешении групповых преступлений. На помощь приходят иные акты ВС.

ППВС, разъясняющее понятие сговора

Для оценки преступления как совершенного группой лиц по предварительному сговору одно из ключевых значений имеет определение самого понятия сговора. Его можно найти в п. 10 ППВС от 27.01.1999 № 1.

Постановление посвящено вопросам судебной практики по ст. 105 УК РФ, но данное в нем определение сговора как договоренности о преступлении, достигнутой в любой форме до его совершения, можно применять при квалификации любых деяний, предусмотренных Особенной частью УК.

ППВС о соучастии в преступлениях со спецсубъектом

Ответ на вопрос о том, возможно ли соучастие в преступлениях со специальным субъектом, дан в ППВС от 09.07.2013 № 24. Эти разъяснения хотя и касаются вопросов о коррупционной преступности, могут применяться и в иных случаях. В п. 15 рассматриваемого постановления дан положительный ответ на вопрос о возможности данного соучастия, однако такие соучастники, не являющиеся спецсубъектами, не могут выступать в роли исполнителя.

Иными словами, соучастники преступлений со спецсубъектом могут быть исключительно организаторами, пособниками или подстрекателями.

ППВС о соучастии с лицами, не достигшими возраста уголовной ответственности

На данный момент утратило силу ППВС от 14.02.2000 № 7, однако высказанные в нем разъяснения частично представляются актуальными. Так, в п. 9 рассматриваемого акта указано, что использование в преступных целях лица, не способного в силу возраста быть субъектом преступления, не порождает соучастия.

Эта мысль была продолжена и нашла свое отражение в ППВС от 01.02.2011 № 1, уточняющем, что в случае вовлечения несовершеннолетнего, не подлежащего уголовной ответственности, в преступную деятельность, совершеннолетний вовлекатель не только подлежит ответственности по ст. 150 УК РФ, но и выступает в качестве исполнителя по совершенному таким несовершеннолетним деянию.

Этот список нельзя назвать исчерпывающим, но можно сделать вывод, что ответы, даваемые на вопросы о соучастии в различных преступлениях, можно по аналогии применять к другим составам, если это не противоречит нормам действующего законодательства.

Практика судов первой инстанции по соучастию

К сожалению, не все вопросы, связанные с соучастием, получили освещение в практике Верховного суда РФ. Некоторые из них находят разрешение только в трудах ученых-юристов и подкрепляются практикой судов первой или второй инстанции.

Примером может служить вопрос о возможности соучастия в преступлениях с двойной формой вины. Мнения специалистов разделились.

Одни утверждают, что само определение соучастия как сугубо умышленной деятельности делает невозможным его квалификацию в составах, предусматривающих ответственность за неосторожно наступившие последствия умышленных преступлений.

И только практика судов общей юрисдикции дает ясный ответ на этот вопрос. В соответствии с ней соучастие может квалифицироваться и в составах преступлений с двойной формой вины. Примером такого решения может стать приговор Шурышкарского районного суда Ямало-Ненецкого автономного округа по делу № 1-3/2013, вынесенный 14.03.2013. Следствием было установлено, что 2 обвиняемых, братья Л., на почве личной неприязни нанесли удары потерпевшему. Суд решил, что обвиняемые совершили преступление в соисполнительстве, и признал их виновными в причинении тяжкого вреда здоровью группой лиц, повлекшего по неосторожности смерть потерпевшего.

В заключение скажем, что хотя Россия и не относится к числу государств с прецедентной системой права, сложившаяся судебная практика по соучастию в преступлении дает ответы на вопросы, вызывавшие споры между специалистами и не нашедшие пока ответа в нормативных актах.

Справка по итогам обобщения судебной практики Калининградского областного суда по делам о соучастии в преступлении

Справка по итогам обобщения судебной практики
Калининградского областного суда
по делам о соучастии в преступлении

Калининградским областным судом проведено обобщение судебной практики по делам о соучастии в преступлении (ст.ст. 32-36 УК РФ), в ходе которого изучено более 200 уголовных дел.

Вопросы данной темы как теоретические, так и практические были широко освещены на семинарских занятиях с федеральными судьями 25 и 26 марта 2010 г.

В соответствии со ст. 32 УК РФ соучастием в преступлении признается умышленное совместное участие двух или более лиц в совершении умышленного преступления.

Данное понятие включает в себя три основных признака, отсутствие хотя бы одного из которых исключает соучастие в преступлении:

наличие двух или более лиц, которые являются субъектами преступления, то есть вменяемые лица, достигшие возраста, с которого наступает уголовная ответственность за данное деяние;

совместное участие не менее двух лиц, то есть когда деятельность одного лица дополняет деятельность другого в целях достижения единого, общего для них результата. При этом между действиями каждого из соучастников и наступившими последствиями должна быть причинная связь, а субъективный момент совместности характеризуется сознанием каждого соучастника о деятельности других лиц и стремлением к достижению преступного последствия в результате общих усилий;

совместное участие в совершении умышленных преступлений исключает возможность соучастия в неосторожных преступлениях. Мотивы и цели соучастников преступления могут и не совпадать.

Пример: подстрекатель, уговаривая исполнителя совершить кражу мотоцикла своего знакомого, преследует цель мести потерпевшему из-за ранее состоявшегося с ним конфликта. Исполнитель кражи преследует цель обогащения. Оба соучастника заинтересованы в конечном результате преступления: хищение имущества потерпевшего.

В ст. 33 УК РФ содержится классификация видов соучастников преступления, которая учитывает характер выполняемых ими действий и объективной роли в совершении преступления: исполнитель, организатор, подстрекатель и пособник.

Степень фактического участия каждого соучастника в совершении преступления подлежит учету при назначении наказания, что предусмотрено требованиями ч. 1 ст. 67 УК РФ.

Исполнитель — это лицо, непосредственно совершившее преступление либо непосредственно участвовавшее в его совершении совместно с другими лицами (соисполнителями), а также лицо, совершившее преступление посредством использования других лиц, не подлежащих уголовной ответственности в силу возраста, невменяемости или других обстоятельств, предусмотренных УК РФ.

Организатор — это лицо, организовавшее совершение преступления или руководившее его исполнением, а равно лицо, создавшее организованную преступную группу или преступное сообщество (преступную организацию) либо руководившее ими.

Подстрекатель — это лицо, склонившее другое лицо к совершению преступления путем уговора, подкупа, угрозы или другим способом.

Пособник — это лицо, содействовавшее совершению преступления советами, указаниями, предоставлением информации, средств или орудий совершения преступлений либо устранением препятствий, а также лицо, заранее обещавшее скрыть преступника, средства или орудия совершения преступления, следы преступления либо предметы, добытые преступным путем, а равно лицо, заранее обещавшее приобрести или сбыть такие предметы.

Несмотря на четкое указание закона, а также на разъяснения, содержащиеся в п. 9 постановления Пленума Верховного суда РФ N 7 от 14.02.2000 г. (в редакции от 06.02.2007 г.) «О судебной практике по делам о преступлениях несовершеннолетних» об уголовной ответственности лиц, совершивших преступление путем использования другого лица, не являющегося субъектом преступления, допускались случаи квалификации действий таких лиц не как исполнителя совершения преступления, а как подстрекателя или пособника.

Так, приговором Балтийского городского суда осужден по ч. 4 ст. 33, п. «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ некто Н., который путем побоев и применения психологического насилия заставил 12-летнего ребенка, не являющегося субъектом преступления в силу возраста, похитить дорогостоящий велосипед, которым он впоследствии распорядился по своему усмотрению. В отношении малолетнего лица имелось постановление о прекращении уголовного преследования в связи с недостижением им возраста, с которого наступает уголовная ответственность.

Суд не принял во внимание вышеуказанное требование закона и постановил приговор в особом порядке принятия судебного решения, осудив виновное лицо за подстрекательство к совершению кражи.

При этом суд не учел и то обстоятельство, что в силу требований закона квалификация действий виновного лица по ч.ч. 3, 4 или 5 ст. 33 УК РФ возможна лишь при наличии исполнителя преступления, то есть при выполнении объективной стороны преступления субъектом преступления.

В другом случае осуждение только пособника в совершении хищения с квалификацией его действий по ч. 5 ст. 33, ч. 2 ст. 159 УК РФ являлось совершенно правильным, поскольку в связи с прекращением уголовного преследования в отношении исполнителя в связи с его смертью.

Аналогичным образом Балтийским городским судом в соответствии с обвинительным заключением были квалифицированы действия лица как пособника в совершении ряда краж из детского сада при тех обстоятельствах, что в обвинительном заключении было указано на заранее оговоренное распределение ролей между соучастниками, согласно которым виновное лицо должно было находиться за оградой детского сада и принимать от других исполнителей имущество, вынесенное из помещения детского сада.

Квалификацию действий этого лица как пособника в совершении преступления нельзя признать правильной, о чем прямо указано в п. 10 постановления Пленума Верховного Суда РФ N 29 от 27.12.2002 г. (в редакции от 06.02.2007 г.) «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое».

Представляется, что суд в порядке подготовки данного уголовного дела к слушанию должен был решить вопрос о необходимости устранения недостатков, допущенных органами предварительного следствия при составлении обвинительного заключения, так как в нем содержались противоречия между описанием преступного деяния, совершенного при соисполнительстве, и квалификацией действий подсудимого как пособника.

Следует отметить, что при изучении дел, рассмотренных Балтийским городским судом, выявились неоднократные аналогичные факты, когда органами предварительного расследования Балтийского ГОВД в постановлениях о привлечении в качестве обвиняемого и обвинительных заключениях описывались действия, как совершенные группой лиц по предварительному сговору, а квалифицированы такие действия были со ссылкой на ст. 33 УК РФ. Такие противоречия между описанием преступных действий и неправильной их квалификацией судом оставлялось без внимания.

Напротив, Багратионовским РОВД были правильно квалифицированы по ч. 5 ст. 33, ч. 2 ст. 162 УК РФ действия лица, который предоставил информацию исполнителям преступления о том, где находится сейф с денежными средствами по месту его работы и системе охраны предприятия, а также передал ключи от помещения, в котором находились ценности.

Действия исполнителя и соисполнителя квалифицируются без ссылки на ст. 33 УК РФ. Для данного вида соучастия характерно то, что каждый из участников преступления выполняет объективную сторону преступления или ее часть в случае распределения между ними ролей. При соисполнительстве каждый участник осведомлен о действиях других участников и знает, что преступление совершается им совместно с другими соисполнителями. В ином случае каждое лицо отвечает только за свои конкретные действия.

Субъективная сторона преступления, совершенного исполнителем и соисполнителями, характеризуется прямым или косвенным умыслом.

Организатор преступления всегда действует только с прямым умыслом и несет ответственность за все действия, совершенные организованной группой или преступным сообществом, если эти преступления охватывались его умыслом.

В некоторых случаях, учитывая опасность организаторской преступной деятельности, в УК РФ предусмотрена повышенная ответственность в рамках статьи Особенной части, например: ст. 208 — организация незаконного вооруженного формирования, ст. 232 — организация притонов для потребления наркотических средств и т. п. В таких случаях ссылка на ст. 33 УК РФ не требуется.

Если организатор организовал преступление или руководил его совершением, а сам не принимал участия в выполнении объективной стороны, то его действия подлежат квалификации по ч. 3 ст. 33 и соответствующей статье Особенной части УК РФ.

Подстрекатель всегда действует активно и только с прямым умыслом, который может быть неопределенным по отношению к последствиям преступления. Подстрекательство в форме бездействия или молчаливого одобрения невозможно. Подстрекательство имеет место только в отношении конкретного лица на совершение конкретного преступления. Общие призывы к совершению преступления, не адресованные к конкретному лицу, могут быть квалифицированы как преступные лишь в случаях, если они содержат признаки самостоятельного преступления, например: ст. 205.2 — публичные призывы к осуществлению террористической деятельности, ст. 280 — публичные призывы к осуществлению экстремистской деятельности.

Деятельность пособника менее опасна, чем деятельность организатора и подстрекателя преступления, в силу его меньшей активности.

С учетом законодательного определения пособничества оно делится на физическое (материальное) и интеллектуальное (психическое). К первому виду относятся конкретные действия, способствующие исполнителю в выполнении объективной стороны преступления, а ко второму — психическое воздействие на волю и сознание исполнителя.

В отличие от подстрекателя пособник не возбуждает у исполнителя решимость совершить преступление, а лишь поддерживает у него такое решение своими советами и действиями.

Пособничество характеризуется с субъективной стороны прямым или косвенным умыслом. Мотивы и цели пособника, как и у подстрекателя, могут отличаться от мотивов и целей исполнителя и организатора.

В ст. 34 УК РФ предусмотрены основания и характер ответственности соучастников преступления, которая определяется степенью фактического участия каждого из них в совершении преступления.

В то же время ответственность всех соучастников преступления зависит от действий, совершенных исполнителем.

Если исполнитель прерывает свою преступную деятельность на стадии приготовления или покушения, то остальные соучастники подлежат уголовной ответственности за соучастие в приготовлении или покушении на преступление.

Ответственность каждого из соучастников должна быть индивидуализирована с учетом роли каждого из них и обстоятельств, отягчающих и смягчающих наказание.

Организатор, как правило, является наиболее опасным и несет повышенную ответственность.

Однако Советский городской суд, рассмотрев уголовное дело в отношении организатора, двух пособников — сотрудников таможенного поста, и исполнителя преступления, назначил организатору наказание менее строгое, чем исполнителю и пособникам, что нельзя признать правильным.

В ст. 35 УК РФ дается определение и характеристика преступлений, совершенных в группе лиц, являющихся соисполнителями, а ст. 36 УК РФ определяет понятие эксцесса исполнителя.

Указанным вопросам также было уделено значительное внимание при проведении семинарских занятий с судьями.

Изучение судебной практики показало, что, как правило, суды правильно определяют характер соучастия в преступлении с учетом требований ст.ст. 33, 35 и 36 УК РФ.

Имеющие место отдельные ошибки вызваны как неправильной квалификацией действий соучастников преступления органами предварительного расследования, так и в некоторых случаях позицией государственных обвинителей в судебном заседании, которая обязательна для суда в силу ч. 7 ст. 246 УПК РФ.

Следует отразить то обстоятельство, что в постановлениях Пленума Верховного Суда РФ даются более подробные и конкретные разъяснения по вопросам квалификации действий, совершенных как в соучастии применительно к ст. 333 УК РФ, так и совершенных группой лиц, группой лиц по предварительному сговору, организованной группой или преступной организацией (ст. 35 УК РФ).

Помимо указанных выше постановлений рекомендуется обратить внимание на постановления Пленума Верховного Суда РФ «О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате», «О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)», «О судебной практике по делам о злоупотреблении должностными полномочиями и о превышении должностных полномочий», «О судебной практике по делам о преступлениях, предусмотренных статьями 131 и 132 Уголовного кодекса Российской Федерации», «О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с нарушением правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств, а также с их неправомерным завладением без цели хищения», «О судебной практике по делам о контрабанде», «О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, психотропными, сильнодействующими и ядовитыми веществами».

Представляется, что для правильной юридической оценки действий лиц, привлеченных к уголовной ответственности за преступления, совершенные в соучастии, необходимо строгое соблюдение требований закона и знание разъяснений Пленума Верховного Суда РФ не только судьями, рассматривающими такие дела, но также сотрудниками следственных органов и прокуратуры.

Обвинение, сформированное следственными органами на стадии предварительного следствия и государственным обвинителем в ходе судебного разбирательства, судом может быть изменено лишь в сторону улучшения положения обвиняемого. Именно поэтому имеющиеся факты неправильной квалификации действий соучастников преступления как пособников, а не как соисполнителей в большинстве случаев связаны именно с такой позицией следствия и обвинения, обязательной для суда, который не вправе ухудшить положение обвиняемого.

Совершение преступления группой лиц

Согласно ч. 1 ст. 35 УК РФ преступление признается совершенным группой лиц, если в его совершении совместно участвовали два или более исполнителя без предварительного сговора. Данное положение в юридической литературе вызвало ряд дискутируемых вопросов.

1. Обоснован ли подход законодателя к ограничению участников группы лиц в качестве исполнителей?

В теории уголовного права совершение преступления группой лиц традиционно называется соисполнительством. Так, по мнению В. И. Ткаченко и А. М. Царегородцева, суть совершения преступления группой лиц заключается в том, что каждый из участников лично и непосредственно участвовал в преступлении в качестве исполнителя, т. е. выполнял объективную сторону состава преступления, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части Уголовного кодекса .

А. П. Козлов считает оспоримым утверждение, что данная группа состоит только из исполнителей, и задается интересным вопросом: возможно ли распределение ролей в группе лиц без предварительного сговора? Утвердительно отвечая на данный вопрос, автор приводит в качестве аргумента пример такого убийства, когда виновный, увидев, что его приятель не справляется с потерпевшим, подошел и помог ему, удерживая за руки потерпевшего. В данной ситуации уже нет частичного исполнения объективной стороны примкнувшим участником, он лишь оказывает помощь исполнителю, является пособником. По мнению ученого, из этого следует вывод, что анализируемая группа возможна также в виде соучастия с распределением ролей . В связи с этим А. Трухин полагает, что определение группы лиц, данное в ст. 35 УК РФ, крайне неудачно. Вместо того, чтобы четко определить совершение преступления группой лиц как непосредственное совместное участие в его совершении двух и более лиц (без указания только на исполнителей в ч. 1 ст. 35 УК РФ), законодатель приравнял непосредственных пособников и руководителей к исполнителям преступления . Мы предполагаем, что подобное внесение изменений в ст. 35 УК РФ не представляется целесообразным, поскольку законодатель определяет в качестве исполнителя в ч. 2 ст. 33 УК РФ также лицо, непосредственно участвовавшее в совершении преступления совместно с другими лицами (соисполнителями). Следовательно, определение, предложенное А. Трухиным, а также поддерживаемое некоторыми учеными, по сути не имеет никакого отличия от нынешнего определения группы лиц в уголовном законе, а, значит, оно не может являться решением вышеуказанной проблемы.

Исходя из изложенного, считаем, что такой подход законодателя является вполне обоснованным.

2. Кого следует считать соисполнителями: либо только лиц, непосредственно участвовавших в выполнении объективной стороны преступления, либо в том числе и «непосредственных» пособников и т. п.?

А. В. Шеслер считает, что соисполнительство — это такая форма соучастия в преступлении, при которой действия каждого из соучастников полностью или частично охватываются основным признаком объективной стороны конкретного состава преступления, т. е. деянием .

Верховный Суд РФ же расширительно толкует данное понятие, что не представляется правильным. Например, в п. 10 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27.01.1999 № 1 «О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)» убийство признается совершенным группой лиц, когда два или более лица, действуя совместно с умыслом, направленным на совершение убийства, непосредственно участвовали в процессе лишения жизни потерпевшего, применяя к нему насилие, причем необязательно, чтобы повреждения, повлекшие смерть, были причинены каждым из них (например, один подавлял сопротивление потерпевшего, лишал его возможности защищаться, а другой причинил ему смертельные повреждения). Видится, что Верховный Суд РФ в данном случае также расширяет формальные рамки деяния, предусмотренного ст. 105 УК РФ, включая в него в том числе применение иного насилия, непосредственно не причинившего смерти.

Необходимо заметить, что, несмотря на отсутствие прямого указания в ч. 2 ст. 35 УК РФ на необходимое участие двух или более исполнителей в группе лиц по предварительному сговору, Верховный Суд РФ относит такую группу к соисполнительству, однако, порой не вполне обоснованно. Так, спорным представляется положение п. 10 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 22.12.2002 № 29 «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое», на основании которого уголовная ответственность за данные преступления, совершенные группой лиц по предварительному сговору, наступает и в тех случаях, когда, согласно предварительной договоренности между соучастниками, непосредственное изъятие имущества осуществляет один из них. Если другие участники в соответствии с распределением ролей совершили согласованные действия, направленные на оказание непосредственного содействия исполнителю в совершении преступления (например, лицо не проникало в жилище, но участвовало во взломе дверей, запоров, решеток, по заранее состоявшейся договоренности вывозило похищенное, подстраховывало других соучастников от возможного обнаружения совершаемого преступления), содеянное ими является соисполнительством. На наш взгляд, авторы справедливо критикуют это разъяснение, поскольку в данном случае лицо обеспечивает лишь способ совершения кражи (т. е. тайность), но не совершает именно деяния (т. е. хищения). Логика Верховного Суда РФ объясняется тем, что ч. 2 ст. 33 УК РФ прямо не закрепляет, что соисполнители должны совершить деяние. Однако, исходя из замысла законодателя можно сделать вывод, что исполнитель (в том числе и соисполнитель) совершает именно действие (бездействие), предусмотренное Особенной частью УК РФ.

Рассматривая подобный опыт судебной практики, отметим, что нам видится неверной позиция Верховного Суда РФ насчет того, что действия всех участников организованной группы следует квалифицировать как соисполнительство, независимо от того, содержались ли в них признаки объективной стороны конкретного состава преступления. Обратим внимание на одно из конкретных решений Верховного Суда РФ, в котором был признан верным вывод суда нижестоящей инстанции о том, что, хотя Лазарев и Сулейманов непосредственно не лишили жизни С., однако должны нести ответственность как соисполнители умышленного убийства потерпевшего, так как они, действуя в составе организованной группы и в банде, выполняли отведенные им роли. При этом Лазарев, являясь одним из руководителей преступного сообщества и банды, совместно с другими лицами принял решение о лишении жизни С. и организовал его исполнение. Сулейманов, являясь активным участником преступного сообщества и банды, зная о принятом решении убить С., принял меры по сокрытию следов преступления. Очевидно, что в рассматриваемом случае действия Лазарева и Сулейманова по смыслу уголовного закона надлежит квалифицировать как действия организатора и пособника.

На данный счет Л. М. Прозументов справедливо отмечает, что если считать соисполнителями преступления тех, кто во время и на месте его совершения оказывает содействие лицам, выполняющим объективную сторону определенного состава преступления, то невозможно будет установить отличие между соисполнителями и лицами, действиям которых уголовный закон придает различную общественную опасность, различное юридическое значение и которых называют исполнителями, организаторами, подстрекателями и пособниками .

На наш взгляд, дабы избежать подобного расширительного толкования, в ч. 2 ст. 33 УК РФ необходимо внести изменения о том, что исполнителем преступления также следует считать лицо, непосредственно участвующего в совершении деяния, предусмотренного статьей Особенной части УК РФ, совместно с другими лицами (соисполнителями).

3. Могут ли быть участниками данной преступной группы лица, не отвечающие признакам субъекта преступления?

В юридической литературе помимо традиционного подхода к определению группы лиц существует также точка зрения, согласно которой ее состав образуют и те лица, которые не являются субъектами преступления в силу малолетства или невменяемости. Особого внимания заслуживает позиция Р. Р. Галиакбарова, который утверждает, что преступная группа есть многогранное понятие и не может охватываться только нормами о соучастии, поскольку она также может проявляться в способе, характеризующем особенности исполнения объективной стороны преступления . Однако, ученый фактически предлагал квалифицировать подобные случаи как соучастие в преступлении, за что его на протяжении более 30 лет справедливо критикуют в юридической литературе.

Практика Верховного Суда РФ по данному вопросу выступает неоднозначной. Так, утратившее свою силу постановление Пленума Верховного Суда РФ от 14 февраля 2000 г. № 1 «О судебной практике по делам о преступлениях несовершеннолетних» содержало разъяснение, согласно которому необходимо иметь в виду, что совершение преступления с использованием лица, не подлежащего уголовной ответственности в силу возраста (статья 20 УК РФ) или невменяемости (статья 21 УК РФ), не создает соучастия. На фоне этого выглядит странным положение п. 4 Обзора судебной практики Верховного Суда РФ от 08.12.2004, согласно которому убийство признается совершенным группой лиц, когда два или более лица, действуя совместно с умыслом, направленным на совершение убийства, непосредственно участвовали в процессе лишения жизни потерпевшего, причем необязательно, чтобы повреждения, повлекшие смерть, были причинены каждым из них, и независимо от того, что некоторые из участников преступления не были привлечены к уголовной ответственности ввиду их невменяемости. Президиум Верховного Суда РФ в своем постановлении № 604П04пр по делу Прокопьева указал: «Доводы о том, что согласно акту судебной психолого-психиатрической экспертизы Богомолов признан невменяемым и освобожден от уголовной ответственности, в связи с чем действия Прокопьева не могут быть квалифицированы как совершенные группой лиц и подлежат переквалификации на ч. 1 ст. 105 УК РФ, не основаны на законе» .

Действительно, в УК РФ нет прямого указания на то, что соучастником не может быть малолетний или невменяемый. Исходя из этого Т.А Хмелевская утверждает, что если в понятии соучастия в законе указывается, что в преступлении принимают участие два и более лица, то такая формулировка соучастия допускает, что в нем могут участвовать как субъекты, так и лица, не являющиеся субъектами преступления . На наш взгляд, авторы, которые придерживаются такой точки зрения, игнорируют необходимость системного толкования норм УК РФ. Так, участниками группы лиц, как было установлено выше, могут быть только исполнители, а, исходя из положений ч. 2 ст. 33 УК РФ исполнителем может быть только субъект преступления. А. В. Шеслер справедливо считает, что критикуемый подход порождает практически не разрешимую проблему определения возрастных границ и границ вменяемости лиц, которые не являются субъектами преступления, но могут быть соучастниками . Также хотелось бы процитировать выдающегося классика уголовного права, Н. С. Таганцева, который утверждал: «О преступном соучастии может идти речь только тогда, когда совместно учиненное является преступным по отношению к каждому из соучастников» .

Пленум Верховного Суда РФ в п. 42 постановления от 1 февраля 2011 г. № 1 «О судебной практике применения законодательства, регламентирующего особенности уголовной ответственности и наказания несовершеннолетних» разъясняет, что в случае совершения преступления несовершеннолетним, не подлежащим уголовной ответственности, лицо, вовлекшее его в совершение преступления, в силу части 2 статьи 33 УК РФ несет уголовную ответственность за содеянное как исполнитель путем посредственного причинения, т. е. посредством использования несовершеннолетнего. Также п. 12 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 22.12.2002 № 29 гласит: «Если лицо совершило кражу, грабеж или разбой посредством использования других лиц, не подлежащих уголовной ответственности в силу возраста, невменяемости или других обстоятельств, его действия (при отсутствии иных квалифицирующих признаков) следует квалифицировать по частям первым статей 158, 161 или 162 УК РФ как действия непосредственного исполнителя преступления (часть вторая статьи 33 УК РФ)». Казалось бы, на практике есть адекватное решение данной проблемы. Однако А. И. Рарог и Г. А. Есаков на данный счет верно утверждают, что формулировка «с использованием лица, не подлежащего уголовной ответственности» (а не «совместно с лицом») означает, что речь идет о посредственном причинении, когда лицо, способное нести уголовную ответственность, не принимает участия в совершении преступления, которое не относится к случаям группового совершения преступления .

В связи с этим некоторые авторы предлагают внести в Уголовный кодекс РФ изменения, способные адекватно решить данную проблему. Так, например, Д. А. Безбородов предлагает следующую редакцию ст. 32 УК РФ «Соучастием в преступлении признается умышленное совместное участие двух или более лиц, подлежащих уголовной ответственности в совершении умышленного преступления» . Следует согласится с А. А. Арутюновым, что в данном случае вряд ли целесообразно раскрывать в ст. 32 УК РФ повторно признаки лица, уже указанные в ст. ст. 19–21 УК РФ . Предполагаем, что следует учесть замечания А. И. Рарога и Г. А. Есакова и отразить в ст. 33 УК РФ указание на то, что исполнителем считается также то лицо, которое совместно совершило преступление с лицом, не подлежащим уголовной ответственности в силу недостижения соответствующего возраста, а также невменяемости. Несмотря на то, что группы как уголовно-правовой категории в данном случае не может быть, повышенная степень общественной опасности такого преступления в уголовном законе все же будет учитываться как обстоятельство, отягчающее наказание (п. «д» ч. 1 ст. 63 УК РФ — «привлечение к совершению преступления лиц, которые страдают тяжелыми психическими расстройствами…, а также лиц, не достигших возраста уголовной ответственности»).

Таким образом, мы считаем, что совершение преступления группой лиц возможно только в тех случаях, когда в нем участвуют субъекты преступления в качестве соисполнителей, т. е. лиц, непосредственно совместно совершающих преступное действие (бездействие), а также подлежащих уголовной ответственности в силу возраста и вменяемости.

Литература:

1. Ткаченко В. И., Царегородцев А. М. Вопросы квалификации преступлений, совершенных группой лиц // Проблемы борьбы с преступностью. Омск. 1979. 176 с.

2. Козлов А. П. Соучастие: традиции и реальность. СПб. 2001. 362 с.

3. : Трухин А. Объективная сторона соучастия в преступлении // Уголовное право. 2008. № 2. Доступ из справ. правовой системы «КонсультантПлюс».

4. Шеслер А. В. Соисполнительство как форма соучастия в преступлении // Правовые проблемы укрепления российской государственности. Ч. 58: . Томск. 2013. 184 с.

5. Прозументов Л. М. Групповое преступление: вопросы теории и практики. Томск. 2010. 164 с.

6. Галиакбаров Р. Р. Квалификация групповых преступлений. М. 1980. 80 с.

7. : Обзор судебной практики Верховного Суда РФ от 08.12.2004 «Обзор законодательства и судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за третий квартал 2004 года». Доступ из справ. правовой системы «КонсультантПлюс».

8. Хмелевская Т. А. Виды групповых преступлений и их квалификация по УК РФ: Автореф. дис…. канд. юрид. наук. М., 2000.

9. Шеслер А. В. Групповая преступность: криминологические и уголовно-правовые аспекты. Саратов. 2006. 152 с.

10. Таганцев Н. С. Русское уголовное право: Лекции. Часть Общая. М., 1994. Т. 1. 380 с.

11. : Рарог А., Есаков Г. Понимание Верховным Судом РФ «группы лиц» соответствует принципу справедливости // Российская юстиция. 2002. № 1. Доступ из справ. правовой системы «КонсультантПлюс».

12. Безбородов Д. А. Уголовно-правовое регулирование ответственности за совместное совершение преступления. Санкт-Петербург. 2007. 303 с.

13. : Арутюнов А. А. Соучастие в преступлении. М. 2013. Доступ из справ. правовой системы «КонсультантПлюс».

Соучастие без предварительного сговора

2. Соучастие без предварительного сговора

В соответствии и на основании ч. 1 ст. 35 УК говорится о соучастии без предварительного сговора в виде совершения преступления группой лиц. Преступление признается совершенным группой лиц, если в его совершении совместно участвовали два или более исполнителя без предварительного сговора (ч. 1 ст. 35 УК РФ). Представляется, что эта форма соучастия менее опасная, хотя и наиболее распространенная.

Изучение следственной и судебной практики показывает, что вначале объединение в этих группах происходит, как правило, в целях элементарного общения; в силу действия различного рода криминогенных факторов объединение приобретает антиобщественную направленность. При совершении преступлений многие лица участвуют в этом из чувства солидарности с остальными соучастниками, случайно, в силу того, что оказались со всеми в данном месте, либо в результате внезапно возникшей ситуации, повлекшей за собой совершение преступления. Согласие в поведении и действиях соучастников возникает в процессе совершения преступления, например, при изнасиловании один соучастник просит другого физически удерживать, блокировать и т.п. потерпевшую, что последний и выполняет. Ситуация не меняется, если другой соучастник присоединяется точно таким же образом к изнасилованию по своей инициативе и при отсутствии просьбы в указанном содействии (молчаливое соглашение). Соучастники совместно исполняют преступление и являются соисполнителями.

Например, ответственность за изнасилование в группе наступает в том случае, если участники преступления действовали согласованно и эта согласованность выражалась в сознательном объединении усилий членов группы, направленных на изнасилование одной или нескольких потерпевших.

Совершая (исполняя) преступление, соучастники могут каждый выполнять объективную сторону состава преступления (один – полностью объективную сторону, другой – часть ее, каждый – хотя бы часть объективной стороны)28.

В преступных группах указанного вида обычно нет четкой функциональной структуры, не выделяется лидер, решения о совершении преступления принимаются коллегиально, в основном на фоне конкретной ситуации и под влиянием эмоций. Целью объединения членов группы первоначально является не совершение преступлений, а удовлетворение каких-либо потребностей. Роли в случайной группе, как правило, не распределяются. Соучастники совершают преступление сообща, при этом оно часто не требует сложной подготовки и распределения ролей. Данный вид особенно характерен для несовершеннолетних.

Во время совершения преступления многие действия соучастников осуществляются без придуманного плана, в соответствии с ситуацией, под влиянием сиюминутных порывов. Степень сплоченности членов преступной группы небольшая: взаимная зависимость, поддержка и защита в случае разоблачения группы и привлечения ее членов к уголовной ответственности проявляются слабо.

Как показывает следственная практика, при расследовании преступлений, совершаемых такой группой, участники ее обычно дают правдивые показания как о своем участии в групповом преступлении, так и о других соучастниках, о деятельности преступной группы в целом.

Субъект, входящий в группу, как правило, не ориентируется в своих действиях и поступках на их оценку (а также своих личных качеств) со стороны всей преступной группы. Иными словами, он не дорожит ее именем. Именно этой психологической закономерностью объясняется та сравнительная легкость, с которой дают правдивые показания члены случайных преступных групп.

Например, Ленинский районный суд г. Тамбова установил: 16 января 2005 г. в 17.30 Т., К., С., находясь в состоянии алкогольного опьянения, встретили на перекрестке улиц Набережная и С.-Ценского г. Тамбова ранее незнакомого им Л. Т. в грубой форме спросил у Л. закурить, но Л. молча продолжал идти, Т. схватил Л. и пытался его удержать. Л. побежал, Т. стал его преследовать, за ним побежали К. и С. Они выражались нецензурно, угрожали потерпевшему. Догнав Л., Т. вновь попытался ударить. Л. повалил Т., в это время подбежавшие К. и С. стали избивать потерпевшего ногами, а вставший Т. ударил головой в лицо поднявшегося Л., причинив ему кровоподтеки на лице, которые как вред здоровью не квалифицируются. Увидев наряд милиции, Т. и С. убежали, а К. был задержан. Суд, проанализировав добытые в ходе предварительного следствия и в судебном заседании доказательства, считает вину всех троих подсудимых доказанной полностью и действия их квалифицирует по статье 213 ч. 2 п. «а» УК РФ как хулиганство, т.е. грубое нарушение общественного порядка, выражающее явное неуважение к обществу, сопровождающееся применением насилия к гражданину, совершенное группой лиц, поскольку имеет место присоединение соучастников – К. и С. к исполнителю Т., уже начавшему выполнять объективную сторону преступления.

В данном случае специально законом предусмотрено преступление, в котором участвуют два и более соисполнителя и которое рассматривается как совершенное «группой лиц». Это повышает опасность содеянного и влечет более строгое наказание на основании и в пределах, установленных в законе, т.е. совершение преступления «группой лиц» (группой соисполнителей) расценивается либо как квалифицирующее обстоятельство, либо как обстоятельство, отягчающее наказание.

Информация о работе «Теоретико-правовой анализ института соучастия в преступлении» Раздел: Государство и право
Количество знаков с пробелами: 88044
Количество таблиц: 0
Количество изображений: 0

Похожие работы

67690 0 0

… или преступного сообщества, если они охватывались их умыслом. Поэтому действия организаторов и руководителей будут квалифицироваться в этих случаях по совокупности преступлений. 2. Значение института соучастия в преступлении 2.1 Индивидуализация наказания соучастников преступлений Одним из проблемных вопросов теории соучастия в российском уголовном праве, имеющим большое практическое …

146878 1 2

… классификацию соучастия, можно сформулировать норму, регламентирующую понятие, формы и виды соучастия, и предложить новую редакцию статьи 32 УК: «Статья 32. Понятие, формы и виды соучастия в преступлении 1. Соучастием в преступлении признается умышленное совместное непосредственное либо иное, указанное в настоящем Кодексе, участие двух или более лиц в совершении умышленного преступления. 2. …

62299 0 0

… имелись у ис­полнителя, соучастниками не требуется. В этом случае до­статочно знания того, что преступление совершается испол­нителем умышленно. Далее. Лица могут нести ответственность за соучастие в более тяжком преступлении лишь в случае, если они знали о его квалифицирующих признаках. Если исполнитель пре­ступления признан невменяемым или несовершеннолетним, а соучастники не знали об этом, то …

86461 0 0

… или организатором), как правило, — по той же статье Особенной части УК, но с обязательной ссылкой на ст. 33 Общей его части. Таким образом, этот вариант классификации соучастия в преступлении целиком основан на законе (ст.ст. 33, 34 УК), напрямую работает на соответствующие закону квалификацию содеянного и индивидуализацию наказания, с достаточной ясностью ориентирует как на особенности способа …

Соучастие в преступлении: проблемы квалификации и законодательного применения



В данной статье поднимается тема, которая очень актуальна на сегодняшний день, и которая порождает много вопросов в правоприменительной практике, но ответов на эти вопросы не так много. Соучастие в преступления — это тема нашей статьи. В ней будут рассмотрены проблемы, с которыми чаще всего сталкиваются суды при разрешении уголовных дел и вынесении приговоров лицам, совершившим преступление в соучастии, и пути решения этих проблем. Также будут приведены примеры из судебной практики, когда судами были допущены ошибки при разбирательстве дел о соучастии.

Ключевые слова: соучастие в преступлении; проблемы института соучастия в преступлении; соучастие с несовершеннолетними лицами; квалификация преступлений, совершенных в соучастии

Впервые законодательно такой институт, как соучастие в преступлении, нашел отражение в Уголовном уложении 1903 года. Далее, в советском уголовном праве он был закреплен в УК РСФСР 1960 г., и статья 17 звучала таким образом: «Умышленное совместное участие двух или более лиц в совершении преступления» .

В ныне действующем Уголовном кодексе РФ 1996 года содержится целая глава 7, которая состоит из пяти статей и включает в себя такие понятия, как: формы соучастия, эксцесс исполнителя преступления, виды соучастников, особенности ответственности соучастников .

В правоприменительной практике при квалификации преступлений, совершенных группой лиц без предварительного сговора, группой лиц по предварительному сговору, преступным сообществом или организованной группой, возникают трудности, так как соучастие требует давать правовую характеристику сразу нескольких лиц, действия которых связаны единым умыслом и совместным совершением общественно опасного деяния.

В настоящее время в институте соучастия возникает много проблем. Они, в большинстве своем, являются спорными.

Стоит перечислить некоторые проблемы соучастия в преступлении, встречающиеся на практике.

  1. Проблема неосторожного сопричинения. В этом случае несколько лиц, заранее не договариваясь и не согласовывая между собой свои намерения, действуя в одиночку, по неосторожности совершают одно преступление.
  2. Проблема неправильной квалификации. Не являются редкостью такие случаи, когда суд квалифицирует преступление как совершенное по предварительному сговору, когда сговора не было или пособника преступления квалифицируют как соисполнителя.
  3. Проблема отсутствия в действующем УК РФ отличительных критериев «преступного сообщества» от «преступной организации» или «группы лиц по предварительному сговору» от «организованной группы».
  4. Проблема посредственного исполнительства (посредственного причинения вреда) при соучастии в преступлении. В данном случае одно лицо, которое рассматривается как исполнитель, совершает преступную деятельность, и в качестве орудия преступления использует лиц, не обладающих признаками субъекта преступления (невменяемых или не достигших возраста уголовной ответственности).

В соответствии с ч. 2 ст. 33 УК РФ, лицо, вовлекшее в совершение преступления, не достигшего возраста уголовной ответственности или невменяемого, несет уголовную ответственность за данное общественно опасное деяние как исполнитель.

Об этом же говорится и в п. 42 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 01.02.2011 № 1 .

Но при этом некоторые ученные утверждают, что при таком соучастии, в котором участвуют не подлежащие уголовной ответственности лица под руководством вменяемого и достигшего возраста уголовной ответственности лица, соучастия как такового нет, так как невменяемое и не достигшее возраста лицо не является субъектом преступления . Из этого следует, что уголовной ответственности подлежит только одно лицо исполнитель. Как нам известно из статьи 32 УК РФ, в соучастии принимают участие два или более лица. При этом подразумевается, что эти лица являются вменяемыми и достигли возраста уголовной ответственности на момент совершения преступления (по общему правилу — 16 лет, а в некоторых случаях 14 лет). А значит, в таком соучастии участвует только одно лицо, являющееся субъектом преступления, и вряд ли такое лицо может называться исполнителем преступления.

Непонятно, почему посредственное исполнительство или посредственное причинение относится к соучастию (ч. 2 ст. 33 УК РФ). Ведь как говорится в той же ч. 2 ст.33 УК РФ «другие лица», под которыми понимаются, в том числе, и невменяемые лица, не являются субъектами преступления и не подлежат уголовной ответственности, как уже было сказано ранее, именно поэтому они и не могут являться соучастниками преступления. Из этого следует, что в этих случаях соучастия как такового нет.

Что касается проблемы неосторожного сопричинения, то она на сегодняшнее время остается довольно спорной.

Уголовное законодательство Российской Федерации не признает неосторожность при соучастии. В статье 32 УК РФ четко определено, что соучастием является только совершение умышленного преступления. Но некоторые ученые придерживаются другого мнения, согласно которому неосторожность в соучастии возможна.

Н. Д. Сергеевский полагал, что неосторожное соучастие случается, когда соучастники не предвидят последствия, но могут и должны предвидеть. Например, на крыше дома работают люди, и начальник без достаточных предостережений приказывает сбросить бревно вниз, один рабочий подзывает на помощь другого, и они вместе скидывают его. Бревно падает на человека и причиняет ему смерть. В этом случае, начальник — подстрекатель в неосторожном соучастии, первый работник — исполнитель, а второй — пособник или соисполнитель, в зависимости от того, какие действия он предпринимал, чтобы помочь .

С Н. Д. Сергеевским был солидарен и И. Я. Хейфец, который в своей книге выделил целую главу о неосторожном подстрекательстве .

Ф. Лифт был не согласен с тем, что в соучастии есть место неосторожности. Он считал, что нет неосторожного подстрекательства и пособничества, есть только умышленное, так как и подстрекатель и пособник вполне могут осознавать свои действия и их последствия .

Что касается остальных перечисленных проблем, то можно обратиться непосредственно к судебной практике.

Приведем примеры неверной квалификации. Так, Я. и К. были осуждены Истринским городским судом Московской области за соучастие в служебном подлоге, повлекшим существенное нарушение охраняемым законом интересов государства, совершенного в форме подстрекательства, а также в форме пособничества. Судебная коллегия Московского областного суда признала квалификацию по соучастию ошибочной, указав, что в суде первой инстанции при составлении протокола М. внес заведомо ложную информацию с целью добиться более высоких показателей в работе. Также, суд первой инстанции при вынесении приговора Я. и К. не принял во внимание правила, которые содержатся в статье 32 УК РФ и части 4 статьи 33 УК РФ, тем самым нарушил требования уголовно-процессуального и уголовного закона. При вынесении приговора суд первой инстанции необоснованно принимал ложные показания свидетелей, а правдивые показания отвергал. Кроме того, судебной коллегией Московского областного суда были замечены грубые ошибки, допущенные судом первой инстанции, в выводе описательно-мотивировочной части приговора, в которую были занесены недостоверные и ничем не доказанные показания свидетеля М. При этом, как выяснилось, М. не давал тех показаний, которые были учтены судом первой инстанции в описательно-мотивировочной части приговора. В результате обнаружения факта нарушения судом первой инстанции уголовно-процессуального и уголовного закона, судебная коллегия Московского областного суда отменила квалификацию преступления как совершение преступления в соучастии в отношении Я. и К. . Другим примером является уголовное дело в отношении К., который в суде первой инстанции был осужден за покушение на кражу группой лиц по предварительному сговору, с причинением значительного ущерба гражданину. Но суд первой инстанции не учел ч. 2 ст. 35 УК РФ, в соответствии с которой преступление признается совершенным группой лиц по предварительному сговору, если в нем участвовали лица, заранее договорившиеся о совместном совершении преступления. Кроме того, суд первой инстанции не посчитал нужным обратиться к разъяснениям Пленума Верховного суда РФ п.8 Постановления от 27.12.2002 «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое», в котором говорится, что содеянное исполнителем, то есть К., не может квалифицироваться как преступление, совершенное группой лиц по предварительному сговору, если организатор, пособник либо подстрекатель непосредственно не участвовали в совершении хищения чужого имущества. А так как неустановленное лицо по независящим от него причинам не принимало участие в совершении кражи, в действиях К. отсутствует квалификационный признак — совершения хищения «группой лиц по предварительному сговору». Вследствие чего размер наказания был снижен .

Также в судебной практике есть случаи возникновения проблем при разграничении понятий «организованная группа» и «группа лиц по предварительному сговору». Так, в Ставропольском крае суд кассационной инстанции отменил решение суда первой и апелляционной инстанций в отношении двух лиц, выявив ошибку в применении уголовного закона, что существенно повлияло на квалификацию преступления. Ставропольский краевой суд установил, что в действиях Ф. и Н. не имеется признаков организованной группы, а именно: профессионализма; большой степени устойчивости, которая предполагает наличие постоянных связей между членами группы и специфических методов деятельности по подготовке преступлений; распределения ролей; тщательной подготовки и планирования преступления организатором; технического оснащения и координации соучастников; тщательного подбора и вербовки соучастников; особого порядка вступления в организованную группу; стабильности и сплоченности ее состава; узкой преступной специализации соучастников, а также подчинения жесткой групповой дисциплине. Учитывая это, в ходе разбирательства было установлено, что для совершения преступления Ф. и Н. вступили в предварительный сговор, но признаков организованной группы нет, из этого следует, что в их действиях усматривается квалифицирующий признак совершения преступления «группой лиц по предварительному сговору». В результате чего квалифицирующий признак «совершение разбоя организованной группой лиц» был изменен на «группой лиц по предварительному сговору» и размер наказания снижен .

При изучении спорных и проблемных моментов в институте соучастия, а также судебной практики по соучастию, можно сделать вывод, что наши суды, как и раньше, достаточно серьезно и часто ошибаются в квалификации преступлений по данному институту. Не вносят ясности и четкости также и постановления Пленума Верховного Суда РФ. Многие люди осуждены по результатам неправильной квалификации и срок заключения под стражей у них выше, чем они того заслужили.

На наш взгляд, существование таких проблемы зависит от нескольких причин. Прежде всего, правоохранительные органы хотят повысить процент показателей о раскрываемости преступлений в институте соучастия. Здесь идет речь непосредственно о группах по предварительному сговору, преступных сообществах и т. д. И при этом не принимается во внимание, что в конкретном преступлении отсутствуют признаки, например, организованной группы. Также некоторые свидетели вводят в заблуждение суд, дав ложные показания насчет конкретного лица, а суд, в свою очередь, не разобравшись до конца, выносит приговор на основании ложных показаний свидетеля, тем самым утверждает неправильную квалификацию преступления. Как уже было сказано выше, отсутствие четких критериев различия между группой лиц по предварительному сговору и организованной группой в уголовном законодательстве также может вводить в заблуждение суд.

Уголовному законодательству нашей страны необходимо в срочном порядке решать эти проблемы, потому что соучастие представляет собой очень серьезный институт, так как в одном преступлении задействуются сразу несколько лиц, от чего общественная опасность поднимается в разы.

На наш взгляд, государству необходимо принять ряд мер для исправления этих ошибок и проблем. В первую очередь, нужно разработать четкие критерии разграничения между группой лиц по предварительному сговору, преступным сообществом, организованной группой и т. д. Также следует тщательнее проводить следствие по данному институту, при этом обязательно привлекать к ответственности должностных лиц правоохранительных органов, которые сознательно «закрыли глаза» на отсутствие признаков конкретного преступления. В каждом случае, в суде при разрешении дела о соучастии, необходимо обязать суд обращаться не только к нормам уголовного закона, но и к всевозможным действующим постановлениям, которые уточняют и расширяют положения о соучастии.

Когда уголовное законодательство начнет активно бороться с проблемами соучастия, процент преступлений, совершенных в соучастии, станет меньше, повысится процент раскрываемости таких преступлений, и что самое важное — будет снижен процент ошибочной квалификации при вынесении приговора и назначении уголовного наказания.

Литература:

  1. Уголовный кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 (ред. от 07.03.2017) // Собрание законодательства РФ, 17.06.1996, N 25, ст. 2954.
  2. Уголовный кодекс РСФСР (утв. ВС РСФСР 27.10.1960) (утратил силу с 01.01.1997) // Ведомости ВС РСФСР, 1960, N 40, ст. 591.
  3. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 01.02.2011 № 1 (ред. от 29.11.2016) «О судебной практике применения законодательства, регламентирующего особенности уголовной ответственности и наказания несовершеннолетних» // Бюллетень Верховного Суда РФ, N 4, апрель, 2011.
  4. Назаренко Г. В. Квалификация особых случаев соучастия: соучастие и невменяемость // Правоведение. 2008. № 3. С. 95.
  5. Сергеевский Н. Д. Русское уголовное право. Пособие к лекциям. Часть общая. СПб., 1887. С.371–372.
  6. Хейфец И. Я. Подстрекательство к преступлению. М., 1912. С.377–378, 396.
  7. Лифт Ф. Учебник уголовного права. Общая часть. М., 1903. С.245–251.
  8. Дело № 22–3496/2016 // Архив Московского областного суда г. Красногорск (Электронный ресурс). Режим доступа: https://rospravosudie.com/court-moskovskij-oblastnoj-sud-moskovskaya-oblast-s/act-105296217/ (Дата обращения: 09.03.2017).
  9. Дело № 22–13/2017 (22–1810/2016) // Архив Новгородского областного суда г. Великий Новгород (Электронный ресурс). Режим доступа: https://rospravosudie.com/court-novgorodskij-oblastnoj-sud-novgorodskaya-oblast-s/act-548798637/ (Дата обращения: 09.03.2017).
  10. Дело № 4У-1633/2016 // Архив Ставропольского краевого суда (Электронный ресурс). Режим доступа: https://rospravosudie.com/court-stavropolskij-kraevoj-sud-stavropolskij-kraj-s/act-540267653/ (Дата обращения: 09.03.2017).

Статья 35. Совершение преступления группой лиц, группой лиц по предварительному сговору, организованной группой или преступным сообществом (преступной организацией)

1. Преступление признается совершенным группой лиц, если в его совершении совместно участвовали два или более исполнителя без предварительного сговора.

2. Преступление признается совершенным группой лиц по предварительному сговору, если в нем участвовали лица, заранее договорившиеся о совместном совершении преступления.

3. Преступление признается совершенным организованной группой, если оно совершено устойчивой группой лиц, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких преступлений.
4. Преступление признается совершенным преступным сообществом (преступной организацией), если оно совершено структурированной организованной группой или объединением организованных групп, действующих под единым руководством, члены которых объединены в целях совместного совершения одного или нескольких тяжких либо особо тяжких преступлений для получения прямо или косвенно финансовой или иной материальной выгоды .

5. Лицо, создавшее организованную группу или преступное сообщество (преступную организацию) либо руководившее ими, подлежит уголовной ответственности за их организацию и руководство ими в случаях, предусмотренных статьями 205.4, 208, 209, 210 и 282.1 настоящего Кодекса, а также за все совершенные организованной группой или преступным сообществом (преступной организацией) преступления, если они охватывались его умыслом. Другие участники организованной группы или преступного сообщества (преступной организации) несут уголовную ответственность за участие в них в случаях, предусмотренных статьями 205.4, 208, 209, 210 и 282.1 настоящего Кодекса, а также за преступления, в подготовке или совершении которых они участвовали.

6. Создание организованной группы в случаях, не предусмотренных статьями Особенной части настоящего Кодекса, влечет уголовную ответственность за приготовление к тем преступлениям, для совершения которых она создана.

7. Совершение преступления группой лиц, группой лиц по предварительному сговору, организованной группой или преступным сообществом (преступной организацией) влечет более строгое наказание на основании и в пределах, предусмотренных настоящим Кодексом.

Комментарий к статье 35 УК РФ

1. В комментируемой статье дается характеристика форм соучастия в преступлении, различающихся по уровню организованности единого субъекта деятельности, а соответственно, и степени опасности как материальному основанию ответственности.

2. Группа лиц характеризуется двумя признаками:

1) все участники группы являются исполнителями;

2) предварительный сговор о совершении преступления отсутствует.

Эта форма соучастия складывается стихийно, спонтанно непосредственно во время совершения преступления. Участники группы лиц согласовывают свои действия по ходу совершения преступления.

3. Относительно группы лиц по предварительному сговору в законе указан лишь один признак: участники заранее договариваются о совершении преступления <1>. Заранее означает до начала совершения деяния, указанного в статье Особенной части УК.

———————————
<1> БВС РФ. 2003. N 6.

Судебная практика исходит из того, что в любом групповом преступлении участники должны быть исполнителями. Всякая другая роль выводит участника за пределы группы, действия такого лица должны квалифицироваться самостоятельно со ссылкой на статью Общей части УК <1>.

———————————
<1> БВС РФ. 2002. N 2.

4. Организованная группа — наиболее опасная форма группового преступления. Ее характеризуют два признака:

1) устойчивость;

2) создание группы для совершения одного или нескольких преступлений.

Об устойчивости могут свидетельствовать наличие лидера, внутригрупповые нормы поведения, структурированность. Внешним выражением устойчивости является длительность существования группы.

Группа создается, как правило, для совершения ряда преступлений. Законодатель не исключает наличия организованной группы и для совершения одного преступления. По смыслу закона такое преступление должно тщательно готовиться в относительно длительный промежуток времени <1>.

———————————
<1> БВС РФ. 1998. N 11; 1999. N 10; 2001. N 10.

5. Преступное сообщество (преступная организация) может осуществлять свою преступную деятельность в форме:

1) либо структурированной организованной группы;

2) либо объединения организованных групп, действующих под единым руководством.

При этом закон не устанавливает каких-либо правовых различий между понятиями «преступное сообщество» и «преступная организация».

Под структурированной организованной группой понимается группа лиц, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких тяжких либо особо тяжких преступлений, состоящая из подразделений (подгрупп, звеньев и т.п.), характеризующихся стабильностью состава и согласованностью своих действий. Такой группе кроме единого руководства присущи взаимодействие различных ее подразделений в целях реализации общих преступных намерений, распределение между ними функций, наличие возможной специализации в выполнении конкретных действий при совершении преступления и другие формы обеспечения деятельности преступного сообщества (преступной организации).

Структурное подразделение преступного сообщества (преступной организации) — функционально и (или) территориально обособленная группа, состоящая из двух или более лиц (включая руководителя этой группы), которая в рамках и в соответствии с целями преступного сообщества (преступной организации) осуществляет преступную деятельность. Такие структурные подразделения, объединенные для решения общих задач преступного сообщества (преступной организации), могут не только совершать отдельные преступления (дачу взятки, подделку документов и т.п.), но и выполнять иные задачи, направленные на обеспечение функционирования преступного сообщества (преступной организации).

Объединение организованных групп предполагает наличие единого руководства и устойчивых связей между самостоятельно действующими организованными группами, совместное планирование и участие в совершении одного или нескольких тяжких или особо тяжких преступлений, совместное выполнение иных действий, связанных с функционированием такого объединения.

6. Под руководством преступным сообществом (преступной организацией) или входящими в него (нее) структурными подразделениями следует понимать осуществление организационных и (или) управленческих функций в отношении преступного сообщества (преступной организации), его (ее) структурных подразделений, а также отдельных его (ее) участников как при совершении конкретных преступлений, так и при обеспечении деятельности преступного сообщества (преступной организации).

Такое руководство может выражаться, в частности:

— в определении целей, в разработке общих планов деятельности преступного сообщества (преступной организации);

— подготовке к совершению конкретных тяжких или особо тяжких преступлений;

— совершении иных действий, направленных на достижение целей, поставленных преступным сообществом (преступной организацией) и входящими в его (ее) структуру подразделениями при их создании (например, в распределении ролей между членами сообщества);

— организации материально-технического обеспечения;

— разработке способов совершения и сокрытия совершенных преступлений;

— принятии мер безопасности в отношении членов преступного сообщества;

— конспирации;

— распределении средств, полученных от преступной деятельности.

Руководство преступным сообществом (преступной организацией) может осуществляться как единолично руководителем преступного сообщества (преступной организации), так и двумя лицами и более, объединившимися для совместного руководства (например, руководителем преступного сообщества (преступной организации), руководителем структурного подразделения, руководителем (лидером) организованной группы).

7. Под координацией преступных действий следует понимать их согласование между несколькими организованными группами, входящими в преступное сообщество (преступную организацию), в целях совместного совершения запланированных преступлений.

8. Создание устойчивых связей между различными самостоятельно действующими организованными группами предполагает, например, действия лица по объединению таких групп в целях осуществления совместных действий по планированию, совершению одного или нескольких тяжких или особо тяжких преступлений.

Другой комментарий к статье 35 Уголовного Кодекса РФ

1. В комментируемой статье законодатель закрепил наиболее распространенные виды групповых образований, к которым отнес: группу лиц, группу лиц по предварительному сговору, организованную группу и преступное сообщество (преступную организацию). Критерий такой классификации — объективное выражение совместности преступных действий соучастников, связанное со способом их взаимодействия и степенью согласованности.

2. Группа лиц — наименее опасное групповое образование, имеющее место, когда два или более лица принимают непосредственное участие в совершении преступления, т.е. выступают в роли соисполнителей. Отличительной особенностью данной группы является то обстоятельство, что виновные заранее не договариваются совершить преступление. Однако это не означает отсутствие соглашения вообще. Такое соглашение достигается в процессе совершения преступления.

3. Наиболее распространенной разновидностью группового образования является группа лиц по предварительному сговору. Для квалификации преступления, совершенного группой лиц по предварительному сговору, необходимо, во-первых, установить наличие предварительного сговора на совершение преступления, а во-вторых, чтобы не менее двух участников такой группы выступили в роли соисполнителей.

Первый показатель — предварительный сговор — характеризует степень сплоченности участников преступления. Именно предварительный сговор свидетельствует о более тесной субъективной связи виновных, что указывает на его повышенную опасность в сравнении с группой лиц.

Предварительный характер сговора характеризуется временным показателем: сговор предшествует посягательству на объект уголовно-правовой охраны. Поскольку началом любого посягательства признаются умышленные действия, непосредственно направленные на совершение преступления, т.е. покушение, следует признать, что предварительный сговор между соучастниками группового преступления возможен в любой момент, но до начала действий, образующих объективную сторону преступления.

Второй показатель свидетельствует, что формой связи между соучастниками при совершении преступления группой лиц по предварительному сговору следует признать соисполнительство. Хотя есть точка зрения о том, что при таком групповом совершении преступления соучастниками могут быть выполнены различные роли, которые следует учитывать при квалификации и назначении наказания. Например, подстрекатель предложил совершить кражу из квартиры, передал план и ключи, исполнитель проник в квартиру и изъял различное имущество, скупщик приобрел у него краденое и сбыл его. Об этом они договорились заранее, поэтому в данном случае речь идет о соучастии с распределением ролей в составе группы с предварительным сговором.

4. Соучастники, предварительно сговорившиеся о совершении преступления с исполнителем, но не принимавшие непосредственного участия в преступлении, не являются его соисполнителями. Действия таких соучастников квалифицируются со ссылкой на ст. 33 УК, ибо они не образуют группы лиц по предварительному сговору.

5. В теории российского уголовного права организованная группа традиционно рассматривается как чрезвычайно опасная разновидность соучастия с предварительным соглашением. Прежде всего это объясняется более высокой внутренней организацией, которой обладает данное криминальное образование, в сравнении с группой лиц по предварительному сговору.

Существенным обстоятельством, требующим предельно четкого уяснения признаков, характеризующих организованную группу, является специфика ряда статей уголовного закона, предусматривающих в качестве квалифицирующего признака совершение преступления группой лиц по предварительному сговору, а в качестве особо квалифицирующего признака — совершение преступления организованной группой. Дело в том, что мера наказания, предусмотренная такими статьями, прямо зависит от принадлежности к соответствующему групповому образованию. Например, максимальное наказание за кражу, совершенную группой лиц по предварительному сговору, — 5 лет лишения свободы. Но если кража совершена организованной группой, то наказание в виде лишения свободы может достигнуть 10 лет. В этом случае сотрудникам органов предварительного расследования и суду необходимо установить наличие признаков, характеризующих организованную группу, и на основании этого сделать вывод о том, что криминальная группа по своей форме и качеству является организованной.

В качестве ориентира в сложном процессе квалификации законодатель установил, что организованная группа характеризуется признаком устойчивости. Вспомогательным признаком, отражающим устойчивый характер организованной группы, является предварительная объединенность ее участников с целью совершения одного или нескольких преступлений.

Учитывая сложность в определении содержания признаков, характеризующих организованную группу, Верховный Суд РФ неоднократно обращался к этому вопросу. Так, в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 17 января 1997 г. N 1 «О практике применения судами законодательства об ответственности за бандитизм» разъясняется, что об устойчивости организованной группы могут свидетельствовать такие признаки, как стабильность состава преступной группы, тесная взаимосвязь между ее членами, согласованность их действий, постоянство форм и методов преступной деятельности, длительность ее существования и количество совершенных преступлений (БВС РФ. 1997. N 3. С. 2).

Об устойчивости, характерной для организованной группы, можно вести речь только тогда, когда преступники, объединяясь между собой, уже заранее планируют совершить одно, а зачастую и несколько преступлений. Причем речь здесь идет не о простом сговоре в его элементарной форме, что, как известно, свойственно группе лиц по предварительному сговору. Сговор членов организованной группы относительно ее преступной деятельности обычно происходит задолго до совершения преступления и характеризуется постановкой конкретных задач, определением преступных целей и поиском оптимальных путей их достижения. Нельзя считать группу организованной, если преступный сговор состоялся непосредственно перед совершением преступления, если не было заранее разработанного плана преступления, не были распределены роли между участниками группы и т.д.

Объединяясь в организованную группу, соучастники могут преследовать цель совершить и одно преступление. Однако такое преступление должно отличаться повышенной сложностью в механизме его исполнения. При этом члены организованной группы должны четко представлять себе план и порядок выполнения своей роли, заранее быть готовыми к возможным отклонениям, связанным с различными обстоятельствами. В абсолютном большинстве члены организованной группы имеют должное оснащение, обладают необходимым профессиональным опытом или специальными навыками, что способствует успешной реализации преступного умысла, например, специальной подготовкой к проникновению в банковское хранилище для изъятия денег (валюты) или других материальных ценностей.

В связи с этим целесообразно обратиться к Постановлению Пленума Верховного Суда РФ от 27 января 1999 г. N 1 «О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)», в котором сказано, что организованная группа — это группа из двух и более лиц, объединенных умыслом на совершение одного или нескольких убийств. Как правило, такая группа тщательно планирует преступление, заранее подготавливает орудия убийства, распределяет роли между участниками группы. Участников организованной группы объединяет ее организатор, который нередко выступает и в роли руководителя. Являясь формальным лидером преступного коллектива, организатор (руководитель) устанавливает жесткую дисциплину, определяет иерархию во взаимоотношениях соучастников, распределяет между ними функциональные роли, планирует и (или) непосредственно руководит криминальной деятельностью группы, делит преступные доходы. На это обстоятельство указывал и высший судебный орган страны. Так, в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2002 г. N 29 «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое» сказано, что, в отличие от группы лиц, заранее договорившихся о совместном совершении преступления, организованная группа характеризуется, в частности, устойчивостью, наличием в ее составе организатора (руководителя) и заранее разработанного плана совместной преступной деятельности, распределением функций между членами группы при подготовке к совершению преступления и осуществлении преступного умысла.

При оценке действий, совершенных участниками организованной группы, законодатель не выделяет особой специфики. Практика идет двумя путями. В одном случае действия всех членов организованной группы, независимо от выполненной роли, квалифицируются как соисполнительство, т.е. без ссылки на ст. 33 УК. Об этом специально разъясняется в ряде постановлений Пленума Верховного Суда РФ (например, по делам об убийствах, о кражах, грабежах и разбоях). Следует только установить, что виновные осознавали свою принадлежность к организованной группе и выполнили (хотя бы и частично) действия, предварительно согласованные с другими соучастниками преступления. В другом случае действия участников группы квалифицируются либо как соисполнительство (если все они выполняли объективную сторону), либо как соучастие с распределением ролей и ссылкой на ст. 33 УК, если каждый выполнял свою роль для достижения единого результата). Другое дело, когда лицо лишь подстрекало к созданию организованной группы для совершения конкретных преступлений, но не принимало никакого участия в подборе ее членов, планировании и подготовке преступлений, равно как и в их совершении. В этом случае лицо не является членом организованной группы. Поэтому его действия необходимо квалифицировать как соучастие в совершении организованной группой преступлений со ссылкой на ч. 4 ст. 33 УК.

6. Наиболее опасной разновидностью группового образования является преступное сообщество (преступная организация). Указанный вид соучастия предполагает не просто соглашение нескольких лиц о совместном совершении преступления, а стойкие организационные формы и четко определенные цели и методы преступной деятельности. Не случайно, в отличие от других разновидностей соучастия, преступному сообществу (преступной организации) свойственна высшая степень согласованности, достигаемая между соучастниками.

Уголовно-правовое значение преступного сообщества (преступной организации) состоит в том, что оно выступает в качестве конститутивного признака преступления, предусмотренного ст. 210 УК, и не образует квалифицированных признаков преступлений, как, например, другие виды групповых образований. Признаки преступного сообщества изложены в Федеральном законе от 3 ноября 2009 г. N 245-ФЗ, а также в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 10 июня 2010 г. N 12 «О судебной практике рассмотрения уголовных дел об организации преступного сообщества (преступной организации) или участии в нем (ней)» (Российская газета. 2010. 17 июня).

Пленум Верховного Суда РФ попытался своевременно разъяснить многие понятия и определения. Так, Пленум разъяснил, что, исходя из положений ч. 4 ст. 35 УК РФ, преступное сообщество (преступная организация) отличается от иных видов преступных групп, в том числе от организованной группы, более сложной внутренней структурой, наличием цели совместного совершения тяжких или особо тяжких преступлений для получения прямо или косвенно финансовой или иной материальной выгоды, а также возможностью объединения двух или более организованных групп с той же целью. Дополнение в законе о целенаправленных действиях для получения финансовой или иной материальной выгоды более точно конкретизирует такую организацию, однако еще более сужает ее качественные характеристики. При этом под прямым получением финансовой или иной материальной выгоды Пленум рекомендует понимать совершение одного или нескольких тяжких либо особо тяжких преступлений (например, мошенничества, совершенного организованной группой либо в особо крупном размере), в результате которых осуществляется непосредственное противоправное обращение в пользу членов преступного сообщества (преступной организации) денежных средств, иного имущества, включая ценные бумаги, и т.п. Под косвенным получением финансовой или иной материальной выгоды следует понимать совершение одного или нескольких тяжких либо особо тяжких преступлений, которые непосредственно не посягают на чужое имущество, однако обусловливают в дальнейшем получение денежных средств и прав на имущество или иной имущественной выгоды не только членами сообщества (организации), но и другими лицами. Возникает вопрос: как квалифицировать действия членов преступного сообщества, которые совершают преступления и получают выгоду неимущественного характера? Видимо, в этом случае речь идет о совершении преступления организованной группой либо группой лиц по предварительному сговору. Если же организованная группа только создана для совершения тяжких и особо тяжких преступлений без цели получения финансовой или иной материальной выгоды, то ответственность должна наступать за приготовление к соответствующим преступлениям.

В настоящее время закон называет две формы преступного сообщества. Во-первых, сообщество может осуществлять свою преступную деятельность в форме структурированной организованной группы, под которой, по разъяснению Пленума, следует понимать группу лиц, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких тяжких либо особо тяжких преступлений, состоящую из подразделений (подгрупп, звеньев и т.п.), характеризующихся стабильностью состава и согласованностью своих действий. Структурированной организованной группе кроме единого руководства присущи взаимодействие различных ее подразделений в целях реализации общих преступных намерений, распределение между ними функций, наличие возможной специализации в выполнении конкретных действий при совершении преступления и другие формы обеспечения деятельности преступного сообщества (преступной организации). Как представляется, Пленум дал расширительное толкование признакам сообщества в данной форме, указав еще и на наличие подразделений, о которых в законе ничего не сказано и под которыми предложил понимать функционально и (или) территориально обособленную группу, состоящую из двух или более лиц (включая руководителя этой группы), которая в рамках и в соответствии с целями преступного сообщества (преступной организации) осуществляет преступную деятельность. Такие структурные подразделения, объединенные для решения общих задач преступного сообщества (преступной организации), могут, по мнению Пленума, не только совершать отдельные преступления (дачу взятки, подделку документов и т.п.), но и выполнять иные задачи, направленные на обеспечение функционирования преступного сообщества (преступной организации). В таком случае все, кто вольно или невольно соприкасается с преступным сообществом, может быть обвинен в его участии, что создает, на наш взгляд, опасность объективного вменения. Во-вторых, сообщество может действовать в форме объединения организованных групп, действующих под единым руководством и предполагающих наличие устойчивых связей между самостоятельно действующими организованными группами, совместное планирование и участие в совершении одного или нескольких тяжких или особо тяжких преступлений, совместное выполнение иных действий, связанных с функционированием такого объединения.

7. Разъяснениями Пленума существенно расширено содержание понятий организатора и руководителя преступного сообщества. Под руководством преступным сообществом (преступной организацией) или входящими в него (нее) структурными подразделениями предложено понимать осуществление организационных и (или) управленческих функций в отношении преступного сообщества (преступной организации), его (ее) структурных подразделений, а также отдельных его (ее) участников как при совершении конкретных преступлений, так и при обеспечении деятельности преступного сообщества (преступной организации). Наряду с этим руководство может выражаться, в частности, в определении целей, в разработке общих планов деятельности преступного сообщества (преступной организации), в подготовке к совершению конкретных тяжких или особо тяжких преступлений, в совершении иных действий, направленных на достижение целей, поставленных преступным сообществом (преступной организацией) и входящими в его (ее) структуру подразделениями при их создании (например, в распределении ролей между членами сообщества, в организации материально-технического обеспечения, в разработке способов совершения и сокрытия совершенных преступлений, в принятии мер безопасности в отношении членов преступного сообщества, в конспирации и в распределении средств, полученных от преступной деятельности). Кроме того, по мнению Пленума, к функциям руководителя преступного сообщества (преступной организации) следует также относить принятие решений и дачу соответствующих указаний участникам преступного сообщества (преступной организации) по вопросам, связанным с распределением доходов, полученных от преступной деятельности, с легализацией (отмыванием) денежных средств, добытых преступным путем, с вербовкой новых участников, с внедрением членов преступного сообщества (преступной организации) в государственные, в том числе правоохранительные, органы. Руководство преступным сообществом (преступной организацией), по разъяснению высшей судебной инстанции, может осуществляться как единолично руководителем преступного сообщества (преступной организации), так и двумя и более лицами, объединившимися для совместного руководства (например, руководителем преступного сообщества (преступной организации), руководителем структурного подразделения, руководителем (лидером) организованной группы). Вместе с тем ответственность, по нашему законодательству, носит строго индивидуальный характер, и предложение о введении в судебную практику коллективного руководителя в некоторой степени противоречит доктрине уголовного права. Разве можно сравнивать по степени влияния руководителя преступной организации и лидера организованной группы, совершающей конкретные преступления. Тогда было бы оправданно ввести в УК РФ акцессорную форму соучастия.

8. Групповое совершение преступления подчеркивает повышенную степень опасности соучастников. Данное обстоятельство учитывается в рамках общих начал назначения наказания в плане назначения более строгого наказания на основании и в пределах, предусмотренных уголовным законом (ч. 7 ст. 35 УК). Хотя в этом смысле законодатель допустил дублирование, указав в п. «в» ч. 1 ст. 63 УК на то, что совершение преступления группой лиц, группой лиц по предварительному сговору, организованной группой и преступным сообществом (преступной организацией) относится к числу обстоятельств, отягчающих наказание. Данное обстоятельство из ст. 63 УК должно быть исключено.

Статья 35 УК РФ. Совершение преступления группой лиц, группой лиц по предварительному сговору, организованной группой или преступным сообществом (преступной организацией)

1. Преступление признается совершенным группой лиц, если в его совершении совместно участвовали два или более исполнителя без предварительного сговора.

2. Преступление признается совершенным группой лиц по предварительному сговору, если в нем участвовали лица, заранее договорившиеся о совместном совершении преступления.

3. Преступление признается совершенным организованной группой, если оно совершено устойчивой группой лиц, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких преступлений.

4. Преступление признается совершенным преступным сообществом (преступной организацией), если оно совершено структурированной организованной группой или объединением организованных групп, действующих под единым руководством, члены которых объединены в целях совместного совершения одного или нескольких тяжких либо особо тяжких преступлений для получения прямо или косвенно финансовой или иной материальной выгоды.

5. Лицо, создавшее организованную группу или преступное сообщество (преступную организацию) либо руководившее ими, подлежит уголовной ответственности за их организацию и руководство ими в случаях, предусмотренных статьями 205.4, 208, 209, 210 и 282.1 настоящего Кодекса, а также за все совершенные организованной группой или преступным сообществом (преступной организацией) преступления, если они охватывались его умыслом. Другие участники организованной группы или преступного сообщества (преступной организации) несут уголовную ответственность за участие в них в случаях, предусмотренных статьями 205.4, 208, 209, 210 и 282.1 настоящего Кодекса, а также за преступления, в подготовке или совершении которых они участвовали.

6. Создание организованной группы в случаях, не предусмотренных статьями Особенной части настоящего Кодекса, влечет уголовную ответственность за приготовление к тем преступлениям, для совершения которых она создана.

7. Совершение преступления группой лиц, группой лиц по предварительному сговору, организованной группой или преступным сообществом (преступной организацией) влечет более строгое наказание на основании и в пределах, предусмотренных настоящим Кодексом.

См. все связанные документы >>>

1. В комментируемой статье определяются формы соучастия. Уголовный закон термины «форма» и «вид» соучастия не использует, однако теория уголовного права и судебная практика применяют эти понятия, вкладывая в них разный смысл. Деление соучастия на виды и формы позволяет определить характер и степень взаимодействия между соучастниками, помогает установить степень общественной опасности преступления. Вопрос о видах и формах относится к дискуссионным.

Виды соучастия можно выделить по характеру выполняемой соучастниками функции при совершении преступления: соисполнительство и соучастие с распределением ролей. Соисполнительство характеризуется совершением преступления соисполнителями. Его называют также простым соучастием или совиновничеством.

Соучастие с распределением ролей предполагает участие в преступлении (помимо исполнителя) хотя бы одного другого соучастника: пособника, подстрекателя или организатора. Этот вид соучастия именуется также сложным соучастием, или соучастием в узком смысле слова. В статьях Особенной части УК эти виды соучастия не предусмотрены ни как признаки основного состава, ни как квалифицирующие признаки. Значение видов соучастия состоит в том, что они позволяют правильно определить характер участия лица в совершении преступления для решения вопроса о его уголовной ответственности и назначении наказания.

При соисполнительстве деяния соисполнителей квалифицируются только по статье Особенной части УК. В случае же соучастия с распределением ролей деяния других соучастников (организатора, подстрекателя, пособника) квалифицируются дополнительно еще по соответствующей части ст. 33 УК. Вид соучастия учитывается при определении некоторых форм соучастия.

2. В ст. 35 говорится о совершении преступления группой лиц. В теории уголовного права оно называется формой соучастия. Из комментируемой статьи следует, что формами соучастия являются: 1) группа лиц; 2) группа лиц по предварительному сговору; 3) организованная группа; 4) преступное сообщество (преступная организация).

Формы соучастия выделяются в зависимости от способа совместного совершения преступления и степени согласованности действий соучастников. Способ совершения преступления и согласованность действий соучастников являются взаимосвязанными признаками. Чем меньше степень согласованности, тем проще способ. И наоборот, более высокая согласованность, договоренность о совершаемых действиях предопределяет более совершенный способ осуществления преступления.

Содержание группы лиц, закрепленное ст. 35, сохраняет свое значение применительно к понятию «группа лиц», закрепленному в качестве отягчающего обстоятельства в ст. 63 УК, и ко всем случаям указания на «группу лиц» как квалифицирующий признак преступлений, предусмотренных статьями Особенной части УК.

В УК понятия «группа лиц», «группа лиц по предварительному сговору», «организованная группа» раскрываются исключительно исходя из содержания института соучастия (см. п. 10 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 15.06.2004 N 11 «О судебной практике по делам о преступлениях, предусмотренных статьями 131 и 132 Уголовного кодекса Российской Федерации» . В связи с этим нельзя признать убедительными доводы некоторых авторов, пытающихся группу рассматривать не только применительно к соучастию, но и как признак объективной стороны — способа совершения преступления .

БВС РФ. 2004. N 8.

См.: Рарог А., Есаков Г. Понимание Верховным Судом РФ «группы лиц» соответствует принципу справедливости // Российская юстиция. 2002. N 1. С. 51 — 53.

Согласно ч. 1 ст. 35 преступление признается совершенным группой лиц, если в его совершении совместно участвовали два или более исполнителя без предварительного сговора. Способ взаимодействия соисполнителей ограничивается либо их спонтанными деяниями, либо присоединением одного лица к начавшейся преступной деятельности другого.

Группа лиц характеризуется двумя признаками: в ее состав входят только соисполнители, отсутствует предварительный сговор между ними. Соисполнители как соучастники должны обладать всеми признаками субъекта преступления, по крайней мере, хотя бы двое из них. Другие соучастники, оказывающие какое-либо содействие группе лиц, в состав группы не входят, ее участниками не являются. Например, двое подростков встретили своего недруга и, не сговариваясь, стали его избивать. В это время мимо проходил их приятель, который предложил подросткам зайти к нему, «привести себя в порядок», смыть следы крови, переодеться и уничтожить окровавленную одежду. В этом случае группу лиц образуют только подростки, выполнившие объективную сторону преступления, т.е. те, которые избивали. Третий — пособник, заранее пообещавший скрыть следы преступления. Пособник не является участником группы лиц.

3. Под предварительным сговором понимается договоренность между соисполнителями о совершении преступления, достигнутая до начала совершения преступления, т.е. на стадии приготовления. Сговор, который состоялся уже в процессе осуществления преступления, не считается предварительным. Такая совместная деятельность соисполнителей образует группу лиц. Когда у группы лиц имеются соучастники, преступление в целом совершается с распределением ролей, т.е. формой соучастия является группа лиц, а его видом — соучастие с распределением ролей.

Преступления совершаются группой лиц нередко. В Уголовном кодексе группа лиц предусматривается в качестве квалифицирующего признака убийства (п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК), умышленного причинения тяжкого вреда здоровью потерпевшего (п. «а» ч. 3 ст. 111 УК).

4. В ч. 2 ст. 35 предусмотрено, что преступление признается совершенным группой лиц по предварительному сговору, если в нем участвовали лица, заранее договорившиеся о совместном совершении преступления. Группа лиц по предварительному сговору характеризуется двумя признаками: участием только соисполнителей, наличием предварительного сговора. Иные соучастники (организатор, подстрекатель или пособник), не выполнявшие одновременно функций соисполнителя, не входят в состав группы лиц по предварительному сговору. Их действия следует квалифицировать со ссылкой на соответствующую часть ст. 33 УК.

В отличие от первой группы соисполнители прямо в качестве только одних участников группы лиц по предварительному сговору не названы. В ч. 2 комментируемой статьи говорится об участии лиц, заранее договорившихся о совместном совершении преступления. Такая формулировка явилась в теории уголовного права причиной разного понимания состава группы лиц по предварительному сговору. Имеются высказывания о том, что группа лиц по предварительному сговору может характеризоваться и распределением ролей .

См.: Наумов А.В. Указ. соч. С. 301.

Членами группы лиц по предварительному сговору могут быть только соисполнители.

Именно совершение преступления такой группой, как соисполнителями, повышает общественную опасность преступления. Объединение усилий заранее сговорившихся лиц дает больший эффект, когда эти лица непосредственно участвуют в выполнении объективной стороны преступления. Общественная опасность совершенного деяния, как правило, выше, когда его непосредственно осуществили несколько лиц, предварительно согласовавших свои действия. Выполнение преступления одним лицом, которому помогали организатор, пособник, подстрекатель, не достигает той степени общественной опасности, которая свойственна группе лиц по предварительному сговору. Поэтому не любое совершение соучастниками преступления по предварительному сговору, а только осуществление его группой лиц социально обусловило необходимость выделения этой формы соучастия. Понятие группы лиц по предварительному сговору имеет одинаковое содержание применительно к статьям Общей и Особенной частей УК.

Судебная практика понимает группу лиц по предварительному сговору именно как соисполнителей . О понятии предварительного сговора см. комментарий к понятию группы лиц.

БВС РФ. 2002. N 2. С. 16, 17; п. п. 21, 22 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27.12.2007 N 51 «О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате» // БВС РФ. 2008. N 2.

Совершение преступления группой лиц по предварительному сговору предусмотрено во многих статьях Особенной части УК в качестве квалифицирующего признака преступления. Во всех формах хищениях, во многих преступлениях против жизни и здоровья, против общественной безопасности и др. закреплено усиление уголовной ответственности при совершении преступления такой группой. Деяния членов группы лиц по предварительному сговору квалифицируются только по статье Особенной части УК, части, пункту статьи, предусматривающему анализируемую форму соучастия. Уголовно-правовая оценка деятельности других соучастников данной группы требует дополнительной ссылки на соответствующую часть ст. 33 УК.

5. В ч. 3 ст. 35 предусмотрено, что преступление признается совершенным организованной группой, если оно совершено устойчивой группой лиц, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких преступлений. Организованная группа характеризуется предварительной договоренностью и устойчивостью.

Предварительная договоренность может относиться как к нескольким, так и к одному деянию. Сговор должен быть предварительным, т.е. состояться до начала выполнения объективной стороны преступления. Договоренность участников организованной группы представляет не просто согласование отдельных действий соучастников, а конкретизацию совершения преступлений, детализацию участия каждого соучастника, определение способов оптимального осуществления преступного замысла.

Наличие детального согласования с указанием функций и действий соучастников свидетельствует о большей степени соорганизованности по сравнению с группой лиц по предварительному сговору. Нередко в организованной группе, особенно при ее образовании для совершения одного преступления, имеется подробный детально разработанный план (например, для террористического акта, ограбления).

Устойчивость как признак организованной группы заключается в установлении между соучастниками тесных связей, неоднократность контактов для детализации и проработки будущих действий. Между соучастниками возникают особого рода отношения по взаимодействию в процессе совершения преступления .

БВС РФ. 2001. N 10. С. 17.

Организованная группа может состоять из соисполнителей, а может включать и других соучастников. Устойчивость и особая согласованность членов такой группы настолько повышают ее общественную опасность, что распределение ролей между соучастниками является достижением объективной и субъективной сорганизованности в целях совершения нескольких преступлений.

По одному из дел суд специально подчеркнул значимость формы соучастия для уголовно-правовой оценки деятельности соучастника. По смыслу уголовного закона в случае совершения хищения с проникновением в жилище по предварительному сговору группой лиц при отсутствии признаков организованной группы действия лиц, осведомленных о целях участников хищения и оказавших им содействие в доставке к месту преступления и обратно, но не оказывавших помощь в непосредственном проникновении в жилище или изъятии имущества, подлежат квалификации как соучастие в преступлении в форме пособничества .

БВС РФ. 2002. N 1. С. 21.

В организованной группе, указанной как признак основного или квалифицированного состава преступления, все ее участники являются соисполнителями. К ответственности они привлекаются только по статье Особенной части УК без ссылки на ст. 33 УК независимо от того, что фактически не выполняли объективную сторону преступления.

В вышеприведенном примере поведение лица, содействовавшего совершению хищения путем доставки соучастников к месту преступления и обратно, было оценено как пособничество группе лиц по предварительному сговору. Те же самые действия лица, являвшегося членом организованной группы, получают иную правовую оценку: как соисполнителя в составе организованной группы.

Организованная группа предусмотрена во многих статьях Особенной части УК как квалифицирующий признак состава, например за изготовление или сбыт поддельных денег или ценных бумаг (ч. 3 ст. 186 УК). Разновидностью организованной группы является банда, создание которой предусмотрено уже как оконченное преступление (ст. 209 УК).

Если организованная группа совершает преступление, которое по уголовному закону не имеет квалифицирующих признаков в виде группы лиц, группы лиц по предварительному сговору или организованной группы, действия ее участников, кроме исполнителя (соисполнителей), нужно квалифицировать со ссылкой на ст. 33 УК. При назначении наказания всем членам организованной группы необходимо учесть в качестве отягчающего обстоятельства совершение преступления в составе организованной группы (п. «в» ч. 1 ст. 63 УК).

6. В соответствии с ч. 4 ст. 35 преступление признается совершенным преступным сообществом (преступной организацией), если оно совершено структурированной организованной группой или объединением организованных групп, действующих под единым руководством, члены которых объединены в целях совместного совершения одного или нескольких тяжких либо особо тяжких преступлений для получения прямо или косвенно финансовой или иной материальной выгоды.

Основу преступного сообщества образует организованная группа. Преступное сообщество помимо признаков, относящихся к организованной группе, характеризуется также структурированностью, созданием в целях совместного совершения одного или нескольких тяжких либо особо тяжких преступлений для получения прямо или косвенно финансовой или иной материальной выгоды. Признаки организованной группы, рассмотренные выше, — устойчивость и предварительное согласование деятельности, сохраняют свое значение и для понятия преступного сообщества.

Под структурированной организованной группой следует понимать группу лиц, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких тяжких либо особо тяжких преступлений, состоящую из подразделений (подгрупп, звеньев и т.п.), характеризующихся стабильностью состава и согласованностью своих действий. Такой группе, кроме единого руководства, присущи взаимодействие различных ее подразделений в целях реализации общих преступных намерений, распределение между ними функций, наличие возможной специализации в выполнении конкретных действий при совершении преступления и другие формы обеспечения деятельности преступного сообщества. Структурное подразделение последнего — это функционально и (или) территориально обособленная группа, состоящая из двух или более лиц (включая ее руководителя), которая в рамках и в соответствии с целями преступного сообщества (преступной организации), могут не только совершать отдельные преступления (дачу взятки, подделку документов и т.п.), но и выполнять иные задачи, направленные на обеспечение его функционирования (п. п. 3 и 4 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 10.06.2010 N 12 «О судебной практике рассмотрения уголовных дел об организации преступного сообщества (преступной организации) или участия в нем (ней)» ).

БВС РФ. 2010. N 8.

Четкой структурой выделяется преступное сообщество в виде объединения организованных групп. Здесь каждая организованная группа является самостоятельным структурным подразделением преступного сообщества и подчиняется единому руководству.

Преступное сообщество создается в целях совместного совершения одного или нескольких тяжких или особо тяжких преступлений для получения прямо или косвенно финансовой или иной материальной выгоды. Законом конкретизируется, что тяжкое или особо тяжкое преступление совершается для получения прямо или косвенно финансовой или иной материальной выгоды. Только при сочетании двух целей: совершения тяжкого или особо тяжкого преступления и получения указанной выгоды, имеется преступное сообщество.

О понятии тяжкого и особо тяжкого преступления см. коммент. к ч. ч. 4 и 5 ст. 15 УК.

К получению прямо или косвенно финансовой или иной материальной выгоды можно отнести приобретение имущества или права на имущество, выход на новый рынок сбыта продукции, получение доступа к распоряжению финансовыми средствами, оказание влияния на решение вопроса о заключении контрактов, получение выгодной должности и т.п.

Все рассмотренные признаки преступного сообщества (преступной организации) в совокупности образуют самую опасную форму соучастия. Только при их совместном наличии есть такое преступное сообщество .

БВС РФ. 2001. N 9. С. 9, 10.

Преступное сообщество обладает повышенной общественной опасностью, что учтено законодателем. В действующем УК организация преступного сообщества предусмотрена в качестве самостоятельного преступления в ст. 208 УК — организация незаконного вооруженного формирования; в ст. 210 УК — организация преступного сообщества (преступной организации) и в ст. 282.1 УК — организация экстремистского сообщества в целях совершения преступлений экстремистской направленности, являющихся по категории тяжкими или особо тяжкими преступлениями (см. коммент. к ст. 282.1).

Особенностью перечисленных преступлений является признание их оконченными в момент создания соответствующих формирования, организации. Независимо от того, совершило ли преступное сообщество (ст. 210 УК) тяжкое или особо тяжкое преступление или еще не совершило, с момента его создания преступление считается оконченным. Данные деяния сконструированы по типу преступлений с усеченными составами, в которых сами по себе приготовительные действия признаются оконченным преступлением.

Участие в преступном сообществе является отягчающим наказание обстоятельством (ст. 63 УК). Лица, не являющиеся членами преступного сообщества, которые оказали ему какое-либо содействие, признаются соучастниками преступного сообщества и привлекаются к ответственности со ссылкой на ст. 33 УК.

Согласно ч. 5 ст. 35 лицо, создавшее организованную группу или преступное сообщество (преступную организацию) либо руководившее ими, подлежит уголовной ответственности за их организацию и руководство ими в случаях, предусмотренных ст. ст. 208, 209, 210 и 282.1 УК, а также за все совершенные организованной группой или преступным сообществом (преступной организацией) преступления, которые охватывались его умыслом.

Организатор привлекается к уголовной ответственности за все преступления, совершенные такими группами, если имеется его умысел. Это означает ответственность организатора и в ситуациях, когда он лично не руководил преступлением, но был в курсе совершения последнего и оно совершилось под его общим руководством.

Другие члены организованной группы или преступного сообщества (преступной организации) несут уголовную ответственность либо за участие в них в случаях, предусмотренных статьями Особенной части УК, либо за преступления, в подготовке или совершении которых они участвовали (ч. 5 ст. 35). В первом случае ответственность соучастников предусмотрена за членство в таких группах, например участник преступной организации (ч. 2 ст. 210 УК) отвечает за то, что состоит ее членом как лицо, отвечающее за материально-техническое снабжение преступного сообщества.

Во втором случае участник организованной группы, готовившей убийство, отвечает за приготовление к нему в составе организованной группы по ч. 1 ст. 30 и п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК.

Создание организованной группы в случаях, не предусмотренных статьями Особенной части УК, влечет уголовную ответственность за приготовление к тем преступлениям, для совершения которых она создана (ч. 6 ст. 35). Участники организованной группы, подготавливающие умышленное уничтожение имущества путем взрыва (ч. 2 ст. 167 УК), привлекаются к уголовной ответственности за приготовление к такому уничтожению в соучастии. Действия каждого соучастника квалифицируются по ч. 1 ст. 30, ч. 2 ст. 167 и соответствующей ч. ч. 3, 4 или 5 ст. 33 УК.

7. Совершение преступления группой лиц, группой лиц по предварительному сговору, организованной группой или преступным сообществом (преступной организацией) влечет более строгое наказание на основании и в пределах, предусмотренных УК (ч. 7 ст. 35).

Совершение преступления любой из указанных групп, предусмотренное как квалифицирующий или конститутивный признак состава преступления, отражается в квалификации иных соучастников, которые не являются членами такой группы. Они привлекаются к ответственности по статье Особенной части УК, содержащей указанный признак, с обязательной ссылкой на ст. 33 УК. Когда группе лиц по предварительному сговору, совершившей, например, кражу из торгового павильона, помогал пособник, увозя похищенное с места преступления, такой пособник привлекается к ответственности за пособничество этой группе лиц по ч. 5 ст. 33 и п. «а» ч. 2 ст. 158 УК. Подобная квалификация объясняется тем, что должно быть учтено содействие не одному исполнителю, а именно группе лиц.

8. В организованной группе и преступном сообществе все участники, несмотря на фактическое распределение ролей, юридически являются соисполнителями. Когда совершение преступления организованной группой закреплено в статье УК в качестве квалифицирующего признака, то все члены данной группы привлекаются к ответственности только по этой статье Особенной части УК. Например, организованная группа осуществляет контрабанду табачных изделий. Хотя в этой группе имеются организатор, два соисполнителя и два пособника, все они должны нести ответственность по ч. 4 ст. 188 УК (без ссылки на ст. 33 УК для организатора и пособников). Основанием для данной квалификации является то, что организованная группа характеризует объективную сторону состава преступления; поэтому все ее участники юридически выполняют хотя бы какую-то часть объективной стороны преступления, т.е. являются соисполнителями.

Совершение преступления преступным сообществом не предусмотрено в уголовном законе как квалифицирующее обстоятельство. Совершение его участниками тяжкого преступления, например вымогательства в целях получения имущества в крупном размере, влечет их ответственность следующим образом:

1) все члены преступного сообщества привлекаются за участие в преступном сообществе; организатор — по ч. 1 ст. 210 УК, а другие участники — по ч. 2 ст. 210 УК;

2) все участники преступного сообщества отвечают за вымогательство, совершенное организованной группой и в целях получения имущества в крупном размере (п. п. «а», «б» ч. 3 ст. 163 УК);

3) всем участникам этого сообщества при назначении наказания за вымогательство учитывается отягчающее обстоятельство — совершение преступления в составе преступного сообщества (п. «в» ч. 1 ст. 63 УК). Необходимость учета отягчающего обстоятельства каждому соучастнику объясняется тем, что к ответственности члены преступного сообщества были привлечены за совершение вымогательства организованной группой. На самом же деле преступление совершило преступное сообщество, степень общественной опасности которого выше опасности организованной группы. Неучтенное в квалификации деяний соучастников — совершение вымогательства данным сообществом — реализуется при назначении им наказания как отягчающее обстоятельство.

9. Ответственность соучастников преступления связана не только с квалификацией их роли и формы соучастия. На их ответственность влияют и правила назначения наказания. В соответствии со ст. 63 УК совершение преступления в составе группы лиц, группы лиц по предварительному сговору, организованной группы или преступного сообщества (преступной организации) признается отягчающим наказание обстоятельством.

Согласно ст. 67 УК при назначении наказания за преступление, совершенное в соучастии, учитываются характер и степень фактического участия лица в его совершении, значение этого участия для достижения цели преступления, его влияние на характер и размер причиненного или возможного вреда. Названное требование закона предопределяет индивидуальную ответственность каждого соучастника, привлекаемого по одной и той же статье Особенной части УК и наказываемого в пределах ее санкции.

Вам также может понравиться

Об авторе admin

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *