178 УК РФ

Содержание

Аналитика Публикации

Основной вопрос: компания не согласна с решением антимонопольного органа, который признал, что она заключила картельное соглашение. Факт наличия соглашения подтвержден только косвенными доказательствами. Есть ли шансы на успешное оспаривание решения антимонопольного органа в суде?
Решение: да, шансы есть, поскольку в судебной практике пока нет единообразного подхода к стандарту доказывания картелей. Некоторые суды занимают довольно жесткую позицию как в отношении косвенных доказательств, так и в отношении круга обстоятельств, которые подлежат доказыванию.
При всей активности борьбы антимонопольных органов с картельными соглашениями в России отсутствует какой-либо единообразный стандарт доказывания картельных соглашений: не определен предмет доказывания, а также не разрешен вопрос о допустимости тех или иных доказательств. Дорожная карта «Развитие конкуренции и совершенствование антимонопольной политики», утвержденная распоряжением Правительства РФ от 28.12.12 № 2579-р, предусматривала разработку разъяснений в отношении доказывания картельных сговоров к ноябрю 2013 года. Однако эти разъяснения не разработаны до сих пор.
Из практики антимонопольных органов можно выделить две основные тенденции. Во-первых, по мнению ФАС России, запрет на картельные соглашения хозяйствующих субъектов является запретом «per se», что означает отсутствие необходимости доказывать влияние таких соглашений на состояние конкуренции. Во-вторых, ФАС России настаивает на необходимости принятия при рассмотрении картельных дел не только прямых, но и совокупности косвенных доказательств (например, это могут быть экономический анализ деятельности участников рынка, поведенческий анализ хозяйствующих субъектов, опрос потребителей и экономико-статистические расчеты эластичности спроса по цене и пр.). Это означает, что вывод о наличии в действиях субъектов запрещенного соглашения может быть сделан через результат предполагаемого соглашения, без ссылки на какие-либо прямые доказательства вины лиц. И таких примеров в практике антимонопольных органов немало.
Отсутствие единообразного стандарта доказывания запрещенных соглашений приводит к увеличению роли судейского усмотрения при разрешении в суде дел по оспариванию решений и предписаний антимонопольных органов. При этом подходы судов и антимонопольных органов иногда существенно расходятся. Более того, единообразия нет и в самой судебной практике. Тем не менее в ней можно выделить определенные тенденции, формирующиеся на сегодняшний день.
Предмет доказывания
Один из камней преткновения в судебной практике – вопрос о том, должен ли антимонопольный орган, доказывая наличие картельного соглашения, проводить анализ рынка, на котором заключено это соглашение. В подзаконном нормативном акте, который регламентирует порядок определения товарного рынка (Порядок проведения анализа состояния конкуренции на товарном рынке, утвержден приказом ФАС России от 28.04.10 № 220), прямо указано, что при рассмотрении дел о нарушении антимонопольного законодательства, возбужденных по признакам нарушения частей 1, 1.2 и 3 статьи 11 закона № 135-ФЗ (то есть в том числе дел о нарушении запрета на картели), не требуется проведения анализа состояния конкуренции на товарном рынке. Поэтому антимонопольные органы обычно такой анализ не проводят. Как было указано выше, считая запрет на картельные соглашения безусловным, они не видят необходимости доказывать влияние этих соглашений на состояние конкуренции. По той же причине антимонопольные органы не анализируют последствия заключения того или иного соглашения для самих компаний – принесло им это экономическую выгоду или нет. Суды расценивают эти факты по-разному.
Жесткий подход к кругу обстоятельств, подлежащих доказыванию. Так, в одном деле суд высказал позицию, согласно которой для установления факта наличия антиконкурентного соглашения антимонопольный орган должен доказать совокупность трех обстоятельств. Во-первых, факт достижения (заключения) хозяйствующими субъектами соглашения и их участия в нем (как правило, на основании экономического анализа товарного рынка). Во-вторых, наличие отрицательных последствий для рынка от предполагаемого картельного соглашения. И в-третьих, причинно-следственную связь между конкретными действиями участников и негативными последствиями для рынка (постановление ФАС Поволжского округа от 11.12.12 по делу № А06-9400/2011).
Кроме того, многие суды указывают квалифицирующим признаком антиконкурентного соглашения (и соответственно, обстоятельством, подлежащим доказыванию антимонопольными органами) получение компанией, которая заключила соглашение, экономической выгоды в той или иной форме. Так, в одном деле компаниям удалось оспорить решение ФАС России, которым они были признаны нарушившими пункт 2 части 1 статьи 11 закона № 135-ФЗ (заключение ограничивающего конкуренцию соглашения, которое привело к поддержанию цен на торгах). Суды признали это решение недействительным из-за отсутствия доказательств того, что компании, которым вменялось нарушение, получили какую-либо материальную выгоду от предполагаемого соглашения, а также из-за того, что антимонопольный орган не провел анализ рынка лекарственных препаратов, его специфики (постановление ФАС Московского округа от 17.10.12 по делу № A40-106915/11).

На необходимость доказывания факта получения экономической выгоды от предполагаемого соглашения также было указано в постановлении Девятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 16.05.13 по делу № А64-8157/2012. В постановлении ФАС Московского округа от 16.06.14 по делу № А40-35775/13 суд указал, что неопределенность географических и продуктовых границ товарного рынка, отсутствие исследования взаимозаменяемости товаров и долей каждого из обвиняемых хозяйствующих субъектов на рынке не позволяют сделать вывод о наличии соглашения о разделе рынка. Таким образом, фактически суд указал на необходимость анализа рынка для доказывания существования картельного соглашения. К аналогичному выводу пришел ФАС Уральского округа в постановлении от 24.08.12 по делу № А07-22878/11.
ФАС Поволжского округа в постановлении от 28.01.13 по делу № А12-6375/2011 указал, что для установления наличия картельного соглашения необходимо в том числе выявить потенциальную возможность наступления отрицательных последствий в связи с заключением такого соглашения (определением ВАС РФ от 29.07.13 № 6461/12 отказано в передаче дела на пересмотр в Президиум). Семнадцатый арбитражный апелляционный суд в постановлении от 28.08.12 по делу

№ А71-2409/2012 тоже указал, что, поскольку нарушение состоит в достижении участниками договоренности, которая приводит или может привести к перечисленным в части 1 статьи 11 закона № 135-ФЗ последствиям, антимонопольный орган должен доказать наличие соответствующих последствий.
Мягкий подход к кругу обстоятельств, подлежащих доказыванию. В то же время некоторые суды придерживаются менее жесткого подхода к доказыванию картельных соглашений и не считают нужным устанавливать возможность наступления отрицательных последствий для рынка. Например, в одном деле суд указал, что в части 1 статьи 11 закона № 135-ФЗ установлен безусловный запрет на соглашения, которые приводят или могут привести в том числе к необоснованному установлению и поддержанию завышенных наценок, цен. Суд прямо назвал этот запрет запретом «per se» и указал, что для его применения не требуются доказательства негативных последствий, в том числе в части влияния на конкуренцию, ущемления интересов (постановление Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 18.07.12 по делу № А65-9084/2011). ФАС Северо-Кавказского округа в постановлении от 06.05.10 по делу № А32-23943/2008-19/488 и вовсе указал, что исходя из смысла статей 11, 12 и 13 закона № 135-ФЗ возможность наступления соответствующих последствий предполагается.
Девятый арбитражный апелляционный суд в постановлении от 24.04.13 по делу № А40-94793/12-93-935 согласился с тем, что должен быть доказан факт достижения антиконкурентного соглашения, а также факт получения его участниками экономической выгоды, а вот в отношении наступления ограничивающих конкуренцию последствий заметил, что их доказывать не обязательно.
Использование косвенных доказательств
Сложившаяся судебная практика показывает, что суды чаще всего принимают косвенные доказательства заключения картельного соглашения по делам о сговоре на торгах в рамках государственного заказа, чем по другим категориям картельных дел. Однако это не исключает возможности распространения такой тенденции и на иные категории нарушений. Так, Пятый арбитражный апелляционный суд в постановлении от 14.05.14 по делу № А51-28478/2013 прямо указал, что доказывание наличия и фактической реализации антиконкурентного соглашения между хозяйствующими субъектами осуществляется на основании анализа их поведения в рамках предпринимательской деятельности с учетом принципов разумности и обоснованности.
Например, в постановлении от 03.04.13 по делу № А53-21732/2012 ФАС Северо-Кавказского округа сделал вывод о нелогичности поведения хозяйствующих субъектов, которые понесли затраты на участие в аукционе, но не приняли в нем реального участия. В результате суд признал, что действия участников были направлены только на поддержание цены на торгах, ограничение состязательности в установлении конкурентной цены и создание положения, влекущего за собой недостаточную экономию бюджетных средств. Это, по мнению антимонопольных органов (и по мнению суда тоже), означало наличие между хозяйствующими субъектами антиконкурентного соглашения.
Аналогичным образом суды согласились с доказанностью картельных соглашений на основе анализа поведения участников торгов в постановлениях ФАС Дальневосточного округа от 05.11.13 по делу № А59-5489/2012, Западно-Сибирского округа от 06.11.13 по делу № А70-139/2013, Московского округа от 22.04.13 по делу № А40-94475/12-149-866, Восточно-Сибирского округа от 25.03.14 по делу № А74-2372/2013.
Но нельзя сказать, что эта позиция является единственной. Многие суды указывают на то, что для доказывания наличия картельного сговора недостаточно наличия исключительно косвенных доказательств. Например, в одном деле суд указал, что поведение участников торгов, выражающееся в отсутствии ценовых предложений по контракту, само по себе не является безусловным доказательством наличия соглашения между хозяйствующими субъектами (постановление ФАС Центрального округа от 30.03.13 по делу № А64-4201/2012, определением ВАС РФ от 16.09.13 № ВАС-10923/13 отказано в передаче дела в Президиум).
Оценка доказательств, собранных антимонопольным органом
Отдельным вопросом доказывания картельных соглашений является оценка судами доказательств, собранных антимонопольным органом. Например, столь популярные у антимонопольных органов заявления самих участников предполагаемого соглашения о его наличии (в порядке части 1 примечания к статье 14.32 КоАП РФ), как правило, оцениваются судами скептически и не являются достаточным доказательством наличия сговора. Такой подход обусловлен наличием заинтересованности компаний в снижении или исключении своей ответственности.
Оценка конкретных видов доказательств. Так, в постановлении от 28.01.13 по делу № А12-6375/2011 ФАС Поволжского округа указал, что само по себе заявление хозяйствующего субъекта не может служить доказательством нарушения антимонопольного законодательства без проведения анализа иных обстоятельств, без выявления факта достижения (заключения) хозяйствующими субъектами соглашения, их участия в нем и выявления потенциальной возможности наступления отрицательных последствий в связи с заключением такого соглашения, то есть причинно-следственной связи. Аналогичное мнение было высказано в постановлении Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 20.07.12 по делу № А65-30033/2011.
Кроме того, суды скептически оценивают объяснения заинтересованных в исходе дела лиц, например подателей жалобы в антимонопольный орган. Так, в постановлении от 23.04.14 по делу № А45-11180/2013 ФАС Западно-Сибирского округа счел недоказанным наличие в действиях обвиняемых лиц признаков сговора, так как свидетельские показания противоречили объяснениям подателей жалобы в антимонопольный орган.
Переписку между хозяйствующими субъектами, в том числе электронную, суды также не всегда принимают во внимание при решении вопроса о наличии картельного соглашения. В каждом конкретном случае суды оценивают относимость переписки к конкретным обстоятельствам дела. Доказательственная сила переписки зависит не только от степени конкретики ее содержания, но и от того, кто является отправителем и адресатом писем. Как правило, сама по себе переписка между участниками рынка не принимается в качестве достаточного доказательства существования картельного соглашения. Например, в одном споре суд пришел к выводу, что переписка велась в процессе обычной хозяйственной деятельности и сама по себе не свидетельствует об участии компаний в антиконкурентном соглашении, не доказывает фактов установления и поддержания цен, раздела товарного рынка по объему продажи и составу покупателей (постановление ФАС Поволжского округа от 28.01.13 по делу № А12-6375/2011). В другом деле суд не принял в качестве доказательства электронную переписку между сотрудником компании, которой вменялось заключение картельного соглашения, и сотрудником другой компании, не имевшей отношения к предполагаемому соглашению. Суд указал, что вторая сторона предполагаемого соглашения не принимала участия в переписке, следовательно, такие письма не могут свидетельствовать о заключении соглашения между этими субъектами (постановление ФАС Московского округа от 15.10.12 по делу № А40-73033/11-145-623).
Формальные требования к доказательствам. В то же время не стоит рассчитывать на то, что суд исключит из числа доказательств по делу какие-либо документы, представленные антимонопольным органом, только по формальным основаниям. Так, в одном деле антимонопольный орган среди прочих доказательств представил обычные распечатки электронной переписки, а суды их не приняли, поскольку переписка велась без использования ЭЦП и между сторонами не было соглашения об обмене электронными документами, кроме того, в деле не было скриншотов. Суды сочли, что невозможно достоверно установить отправителя и дату отправки, представленные документы не являются надлежащими копиями, так как не соответствуют требованиям законодательства об обмене электронными документами (федеральным законам от 27.07.06 № 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» и от 10.01.02 № 1-ФЗ «Об электронной цифровой подписи»). Президиум ВАС РФ эту позицию не поддержал. Он вернул дело на новое рассмотрение, указав, что, во-первых, отсутствие соглашения об обмене электронными документами между сторонами переписки, а равно отсутствие ЭЦП в отправляемых и получаемых документах (даже при наличии такого соглашения) не является нарушением требований закона при доказывании неправомерных действий, в связи с чем не влечет за собой безусловную невозможность использования соответствующих документов и материалов в качестве доказательств. Главное, чтобы при сборе этих доказательств антимонопольный орган не допустил процессуальных нарушений, а в данном случае таких нарушений не было.
Во-вторых, получение или отправка сообщения с использованием адреса электронной почты, известного как почта самого лица или служебная почта его компетентного сотрудника, свидетельствует о совершении этих действий самим лицом, пока им не доказано обратное (при установлении соблюдения порядка проведения проверки и изъятия доказательств).
В-третьих, переписка по электронной почте подлежала оценке наряду с другими, в том числе косвенными, доказательствами в их взаимосвязи и совокупности. О достоверности представленных ФАС России документов и материалов может свидетельствовать совпадение их содержания с другими подтвержденными по делу обстоятельствами (например, единообразное и синхронное ценовое поведение). Более того, даже нетождественность документов и материалов в каких-то частях при доказывании нарушений со множеством участников может не иметь существенного значения для установления сути их содержания, первоисточника может вообще не существовать в письменном или ином материальном виде (постановление Президиума ВАС РФ от 12.11.13 № 18002/12).
Иными словами, судам был задан вектор избегать формального подхода к оценке доказательств, уделяя больше внимания их сущности и содержанию.

Статья 178 УК РФ. Ограничение конкуренции

Новая редакция Ст. 178 УК РФ

1. Ограничение конкуренции путем заключения между хозяйствующими субъектами-конкурентами ограничивающего конкуренцию соглашения (картеля), запрещенного в соответствии с антимонопольным законодательством Российской Федерации, если это деяние причинило крупный ущерб гражданам, организациям или государству либо повлекло извлечение дохода в крупном размере, —

наказываются штрафом в размере от трехсот тысяч до пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до двух лет, либо принудительными работами на срок до трех лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до одного года или без такового, либо лишением свободы на срок до трех лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью до одного года либо без такового.

2. Те же деяния:

а) совершенные лицом с использованием своего служебного положения;

б) сопряженные с уничтожением или повреждением чужого имущества либо с угрозой его уничтожения или повреждения, при отсутствии признаков вымогательства;

в) причинившие особо крупный ущерб либо повлекшие извлечение дохода в особо крупном размере, —

наказываются принудительными работами на срок до пяти лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового либо лишением свободы на срок до шести лет со штрафом в размере до одного миллиона рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до пяти лет или без такового и с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок от одного года до трех лет или без такового.

3. Деяния, предусмотренные частями первой или второй настоящей статьи, совершенные с применением насилия или с угрозой его применения, —

наказываются принудительными работами на срок до пяти лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок от одного года до трех лет либо лишением свободы на срок до семи лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок от одного года до трех лет.

Примечания. 1. Доходом в крупном размере в настоящей статье признается доход, сумма которого превышает пятьдесят миллионов рублей, а доходом в особо крупном размере — двести пятьдесят миллионов рублей.

2. Крупным ущербом в настоящей статье признается ущерб, сумма которого превышает десять миллионов рублей, а особо крупным ущербом — тридцать миллионов рублей.

3. Лицо, совершившее преступление, предусмотренное настоящей статьей, освобождается от уголовной ответственности, если оно первым из числа соучастников преступления добровольно сообщило об этом преступлении, активно способствовало его раскрытию и (или) расследованию, возместило причиненный этим преступлением ущерб или иным образом загладило причиненный вред и если в его действиях не содержится иного состава преступления.

Комментарий к Статье 178 УК РФ

1. Нормативный материал: ФЗ от 26.07.2006 N 135-ФЗ «О защите конкуренции» <1>; ст. 4 Закона РСФСР от 22.03.1991 N 948-1 «О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках» (в ред. от 26.07.2006) <2>; ФЗ от 17.08.1995 N 147-ФЗ «О естественных монополиях» (в ред. от 04.05.2006) <3>; письмо ГКАП России от 14.03.1996 N ВБ/1034 «О выявлении монопольно высоких цен»; Приказ МАП России от 20.12.1996 N 169 «Об утверждении Порядка проведения анализа и оценки состояния конкурентной среды на товарных рынках» (в ред. от 25.04.2006) <4> и др.
———————————
<1> СЗ РФ. 2006. N 31 (ч. 1). Ст. 3434.

<2> Ведомости РФ. 1991. N 16. Ст. 499; 1995. N 22. Ст. 1977; 1998. N 19. Ст. 2066; 2002. N 41. Ст. 3969; 2006. N 31 (ч. 1). Ст. 3434.

<3> СЗ РФ. 1995. N 34. Ст. 3426; 2001. N 33 (ч. 1). Ст. 3429; 2002. N 1 (ч. 1). Ст. 2; 2003. N 2. Ст. 168, N 13. Ст. 1181; 2004. N 27. Ст. 2711; 2006. N 1. Ст. 10, N 19. Ст. 2063.

<4> БНА. 1997. N 3; 1999. N 18 — 19; 2006. N 32.

2. Объективная сторона составов преступления представлена тремя самостоятельными формами: а) недопущением конкуренции; б) ограничением конкуренции; в) устранением конкуренции.

Любая из названных форм может быть совершена одним из шести указанных в законе способов: 1) установлением или поддержанием монопольно высоких цен; 2) установлением или поддержанием монопольно низких цен; 3) разделом рынка; 4) ограничением доступа на рынок других субъектов экономической деятельности; 5) устранением с рынка других субъектов экономической деятельности; 6) установлением или поддержанием единых цен.

3. В отличие от прежней редакции коммент. статьи состав сформулирован как материальный. Преступление окончено (составом), если результатом недопущения, ограничения или устранения конкуренции явилось причинение крупного ущерба.

4. Все формы деяния — недопущение, ограничение, устранение конкуренции — направлены на одно и то же: на минимизацию конкуренции в хозяйственной деятельности. Виновные сводят к минимуму, вплоть до полного ее исключения, состязательность хозяйствующих субъектов, при которой их самостоятельные действия эффективно ограничивают возможность каждого из хозяйствующих субъектов односторонне воздействовать на общие условия обращения товаров на соответствующем товарном рынке. Разным по формам является только объем минимизации конкуренции и тот момент, с которого начинаются действия виновного.

При недопущении конкуренции виновный своими действиями делает невозможным конкуренцию в конкретной сфере функционирования товарного рынка. Состязательности хозяйствующих субъектов здесь не было в принципе «благодаря» предпринятым виновным мерам.

Ограничение конкуренции означает такое состояние на товарном рынке, когда состязательность хозяйствующих субъектов в некоторой мере сохраняется, но ее рамки искусственно регулируются действиями виновного.

Наконец, устранение конкуренции есть тогда, когда в результате действий виновного конкуренция была исключена из той сферы функционирования товарного рынка, где она ранее имела место.

5. В определенной степени само деяние по составу — недопущение, ограничение или устранение конкуренции — является и последствием, которого, однако, недостаточно для наличия оконченного (составом) преступления. Требуется еще и причинение крупного ущерба.

6. Установление или поддержание монопольно высоких или монопольно низких цен как способы недопущения, ограничения или устранения конкуренции отличаются друг от друга тем, что при установлении цен они изначально являются монопольно высокими или низкими, при осознании этого виновным; собственно, последний и назначает эти цены, преследуя при этом свою выгоду. При поддержании цен лицо (представитель хозяйствующего субъекта) само не назначает такую цену, но включается в ее обеспечение, при осознании того факта, что цена относится к монопольным.

В любом случае монопольные цены связаны с субъектом, занимающим доминирующее положение на рынке определенного товара. Его понятие см. в анализе субъекта преступного посягательства.

7. Понятия монопольно высокой и монопольно низкой цены даны в ст. 6, 7 ФЗ от 26.07.2006 N 135-ФЗ.

8. Раздел рынка представляет собой: 1) достижение в любой форме соглашений (договор, иные сделки, соглашения, согласованные действия) между хозяйствующими субъектами, действующими на рынке одного товара (взаимозаменяемых товаров); 2) соглашения или согласованные действия федеральных органов исполнительной власти, органов государственной власти субъектов РФ, органов местного самоуправления, иных наделенных функциями или правами указанных органов власти органы или организации между собой либо между ними и хозяйствующим субъектом — о разграничении сфер влияния на рынке, деление последнего на части: а) по территориальному принципу; б) по объему продаж или закупок; в) по ассортименту реализуемых товаров; г) по кругу продавцов или покупателей (заказчиков).

9. Два следующих способа недопущения, ограничения или устранения конкуренции похожи между собой, поскольку оба представляют создание препятствий другим хозяйствующим субъектам по проникновению на товарный рынок, вне зависимости от того, в качестве кого собираются выступать на рынке эти субъекты — в качестве продавцов или покупателей. При этом создавать указанные препятствия может один хозяйствующий субъект, если он занимает доминирующее положение, или хозяйствующие субъекты, действующие согласованно (соглашение — в любой форме), или федеральные органы исполнительной власти, органы государственной власти субъектов РФ, органы местного самоуправления, иные наделенные функциями или правами указанных органов власти органов или организаций, действующие согласованно между собой либо между ними и хозяйствующим субъектом, доля которого на рынке также может быть любой.

При ограничении доступа на него у других хозяйствующих субъектов остается возможность присутствовать на рынках, хотя и в меньшем объеме.

При устранении с рынка других субъектов экономической деятельности рынок представлен только одним хозяйствующим субъектом.

10. Конкретные разновидности ограничения доступа на рынок и устранения с него хозяйствующих субъектов могут носить физический и психологический характер. К физическим относятся, например, уничтожение или повреждение товара (особо квалифицированный состав), блокирование транспортных коммуникаций, скупка всех возможных торговых мест, закрытие (незаконное) предприятий торговли, незаконный отказ в выдаче лицензии на занятие предпринимательской деятельностью в сфере производства или реализации товаров, причинение вреда оборудованию производственных предприятий (особо квалифицированный состав) и т.д. Должностные лица органов власти и управления привлекаются в этих случаях дополнительно по ст. 169, 285, 286 или 289.

Психологические способы заключаются в психическом воздействии на потерпевшего — угрозах различного содержания: насилием, уничтожением или повреждением чужого имущества (признается особо отягчающим обстоятельством), разглашением позорящих сведений, применением дисциплинарных мер, привлечением к УО и т.п.

Кроме названных, разновидностями ограничения доступа на рынок или устранения с него других субъектов экономической деятельности являются, например: распространение ложных, неточных или искаженных сведений о деловой репутации хозяйствующих субъектов; введение потребителей в заблуждение относительно характера, способа, места изготовления, потребительских свойств, качества товара; некорректное сравнение в процессе рекламной деятельности своих производимых или реализуемых товаров с товарами других хозяйствующих субъектов и др.

11. Установление или поддержание единых цен наказуемо также, если имело место соглашение об этом указанных субъектов. Названная форма ограничения конкуренции заключается в договоренности об одинаковых ценах на одинаковые виды товаров, услуг и т.п. у различных хозяйствующих субъектов с целью извлечения дополнительной прибыли или устранения других хозяйствующих субъектов с рынка. Для установления единых цен могут быть предприняты такие действия, как временное изъятие товаров из обращения, сдерживание их от реализации, сокращение или прекращение производства товаров, на которые имеется спрос или заказ потребителей, при наличии безубыточной возможности их производства, и т.п.

12. Недопущение, ограничение, устранение конкуренции окончено, когда в результате причинен крупный ущерб. Его понятие дано в примеч. к статье; его размер должен превышать 1 млн. руб. Следует, таким образом, констатировать, что ФЗ от 08.12.2003 N 162-ФЗ произвел значительную декриминализацию в сфере отклоняющегося поведения, связанного с монополистической деятельностью. По прежнему уголовному законодательству преступным признавалось любое деяние, вне зависимости от причиненного ущерба. Ущерб не был предусмотрен даже в числе квалифицирующих или особо квалифицирующих признаков состава.

13. Местом совершения преступления выступает товарный рынок, т.е. сфера обращения товаров (включая работы и услуги), предназначенных для продажи, обмена или иного введения в оборот, не имеющих заменителей, либо взаимозаменяемых товаров на территории РФ или ее части, определяемой исходя из экономической возможности приобретателя приобрести товар на соответствующей территории и отсутствия этой возможности за ее пределами.

14. Параметры товарного рынка определены в Порядке проведения анализа и оценки состояния конкурентной среды на товарных рынках, утв. Приказом МАП России от 20.12.1996 N 169. К ним относятся: продуктовые границы рынка, состав продавцов и покупателей, географические границы рынка, объем товарных ресурсов рынка и доли хозяйствующего субъекта на рынке. Определение продуктовых границ рынка представляет собой процедуру определения товара, товаров-заменителей и формирование товарной группы. Географические границы товарного рынка определяют территорию (географическую область, регион), на которой покупатели из выделенной группы приобретают или могут приобрести рассматриваемый товар и не имеют такой возможности за ее пределами.

15. Субъективная сторона составов преступления характеризуется умышленной формой вины.

16. Субъекты преступного посягательства различны, в зависимости от примененных виновными способов деяния.

17. Установить или поддерживать монопольные цены (как высокие, так и низкие) могут только представители хозяйствующих субъектов, занимающих доминирующее положение.

Доминирующее положение означает исключительное положение хозяйствующего субъекта или нескольких хозяйствующих субъектов на рынке товара, не имеющего заменителя, либо взаимозаменяемых товаров, дающее ему (им) возможность оказывать решающее влияние на общие условия обращения товара на соответствующем товарном рынке или затруднять доступ на рынок другим хозяйствующим субъектам.

Доминирующим признается положение хозяйствующего субъекта, доля которого на рынке определенного товара составляет 65% и более, за исключением тех случаев, когда хозяйствующий субъект докажет, что, несмотря на превышение указанной величины, его положение на рынке не является доминирующим. Доминирующим, исходя из стабильности доли хозяйствующего субъекта на рынке, относительного размера долей, принадлежащих конкурентам, возможности доступа на рынок новых конкурентов и других критериев, признается антимонопольным органом и положение хозяйствующего субъекта, доля которого менее 65%, однако более 35%.

Федеральная антимонопольная служба (ФАС России) формирует и ведет Реестр хозяйствующих субъектов, имеющих на рынке определенного товара более 35%.

Исходя из изложенного, субъекты недопущения, ограничения или устранения конкуренции путем установления или поддержания монопольных цен — индивидуальные предприниматели, а также руководители и рядовые члены организаций — коммерческих и некоммерческих, осуществляющие предпринимательскую деятельность, российские и иностранные, занимающие доминирующее положение на товарном рынке.

18. Субъектом недопущения, ограничения или устранения конкуренции, совершенных другими указанными в коммент. статьи способами, могут быть отмеченные лица — представители хозяйствующих субъектов, занимающих доминирующее положение на рынке определенного товара, а также представители федеральных органов исполнительной власти, органов государственной власти субъектов РФ, органов местного самоуправления, иных наделенных функциями или правами указанных органов власти органов или организаций (должностные лица, как правило), которые приняли акты и (или) совершили действия, направленные на ограничение самостоятельности хозяйствующих субъектов, или создали дискриминационные условия деятельности отдельных хозяйствующих субъектов и т.д.

Достаточно часто, из смысла закона, недопущение, ограничение или устранение конкуренции совершается группой лиц по заключенному между собой соглашению. В эту группу могут входить: представители хозяйствующих субъектов (необязательно, чтобы кто-нибудь из них или они вместе занимали доминирующее положение); представители органов власти и управления; представители тех и других лиц. Действия представителей такой группы подпадают под ч. 2 коммент. статьи, поскольку в содеянном обязательно присутствует группа лиц с предварительным сговором.

Конкретно в качестве субъекта могут выступать любые лица, действующие от имени хозяйствующего субъекта (руководители, учредители, рядовые члены, уполномоченные на это руководителями или учредителями), а также должностные лица, индивидуальные предприниматели и т.д.

19. Квалифицирующим признаком недопущения, ограничения или устранения конкуренции (ч. 2) является совершение деяния лицом с использованием своего служебного положения либо группой лиц по предварительному сговору.

20. Особо квалифицирующими признаками (ч. 3) выступают: а) применение насилия или угроза его применения; б) уничтожение или повреждение чужого имущества либо угроза его уничтожения или повреждения, при отсутствии признаков вымогательства; в) организованная группа.

21. Насилие по составу включает в себя причинение легкого или средней тяжести вреда здоровью, побои, истязание, неквалифицированное незаконное лишение свободы. Если недопущение, ограничение или устранение конкуренции сопровождались причинением тяжкого вреда здоровью, последний требует дополнительной квалификации по ст. 111. Угроза применением насилия включает в себя также угрозу убийством и причинением тяжкого вреда здоровью.

22. Понятия уничтожения и повреждения чужого имущества отличаются друг от друга возможностью и целесообразностью восстановления причиненного вреда.

23. В особо квалифицированном недопущении, ограничении или устранении конкуренции должны отсутствовать признаки вымогательства; если же виновный, угрожая насилием или причинением вреда имуществу, требует передать ему какое-либо имущество или право на него либо выполнить действия имущественного характера, он привлекается к УО по ст. 163.

24. Деяния, предусмотренные ч. 1 коммент. статьи, отнесены к категории преступлений небольшой тяжести; ч. 2 — к категории преступлений средней тяжести; ч. 3 — к тяжким преступлениям.

Другой комментарий к Ст. 178 Уголовного кодекса Российской Федерации

1. Объективная сторона преступления характеризуется следующими обязательными признаками: общественно опасным деянием — недопущение, ограничение или устранение конкуренции; способом — заключение ограничивающих конкуренцию соглашений или осуществление ограничивающих конкуренцию согласованных действий, неоднократное злоупотребление доминирующим положением; последствием — крупный ущерб (свыше 1 млн. руб.) гражданам, организациям, государству или извлечение дохода в крупном размере (свыше 5 млн. руб.).

2. Понятия «конкуренция», «соглашение», «доминирующее положение», «злоупотребление доминирующим положением» раскрываются в Федеральном законе от 26 июля 2006 г. N 135-ФЗ «О защите конкуренции».

3. Понятие «неоднократного злоупотребления доминирующим положением» содержится в примечании 4 к статье.

4. Перечисленные способы совершения преступления в ст. 178 УК РФ конкретизируются и заключаются:

— в установлении и (или поддержании) монопольно высокой или монопольно низкой цены товара (ст. ст. 6, 7 указанного Федерального закона);

— в необоснованном отказе или уклонении от заключения договора с отдельными покупателями (заказчиками) в случае наличия возможности производства или поставок соответствующего товара, а также в случае, если такой отказ или такое уклонение прямо не предусмотрены федеральными законами, нормативными правовыми актами;

— в ограничении доступа на рынок, т.е. совершении различных действий, вследствие которых другие хозяйствующие субъекты лишаются доступа к товарному рынку или же такой доступ становится возможным лишь при условии выполнения невыгодных или неприемлемых для них требований. Это может, например, выражаться: в уничтожении или повреждении товаров, запрете на производство тем или иным хозяйствующим субъектом определенных товаров или услуг, введение необоснованных запретов на реализацию продукции из одного региона в другой, установлении или поддержании единых высоких или низких цен и т.д.

5. Действия должностного лица, использующего свои должностные полномочия для недопущения, ограничения или устранения конкуренции, перечисленными в законе способами квалифицируются по ч. 2 ст. 178 УК РФ и дополнительной квалификации по ст. ст. 169, 285 или 286 УК РФ не требуют.

6. Частью 3 ст. 178 УК РФ охватывается нанесение потерпевшему побоев, совершение иных насильственных действий, вызвавших физическую боль, причинение легкого или средней тяжести вреда здоровью.

7. В отличие от вымогательства рассматриваемое преступление не связано с требованием безвозмездной передачи имущества или права на имущество либо совершения действий имущественного характера, результатом которых будет нарушение отношений собственности. Умысел виновного в данном случае направлен на ограничение, недопущение или устранение конкуренции.

Картельный сговор: признаки и практика

Повышайте квалификацию на курсе «Противодействие коррупции», Повышение квалификации, 40 ак.часов, Удостоверение

Недобросовестные участники торгов, а нередко и сами заказчики прибегают к разным способам обхода закона с целью:

  • заключить контракт с заранее определённым поставщиком (в случае сговора заказчика с участником);
  • либо максимально снизить, повысить или поддержать цену контракта (преимущественно, когда сговор заключен между участниками-конкурентами).

Сговор при проведении торгов — это соглашение, которое ограничивает или исключает конкуренцию на торгах.

Типы мошенничества зависят от фантазии их участников. Могут применяться совершенно различные схемы: от манипуляций с документацией до получившего широкое распространение «тарана».

Почему же важно разбираться в уловках, к которым прибегают заказчики и недобросовестные участники на торгах?

Во-первых, можно выявить «заточенные» под конкретного участника торги и не принимать участие в таких закупках, сэкономив время и использовав его с пользой, например, участвуя в других (честных) торгах.

Во-вторых, выявив признаки мошенничества в закупках, можно попробовать обойти ловушки заказчика или участников сговора и выиграть торги.

В-третьих, если вы видите признаки сговора на торгах, лучше подать жалобу в ФАС России, чтобы пресечь недобросовестное поведение на перспективу и искоренить уже сложившуюся практику.

Виды сговоров на торгах

  1. Сговоры участников закупки между собой (картель).
  2. Сговоры между участником закупки и заказчиком.

Картельные сговоры могут быть в форме «тарана», соглашения о пассивном участии в торгах (отказ от торгов) либо о подаче неконкурентоспособного предложения.

Таран в торгах

«Таран» — это стратегия выдворения добросовестных участников с аукциона.

Суть схемы: участники сговора снижают цену до экономически невыгодной, вынуждая добросовестных поставщиков отказаться от дальнейшей борьбы. При рассмотрении вторых частей заявок обнаруживается, что компании-«тараны» не соответствуют требованиям документации и их заявки отклоняются.

Третий участник сговора (победу которого обеспечивают демпингующие компании), на последних минутах аукциона делает предложение, незначительно отличающееся от начальной цены контракта, и побеждает в торгах.

Соглашение о неучастии в торгах направлено на заключение контракта с победителем с минимальным снижением цены из-за бездействия других участников. Проявляется как отказ от торга, раздел контрактов или рынка.

Аукционные роботы

В настоящее время популярность приобретают «цифровые» сговоры с применением аукционных роботов, запрограммированных на минимальное снижение от начальной цены.

Переход картелей в «цифру» главный тренд в практике сговорщиков.

Подобный сговор на торгах в 2016 году был раскрыт в Мурманске. При создании аукционных роботов две компании программировали для них лимиты снижения в диапазоне от 0,5% до 1% от начальной цены контракта, в зависимости от того, кто из них должен выиграть аукцион.

ФАС России в октябре 2017 года также возбудила дело по признакам «цифрового» сговора на медицинских аукционах. Участники закупок использовали специальные программы для автоматического поддержания максимальной цены при участии в аукционах, общая сумма закупок составила более 145 млн рублей.

За последнее время выявлены признаки сговоров с участием роботов более чем на 2 000 электронных аукционов.

Подача неконкурентного предложения

Ещё одной формой сговора участников закупки между собой является подача неконкурентоспособного предложения с заведомо проигрышной ценой или неприемлемыми условиями исполнения контракта. Этот вариант картеля также преследует цель обеспечить победу определённому участнику по цене близкой к начальной.

Соглашения о неучастии в торгах или о подаче неконкурентоспособного предложения преимущественно вредят заказчикам. Они не позволяют достичь экономии бюджетных средств и приобрести максимально качественный товар, поскольку заказчику просто не из чего выбирать.

Для поставщиков же основной проблемой является система «таран», где действия сговорщиков направлены против конкурентов — добросовестных участников.

Схема старая и легко выявляемая, однако, по-прежнему используемая. В январе 2018 года ФАС России сообщила об очередном раскрытии сговора на четырёх аукционах по ремонту и техобслуживанию зданий. Фирмы действовали по схеме «таран».

Способы борьбы с «тараном»:

1. Попытаться обыграть участников «тарана»

Даже если отмечается резкое значительное снижение цены (как правило, более 30%) на аукционе, не следует терять к нему интерес. Дождавшись переторжки, можно предложить минимально допустимую для себя цену или подать ценовое предложение после того, как его подал последний участник сговора.

Важно! Если имеются признаки «тарана» не стоит в погоне за контрактом на переторжке подавать цену, которая не позволит в последующем исполнить контракт. Цена должна быть обоснованной с учётом всех планируемых расходов, иначе есть риск угодить в реестр недобросовестных поставщиков.

2. Жаловаться в ФАС России, указав на признаки сговора: аффилированность участников, нелогичное, экономически нецелесообразное поведение, отклонение заявок при рассмотрении вторых частей и т.д.

Распознать и победить второй вид сговора — сговор между участником закупки и заказчиком, может оказаться сложнее. Здесь больше вариантов для манипуляций.

На наличие сговора между участниками торгов и заказчиком могут указывать следующие уловки:

  1. Спрятанные закупки. Заказчик использует неверное или неточное наименование предмета закупки, неверную категорию закупки (код ОКПД2).
  2. «Заточенная» документация — документация, сформированная под одного производителя. Заказчик конкретизирует характеристики товаров таким образом, чтобы описание соответствовало только товару одного производителя (например, требования к упаковке, дозировке, форме выпуска).

Особенно популярна «заточенная» документация на торгах по поставке лекарственных средств и медицинских изделий. Признаки картелей в данной области обнаружены ФАС России при проведении более 6 000 аукционов. Общая сумма их начальных цен составила свыше 23,2 млрд рублей.

В декабре 2017 года виновными в сговоре признаны министерство здравоохранения Хабаровского края, больницей (организатор торгов), производитель дезинфицирующих средств и его дилер.

Проводился аукцион на совместную закупку дезинфицирующих, моющих средств и кожных антисептиков для нужд 11 учреждений здравоохранения края.

Аукционная документация была составлена под характеристики конкретного производителя, что исключило возможность другим компаниям претендовать на заключение договоров поставки. Победителем аукциона стал официальный дистрибьютор того самого производителя.

3. Проверка на внимательность

Заказчиком создаются дополнительные препятствия при подготовке участниками закупки заявок на участие в аукционе. В документации приводится объёмное описание требований к закупке с использованием однотипных формулировок и синтаксиса, которые в какой-то момент заменяются на похожие, но противоположные по значению. Поставщик может не заметить изменение и допустить ошибку (чаще всего при конкретизации характеристик, сопровождающихся словами «не более» или «не менее», «более» или «менее» и т.д.).

Заказчик рассчитывает на то, что сторонние поставщики не смогут правильно разобраться в документации по закупке — и либо не станут участвовать, либо их заявка будет отклонена, так как они не смогут исполнить всех требований.

4. Сокращённые сроки исполнения контракта

Если сроки исполнения контракта являются нереальными, возможно, что работы уже частично выполнены поставщиком, победа которого является целью такой закупки.

5. Отклонение большого количества заявок без объяснения причин или по надуманным основаниям

Как правило, это становится возможным благодаря ловушкам документации. К участию в закупке допускаются только фирмы, участвующие в картельном сговоре.

6. Заниженная начальная цена контракта, по которой невозможно его качественное исполнение

Цена отпугивает добросовестных поставщиков, а «нужная» фирма такой цены не боится, поскольку располагает информацией о том, что фактический объём работ значительно меньше.

Как бороться с картельным сговором между заказчиком и участниками

Бороться со сговором между заказчиком и участниками можно и нужно. Для этого советуем следовать нашим рекомендациям:

  1. Регулярно просматривайте закупки в сфере вашей деятельности. Ищете закупки по разным тегам (наименование закупки, заказчик, ОКПД), просматриваете планы-графики интересующих вас заказчиков, чтобы не пропустить закупки, в которых хотите принять участие.
  2. Внимательно изучите закупочную документацию на наличие в ней скрытых ловушек, в первую очередь, в техническом задании и в инструкции по заполнению заявки.
  3. Подавайте заказчикам запросы на разъяснения документации, если условия закупочной документации вызывают вопросы (недостаточно информации для заполнения заявки, наличие противоречий в документации, ошибки в характеристиках товара, частичное несоответствие ГОСТам).
    Ответ заказчика должен вам помочь корректно сформировать заявку. Если же заказчик не ответил на запрос или его ответ дан не по существу, подайте жалобу на картельный сговор в ФАС.
  4. Если документация не соответствует требованиям закона или заказчик необоснованно отклонил вашу заявку, жалуйтесь в ФАС.

Жаловаться нужно не только на нарушение закона о закупках (44-ФЗ и 223-ФЗ), но и на сговор (статья 11 и 17 Закона о защите конкуренции) на торгах.

Смотрите запись вебинара «Антимонопольное законодательство: основы, ответственность, судебная практика»

>Картельный сговор при проведении торгов. Проверка ФАС и судебная практика

Сговор при участии в торгах и аукционах. Почему ФАС проводит проверку?

Недавно к нам обратилась группа юридических лиц, в отношении которых антимонопольными органами была инициирована проверка на предмет наличия в их действий признаков согласованности с целью получении экономического эффекта при участии в торгах — картельный сговор или картельное соглашение.

Сразу скажу, что дело было удачно завершено. Материалы проверки приводить не буду, поскольку до суда дело не доводилось, а проводимая проверка показала отсутствие признаков наличия незаконных действий. Кроме того есть политика конфиденциальности.

Тем ни менее в ходе сопровождения проверки были выработаны некоторые рекомендации, основанные на судебной практике по похожим делам.

Антимонопольный орган (ФАС) может проводить проверки камеральные и выездные, плановые и внеплановые. Проверки на предмет наличия картельного сговора, как правило, проводятся внезапно и внепланово. При этом проверки на предмет наличия картельного сговора происходят внезапно, т.е. без предупреждения (ст.11 Закона о защите конкуренции).

Видео про картельный сговор при проведении торгов и обзор судебной практики

Основания проведения проверки ФАС

Основанием для проведения проверки могут послужить (ст. 25.1 закона о защите конкуренции):

  • материалы, поступившие из органов власти;
  • сообщения и заявления от физических и юридических лиц, сообщения средств массовой информации, указывающие на признаки нарушения антимонопольного законодательства;
  • истечение срока исполнения предписания, выданного по результатам рассмотрения дела о нарушении антимонопольного законодательства, или при осуществлении государственного контроля за экономической концентрацией;
  • поручения Президента РФ и Правительства РФ;
  • обнаружение антимонопольным органом признаков нарушения антимонопольного законодательства.

Что такое картельный сговор?

В соответствии со ст. 11 закона о защите конкуренции картельными соглашениями признаются соглашения между конкурентами на одном рынке, если такое соглашение может привести к:

  • установлению или поддержанию цены, тарифа, скидок, надбавок, доплат, наценок;
  • повышению, снижению или поддержанию цен на торгах;
  • разделу товарного рынка по территориальному принципу, объему продажи или покупки товаров, ассортименту реализуемых товаров либо составу продавцов или покупателей (заказчиков);
  • сокращению или прекращению производства товаров;
  • отказу от заключения договоров с определенными продавцами или покупателями (заказчиками).

Запрещаются как «горизонтальные», так и «вертикальные» соглашения. В предусмотренных законом случаях вертикальные соглашения могут быть допустимы (ст. 12 закона о конкуренции).

Запрещены иные соглашения, которые могут ограничивать конкуренцию. Запрещена также координация экономической деятельности хозяйствующих субъектов.

Соглашением не признаются действия на основании договора о совместной деятельности и действия в составе зависимых групп.

Согласованные действия

Законом о конкуренции определенно, что является «согласованными действиями» хозяйствующих субъектов. Предполагается, что между субъектами не заключено формальное соглашение, но действия лиц являются согласованными.

В соответствии со ст. 8 закона согласованными действиями хозяйствующих субъектов являются действия хозяйствующих субъектов на товарном рынке при отсутствии соглашения, удовлетворяющие совокупности следующих условий:

  • результат таких действий соответствует интересам каждого из указанных хозяйствующих субъектов;
  • действия заранее известны каждому из участвующих в них хозяйствующих субъектов в связи с публичным заявлением одного из них о совершении таких действий;
  • действия каждого из указанных хозяйствующих субъектов вызваны действиями иных хозяйствующих субъектов, участвующих в согласованных действиях, и не являются следствием обстоятельств, в равной мере влияющих на все хозяйствующие субъекты на соответствующем товарном рынке.

Как на практике может выглядеть картельный сговор?

На практике картельный сговор может выглядеть следующим образом:

Два хозяйствующих субъекта участвуют в торгах на право заключения договора на стороне исполнителя. По условиям торгов определена максимальная цена контракта. Первый хозяйствующий субъект предлагает выполнить договор с понижением цены на 0,5 %, второе лицо – предлагает выполнить договор с понижением цены на 1 %. Контракт выигрывает то лицо, которое предложило более низкую цену. При этом цена была поддержана на максимально высоком уровне. В последствие проигравшая торги сторона нередко становиться субподрядчиком у победителя торгов. Такая схема может проделываться многократно.

Вот другой пример:

Заявки на участие в торгах подаются в два этапа. На первом этапе некое лицо подает заявки с ценой предложения на 70-80% ниже стоимости контракта. После чего указанные лиц не могут пройти второй этап сдачи документов на участие в торгах. В результате победителем торгов признается лиц, которое предложило максимальную цену.

Таким образом, манипуляции происходят с целью поддержания высокой цены и борьбы с конкурентами.

На что обращают внимание суды и каким обстоятельствами подтверждается наличие картеля?

Распечатки сообщений электронной почты

Распечатки сообщений электронной почты, информации с жестких дисков и иных носителей, заверенные антимонопольным органом, который получил эти материалы в ходе проведенной им проверки, являются надлежащими доказательствами по делам о нарушении антимонопольного законодательства.

Картельное соглашение не обязательно должно быть в письменной форме

Таким образом, соглашением по смыслу антимонопольного законодательства может быть признана договоренность в любой форме, о которой могут свидетельствовать сведения, содержащиеся в документах хозяйствующих субъектов, скоординированные и целенаправленные действия (бездействие) данных субъектов, сознательно ставящих свое поведение в зависимость от поведения других участников рынка, совершенные ими на конкретном товарном рынке, подпадающие под критерии ограничения конкуренции и способные привести к результатам, определенным законом о защите конкуренции.

Подача заявок на участие в торгах с одного IP- адреса

По делу (№ А20-3765/2015) в действиях хозяйствующих субъектов были выявлены признаки нарушения антимонопольного законодательства, выразившиеся в сговоре на торгах путем подачи заявок на участие в электронном аукционе с одного компьютера, снижением начальной цены контракта всего по 0,5% каждым участником аукциона, следовательно, поддержанию начальной максимальной цены.

Оператору электронной площадки был направлен запрос о представлении сведений об участниках закупки, сведений об IP- адресах, с которых осуществлялся вход на ЭТП. Из представленных оператором ЭТП сведений следует, что заявки поступали с одного IP- адреса с одного компьютера.

По результатам проверки было вынесено решение о нарушении п. 2 ч. 1 статьи 11 закон о защите конкуренции. Нарушение выразилось в заключении устного картельного соглашения (картельный сговор), реализация которого привела к поддержанию цены при проведении электронного аукциона.

Суды установили, что модель поведения на торгах, нарушителями применялась неоднократно, случаев совместного участия на торгах с одного IP-адреса и одного компьютера, согласно данным, полученным с электронно-торговых площадок, насчитывается более трехсот.

Таким образом, нарушители действовали с целью поддержания цены на торгах.

По делу (А32-42603/2014) было установило, что ценовые предложения трех формально независимых хозяйствующих субъектов подавались с одного IP адреса. В совокупности был сделан вывод о взаимосвязи указанных лиц при участии в аукционе и о согласованности их действий при участии в аукционе.

Идентичность текстов заявок. Лингвистическая экспертиза

По делу (№ А20-3765/2015) была проведена лингвистическая экспертиза (исследование) на предмет схожести первых частей заявок на участие в аукционе. Исследование показало, что тексты заявок идентичны по содержанию, композиции и содержат особенности правописания и пунктуации, которые не являются нормативными или типичными для данных текстов. Таким образом, был сделан вывод о согласованности действий нарушителей.

Стоит отметить, самостоятельно идентичность текстов первоначальных заявок не может свидетельствовать о признаках картельного сговора, поскольку при подготовке заявки могли быть использованы одни и те же образцы, размещенные в свободном доступе.

Согласованность действий может быть установлена и при отсутствии документального подтверждения. Единообразие и синхронность действий (N А01-601/2016)

Согласно пункту 2 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 30.06.2008 № 30 «О некоторых вопросах, возникающих в связи с применением арбитражными судами антимонопольного законодательства», при анализе вопроса о том, являются ли действия хозяйствующих субъектов на товарном рынке согласованными (статья 8 Закона о защите конкуренции), арбитражным судам следует учитывать то, что согласованность действий может быть установлена и при отсутствии документального подтверждения наличия договоренности об их совершении. Вывод о наличии одного из условий, подлежащих установлению для признания действий согласованными, а именно: о совершении таких действий было заранее известно каждому из хозяйствующих субъектов, может быть сделан исходя из фактических обстоятельств их совершения.

О согласованности действий (картельный сговор) может свидетельствовать совершение таких действий единообразно и синхронно при отсутствии на то объективных причин.

Отсутствие намерения конкурировать. Имитация конкуренции

Так по одному делу (№ А01-601/2016) антимонопольный орган установил признаки заключения и участия в картельном соглашении, которое привело к отказу одного из участников от участия в торгах и поддержанию максимальной цены на торгах в интересах одного из участников.

Для достижения цели была использована модель группового поведения, которая выражалась в использовании демпинговых предложениях. Фактически два субъекта снижали цену контракта более чем на 50%, что вынудило одного из участников (не участник картельного сговора) отказаться от участи в торгах. При этом участники торгов, которые заявили цену более чем на 50% ниже первоначальной цены не представили необходимый пакет документов, что привело к победе на торгах лица (третий участник картельного сговора), которое заявило максимальную цену в отсутствии реальной конкуренции.

При этом ничто не мешало лицу, которое предложило цену исполнения контракта более чем на 50 % ниже первоначальной, подписать контракт по итогам аукциона, однако, указанный участник обратился в жалобой на действия аукционной комиссии заказчика по необоснованному признанию его заявки соответствующей, что само по себе является фактом, свидетельствующим о том, что целью участия в аукционе для данного участника являлась не победа и заключение контракта, а снижение цены контракта до уровня нерентабельности выполнения работ для добросовестных участников.

По другому делу (А74-12668/2016) два хозяйствующих субъекта реализовывали единую стратегию поведения, направленную на поддержание цен на торгах, когда победитель заранее определен между ними. Участие в торгах было направлено на создание видимости конкурентной борьбы. В результате данной стратегии поведения при минимальных рисках указанные хозяйствующие субъекты получают гарантированную максимальную выгоду, соответствующую интересам каждого из них.

Ответственность на нарушение антимонопольного законодательства

ст. 51 закон о защите конкуренции

… лицо, чьи действия (бездействие) в установленном законом порядке признаны монополистической деятельностью или недобросовестной конкуренцией и являются недопустимыми в соответствии с антимонопольным законодательством, по предписанию антимонопольного органа обязано перечислить в федеральный бюджет доход, полученный от таких действий (бездействия). В случае неисполнения этого предписания доход, полученный от монополистической деятельности или недобросовестной конкуренции, подлежит взысканию в федеральный бюджет по иску антимонопольного органа. Лицо, которому выдано предписание о перечислении в федеральный бюджет дохода, полученного от монополистической деятельности или недобросовестной конкуренции, не может быть привлечено к административной ответственности за нарушение антимонопольного законодательства, в отношении которого выдано данное предписание, если данное предписание исполнено.

ст. 14.32 Кодекса об Административных Правонарушениях

2. Заключение хозяйствующим субъектом недопустимого в соответствии с антимонопольным законодательством Российской Федерации соглашения, если такое соглашение приводит или может привести к повышению, снижению или поддержанию цен на торгах, либо заключение недопустимого в соответствии с антимонопольным законодательством Российской Федерации соглашения между организаторами торгов и (или) заказчиками с участниками этих торгов, если такое соглашение имеет своей целью либо приводит или может привести к ограничению конкуренции и (или) созданию преимущественных условий для каких-либо участников, либо участие в них — влечет наложение административного штрафа на должностных лиц в размере от двадцати тысяч до пятидесяти тысяч рублей или дисквалификацию на срок до трех лет; на юридических лиц — от одной десятой до одной второй начальной стоимости предмета торгов, но не более одной двадцать пятой совокупного размера суммы выручки правонарушителя от реализации всех товаров (работ, услуг) и не менее ста тысяч рублей.

5. Координация экономической деятельности хозяйствующих субъектов, недопустимая в соответствии с антимонопольным законодательством Российской Федерации, — влечет наложение административного штрафа на граждан в размере от сорока тысяч до пятидесяти тысяч рублей; на должностных лиц — от сорока тысяч до пятидесяти тысяч рублей или дисквалификацию на срок до трех лет; на юридических лиц — от одного миллиона до пяти миллионов рублей.

В арбитражном суде рассматривалось дело (№ А20-3765/2015), где ФАС привлек юридическое лицо к административной ответственности по ст. 14.32 КоАП РФ в виде штрафа в размере 23 626 025 рублей.

ст. 14.33 Кодекса об Административных Правонарушениях (Недобросовестная конкуренция)

  1. Недобросовестная конкуренция, если эти действия не содержат уголовно наказуемого деяния, за исключением случаев, предусмотренных статьей 14.3 настоящего Кодекса и частью 2 настоящей статьи, — влечет наложение административного штрафа на должностных лиц в размере от двенадцати тысяч до двадцати тысяч рублей; на юридических лиц — от ста тысяч до пятисот тысяч рублей.
  2. Недобросовестная конкуренция, выразившаяся во введении в оборот товара с незаконным использованием результатов интеллектуальной деятельности и приравненных к ним средств индивидуализации юридического лица, средств индивидуализации продукции, работ, услуг, — влечет наложение административного штрафа на должностных лиц в размере двадцати тысяч рублей либо дисквалификацию на срок до трех лет; на юридических лиц — от одной сотой до пятнадцати сотых размера суммы выручки правонарушителя от реализации товара (работы, услуги), на рынке которого совершено правонарушение, но не менее ста тысяч рублей.

ст. 19.5 Кодекса об Административных Правонарушениях

Статья предусматривает ответственность за невыполнение законных требований антимонопольного органа.

ст. 19.8 Кодекса об Административных Правонарушениях

  1. Непредставление или несвоевременное представление в федеральный антимонопольный орган, его территориальный орган сведений (информации), предусмотренных антимонопольным законодательством Российской Федерации, в том числе непредставление сведений (информации) по требованию указанных органов, за исключением случаев, предусмотренных частями 3, 4 и 7 настоящей статьи, а равно представление в федеральный антимонопольный орган, его территориальный орган заведомо недостоверных сведений (информации), за исключением случаев, предусмотренных частью 8 настоящей статьи — влечет наложение административного штрафа.

ст. 178 Уголовного Кодекса РФ (Ограничение конкуренции)

  1. Ограничение конкуренции путем заключения между хозяйствующими субъектами-конкурентами ограничивающего конкуренцию соглашения (картеля), запрещенного в соответствии с антимонопольным законодательством Российской Федерации, если это деяние причинило крупный ущерб гражданам (более 10 млн.), организациям или государству либо повлекло извлечение дохода в крупном размере (более 50 млн.), влечет ответственность.

На этом все! Надеюсь, что статья оказалась полезной для Вас!

Вам также может понравиться

Об авторе admin

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *