Восстановление социальной справедливости

Предупреждение новых преступлений

Механизм специального предупреждения у разных видов наказания неодинаков. Некоторые из них устраняют саму существующую для осужденного возможность нарушения им в будущем уголовно-правового запрета: устраняют вообще (смертная казнь и пожизненное лишение свободы) или на время (лишение свободы на определенный срок, содержание в дисциплинарной воинской части, арест, лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью).

Самостоятельной, но тесно связанной с целью наказания является цель специального предупреждения. Ее смысл и сущность заключается в предупреждении нового преступления со стороны осужденного. Она обращена непосредственно к лицу, совершившему преступление.

Цель специального предупреждения достигается физической возможности совершить новое преступление.

В системе наказаний, установленных уголовным законодательством, немало таких, которые лишают осужденного физической возможности совершать новые преступления. Так, лишение свободы, арест сопровождаются определенным режимом содержания, связанным с постоянной охраной и надзором, изоляцией от родственников, друзей и знакомых, запретом нарушать порядок и иметь при себе деньги и предметы, которые могут быть использованы как орудия и средства совершения преступления. При лишении права занимать определенную должность лицо лишается возможности работать в прежней должности и использовать ее для совершения нового преступления.

Цель специального предупреждения достигается посредством устрашения наказанием. Устрашение наказанием зависит от неотвратимости наказания. Человека может удерживать от совершения преступления сознание того, что ему не избежать наказания за вновь совершенное им преступление.

Лишение свободы как наказание больше располагает ресурсами частного предупреждения, но эти ресурсы действуют во время его отбывания. В качестве меры специального предупреждения лишение свободы, как известно, имеет противоречивый характер: ставя перед собой задачу, максимально приспособить человека к жизни в обществе, его отделяют от этого общества, желая заменить в сознании человека вредные привычки и представления правильными, его помещают в криминальную среду. Наказания, не связанные с лишением свободы в той или иной мере, связаны с усилением социального контроля над осужденными лицами, и это обстоятельство служит цели частного предупреждения. Таким образом, не все заключается в том, как прочувствует наказание осужденный.

Любое наказание связано с причинением осужденному определенных лишений и страданий. Оно заставляет виновного отказаться от совершения преступления, тем более за повторное совершение преступления закон предусматривает возможность усиления наказания. Боязнь испытать вновь более суровые лишения и ограничения содействует тому, что лицо отказывается от совершения нового преступления.

Цель специального предупреждения достигается путем исправительного воздействия на психику осужденного в процессе отбывания наказания, которое в конечном итоге исправляет осужденного .

Цель общего предупреждения заключается в том, чтобы посредством наказания предупредить совершение преступлений не со стороны осужденного, а со стороны других лиц, главным образом, неустойчивых граждан, в сознании которых нет должной устойчивости к соблюдению требований законов. В отличие от специального, частного предупреждения эта цель обращена не к отдельному лицу, совершившему преступление, а к иным, неустойчивым лицам, а также имеющим склонность нарушать законы и иные нормативные акты. Угроза наказанием, применением его в случае совершения преступления оказывает сдерживающее, предупредительное воздействие на сознание и поведение таких лиц, заставляет их отбросить мысль о совершении преступления. Следует иметь в виду, что реальность содержащейся в уголовном законе угрозы наказания проявляется лишь при фактическом его применении. В таких случаях наказание будет восприниматься неустойчивыми элементами как неизбежное следствие преступления, невыгодное для них по своим негативным последствиям.

Устрашение, содержащееся в угрозе применения наказания за совершение преступления, удерживает неустойчивых лиц от совершения преступления. Эта цель осуществляется с момента опубликования уголовного закона, а также фактическим применением закона.

Применительно к общему предупреждению существенное значение имеет фактор устрашения. Категории лиц, которым адресован этот фактор, различны:

первую категорию составляют люди, для которых устрашение не имеет мотивирующего значения, так как они не совершают преступлений в силу сознательности или других обстоятельств, вообще не связанных с уголовным запретом;

вторую категорию составляют лица, для которых устрашение не имеет мотивирующего значения, так как они совершают преступления, несмотря на угрозу неблагоприятных уголовно-правовых последствий;

третью категорию составляют лица, для которых устрашение имеет мотивирующее значение, так как они не совершают преступления из страха перед неблагоприятными уголовно-правовыми последствиями. Они-то и представляют главный объект превенции.

Исправление осужденного соответствует цели специального предупреждения преступлений. Она достигается, когда осужденный не совершает новых преступлений. По данной статье цель исправления осужденного не направлена на достижение таких результатов, как перевоспитание осужденного в духе честного отношения к труду, точного исполнения законов, уважения к правилам общежития, хотя и предполагает использование любых законных и разумных средств позитивного изменения личности и социальных связей осужденного.

Для достижения данной цели, т.е. специального предупреждения преступлений, наказание должно действовать на осужденного наряду с иными правовыми и не правовыми средствами. Эффективность достижения данной цели выражается в соотношении общего и специального рецидива.

Предупреждение совершения новых преступлений соответствует целям общего предупреждения и относится к тем лицам, к которым наказание не применялось. При этом наказание остается мерой реагирования государства на преступление, совершенное индивидом. Соответственно, цель общего предупреждения преследуется лишь в рамках, установленных Уголовным Кодексом.

Эффективность общего предупреждения должна предполагаться законодателем и судом публично. Публичность проявляется в том, что освобождение от наказания по основаниям, установленным в законе, за исключением амнистии и помилования, также осуществляется только судебными органами. При назначении наказания проявляется отрицательная официальная, моральная и правовая оценка как совершенного общественно опасного поступка, так и лица, его совершившего. Государство, наказывая виновного, тем самым порицает его противоправное поведение. Чем выше степень общественной опасности преступления и лица, его совершившего, тем выше уровень исправительно-воспитательных элементов в уголовном наказании.

Степень достижения этой цели зависит от многих факторов.

Известно, что устрашающий эффект наказания зависит от тех лишений, которым подвергается наказываемый. Однако дело не только в самих лишениях, но также в том, как эти лишения воспринимаются.

Цели наказания, названные в статье 38 УК РК, с одной стороны носят самостоятельный характер, с другой стороны осуществляются в неразрывном сочетании.

Новый УК РК в отличие от УК Казахской ССР 1959г. не подразделяет цель предупреждения совершения новых преступлений на общее и специальное предупреждение (общую и частную превенцию) .

Это объясняется тем, что в последние годы в юридической литературе идет столкновение различных мнений по вопросу об объекте общего предупреждения. В связи с этим авторы нового УК употребили формулировку, оставляющую возможность для различного толкования задач.

«Под общим предупреждением как целью уголовного наказания понимается особое психологическое воздействие на граждан, состоящее в том, чтобы угрозой наказания удерживать от совершения преступлений» .

Сдерживающее начало в общем, предупреждении обусловливается представлением таких лиц о нежелательных последствиях преступления, которые состоят в том, что за каждое преступное деяние установлена уголовная ответственность; степень строгости (наказания) определяется степенью тяжести преступления; ответственность в случае совершения преступления реальна и неотвратима.

Следует иметь в виду, что реальность содержащейся в уголовном законе угрозы наказания проявляется лишь при фактическом его применении. В таких случаях наказание будет восприниматься неустойчивыми элементами как неизбежное следствие преступления, невыгодное для них по своим негативным последствиям.

Основа общего предупреждения состоит в том, что за совершенное преступление уголовный закон предусматривает вид и размер наказания, которые могут быть назначены правонарушителю. Реализация принципа неотвратимости уголовной ответственности удерживает граждан от совершения преступлений. Данное положение порождает эффект устрашения, который заставляет неустойчивых членов общества воздерживаться от совершения преступления из-за страха перед уголовным законом — это одно из главных направлений обще предупредительного воздействия наказания. Во втором направлении наказание подкрепляет нравственные запреты, и индивид может воздержаться от посягательств на установленный общественный порядок, следуя моральным, усиленным нормами права, нормам. Третье направление обще предупредительного воздействия наказания составляет возможность уголовной ответственности стимулировать привычное законопослушное поведение. Однако следует отметить, что общее предупреждение преступлений направлено не только путем реализации принципа, но и позитивно — в рамках профилактики правонарушений.

«Момент общего предупреждения проявляется уже в самом существовании уголовного закона, запрещающего страхом наказания совершения преступления». Угрожая наказанием в санкциях уголовно-правовых норм за преступления, уголовный закон оказывает существенное идейно-правовое воздействие на всех граждан, поддерживая в них психологию социальной защищенности, справедливости. Общее предупреждение, в отличие от частного, не затрагивает субъективных прав граждан, ничем не ограничивает их, а является лишь фактором, влияющим на их сознание, волю и эмоции, фактором, сдерживающим отрицательное проявление личности.

Значение общего предупреждения меняется в связи с изменением круга деяний, объявляемых преступлениями: чем меньше среди них деяний, сурово осуждаемых господствующей моралью, тем больше значение общего предупреждения. Это соотношение меняется также и под влиянием динамики преступности: чем ниже преступность, тем больше значения придается специальному предупреждению .

Специальная превенция как цель уголовного наказания — есть психолого-воспитательное воздействие средствами реализации наказания в отношении лица, совершившего преступление, направленное на то, чтобы это лицо впредь не совершало новых преступлений. Исходя из этого определения, специальное предупреждение заключается в предупреждении совершения новых преступлений самим осужденным, т.е. преступного рецидива.

Лишение преступника физической возможности совершать новые преступления, достигается путем изоляции его от общества: осужденные лишены возможности, продолжать свою преступную деятельность, кроме того, они находятся под постоянным контролем и надзором администрации исправительно-трудовых учреждений, что существенно сокращает возможность совершения преступления. Указанный способ обеспечения специальной превенции рассматривают также Ю.В. Бышевский и А.И. Марцев, подчеркивая при этом, что данный способ носит ограниченный характер :

1. применяется только к видам наказания, которые связаны с изоляцией от общества; сам факт изоляции от общества не исключает возможность совершения преступлений в период отбывания наказания.

Отметим, что цель специального предупреждения достигается тогда, когда преступник исправился. Цель также достигается и путем устрашения наказанием. Страх вновь подвергнуться наказанию — удерживает преступника от совершения нового преступления.

Следовательно, цели уголовной ответственности, предусмотренные у уголовном кодексе Республики Казахстан, должны быть различны по содержанию, но взаимосвязаны. Исправление осужденного есть результат его ресоциолизации. Исправление совершившего преступление лица, будучи целью-результатом, достигает цели частного предупреждения. Уголовный закон предполагает цель «юридического» исправления, то есть не совершение нового преступления при наличии возможности его совершить, что вполне осуществимо посредствам наказания. Достижение цели общей превенции должно предполагать не совершение другими лицами преступлений, вообще вместо не совершение ими новых преступлений, как это указано в законе.

Вся деятельность исправительных учреждений направлена на то, чтобы освободить человека из мест лишения свободы подготовленных вести законопослушный образ жизни на свободе. Основным результатом воспитательного воздействия на личность осужденного является постепенное улучшение поведения последнего.

Изучая осужденного на протяжении значительного времени, администрация исправительного учреждения реально видит, какие изменения происходят под влиянием режима, труда, воспитательной работы, какие из средств воздействия оказываются наиболее эффективными. Постоянно наблюдая за осужденным, проводя с ним беседы, изучая его переписку, располагая данными о его поведении и отношении к труду, можно иметь полное представление обо всех сторонах жизни и деятельности.

«Большинство граждан соблюдают правила общежития не из-за страха перед уголовным законом, а по внутренней убежденности в справедливости действующих правовых норм» — отмечает Жекебаев У.С.

Далее И.А. Кудрявцев подчеркивает, что обще-принудительный эффект не может быть достигнут страхом наказания. В доказательство он основывается на данных психологической науки: «Каждый искренне верит, что именно он не попадет в роковую статистику. Многие вообще не задумываются о последствиях или активно отбрасывают дискомфортную мысль о неблагоприятном исходе, успокаивая себя низкой вероятностью события, применением мер предосторожности. Иными словами, психологическая защита личности, не пропуская негативную информацию в сознание, нейтрализует страх, исходящий от потенциально угрожающего стимула даже при достаточной вероятности его реализации» .

При применении наказания одновременно преследуются все цели наказания. Однако это не может означать того, что в любом случае эти цели могут быть достигнуты. Так, путем изоляции преступника в колонии можно добиться, чтобы осужденный в любой период отбывания наказания не совершил нового преступления, но не всегда в этом случае достигается цель исправления. И при установлении уголовной ответственности за определенное преступление, и при назначении наказания за конкретное преступление и к конкретному преступнику может иметь место различное соотношение целей общего и специального предупреждения. При вынесении наказания за конкретное преступление суд также должен придавать значение правильному соотношению всех целей наказания

Предупреждение совершения новых преступлений как цель уголовного наказания

Цель предупреждения совершения новых преступлений может быть рассмотрена в двух аспектах: 1) предупреждение совершения новых преступлений самим осужденным (специальное предупреждение); 2) предупреждение совершения преступлений иными лицами (общее предупреждение).

В теории уголовного права сформулировано две позиции относительно содержания цели специального предупреждения преступления.

Первая из них исходит из того, что цель исправления охватывается целью специального предупреждения. Цель специального предупреждения считается достигнутой как в том случае, когда виновный исправился и не совершает новых преступлений, так и тогда, когда он в процессе отбывания наказания не исправился, но новых преступлений не совершает, поскольку это не дают сделать режимные ограничения, определяющие порядок исполнения наказания (А.А. Пионтковский).

В соответствии с другой позицией цели исправления и специального предупреждения являются полностью самостоятельными (Н.А. Беляев). Специальное предупреждение преступлений достигается исключительно за счет лишения осужденного физической возможности совершить новое преступление. Это достигается, например, путем изоляции от общества в случае применения лишения свободы. Осужденный, конечно, может совершить преступление в отношении представителей администрации исправительной колонии или в отношении таких же осужденных, однако, на срок, указанный в приговоре, он лишен физической возможности совершить преступление против остальных граждан, находящихся на свободе. В случае применения альтернативных наказаний (штраф, обязательные работы, исправительные работы) осужденный ставится на учет в уголовно-исполнительную инспекцию, что в значительной степени затрудняет совершение новых преступлений. Если назначается наказание в виде лишения права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью, то осужденный утрачивает возможность злоупотреблять должностными полномочиями или превышать их.

Специальное предупреждение как цель уголовного наказания заключается в лишении осужденного технической или физической возможности совершить новое преступление. Это достигается, прежде всего, за счет его изоляции от общества и последующем контроле за поведением в процессе отбывания наказания (в случае осуждения к лишению свободы). При осуждении к другим видам наказаний специальное предупреждение достигается за счет лишения осужденного тех благ и полномочий, используя которые он совершил преступления. Специальное предупреждение реализуется в процессе исполнения назначенного наказания.После того как наказание будет отбыто, специальное предупреждение может быть дополнено исправлением осужденного.

Каждое преступление нарушает охраняемую уголовным законом систему общественных отношений и показывает пример другим лицам, как совершать аналогичные деяния. Поэтому наказание имеет одной из своих целей удержание от совершения подобных преступлений других субъектов. Общее предупреждение как цель уголовного наказания заключается в предупреждении совершения преступлений уже не самим осужденным, а всеми иными лицами.

Большинство граждан соблюдает требования уголовного закона потому, что это соответствует их собственным интересам. Определенная часть лиц не совершает преступлений потому, что учитывает возможность быть наказанным за это. И, наконец, находятся такие, которые, несмотря на угрозу наказанием, все-таки преступления совершают. Возникает вопрос: каков механизм реализации общепредупредительного воздействия? За счет чего наказание, применяемое к конкретному лицу, оказывает удерживающее воздействие на иных граждан?

Момент общего предупреждения проявляется уже в самом существовании уголовного закона, запрещающего под страхом наказания совершение преступления. Уголовно-правовая норма определяет, какие общественно опасные деяния являются преступными, и, устанавливая наказание, подлежащее применению к лицам, совершившим преступления, тем самым оказывает предупредительное воздействие на всех субъектов уголовно-правового регулирования. Это предупредительное воздействие состоит в том, что в индивидуальном сознании создается отчетливое представление об определенных действиях как преступных, которые устойчиво ассоциируются с наказанием, выступающим последствием их совершения. Каждый случай реального применения уголовного наказания за конкретное преступление дополняет это удерживающее воздействие от нарушений закона лицами, которым стало известно об этой реакции государства. Чем большую огласку в печати, обществе получает факт применения наказания за преступление, тем сильнее он стимулирует субъектов уголовно-правового регулирования к законопослушному поведению.

В теории уголовного права было высказано мнение о том, что общепредупредительное воздействие наказания распространяется только на неустойчивых лиц, склонных к совершению преступления (Н.А. Беляев, А.Л. Ременсон). С этим выводом нельзя согласиться, потому что он противоречит конституционному и уголовно-правовому принципу равенства граждан перед законом. Ошибочно считать, что общепредупредительное воздействие наказания обладает избирательностью и кого-то обходит. Неправильно делить все население на потенциальных преступников и законопослушных граждан. Общепредупредительное воздействие наказания в отношении большинства граждан обеспечивается не за счет их устрашения, а путем укрепления чувства уважения к закону, активизации их позитивного правомерного поведения, в том числе и в форме противостояния преступным проявлениям.

Сущность общего предупреждения заключается в неотвратимом применении наказания ко всем преступникам, чтобы представление о преступлении, с которым субъекты связывают различные выгоды и наслаждения, было вытеснено из их сознания другим представлением – о грозящем наказании, с которым отчетливо связаны лишение и ограничение прав и свобод преступника.

Специальное предупреждение всегда стоит на первом плане в правоприменительной деятельности, а общее предупреждение реализуется лишь в тех пределах, в которых это позволяет делать основная цель – предупреждение совершения новых преступлений самим осужденным. Смещение акцента в балансе этих двух целей может привести к опасности применения так называемых «примерных наказаний», когда один пойманный преступник наказывается чрезмерно строго, за всех непойманных. Такая практика ведет к несправедливому усилению уголовной репрессии.

Принципы уголовного права.

Принципы – это основные начала, руководящие идеи, которые лежат в основе отрасли уголовного права и красной нитью проходят через все нормы и институты. Законодатель, сформулировав принципы, в дальнейшем сам становится связанным ими. В действующем УК РФ принципы кодифицированы, их содержание раскрыто в законе.

Принцип законности заключается в том, что преступность деяния, а также его наказуемость и иные уголовно-правовые последствия определяются только УК РФ. Применение уголовного закона по аналогии не допускается. Принцип законности является современным воплощением древнего принципа римского права, который в переводе на русский язык звучит: «нет преступления и нет наказания без указания на то в законе». Принцип законности обязывает законодателя точно формулировать признаки состава преступления и те наказания, которые могут быть назначены за его совершение. В соответствии с этим принципом устанавливается обязанность правоохранительных органов и суда строго соблюдать уголовный закон при привлечении к ответственности, назначении и исполнении уголовного наказания.

Принцип равенства граждан перед законом. Лица, совершившие преступления, равны перед законом и подлежат уголовной ответственности независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а также других обстоятельств. Право – это применение одинакового масштаба к разным людям. Конкретные люди не могут быть одинаковыми, поэтому их равенство перед законом проявляется в применении одинакового масштаба. Личные качества субъекта (например, пол, возраст) не имеют значения для квалификации деяния, но часто учитываются при назначении наказания. В 2004 г. гражданин Г. обратился в Конституционный Суд РФ о том, что ст. 57 УК РФ, запрещающая применять пожизненное лишение свободы к женщинам, нарушает конституционный и уголовно-правовой принцип равенства всех перед законом. В определении от 14 октября 2004 г. № 321-О Конституционный Суд РФ разъяснил, что содержащийся в ст. 57 УК РФ запрет применять пожизненное лишение свободы к пересиленным в ней категориям лиц (в частности, к женщинам) основывается из вытекающей из принципов гуманизма и справедливости необходимости учета в уголовном законе физиологических особенностей различных категорий лиц в целях обеспечения более полного и эффективного решения задач, которые стоят перед уголовным наказанием в демократическом правовом государстве. В принятии данной жалобы к рассмотрению было отказано, поскольку она не отвечает критериям допустимости.

Принцип вины. Лицо подлежит уголовной ответственности только за те общественно опасные действия (бездействие) и наступившие общественно опасные последствия, в отношении которых установлена его вина в форме умысла или неосторожности. Вина образуется определенным сочетанием интеллектуальных и волевых компонентов психики. Объективное вменение, то есть уголовная ответственность за невиновное причинение вреда, не допускается.

Принцип справедливости. В философии справедливость определяется как соответствие между деянием и воздаянием, подвигом и наградой, преступлением и наказанием. Наказание и иные меры уголовно-правового характера, применяемые к лицу, совершившему преступление, должны быть справедливыми, то есть соответствовать характеру и степени общественной опасности преступления, обстоятельствам его совершения и личности виновного. При этом более строгие меры наказания применяются к тем, кто совершил тяжкие и особо тяжкие преступления, а также при рецидиве преступлений. Менее строгие наказания применяются к тем, кто впервые совершил преступления небольшой или средней тяжести. Второй уровень проявления справедливости в уголовном праве – это справедливость санкций, которые должны соответствовать тяжести описанного в законе деяния. Третий уровень справедливости реализуется в процессе криминализации деяний, которую законодатель должен проводить, принимая во внимание нравственные представления граждан о справедливости.

Выделяют два аспекта справедливости: уравнивающий и распределяющий. Уравнивающий проявляется в обязательной реакции государства на каждый случай совершения преступления. Распределяющий – в выборе конкретной меры принудительного воздействия лицу, совершившему преступление. Также справедливость в уголовном праве проявляется в том, что никто не может нести уголовную ответственность дважды за одно и то же преступление.

Принцип гуманизма. Уголовное законодательство России обеспечивает безопасность человека. Наказание и иные меры уголовно-правового характера, применяемые к лицу, совершившему преступление, не могут иметь своей целью причинение физических страданий или унижение человеческого достоинства. Применению подлежит минимальное наказание, необходимое и достаточное для исправления виновного и предупреждения новых преступлений. Наказание не является местью за совершенное преступление. Если оно чрезмерно строго, то, причиняя излишние страдания осужденному, оно превращает его в жертву, вызывая общественное сострадание вместо осуждения. Такое наказание воспринимается как несправедливое и препятствует исправлению виновного. С другой стороны, закон должен проявлять гуманизм к потерпевшему от преступления и ко всему обществу. Это значит, что наказание не должно быть чрезмерно мягким, чтобы не порождать чувство безнаказанности и не стимулировать совершение новых преступлений, как виновным, так и другими лицами.

⇐ Предыдущая123456

Предупреждение совершения новых преступлений.Данная цель в действительности состоит из двух существенно раз­личающихся целей, именуемых обычно общим и специальным предупреждением.

Под общим предупреждением (общей превенцией) как целью уголовного наказания традиционно понимается предотвраще­ние совершения преступлений со стороны неопределенного круга лиц посредством воздействия на их сознание угрозы применения уголовного наказания и поощрения морального осуждения преступного поведения.

Общепредупредительное воздействие наказания не обла­дает избирательностью, воздействуя на все население, спо­собное правильно понимать символы наказания. Лишь не­вменяемые и малолетние лица не могут осознанно и правильно воспринимать их. Существует также проблема правильного восприятия общепредупредительного воздействия наказания малыми этническими группами, ведущими изолированный образ жизни. Это обстоятельство, в частности, побудило законодателя Дании принять в 1954 г. специальный Уголовный кодекс для Гренландии, где постоянно проживает лишь коренное население.

По своему содержанию общепредупредительное воздей­ствие наказания в основном состоит из воспринимаемой ли­цом угрозы наступления предусмотренных уголовным законом лишений и ограничений в случае совершения преступления. По замыслу законодателя эта угроза должна порождать у потенциального нарушителя уголовно-правового запрета эмоцию страха или как минимум состояние тревожности, способствующих выбору правильного варианта поведения. Страх перед уголовным наказанием, как показывают результаты многих отечественных и зарубежных исследований, помогает отказаться от совершения преступления.

Основными условиями эффективности общепредупреди­тельного воздействия наказания принято считать суровость и неотвратимость наказания. Однако это не совсем так. Следует различать суровость наказания как свойство его тяжести и строгость наказания как свойство его определенности. Исторический опыт показывает, что люди обычно игнорируют суровые, но неопределенные или почти неопределенные наказания. Напротив, менее суровые, но определенные наказания служат более надежными символами общепредупредительного воздействия. Как правило, законодатель стре­мится найти золотую середину между суровостью и строгос­тью наказания, но это редко удается. Господство в уголовном законодательстве норм с относительно определенными альтернативными санкциями является платой за возможность лучшего учета свойств личности преступника при назначении наказания и экономию законодательного текста (в противном случае каждому квалифицирующему признаку преступления должна была бы соответствовать отдельная санкция с описанием более определенного наказания).

Неотвратимость наказания обычно называют наиболее значимым условием эффективности общего предупреждения. Однако, поскольку неотвратимость наказания не может быть обеспечена в принципе (существование единственного ненаказанного преступления исключает неотвратимость), в реальности люди реагируют на интенсивность применяемости наказания. По данным наших исследований, интенсивность наказания начинает восприниматься как реальность, с которой необходимо считаться, если наказывается не менее трети преступлений, о которых стало известно. Кроме того, интенсивность наказания создает общепредупредительный эффект лишь тогда, когда суровость наказания не опускается ниже критической линии значимости в общественном сознании.

Специальное предупреждение преступлений (частная превенция) как цель наказания в отличие от общего предуп­реждения распространяется лишь на лиц, претерпевающих наказание, и достигается всей совокупностью лишений и ог­раничений прав и свобод осужденного, которые составляют содержание наказания. Абсолютной специально предупредительной эффективностью обладает только смертная казнь, поскольку она в принципе исключает возможность совершения осужденным нового преступления в будущем. Высокой степенью специально предупредительной эффективности характеризуется наказание в виде лишения свободы, которое существенно ограничивает не только круг лиц, в отношении которых могут быть совершены преступления, но и круг ви­дов преступлений, которые могут быть совершены в условиях физической изоляции от общества. Известный опыт абсолютизации частнопревентивных возможностей смертной казни и лишения свободы обычно приводил к созданию тоталитарного общества.

В качестве критерия эффективности специального предупреждения как функции уголовного наказания могут рассматриваться показатели рецидива преступлений среди осужденных.

Законодательство древней Руси. Т. 1. М., 1984., С.45

Артемов В.Ю. Мусульманское уголовное право – пережиток средневековья // Российская юстиция. 1977. №11. С.23.

Крылова Н.Е., Серебренникова А.В. Уголовное право современных зарубежных государств. М., 1997. С. 56.

Митфорд Дж. Тюремный бизнес. М., 1978. С. 34.

Тарбагаев А.Н. Понятие и цели уголовной ответственности, Похмелкин В.В. Социальная справедливость и уголовная ответственность Красноярск 1990г. С.78.

Хачатуров Р.Л. Ягутян Р.Г. Юридическая ответственность. Тольятти 1995. С.90.

⇐ Предыдущая123456

Дата добавления: 2015-10-01; просмотров: 2175 | Нарушение авторских прав

Рекомендуемый контект:

Похожая информация:

Поиск на сайте:

Восстановление социальной справедливости как цель уголовного наказания Текст научной статьи по специальности «Государство и право. Юридические науки»

УДК 343.241

Лядов Эдуард Владимирович

кандидат юридических наук, доцент,

профессор кафедры уголовно-исполнительного права,

Академия ФСИН России.

leve2000@yandex.ru

Eduard V. Lyadov

PhD, Associate Professor

Professor, Department of

Penitentiary Law

The Academy of the FPS of Russia leve2000@yandex.ru

Восстановление социальной справедливости как цель уголовного наказания

Restoring social justice as the goal of criminal punishment

Аннотация. В данной статье анализируется одна из целей уголовного наказания — восстановление социальной справедливости. Действующее российское уголовное законодательство закрепляет цели уголовного наказания. Согласно ч.2 ст.43 УК, наказание применяется в целях восстановления социальной справедливости, а также в целях исправления осужденного и предупреждения новых преступлений. Следует отметить, что восстановление социальной справедливости возможно лишь в том случае, когда учтены интересы всех сторон, то есть потерпевшего, подсудимого (осужденного), общества и государства.

Ключевые слова: цели уголовного наказания, восстановление социальной справедливости, цели наказания, уголовное наказание, понятие справедливости.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Действующее российское уголовное законодательство закрепляет цели уголовного наказания. Согласно ч.2 ст.43 УК наказание применяется в целях восстановления социальной справедливости, а также в целях исправления осужденного и предупреждения новых преступлений. Впервые в качестве

самостоятельной цели уголовного наказания, да и еще на первое место среди других целей поставлена цель восстановления социальной справедливости .

Цели наказания — это своего рода запрограммированные уголовным законом на будущее социальные результаты воздействия на осужденного, ради которых оно применяется . «В теории уголовного права как указывает М.Н. Становский, — общепризнанным является положение о том, что цели наказания — это те конечные результаты, которых стремится достичь государство, устанавливая уголовную ответственность, осуждая виновного в совершении преступлений к той или другой мере уголовного наказания и применяя эту меру» . В то же время, он отмечает, что «восстановление социальной справедливости» — это конечный результат, цель, к которой стремиться законодатель, а «принцип справедливости» — это средство, с помощью которого нужная цель может быть достигнута. A.M. Яковлев акцентировал, что «уголовное наказание должно восстановить справедливость, попранную в результате совершения преступления» . Таким образом, социальная справедливость является более широким, емким понятием, чем принцип справедливости, то есть это не равнозначные понятия. Их объединяющим началом выступает нравственная категория добра. Разграничение же их состоит в том, что правовой принцип, в отличие от нравственной категории справедливости, не может охватить своим содержанием все отношения между людьми .

Следует отметить, что восстановление социальной справедливости возможно лишь в том случае, когда учтены интересы всех сторон, то есть потерпевшего, подсудимого (осужденного), общества и государства.

Категория «потерпевший» традиционно используется в уголовном праве при квалификации деяний для осуществления дифференцированного подхода к установлению уголовной ответственности субъекта преступления . Действующий УК РФ не раскрывает определение данного понятия. В русском же языке под потерпевшим понимается «лицо, которому преступлением причинен моральный, физический или имущественный урон» . Следует подчеркнуть, что в действующем УК РФ интересы потерпевших практически не учитываются, в то время как именно данный нормативно-правовой акт должен быть прежде всего направлен на защиту интересов лиц, пострадавших от преступления . Рассматривая социальную справедливость с позиции потерпевшего, можно выделить несколько аспектов, которые будут важны для него. К ним можно отнести:

Во-первых, назначение достаточного с точки зрения потерпевшего наказания виновному, выступающего как возмездие за совершенное преступление. Здесь необходимо отметить, что в основной своей массе интересы потерпевшего противопоставляются интересам осужденного. Если осужденный заинтересован в назначении ему минимального наказания, то потерпевший, как правило, наоборот в назначении более тяжкого наказания. При рассмотрении же последствий такого тяжкого преступления, как

убийство говорить о восстановлении социальной справедливости вообще сложно, поскольку никакие деньги не восполнят утрату родного человека.

Во-вторых, возмещение потерпевшему материального ущерба, причиненного преступлением и устранение иных его вредных последствий. Возмещение имущественного вреда, причиненного преступлением, осуществляется путем заявления потерпевшим гражданского иска и разрешается судом при рассмотрении уголовного дела или в порядке гражданского судопроизводства. По данному вопросу Пленум Верховного Суда СССР в постановлении от 23 марта 1979 г. «О практике применения судами законодательства о возмещении материального ущерба, причиненного преступлением» разъяснял, что по каждому делу о преступлении, причинившем материальный ущерб, суд при постановлении приговора должен разрешить гражданский иск, а если иск не предъявлен -обсудить вопрос о принятии решения о возмещении ущерба по собственной инициативе .

И, в-третьих, компенсация морального вреда, являющегося следствием совершения в отношении потерпевшего преступления. Необходимо сразу оговориться, что в действующем законодательстве отсутствуют четкие правила определения размера компенсации морального вреда, что влечет его определение по усмотрению судьи (суда). Что же касается возмещения морального вреда, то в соответствии с п. «к» ч.1 ст. 61 УК РФ оно относится к обстоятельствам, смягчающим наказание. Компенсация морального вреда осужденным потерпевшему является важным фактором восстановление социальной справедливости. Под моральным вредом законодатель определил нравственные или физические страдания, причиненные действиями (бездействием), посягающими на принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона нематериальные блага или нарушающие личные имущественные или неимущественные права гражданина. Решая вопрос о размере компенсации причиненного потерпевшему морального вреда Пленум Верховного Суда РФ рекомендует судам исходить из положений статьи 151 и пункта 2 статьи 1101 ГК РФ . Размер компенсации морального вреда потерпевшему зависит от характера и объема причиненных нравственных или физических страданий, степени вины подсудимого в каждом конкретном случае и иных заслуживающих внимания обстоятельств. При определении размера компенсации вреда должны учитываться требования разумности и справедливости. Применительно к вышеприведенным терминам «разумности» и «справедливости» необходимо привести выдержку из определения Конституционного Суда РФ.

И так, в п. 2 определения Конституционного Суда РФ от 15 июля 2004 г. № 276-О указано, что «само по себе использование в оспариваемой норме таких оценочных понятий, как «разумность» и «справедливость» в качестве требования, которым должен руководствоваться суд при определении размера компенсации морального вреда, не свидетельствует о неопределенности содержания данной нормы и не приводит к какому-либо неравенству при ее применении, поскольку названное правовое предписание

не препятствует возмещению морального вреда гражданину в случаях, предусмотренных законодательством.

Кроме того, применяя общее правовое предписание к конкретным обстоятельствам дела, судья принимает решение в пределах предоставленной ему законом свободы усмотрения, что не может рассматриваться как нарушение каких-либо конституционных прав и свобод гражданина» .

В соответствии с ч.4 ст. 42 УПК РФ, размер возмещения по иску потерпевшего о возмещении ему в денежном выражении причиненного морального вреда определяется судом при рассмотрении уголовного дела или в порядке гражданского судопроизводства. Порядок же взыскания судами компенсации морального вреда разъяснен постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 20 декабря 1994 года №10 .

Галактионов С.А., рассматривая с позиций потерпевшего социальную справедливость, указывает, что она «будет восстановлена, если:

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

1) осужденному назначено справедливое наказание, то есть в соответствии с характером и степенью общественной опасности преступления. обстоятельствами его совершения и личности виновного;

2) в полном объеме будет возмещен материальный ущерб, причиненный преступлением, и компенсирован моральный вред» .

Следует согласиться с мнением А.В. Арендаренко, что права и интересы потерпевших должны быть восстановлены, материальный и моральный вред возмещен как можно в большем объеме .

Говоря об интересах осужденного, следует отметить, что главным образом его интерес заключаются в назначении ему максимально мягкого наказания или иной меры уголовно-правового характера.

Социальная справедливость с учетом интересов общества заключается в том, что граждане должны убедиться в способности государства защитить их от всевозможных преступных посягательств, обеспечить надлежащий правопорядок, наказать преступника в соответствии с законом и с учетом начал гуманизма, соразмерности, эффективности и справедливости, а также обеспечить эффективное исполнение наказания в соответствии с приговором суда. Разбирая уголовное дело, суд не может полностью абстрагироваться от общественного мнения. Но он может и должен отделять в общественном мнении существенное от второстепенного, необходимое от случайного, справедливое от несправедливого. Требования общественности при назначении наказания могут учитываться постольку и настолько, поскольку и насколько они отражают характер и объем ущерба, причиненного преступлением морально-психологическому порядку и общественному правосознанию . Одним из ключевых моментов в данном плане нужно говорить о соблюдении принципа неотвратимости уголовного наказания. Другими словами, каждое совершенное преступление должно быть раскрыто, каждое лицо, его совершившее должно предстать перед судом и понести заслуженное наказание. Здесь серьезное значение придается результатам деятельности правоохранительных органов, а также авторитету судебной власти. Помимо этого, необходимо сказать, что как верно замечал

Чезаре Беккариа: «Чем скорее следует наказание за преступлением, чем ближе к нему, тем оно справедливее, тем оно полезнее» . Кроме этого, он добавлял, что «наказание тем полезнее, чем скорее оно следует, потому что чем меньше прошло времени между преступлением и наказанием, тем более сильной и длительной будет в уме человека связь этих двух идей: преступления и наказания, так что они непроизвольно будут представляться — одно как причина, а другое как необходимое и неизбежное следствие» .

В ч.1 ст.60 УК говорится: «Лицу, признанному виновным в совершении преступления, назначается справедливое наказание в пределах, предусмотренных соответствующей статьей Особенной части настоящего Кодекса, и с учетом положений Общей части настоящего Кодекса». Согласно ст. 389.15 УПК РФ одним из оснований отмены или изменения судебного решения в апелляционном порядке (ст.347 УПК РСФСР кассационным основанием к отмене или изменению приговора) является несправедливость приговора. До изменений, внесенных Федеральным законом от 29 декабря 2010 г. № 433-ФЗ «О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации и признании утратившими силу отдельных законодательных актов (положений законодательных актов) Российской Федерации» Уголовно-процессуальный кодекс раскрывал понятие «несправедливый приговор». Под ним, согласно ч.1 ст.383 УПК РФ, следовало понимать приговор, по которому было назначено наказание, не соответствующее тяжести преступления, личности осужденного, либо наказание, которое хотя и не выходит за пределы, предусмотренные соответствующей статьей Особенной части Уголовного кодекса Российской Федерации, но по своему виду или размеру является несправедливым как вследствие чрезмерной мягкости, так и вследствие чрезмерной суровости. В настоящее время данного понятия в УПК РФ не раскрывается.

Что же касается интересов государства в плане восстановления социальной справедливости, то они заключаются в том, что со стороны правонарушителя осуществляется возмещение причиненного ему ущерба за счет конфискации денег, ценностей и иного имущества, полученных в результате совершения преступлений, назначения штрафа, исправительных работ, принудительных работ и других видов наказаний.

Литература:

1. Рябинин А.А. Проблемы наказания на новом этапе совершенствования уголовного и уголовно-исполнительного законодательства: Монография. — Домодедово: ВИПК МВД России, 2000. С. 76.

2. Тосакова Л.С. Назначение наказания при рецидиве преступлений по действующему уголовному законодательству: дис. … канд. юрид. наук. Казань, 1997. С. 79.

3. Становский М.Н. Назначение наказания. — СПб.: Юридический центр Пресс, 1999. С. 17.

4. Яковлев Я.М. Об изучении личности преступника // Советское государство и право. 1962. № 11. С. 109.

5. Мамедова Ф.Ф. Обеспечение назначения справедливого наказания в виде штрафа (на примере экономических преступлений): дис. … канд. юрид. наук. М., 2015. С. 29.

6. Байбарин Уголовно-правовая дифференциация возраста : монография /А.А. Байбарин. М.: Высшая школа, 2009. С. 149.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

7. Большой толковый словарь русского языка / Гл. ред. С.А. Кузнецов. — СПб.: Норинт, 2002. С. 941.

8. Чередниченко Е.Е. Принципы уголовного законодательства: понятие, система, проблемы законодательной регламентации. — М.: Волтерс Клувер, 2007. С. 143.

9. О практике применения судами законодательства о возмещении материального ущерба, причиненного преступлением: постановление Пленума Верховного Суда СССР от 23.03.1979 N 1 (ред. от 26.04.1984) // Сборник постановлений Пленумов Верховных судов СССР и РСФСР (Российской Федерации). -М.: Спарк, 2005. С. 184.

10. О практике применения судами норм, регламентирующих участие потерпевшего в уголовном судопроизводстве: постановление Пленума Верховного Суда Рос. Федерации от 29 июня 2010 г. №17 (ред. от 09 февраля 2012 г.) // Бюллетень Верховного Суда Рос. Федерации. 2010. №9.

11. Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Веретенниковой Анны Александровны на нарушение ее конституционных прав пунктом 2 статьи 1101 Гражданского кодекса Российской Федерации: определение Конституционного Суда Рос. Федерации от 15 июля 2004 г. № 276-О // СПС «Консультант Плюс».

12. Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда: постановление Пленума Верховного Суда Рос. Федерации от 20 декабря 1994 г. № 10 (ред. от 06 февраля 2007 г.) // Рос. газ. 1995. 08 фев.

13. Галактионов С.А. Принцип справедливости (уголовно-правовой аспект): дис. . канд. юрид. наук. Рязань, 2004. С. 59.

14. Арендаренко А.В. Принцип социальной справедливости в системе уголовного права Российской Федерации // Адвокат. 2007. № 5. С. 24-34.

15. Беккариа Ч. О преступлениях и наказаниях / Сост. и предисл. В.С. Овчинского. — М.: ИНФРА-М, 2004. -VI. С. 115.

16. О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации и признании утратившими силу отдельных законодательных актов (положений законодательных актов) Российской Федерации: Федеральный закон от 29.12.2010 N 433-ФЗ // Собрание законодательства Рос. Федерации. 2011. № 1. Ст. 45.

3. Stanovsky M.N. Appointment of punishment. — SPb .: Legal Center Press, 1999. P. 17.

4. Yakovlev Ya.M. On the study of the criminal’s personality / / Soviet state and law. 1962. № 11. P. 109.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

6. Baibarin Criminal legal differentiation of age : monograph / A.A. Baibarin. Moscow: Higher School, 2009. P. 149.

7. Great Dictionary of the Russian language / Ch. Ed. S.A. Kuznetsov. — SPb .: Norint, 2002. With. 941.

13. Galaktionov S.A. Principle of justice (criminal-legal aspect): dis. … cand. jurid. sciences. Ryazan, 2004. P. 59.

15. Bekkaria C. About crimes and punishments / Comp. and pre. V.S. Ovchinsky. — Moscow: INFRA-M, 2004. -VI. P. 115.

§ 1. Место уголовного наказания в борьбе с преступностью

Наиболее острой мерой государственного принуждения, которая применяется Советским государством, является уголовное наказание.

Правильно уяснить место и оценить роль наказания в борьбе с преступностью можно только на основе верного решения вопроса о соотношении убеждения и принуждения в социалистическом обществе. В. И. Ленин всегда рассматривал убеждение и принуждение как два необходимых метода руководства жизнью общества и воспитания трудящихся масс. «Диктатура пролетариата была успешна, потому что умела соединять принуждение и убеждение. Диктатура пролетариата не боится принуждения и резкого, решительного, беспощадного выражения государственного принуждения, ибо передовой класс, более всего угнетавшийся капитализмом, имеет право осуществлять это принуждение, ибо он осуществляет его во имя интересов всех трудящихся и эксплуатируемых и обладает такими средствами принуждения и убеждения, которыми не располагал ни один из прежних классов, хотя у них и была несравненно большая материальная возможность пропаганды и агитации, нежели у нас».

В. И. Ленин считал необходимым использовать принуждение для борьбы против эксплуататорских классов и – неустойчивой части трудящихся масс.

«История показала, – говорил он, – что без революционного насилия… направленного на прямых врагов рабочих и крестьян, невозможно сломить сопротивление этих эксплуататоров. А с другой стороны, революционное насилие не может не проявляться и по отношению к шатким, невыдержанным элементам самой трудящейся массы».

Использование тех или иных форм подавления и принуждения ставилось В. И. Лениным в прямую зависимость от форм сопротивления социалистическому строительству.

«… марксизм требует безусловно исторического рассмотрения вопроса о формах борьбы… Пытаться ответить да или нет на вопрос об определенном средстве борьбы, не рассматривая детально конкретной обстановки данного движения на данной ступени его развития – значит покидать совершенно почву марксизма».

Так, например, метод подавления и политика красного террора были использованы Советским государством лишь в качестве ответа на попытки контрреволюции добиться уничтожения молодого советского государства вооруженным путем и путем белого террора.

«После революции 25 октября (7 ноября) 1917 г. мы не закрыли даже буржуазных газет, и о терроре не было и речи… Лишь после того, как эксплуататоры, т. е. капиталисты, стали развертывать свое сопротивление, мы начали систематически подавлять его, вплоть до террора». В последующем, когда эксплуататорские классы отказались от попыток силой оружия добиться свержения Советской власти и восстановления своего господства, Советское государство также изменило формы подавления и принуждения.

«По мере того, как основной задачей власти становится не военное подавление, а управление, типичным проявлением подавления и принуждения будет становиться не расстрел на месте, а суд».

Судебную репрессию В. И. Ленин рассматривал как необходимое и важное, хотя и играющее вспомогательную роль, средство охраны и укрепления социалистического правопорядка. В. И. Ленин, выступая за использование принуждения (в том числе и уголовного наказания) в качестве одного из методов руководства социалистическим строительством и воспитания трудящихся масс, вместе с тем указывал:

а) принуждение – это не главный, а вспомогательный метод руководства и воспитания;

б) принуждение применяется тогда, когда поставленные задачи нельзя решить, используя только метод убеждения;

в) принуждение применяется к меньшинству общества в интересах большинства и лишь тогда, когда большинство убеждено в необходимости проведения того или иного мероприятия;

г) принуждение применяется лишь в таком объеме, который необходим для достижения поставленной цели;

д) по мере продвижения нашего общества по пути строительства социализма и коммунизма сфера применения мер принуждения будет все более и более сужаться, уступая место сфере применения мер убеждения.

После ликвидации эксплуататорских классов и полной победы социализма в нашей стране развитие этой тенденции искусственно сдерживалось из-за ошибок И. В. Сталина и преступной деятельности банды Берии, орудовавшей в органах внутренней и государственной безопасности.

«Некоторые ограничения внутрипартийной и советской демократии, неизбежные в условиях ожесточенной борьбы с классовым врагом и его агентурой, Сталин возвел в норму руководства партией и страной. Он нарушал разработанные В. И. Лениным нормы партийной жизни, принцип коллективного руководства. Многие важные партийные и государственные вопросы решались им единолично.

…Вредным и ошибочным был выдвинутый Сталиным на февральско-мартовском Пленуме ЦК в 1937 году, когда в СССР уже победил социализм, тезис, будто по мере упрочения позиций социализма, дальнейшего продвижения Советского государства вперед классовая борьба в стране будет все более и более обостряться… На практике он послужил обоснованием массовых репрессий против видных деятелей партии и государства, членов и кандидатов в члены ЦК, крупных советских военачальников и многих других ни в чем не повинных людей – коммунистов и беспартийных… В это время были нарушены ленинские принципы взаимоотношений между партией и органами НКВД. Сталин установил личный контроль над органами Наркомата внутренних дел, устранив контроль партии над ними. Он единолично, обходя ЦК, подбирал угодные ему руководящие кадры этих органов. По его прямому указанию на пост наркома внутренних дел был назначен Ежов.

При участии Ежова были оклеветаны и погибли многие преданнейшие делу партии работники, коммунисты и беспартийные. Но вскоре Ежов был репрессирован. После Ежова на пост наркома внутренних дел Сталиным был выдвинут Берия, который в своих преступных целях не останавливался ни перед какими злодеяниями. Как выяснилось впоследствии, Берия был матерым политическим авантюристом, в прошлом провокатором».

После разоблачения культа личности И. В. Сталина и разгрома преступной банды Берии Коммунистическая партия и Советское государство восстановили принцип социалистической законности в жизни нашего общества. В этих условиях тенденция к сужению сферы применения мер принуждения и, в частности, к замене мер уголовного наказания мерами общественного воздействия и воспитания стала особенно быстро и ярко проявляться в следующих основных направлениях: а) отмена уголовной ответственности за некоторые деяния; б) расширение круга случаев, когда к лицам, совершившим преступления, могут применяться не меры наказания, а меры общественного воздействия; в) установление уголовной наказуемости некоторых общественно опасных деяний только после применения к виновным мер административного или общественного воздействия за такие же деяния.

Президиум Верховного Совета СССР в Указе «Об амнистии» от 27 марта 1953 г. признал необходимым «пересмотреть уголовное законодательство СССР и союзных республик, имея в виду заменить уголовную ответственность за некоторые должностные, хозяйственные, бытовые и другие менее опасные преступления мерами административного и дисциплинарного порядка, а также смягчить уголовную ответственность за отдельные преступления». В этом направлении и развивается уголовное законодательство.

Так, Указом от 5 августа 1955 г. была отменена уголовная ответственность женщин, производящих себе аборт, а Указом от 23 ноября 1955 г. «Об отмене запрещения абортов» было допущено производство абортов в больницах и других лечебных учреждениях. В Указе говорится, что «снижение числа абортов может быть впредь обеспечено путем дальнейшего расширения государственных мер поощрения материнства, а также мер воспитательного и разъяснительного характера».

Указом от 11 марта 1956 г. была отменена уголовная ответственность за самовольный проезд в товарных поездах и за совершение этих действий установлена административная ответственность.

Указом от 13 мая 1955 г. отменен Указ «О запрещении продажи, обмена и отпуска на сторону оборудования и материалов и об ответственности по суду за эти незаконные действия».

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 25 апреля 1956 г. отменена уголовная ответственность рабочих и служащих за самовольный уход с предприятий и из учреждений и за прогул без уважительных причин.

В указе говорилось, что «в результате роста сознательности трудящихся, повышения их материального благосостояния и культурного уровня укрепилась дисциплина на предприятиях и учреждениях. В этих условиях существующая судебная ответственность рабочих и служащих за самовольный уход с предприятий и из учреждений и за неоднократный или длительный прогул без уважительной причины не вызывается необходимостью и может быть заменена мерами дисциплинарного и общественного воздействия».

Круг уголовно наказуемых деяний еще более сузился с принятием Основ уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик 1958 г.

Преступлениями по действующему законодательству считаются лишь те общественно опасные деяния, наказуемость которых была предусмотрена законом в момент их совершения. В Основах не предусмотрена ответственность по аналогии.

Основы повысили возраст, с которого наступает уголовная ответственность. По действующему законодательству (ст. 10 Основ, ст. 10 УК РСФСР) уголовной ответственности подлежат лица, которым до совершения преступления исполнилось шестнадцать лет и лишь за некоторые преступления ответственность наступает с четырнадцати лет, в то время как по старому законодательству общая ответственность была установлена с четырнадцати лет, а за некоторые преступления с двенадцати лет.

Основы установили, что заранее необещанное укрывательство влечет уголовную ответственность лишь в случаях, специально предусмотренных законом (ст. 18 Основ), в то время как по ранее действовавшему законодательству союзных республик (за исключением УССР и Груз. ССР) эти действия всегда рассматривались как соучастие в преступлении и влекли уголовную ответственность.

После издания Основ уголовное законодательство продолжает развиваться в сторону дальнейшего сужения круга уголовно-наказуемых деяний. Так, Указ Президиума Верховного Совета СССР от 13 января 1960 г. «О дополнении ст. 1 Закона об уголовной ответственности за государственные преступления» установил, что «не подлежит уголовной ответственности» гражданин СССР, завербованный иностранной разведкой для проведения враждебной деятельности против СССР, если он во исполнение полученного преступного задания никаких действий не совершил и добровольно заявил органам власти о своей связи с иностранной разведкой».

Существенно сужен круг уголовно наказуемых деяний по Уголовным кодексам союзных республик.

Так, например, по УК РСФСР 1960 г. исключена ответственность частных лиц за разглашение государственной тайны, нарушение правил торговли, присвоение личного имущества, неплатеж налогов, дискредитирование власти, простую контрабанду и т. д. Всего в УК РСФСР 1960 г. не было включено более 40 составов, известных УК РСФСР 1926 г.

Многие составы сужены. Например, по ст. 128-а УК РСФСР, 1926 г. карался любой выпуск недоброкачественной продукции из промышленных предприятий, а по ст. 152 УК РСФСР 1960 г. карается только неоднократный или в крупных размерах выпуск; злоупотребление служебным положением является по новому УК РСФСР (ст. 170) преступлением только в случае, если оно было совершено из корыстной или иной личной заинтересованности и причинило существенный вред. Такого ограничения старое законодательство (ст. 109 УК РСФСР 1926 г.) не знало.

Круг уголовно наказуемых деяний сузился также потому, что некоторые деяния стали по новому законодательству считаться преступными лишь после применения за аналогичные действия мер административного или общественного воздействия.

По УК РСФСР I960 г. такими деяниями являются мелкое хищение государственного или общественного имущества (ст. 96), занятие запрещенным промыслом (ст. 162), незаконная охота (ст. 166), незаконная порубка леса (ст. 169), нарушение правил въезда или проживания в пограничной полосе (ст. 197), нарушение паспортных правил (ст. 198), мелкое хулиганство (ч. 3 ст. 206).

Действующее уголовное законодательство предоставило органам дознания, следствия, прокуратуры и суда в случаях, предусмотренных законом, освобождать лиц, совершивших преступления, от уголовной ответственности и наказания с заменой наказания принудительными мерами воспитательного характера или с передачей этих лиц в органы общественности для применения мер общественного воздействия и воспитания.

Так, в соответствии со ст. 10 Основ уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик (ст. 10 УК РСФСР) «если суд найдет, что исправление лица, совершившего в возрасте до восемнадцати лет преступление, не представляющее большой общественной опасности, возможно без применения уголовного наказания, он может применить к такому лицу принудительные меры воспитательного характера, не являющиеся уголовным наказанием».

Право прекратить уголовное дело в отношении несовершеннолетнего с передачей его в Комиссию по делам несовершеннолетних принадлежит, кроме суда, прокурору и следователю (ст. 8 УПК РСФСР).

При наличии оснований, указанных в ст. 51 УК РСФСР, суд, прокурор, следователь и орган дознания с согласия прокурора имеют право прекратить уголовное дело и передать его на рассмотрение товарищеского суда.

Если совершенное лицом преступление и само это лицо не представляют большой общественной опасности и если деяние виновного не повлекло тяжких последствий, а сам он чистосердечно раскаялся, то по ходатайству общественной организации или коллектива трудящихся суд, прокурор, а также следователь и орган дознания с согласия прокурора имеют право прекратить уголовное дело, освободить виновного от уголовной ответственности и наказания и передать его на поруки для перевоспитания и исправления той общественной организации или тому коллективу трудящихся, которые возбудили ходатайство (ст. 52 УК РСФСР).

В санкциях ряда составов преступлений наряду с мерами уголовного наказания предусмотрены меры общественного воздействия.

В УК РСФСР такими составами являются причинение имущественного ущерба государству или общественной организации путем обмана (ст. 94), присвоение найденного или случайно оказавшегося у виновного государственного или общественного имущества (ст. 97), злостное уклонение от оказания помощи родителям (ст. 123), оставление в опасности (ч. 1, ст. 127), неоказание помощи больному (ч. 1 ст. 128), клевета (ч. 1 ст. 130), оскорбление (ч. 1 ст. 131), оскорбление представителя власти или представителя общественности, выполняющего обязанности по охране общественного порядка (ст. 192), самоуправство (ст. 200), угроза убийством, нанесением тяжких телесных повреждений или уничтожением имущества (ст. 207), приобретение имущества, заведомо добытого преступным путем (ст. 208), незаконное врачевание (ст. 221).

Тенденция к сужению сферы применения уголовной репрессии в определенной степени проявляется в смягчении наказаний за целый ряд общественно опасных деяний, так как и таким путем в конечном итоге можно прийти к замене уголовного наказания мерами общественного воздействия и воспитания.

По УК РСФСР 1926 г. злоупотребление властью или служебным положением наказывалось лишением свободы до 10 лет, а по УК РСФСР I960 г. – лишением свободы до трех лет или исправительными работами до одного года, или увольнением от должности и лишь в случаях наступления тяжелых последствий – до 8 лет лишения свободы. Простая спекуляция (ч. 1 ст. 154 УК РСФСР) наказывается лишением свободы на срок до двух лет с конфискацией имущества или без таковой или исправительными работами на срок до одного года или штрафом до 300 рублей, тогда как по УК РСФСР 1926 г. она каралась лишением свободы не ниже пяти лет с полной или частичной конфискацией имущества (ст. 107).

Сужение круга уголовно наказуемых деяний в законодательстве, а также улучшение всей работы по борьбе с преступностью приводит на практике к постоянному сокращению количества лиц, осужденных судами. Это обстоятельство было отмечено в Постановлении Пленума Верховного Суда СССР от 19 декабря 1959 г. «О деятельности судебных органов в связи с повышением роли общественности в борьбе с преступностью». В нем отмечалось, что «…за девять месяцев 1959 г. при общем снижении числа осужденных за уголовные преступления по сравнению с тем же периодом 1958 г. судимость сократилась за хулиганство на 10,9 %, за мелкое хищение государственного и общественного имущества на 19,2 %, за кражи личного имущества граждан на 19,7 %».

В Постановлении Пленума Верховного Суда СССР от 17 сентября 1960 г. «О состоянии судимости в первом полугодии 1960 г.» отмечалось, что и в 1960 г. «…наблюдается повсеместное снижение судимости и сокращение применения мер уголовного наказания. Особенно значительное снижение судимости было по делам о мелком хищении государственного и общественного имущества, о хулиганстве, самогоноварении, злоупотреблении по службе, халатности, сопротивлении органам власти, нарушениях трудовой дисциплины на транспорте и др. Почти на 60 % сократилась судимость по делам частного обвинения. Сокращение числа осужденных отмечается вплоть до настоящего времени, причем данные судебной статистики показывают, что число осужденных в первом полугодии текущего года по сравнению с тем же периодом 1959 года сократилось по всем видам преступлений».

Сфера применения уголовной репрессии сужается также за счет существенного увеличения условного назначения мер наказания. «Если в 1958 г. условное осуждение было применено к 6,3 % осужденным, то в 1959 г. было осуждено условно 11,5 % и в 1960 г. – 17,1 % от общего количества осужденных».

Проявление общей тенденции сужения круга уголовно наказуемых деяний и смягчения уголовной ответственности, однако, не означает полного отсутствия обратных процессов, т. е. процессов установления уголовной ответственности за деяния, которые ранее не наказывались в уголовном порядке, и усиления уголовной ответственности за некоторые преступления.

Так, Указом Президиума Верховного Совета СССР от 5 мая 1961 г. «Об усилении борьбы с особо опасными преступлениями» установлена уголовная ответственность особо опасных рецидивистов и тяжких преступников, терроризирующих в местах лишения свободы заключенных, которые встали на путь исправления, или совершающих нападения на администрацию, а также организующих в этих целях преступные группировки. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 24 мая 1961 г. «Об ответственности за приписки и другие искажения отчетности о выполнении планов» установлена уголовная ответственность за приписки в государственной отчетности и представление других умышленно искаженных данных о выполнении планов.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 24 апреля 1958 г. «Об ответственности за невыполнение планов и заданий по поставкам продукции» установлена уголовная ответственность должностных лиц за нарушение плановых межрайонных поставок. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 29 декабря 1961 г. установлена уголовная ответственность за преступно небрежное использование или хранение сельскохозяйственной техники. В УК РСФСР установлена уголовная ответственность за заведомое оставление без помощи лица, находящегося в опасном для жизни состоянии (ч. 2 ст. 127), понуждение свидетеля или потерпевшего к даче ложных показаний (ст. 183), угрозу убийством, нанесением тяжких телесных повреждений или уничтожением имущества (ст. 207), систематическое занятие бродяжничеством или попрошайничеством (ст. 209), небрежное хранение огнестрельного оружия (ст.219), загрязнение водоемов и воздуха (ст. 223), создание групп, причиняющих вред здоровью граждан (ст. 227) и некоторые другие деяния, ранее не каравшиеся в уголовном порядке.

В ряде составов преступлений повышены санкции. Например, в УК РСФСР 1960 г. по сравнению с УК РСФСР 1926 г. усилена уголовная ответственность почти за все преступления против личности.

Президиум Верховного Совета СССР допустил применение расстрела за хищение государственного или общественного имущества в особо крупных размерах, за изготовление с целью сбыта или сбыт поддельных денег и ценных бумаг, совершенные в виде промысла, а также в отношении особо опасных рецидивистов и лиц, осужденных за тяжкие преступления, терроризирующих в местах лишения свободы вставших на путь исправления заключенных, или совершающих нападения на администрацию, или организующих с этой целью преступные группировки, или активно участвующих в таких группировках. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 1 июля 1961 г. «Об усилении уголовной ответственности за нарушение правил о валютных операциях» применение смертной казни допущено также за спекуляцию валютными ценностями или ценными бумагами в виде промысла или в крупных размерах, а равно нарушение правил о валютных операциях лицом, ранее осужденным за такие же преступления.

Указами Президиума Верховного Совета СССР от 15 февраля 1962 г. «Об усилении ответственности за посягательство на жизнь, здоровье и достоинство работников милиции и народных дружинников», от 15 февраля 1962 г. «Об усилении уголовной ответственности за изнасилование», от 20 февраля 1962 г. «Об усилении уголовной ответственности за взяточничество» повышена уголовная ответственность за соответствующие преступления вплоть до применения смертной казни за изнасилование, совершенное группой лиц или особо опасным рецидивистом или повлекшее особо тяжкие последствия, а равно изнасилование несовершеннолетней, за получение должностным лицом взятки при особо отягчающих обстоятельствах, а также за посягательство на жизнь работника милиции или народного дружинника в связи с их служебной деятельностью при отягчающих обстоятельствах.

Указами Президиума Верховного Совета СССР запрещено применять условно-досрочное освобождение к лицам, осужденным за особо опасные государственные преступления, бандитизм, действия, дезорганизующие деятельность исправительно-трудовых учреждений, изготовление и сбыт поддельных денег или ценных бумаг, нарушение правил о валютных операциях, хищение государственного или общественного имущества в особо крупных размерах, умышленное убийство при отягчающих обстоятельствах, изнасилование, совершенное группой лиц или повлекшее тяжкие последствия, или изнасилование несовершеннолетней, разбой, получение, дачу взятки или посредничество во взяточничестве, совершенные при отягчающих обстоятельствах, посягательство на жизнь работника милиции или народного дружинника в связи с их служебной или общественной деятельностью по охране общественного порядка, совершенное при отягчающих обстоятельствах, а также к лицам, которые были условно-досрочно освобождены от лишения свободы, но до истечения неотбытой части наказания совершили новое умышленное преступление, за которое они осуждены к лишению свободы.

Указом от 5 мая 1961 г. за государственные преступления, предусмотренные ст. 1–10, 14, 15, 23–25 и 27 Закона об уголовной ответственности за государственные преступления, установлена в качестве дополнительной меры наказания ссылка сроком от двух до пяти лет.

Таким образом, современный этап развития нашего общества характеризуется в области борьбы с преступностью тем, что задача сокращения и ликвидации преступности в нашей стране при помощи уголовного наказания при наличии общей тенденции к сужению сферы применения уголовного наказания решается в двух направлениях: смягчения уголовной ответственности, постепенной замены мер уголовного наказания мерами общественного воздействия по отношению к лицам, не представляющим большой общественной опасности и совершившим незначительные преступления и, наоборот, усиления уголовной ответственности по отношению к особо опасным рецидивистам и лицам, совершающим тяжкие преступления. При решении всех теоретических и практических вопросов борьбы с преступностью следует исходить из факта существования этих двух направлений. Распространившееся некоторое время тому назад среди теоретических и практических работников мнение, что на современном этапе борьбу с преступностью с успехом может вести сама общественность, привело к многим отрицательным последствиям в области борьбы с тяжкими преступлениями.

Генеральный Прокурор СССР Р. Руденко писал: «Нужно признать, что в борьбе с преступностью и с нарушением правил социалистического общежития работники прокуратуры, суда, милиции в ряде мест ослабили государственное принуждение и стали проявлять снисходительность даже к преступникам, совершившим особо опасные для общества преступления. Это явная недооценка мер государственного принуждения, уголовного наказания, умаление роли государственных органов, призванных бороться с преступностью, предупреждать преступления».

Пленум Верховного Суда РСФСР в постановлении от 31 марта 1961 г. также отметил, что «некоторые судебные работники указания Партии о повышении роли общественности в борьбе с преступностью неправильно восприняли, как ослабление судебной репрессии в отношении лиц, совершивших опасные преступления. Иногда такие лица осуждались к мягким мерам наказания, вплоть до передачи их на перевоспитание общественности».

Ослабление уголовной репрессии по отношению к особо опасным рецидивистам недопустимо. «Роль государства в борьбе с уголовной преступностью не должна ослабляться ни в малейшей мере. Наоборот, необходимо усилить и вести жесткую и острую борьбу органов государственного принуждения со злостными, особо опасными преступлениями и преступниками – расхитителями социалистической собственности, убийцами, насильниками, хулиганами, взяточниками, спекулянтами, ворами, паразитами и тунеядцами… Борьба с этими злостными преступниками должна вестись остро, меры государственного принуждения, уголовного наказания должны применяться к ним безоговорочно, по всей строгости закона».

Верховный Суд РСФСР также обратил внимание всех судов республики «на необходимость проведения решительной борьбы с преступностью с тем, чтобы к лицам, виновным в совершении умышленных убийств, хищений социалистической собственности в крупном размере, бандитизма, разбоя, изнасилования, злостного хулиганства и других тяжких преступлений, применялись строгие меры наказания, предусмотренные Уголовным кодексом РСФСР».

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Вам также может понравиться

Об авторе admin

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *