Вертикальная социальная мобильность примеры

20.Стратификация современного российского общества

Современные исследования факторов, критериев и закономерностей стратификации российского общества позволяют выделить слои и группы, различающиеся как социальным статусом, так и местом в процессе реформирования российского общества. Согласно гипотезе, выдвинутой академиком РАН Т.И. Заславской, российское общество состоит из четырех социальных слоев: верхнего, среднего, базового и нижнего, а также десоциализированного “социального дна”. Верхний слой включает прежде всего реально правящий слой, выступающий в роли основного субъекта реформ. К нему относятся элитные и субэлитные группы, занимающие наиболее важные позиции в системе государственного управления, в экономических и силовых структурах. Их объединяет факт нахождения у власти и возможность оказывать прямое влияние на процессы реформирования. Средний слой является зародышем среднего слоя в западном понимании этого термина. Правда, большинство его представителей не обладает ни обеспечивающим личную независимость капиталом, ни уровнем профессионализма, отвечающим требованиям постиндустриального общества, ни высоким социальным престижем. Кроме того, пока этот слой слишком малочислен и не может служить гарантом социальной стабильности. В будущем полноценный средний слой в России сформируется на основе социальных групп, образующих сегодня соответствующий протослой. Это мелкие предприниматели, менеджеры средних и небольших предприятий, среднее звено бюрократии, старшие офицеры, наиболее квалифицированные и дееспособные специалисты и рабочие. Базовый социальный слой охватывает более 2/3 российского общества. Его представители обладают средним профессионально-квалификационным потенциалом и относительно ограниченным трудовым потенциалом. К базовому слою относится основная часть интеллигенции (специалистов), полуинтеллигенция (помощники специалистов), технический персонал, работники массовых профессий торговли и сервиса, большая часть крестьянства. Хотя социальный статус, менталитет, интересы и поведение этих групп различны, их роль в переходном процессе достаточно сходна – это в первую очередь приспособление к изменяющимся условиям с целью выжить и по возможности сохранить достигнутый статус. Нижний слой замыкает основную, социализированную часть общества, его структура и функции представляются наименее ясными. Отличительными чертами его представителей являются низкий деятельностный потенциал и неспособность адаптироваться к жестким социально-экономическим условиям переходного периода. В основном этот слой состоит из пожилых малообразованных, не слишком здоровых и сильных людей, из тех, кто не имеет профессий, а нередко и постоянного занятия, места жительства, безработных, беженцев и вынужденных мигрантов из районов межнациональных конфликтов. Признаками представителей данного слоя являются очень низкий личный и семейный доход, низкий уровень образования, занятие неквалифицированным трудом или отсутствие постоянной работы. Социальное дно характеризуется главным образом изолированностью от социальных институтов большого общества, компенсируемой включенностью в специфические криминальные и полукриминальные институты. Отсюда следует замкнутость социальных связей преимущественно в рамках самого слоя, десоциализация, утрата навыков легитимной общественной жизни. Представителями социального дна являются преступники и полупреступные элементы – воры, бандиты, торговцы наркотиками, содержатели притонов, мелкие и крупные жулики, наемные убийцы, а также опустившиеся люди – алкоголики, наркоманы, проститутки, бродяги, бомжи и т.д. Другие исследователи представляют картину социальных слоев в современной России следующим образом: экономическая и политическая элита (не более 0,5%); верхний слой (6,5%); средний слой (21%); остальные слои (72%). В верхний слой входит верхушка государственной бюрократии, большая часть генералитета, крупные землевладельцы, руководители промышленных корпораций, финансовых институтов, крупные и преуспевающие предприниматели. Треть представителей этой группы не старше 30 лет, доля женщин – меньше четверти, доля нерусских в полтора раза выше, чем в среднем по стране. В последние годы отмечается заметное старение этого слоя, что свидетельствует о замыкании его в своих границах. Уровень образования – весьма высокий, хотя не намного выше, чем у среднего слоя. Две трети живут в крупных городах, треть владеет собственными предприятиями и фирмами, пятая часть занята высокооплачиваемым умственным трудом, 45% работают по найму, большинство из них в госсекторе. Доходы этого слоя в отличие от доходов остальных растут быстрее, чем цены, т.е. здесь происходит дальнейшее аккумулирование богатства. Материальное положение этого слоя не просто выше, оно качественно отличается от положения других. Таким образом, верхний слой обладает самым мощным экономическим и энергетическим потенциалом и может рассматриваться как новый хозяин России, на которого, казалось бы, следует возлагать надежды. Однако этот слой высоко криминализован, социально эгоистичен и недальнозорок – не проявляет заботы об укреплении и сохранении сложившегося положения. Кроме того, он находится в вызывающем противостоянии с остальными слоями общества, партнерские отношения с другими общественными группами затруднены. Используя свои права и открывшиеся возможности, верхний слой не осознает в должной мере сопутствующие этим правам ответственность и обязанности. В силу этих причин нет оснований связывать с этим слоем надежды на развитие России по либеральному пути. Средний слой наиболее перспективен в этом смысле. Он весьма быстро развивается (в 1993 г. он составлял 14%, в 1996 г.– уже 21%). В социальном отношении его состав чрезвычайно разнороден и включает в себя: нижний бизнес-слой – мелкий бизнес (44%); квалифицированных специалистов – профи (37%); среднее звено служащих (среднее чиновничество, военные, работники непроизводственной сферы (19%). Численность всех этих групп растет, причем быстрее всех – профи, затем – бизнесмены, медленнее других – служащие. Выделенные группы занимают положение выше- или нижестоящих, поэтому правильнее считать их не средними слоями, а группами одного среднего слоя или, точнее, группами протослоя, поскольку многие черты у него лишь формируются (границы пока размыты, политическая интеграция слабая, самоидентификация невысокая). Материальное положение протослоя улучшается: с 1993 по 1996 г. доля бедных уменьшилась с 23 до 7%. Однако социальное самочувствие этой группы подвержено наиболее резким колебаниям, особенно это касается служащих. Вместе с тем именно этот протослой следует рассматривать как потенциальный источник формирования (видимо, через два-три десятилетия) реального среднего слоя – класса, который способен постепенно стать гарантом социальной устойчивости общества, объединяя ту часть российского общества, которая обладает наибольшим социально деятельным инновационным потенциалом и более других заинтересована в либерализации общественных отношений.(Максимов A. Middle class в переводе на русский//Открытая политика. 1998. Май. С. 58-63.)

21. Личность — понятие, выработанное для отображения социальной природы человека, рассмотрения его как субъекта социокультурной жизни, определения его как носителя индивидуального начала, самораскрывающегося в контекстах социальных отношений, общения и предметной деятельности. Под «личностью» понимают: 1) человеческого индивида как субъекта отношений и сознательной деятельности («лицо» — в широком смысле слова) или 2) устойчивую систему социально значимых черт, характеризующих индивида как члена того или иного общества или общности. Хотя эти два понятия — лицо как целостность человека (лат. persona) и личность как его социальный и психологический облик (лат. регsonalitas) — терминологически вполне различимы, они употребляются иногда как синонимы.

22. Социологические теории личности. Статусно – ролевая концепция личности.

Выделяют психодинамическую, аналитическую, гуманистическую, когнитивную, поведенческую, деятельностную и диспозитивную теории личности.

Основоположником психодинамической теории личности, также известной под названием «классический психоанализ», является австрийский ученный З. Фрейд. В рамках психодинамической теории личность — это система сексуальных и агрессивных мотивов, с одной стороны, и защитных механизмов — с другой, а структура личности представляет собой индивидуально различное соотношение отдельных свойств, отдельных блоков (инстанций) и защитных механизмов.

Аналитическая теория личности близка к теории классического психоанализа, так как имеет с ней много общих корней. Наиболее ярким представителем этого подхода является швейцарский исследователь К. Юнг. Согласно аналитической теории, личность — это совокупность врожденных и реализованных архетипов, а структура личности определяется как индивидуальное своеобразие соотношения отдельных свойств архетипов, отдельных блоков бессознательного и сознательного, а также экстравертированной или интровертированной установок личности.

Сторонники гуманистической теории личности в психологии (К. Роджерс и А. Маслоу) главным источником развития личности считают врожденные тенденции к самоактуализации. В рамках гуманистической теории, личность — это внутренний мир человеческого «Я» как результат самоактуализации, а структура личности — это индивидуальное соотношение «реального Я» и «идеального Я», а также индивидуальный уровень развития потребностей в самоактуализации.

Когнитивная теория личности близка к гуманистической, однако в ней имеется ряд существенных отличий. Основоположником этого подхода является американский психолог Дж. Келли. По его мнению, единственное, что человек хочет знать в жизни, — это то, что с ним произошло и что с ним произойдет в будущем. Согласно когнитивной теории, личность — это система организованных личностных конструктов, в которых перерабатывается (воспринимается и интерпретируется) личный опыт человека. Структура личности в рамках данного подхода рассматривается как индивидуально своеобразная иерархия конструктов.

Поведенческая теория личности имеет еще и другое название — «наученческая», поскольку главный тезис данной теории гласит: наша личность является продуктом научения. В рамках данного подхода, личность — это система социальных навыков и условных рефлексов, с одной стороны, и система внутренних факторов: самоэффективности, субъективной значимости и доступности — с другой. Согласно поведенческой теории личности, структура личности — это сложно организованная иерархия рефлексов или социальных навыков, в которой ведущую роль играют внутренние блоки самоэффективности, субъективной значимости и доступности.

Деятельностная теория личности получила наибольшее распространение в отечественной психологии. Среди исследователей, внесших наибольший вклад в ее развитие, следует назвать, прежде всего, С. Л. Рубинштейна, К. А. Абульханову-Славскую, А. В. Брушлинского. В рамках деятельностной теории, личность — это сознательный субъект, занимающийся определенное положение в обществе и выполняющий социально полезную общественную роль. Структура личности — это сложно организованная иерархия отдельных свойств, блоков (направленности, способностей, характера, самоконтроля) и системных экзистеционально-бытийных свойств личности.

Сторонники диспозициональной теории личности считают главным источником развития личности факторы генно-средового взаимодействия, причем одни направления подчеркивают преимущественно влияния со стороны генетики, другие — со стороны среды. В рамках диспозициональной теории, личность — это сложная система формально-динамических свойств (темперамента), черт и социально обусловленных свойств. Структура личности — это организованная иерархия отдельных биологически детерминированных свойств, входящих в определенные соотношения и образующих определенные типы темперамента и черт, а также совокупность содержательных свойств.

Статусно-ролевая концепция личности.

Ролевая теория личности описывает её социальное поведение 2-мя основными понятиями: “ социальный статус “ и “ социальная роль “ .

Каждый человек в социальной системе занимает несколько позиций . Каждая из этих позиций , предполагающая определённые права и обязанности , называется статусом. Человек может иметь несколько статусов. Но чаще всего только один определяет его положение в обществе . Этот статус называется главным или интегральным. Часто бывает так , что главный статус обусловлен его должностью (например , директор , профессор). Социальный статус отражается как во внешнем поведении и облике (одежде , жаргоне), так и во внутренней позиции (в установках , ценностях, ориентациях).

Различают предписанные и приобретенные статусы. Предписанный статус определен обществом независимо от усилий и заслуг личности. Он обусловливается происхождением, местом рождения, семьей и т.д. Приобретенный (достигнутый) статус определяется усилиями, способностями самого человека (например, писатель, врач, эксперт, консультант по управлению, доктор наук и т.д.).

Выделяют также естественный и профессионально-должностной статусы. Естественный статус личности предполагает существенные и относительно устойчивые характеристики человека (мужчина, женщина, ребенок, юноша, старик и т.п.). Профессионально-должностной — это базисный статус личности, для взрослого человека он чаще всего является основой социального статуса. В нем фиксируется социальное, экономическое и организационно-производственное, управленческое положение (инженер, главный технолог, начальник цеха, менеджер по кадрам и т.д.). Обычно отмечают две формы статуса профессии: экономическую и престижную. Экономическая составляющая социального статуса профессии (экономический статус) зависит от уровня материального вознаграждения, предполагаемого при выборе и реализации профессионального пути (выборе профессии, профессиональном самоопределении). Престижная составляющая социального статуса зависит от профессии (престижный статус, престиж профессии).

Социальный статус обозначает конкретное место, которое занимает индивид в данной социальной системе. Совокупность требований, предъявляемых индивиду обществом, образует содержание социальной роли. Социальная роль- это совокупность действий, которые должен выполнить человек, занимающий данный статус в социальной системе. Каждый статус обычно включает ряд ролей.

Одна из первых попыток систематизации ролей была предпринята Т. Парсонсом. Он считал, что каждая роль описывается 5 основными характеристиками:

1. эмоциональной — одни роли требуют эмоциональной сдержанности, другие — раскованности

2. способом получения — одни предписываются, другие завоёвываются

3. масштабом — часть ролей сформулирована и строго ограничена, другая — размыта

4. нормализацией — действие в строго установленных правилах, либо произвольно

5. мотивацией — на личную прибыль, на общее благо

Социальную роль следует рассматривать в 2-х аспектах:

· ролевого ожидания

· ролевого исполнения.

Между ними никогда не бывает полного совпадения. Но каждый из них имеет большое значение в поведении личности. Наши роли определяются прежде всего тем , чего ожидают от нас другие. Эти ожидания ассоциируются со статусом, который имеет данная личность.

В нормальной структуре социальной роли обычно выделяются 4 элемента:

1. описание типа поведения, соответствующего данной роли

2. предписание (требования), связанные с данным поведением

3. оценка выполнения предписанной роли

4. санкции — социальны последствия того или иного действия в рамках требований социальной системы. Социальные санкции по своему характеру могут быть моральными, реализуемыми непосредственно социальной группой через её поведение (презрение), или юридическими , политическими, экологическими.

Следует отметить, что любая роль не является чистой моделью поведения. Главным связующим звеном между ролевыми ожиданиями и ролевым поведением служит характер индивида, т.е. поведение конкретного человека не укладывается в чистую схему.

По­яс­не­ние.

Со­ци­аль­ная мо­биль­ность — это из­ме­не­ние ин­ди­ви­дом или груп­пой своей со­ци­аль­ной по­зи­ции в со­ци­аль­ном про­стран­стве. В на­уч­ный обо­рот по­ня­тие было вве­де­но П. Со­ро­ки­ным в 1927 г. Он вы­де­лил два ос­нов­ных типа мо­биль­но­сти: го­ри­зон­таль­ную и вер­ти­каль­ную.

Вер­ти­каль­ная мо­биль­ность пред­по­ла­га­ет со­во­куп­ность со­ци­аль­ных пе­ре­ме­ще­ний, ко­то­рая со­про­вож­да­ет­ся по­вы­ше­ни­ем или по­ни­же­ни­ем со­ци­аль­но­го ста­ту­са ин­ди­ви­да. В за­ви­си­мо­сти от на­прав­ле­ния пе­ре­ме­ще­ния раз­ли­ча­ют вос­хо­дя­щую вер­ти­каль­ную мо­биль­ность (со­ци­аль­ный подъ­ем) и нис­хо­дя­щую мо­биль­ность (со­ци­аль­ное па­де­ние).

Го­ри­зон­таль­ная мо­биль­ность — это пе­ре­ход ин­ди­ви­да от одной со­ци­аль­ной по­зи­ции к дру­гой, на­хо­дя­щей­ся на одном и том же уров­не. При­ме­ром может слу­жить пе­ре­ме­ще­ние из од­но­го граж­дан­ства в дру­гое, из одной про­фес­сии в дру­гую, име­ю­щую в об­ще­стве сход­ный ста­тус. К раз­но­вид­но­стям го­ри­зон­таль­ной мо­биль­но­сти часто от­но­сят мо­биль­ность гео­гра­фи­че­скую, ко­то­рая под­ра­зу­ме­ва­ет пе­ре­ме­ще­ние из од­но­го места в дру­гое при со­хра­не­нии име­ю­ще­го­ся ста­ту­са (пе­ре­езд на дру­гое место жи­тель­ства, ту­ризм и т. п.). Если при пе­ре­ез­де ме­ня­ет­ся со­ци­аль­ный ста­тус, то гео­гра­фи­че­ская мо­биль­ность пре­вра­ща­ет­ся в ми­гра­цию.

1) Пе­ре­ме­ще­ние че­ло­ве­ка из одной со­ци­аль­ной груп­пы в дру­гую без из­ме­не­ния ста­ту­са слу­жит про­яв­ле­ни­ем го­ри­зон­таль­ной со­ци­аль­ной мо­биль­но­сти — да, верно.

2) Со­ци­аль­ная мо­биль­ность вы­ра­жа­ет­ся в из­ме­не­нии ин­ди­ви­дом сво­е­го об­ще­ствен­ного по­ло­же­ния — да, верно.

3) Вер­ти­каль­ная со­ци­аль­ная мо­биль­ность все­гда ведет к по­вы­ше­нию со­ци­аль­но­го ста­ту­са лич­но­сти — нет, не­вер­но.

4) Раз­ли­ча­ют два вида со­ци­аль­ной мо­биль­но­сти: го­ри­зон­таль­ную и вос­хо­дя­щую — нет, не­вер­но.

5) Сред­не­ве­ко­во­му об­ще­ству была при­су­ща низ­кая со­ци­аль­ная мо­биль­ность — да, верно.

Индивидуальная социальная мобильность

СОЦИАЛЬНАЯ СТРАТИФИКАЦИЯ

Социальная стратификация — это определение вертикальной последовательности положения социальных слоев, пластов в обществе, их иерархии. У различных авторов понятие страты нередко заменяется иными ключевыми словами: класс, каста, сословие. Употребляя далее эти термины, мы будем вкладывать в них единое содержание и понимать под стратой большую группу людей, отличающуюся по своему положению в социальной иерархии общества.

Социологи едины во мнении, что основой стратификационной структуры является естественное и социальное неравенство людей. Однако способ организации неравенства мог быть различным. Необходимо было вычленить те основания, которые определяли бы облик вертикального строения общества.

К. Маркс ввел единственное основание вертикального расслоения общества — обладание собственностью. Узость такого подхода стала очевидной уже в конце XIX столетия. Вот почему М. Вебер увеличивает количество критериев, определяющих принадлежность к той или иной страте. Кроме экономического — отношение к собственности и уровень доходов — он вводит такие критерии как социальный престиж и принадлежность к определенным политическим кругам (партиям)

Под престижем понималось обретение индивидом от рождения или благодаря личным качествам такого социального статуса, который позволял ему занять определенное место в социальной иерархии.

Роль статуса в иерархической структуре общества определяется такой важной особенностью социальной жизни как ее нормативно-ценностное регулирование. Благодаря последнему на «верхние ступени» социальной лестницы всегда поднимаются лишь те, чей статус соответствует укоренившимся в массовом сознании представлениям о значимости его титула, профессии, а также функционирующим в обществе нормам и законам.

Выделение у М. Вебера политических критериев стратификации выглядит еще недостаточно аргументированным. Более четко об этом говорит П. Сорокин. Он однозначно указывает на невозможность дать единую совокупность критериев принадлежности к какой-либо страте и отмечает наличие в обществе трех стратификационных структур: экономической, профессиональной и политической. Собственник, обладающий большим состоянием, значительной экономической властью, мог формально не входить в высшие эшелоны политической власти, не заниматься профессионально престижной деятельностью. И, напротив, политик, сделавший головокружительную карьеру, мог не быть собственником капитала, что тем не менее не мешало ему вращаться в кругах высшего общества.


В дальнейшем социологами предпринимались неоднократные попытки расширить число критериев стратификации путем включения, например, образовательного уровня. Можно принимать или отвергать дополнительные стратификационные критерии, но видимо нельзя не согласиться с признанием многомерности этого явления. Стратификационная картина общества многопланова, она состоит из нескольких пластов, не совпадающих полностью друг с другом.

В 30-40-е годы в американской социологии была предпринята попытка преодолеть многомерность стратификации путем предложения индивидам самим определить свое место в социальной структуре.) В исследованиях, проведенных У.Л. Уорнером в ряде американских городов, стратификационная структура была воспроизведена на основе принципа самоидентификации респондентов с одним из шести классов на основе разработанной автором методики. Данная методика не могла не вызвать критического отношения в силу дискуссионности предложенных критериев стратификации, субъективизма респондентов и, наконец, возможности эмпирические данные по нескольким городам представить как стратификационный срез всего общества. Но такого рода исследования дали другой результат: они показали, что сознательно или интуитивно люди ощущают, осознают иерархичность общества, чувствуют основные параметры, принципы, определяющие положение человека в обществе.

Тем не менее, исследование У. Л. Уорнера не опровергло утверждение о многомерности стратификационной структуры. Оно лишь показало, что разные виды иерархии, преломляясь через систему ценностей человека, создают у него целостную картину восприятия этого социального феномена.


Итак, общество воспроизводит, организует неравенство по нескольким критериям: по уровню богатства и дохода, по уровню социального престижа, по уровню обладания политической властью, а также по некоторым другим критериям. Можно утверждать, что все эти виды иерархии значимы для общества, так как позволяют регулировать как воспроизводство социальных связей, так и направлять личные устремления, амбиции людей на приобретение значимых для общества статусов. После определения оснований стратификации перейдем к рассмотрению ее вертикального среза. И здесь перед исследователями встает проблема делений на шкале социальной иерархии. Иными словами, сколько надо выделить социальных слоев, чтобы стратификационный анализ общества был по возможности наиболее полным. Введение такого критерия как уровень богатства или доходов вело к тому, что в соответствии с ним можно было выделить формально бесконечное множество слоев населения с разным уровнем благосостояния. А обращение к проблеме социально-профессионального престижа давало основание сделать стратификационную структуру очень похожей на социально-профессиональную.

Иерархическая система современного общества лишена жесткости, формально все граждане имеют равные права, в том числе и право занимать любое место в социальной структуре, подниматься на верхние ступени социальной лестницы или находиться «внизу». Резко возросшая социальная мобильность тем не менее не привела к «размыванию» иерархической системы. Общество по-прежнему поддерживает и охраняет свою иерархию.

Стабильность общества связана с профилем социальной стратификации. Чрезмерное «вытягивание» последнего чревато серьезными социальными катаклизмами, восстаниями, бунтами, несущими хаос, насилие, тормозящими развитие общества, ставящими его на грань развала. Утолщение профиля стратификации, прежде всего за счет «усечения» верхушки конуса — явление повторяющееся в истории всех обществ. И важно, чтобы оно осуществлялось не за счет неконтролируемых стихийных процессов, а путем сознательно проводимой государственной политики.

Стабильность иерархической структуры общества зависит от удельного веса и роли среднего слоя или класса. Занимая промежуточное положение, средний класс выполняет своеобразную связующую роль между двумя полюсами социальной иерархии, снижая их противостояние. Чем больше (в количественном отношении) средний класс, тем больше у него шансов влиять на политику государства, на процесс формирования фундаментальных ценностей общества, мировоззрение граждан, избегая при этом крайностей, присущих противоположным силам.

Наличие мощного среднего пласта в социальной иерархии многих современных стран позволяет им сохранять устойчивость, несмотря на эпизодическое нарастание напряженности среди беднейших слоев. Эта напряженность «гасится» не столько силой репрессивного аппарата, сколько нейтральной позицией большинства, в целом удовлетворенного своим положением, уверенного в будущем, чувствующего свою силу и авторитет.

«Размывание» среднего слоя, возможное в периоды экономических кризисов, чревато для общества серьезными потрясениями.

Итак, вертикальный срез общества подвижен, его основные пласты могут увеличиваться и уменьшаться. Это связано со множеством факторов: спады производства, структурная перестройка экономики, характер политического режима, технологическое обновление и появление новых престижных профессий и т.д. Однако стратификационный профиль не может «вытягиваться» беспредельно. Автоматически срабатывает механизм перераспределения национального богатства власти в виде стихийных выступлений масс, требующих восстановления справедливости, либо, чтобы избежать этого, требуется сознательное регулирование этого процесса. Устойчивость общества может быть обеспечена только за счет создания и расширения среднего слоя. Забота о среднем слое — залог стабильности общества.

Социальная мобильность

Социальная мобильность — это механизм социальной стратификации, который связан с изменением положения человека в системе социальных статусов.

Если у человека статус изменен на более престижный, лучший, то можно сказать, что имела место восходящая мобильность. Однако человек в результате потери работы, болезни и т.д. может перейти и в низшую статусную группу — при этом срабатывает нисходящая мобильность.

Кроме вертикальных перемещений (нисходящая и восходящая мобильность) существуют горизонтальные перемещения, которые складываются из естественной мобильности (переход с одной работы на другую без изменения статуса) и территориальной мобильности (переезд из города в город).

Остановимся сначала на групповой мобильности. Она вносит в стратификационную структуру большие изменения, нередко влияет на соотношение основных социальных пластов и, как правило, связана с появлением новых групп, чей статус перестает соответствовать сложившейся системе иерархии. К середине XX столетия такой группой, например, стали менеджеры крупных предприятий. Неслучайно на базе обобщения изменившейся роли управляющих в западной социологии складывается концепция «революции управляющих» (Дж. Бернхейм), согласно которой административная страта начинает играть решающую роль не только в экономике, но и в социальной жизни, дополняя и даже где-то вытесняя класс собственников.

Групповые перемещения по вертикали особенно интенсивно проходят во времена структурной перестройки экономики. Появление новых престижных, высокооплачиваемых профессиональных групп способствует массовому передвижению по иерархической лестнице. Падение социального статуса профессии, исчезновение некоторых из них провоцируют не только движение вниз, но и появление маргинальных слоев, объединяющих лиц, теряющих свое привычное положение в обществе, утрачивающих достигнутый уровень потребления. Происходит «размывание» социокультурных ценностей и норм, ранее сплачивавших их и предопределявших их устойчивое место в социальной иерархии.

В периоды острых социальных катаклизмов, коренного изменения социально-политических структур может произойти почти полное обновление высших эшелонов общества. Так, революционные события 1917 г. в нашей стране привели к низвержению старого правящего класса и быстрому подъему на «государственно-политический Олимп» новых социальных слоев, с новой культурой и новым мировоззрением. Такая кардинальная замена социального состава высшего слоя общества протекает в обстановке крайнего противостояния, жесткой борьбы и всегда является очень болезненной.

Период смены политической и экономической элиты переживает Россия и в настоящее время. Класс предпринимателей, опираясь на финансовый капитал, постоянно расширяет свои позиции именно как класс, претендующий на право занимать верхние ступени социальной лестницы. Одновременно с ним поднимается новая политическая элита, «взращенная» соответствующими партиями и движениями. И этот подъем происходит как путем вытеснения старой номенклатуры, обосновавшейся у власти в советский период, так и путем обращения части последней «в новую веру», т.е. путем ее перехода в состояние либо новоявленного предпринимателя, либо демократа.

Экономические кризисы, сопровождающиеся массовым падением уровня материального благосостояния, ростом безработицы, резким увеличением разрыва в доходах, становятся первопричиной численного роста наиболее обездоленной части населения, всегда составляющей основание пирамиды социальной иерархии. В таких условиях перемещение по нисходящей линии охватывает не одиночек, а целые группы: работников нерентабельных предприятий и отраслей, некоторые профессиональные группы. Падение социальной группы может быть временным, а может приобретать устойчивый характер. В первом случае положение социальной группы «выправляется», она возвращается на привычное место по мере преодоления экономических трудностей. Во втором — нисхождение оказывается окончательным. Группа меняет свой социальный статус и начинается сложный период ее адаптации к новому месту в социальной иерархии.

Итак, массовые групповые перемещения по вертикали связаны,

во-первых, с глубокими серьезными изменениями в социально-экономической структуре общества, обусловливающими появление новых классов, социальных групп, стремящихся к завоеванию соответствующего их силе и влиянию места в социальной иерархии.

Во-вторых, со сменой идеологических ориентиров, системы ценностей и норм, политических приоритетов. В этом случае наблюдается движение «наверх» тех политических сил, которые смогли уловить изменения в умонастроениях, ориентациях и идеалах населения. Происходит болезненная, но неизбежная смена политической элиты.

Перемещения в экономической, политической и профессионально-статусной иерархии происходят, как правило, одновременно или с небольшим разрывом во времени. Причина этого — во взаимозависимости вызывающих их факторов. Изменения в социально-экономической структуре предопределяют сдвиги в массовом сознании, а появление новой системы ценностей открывает дорогу для легитимации социальных интересов, запросов и притязаний ориентирующихся на нее социальных групп. Так, осуждающе-недоверчивое отношение россиян к предпринимателям начало меняться в сторону одобрения и даже надежды, связываемой с их деятельностью. Особенно ярко эта тенденция (как свидетельствуют социологические опросы) проявляется в молодежной среде, менее связанной с идеологическими предрассудками прошлого. Поворот в массовом сознании предопределяет в конечном итоге молчаливое согласие населения с возвышением класса предпринимателей, с его переходом на высшие социальные ступени.

Индивидуальная социальная мобильность

В стабильно развивающемся обществе перемещения по вертикали носят не групповой, а индивидуальный характер. То есть поднимаются и опускаются по ступеням социальной лестницы не экономические, политические или профессиональные группы, а их отдельные представители, более и менее удачливые, стремящиеся преодолеть притяжение привычной социокультурной среды. Сказанное не означает, что эти передвижения не могут быть массовыми. Напротив, в современном обществе «водораздел» между стратами многими преодолевается сравнительно легко. Дело в том, что индивид, отправившийся в трудный путь «наверх», идет самостоятельно. И в случае успеха изменит не только свое положение в вертикальной иерархии, но и поменяет социальную профессиональную группу. Круг профессий, имеющих вертикальную структуру, как, например, в артистическом мире — звезды, имеющие миллионные состояния, и артисты, перебивающиеся случайными заработками, ограничен и не имеет принципиального значения для общества в целом. Рабочий, успешно проявивший себя на политическом поприще и сделавший головокружительную карьеру, дослужившись до министерского портфеля или добившись избрания в парламент, порывает со своим местом в социальной иерархии и со своей профессиональной группой. Разорившийся предприниматель падает «вниз», теряя не только престижное место в обществе, но и возможность заниматься привычным делом.

Современное общество отличается достаточно высокой интенсивностью передвижения индивидов по вертикали. Однако история не знала ни одной страны, где вертикальная мобильность была бы абсолютно свободной, а переход из одного слоя в другой осуществлялся без всякого сопротивления. П. Сорокин пишет:

«Если бы мобильность была абсолютно свободной, то в обществе, которое получилось бы в результате, не было бы социальных страт. Оно напоминало бы здание, в котором не было бы потолка-пола, отделяющего один этаж от другого. Но все общества стратифицированы. Это значит, что внутри них функционирует своего рода «сито», просеивающее индивидов, позволяющее некоторым подниматься наверх, оставляя других в нижних слоях, и наоборот».

Роль «сита» выполняют те же механизмы, которые упорядочивают, регулируют и «консервируют» стратификационную систему. Это — социальные институты, регулирующие движение по вертикали, и своеобразие культуры, образа жизни каждого слоя, позволяющие проверять каждого выдвиженца «на прочность», на соответствие нормам, принципам той страты, в которую он попадает. П. Сорокин, на наш взгляд, убедительно показывает, как различные институты выполняют функции социальной циркуляции. Так, система образования обеспечивает не только социализацию личности, ее обучение, но и выполняет роль своеобразного «социального лифта», который позволяет наиболее способным и одаренным подняться на «высшие этажи» социальной иерархии. Политические партии и организации формируют политическую элиту, институт собственности и наследования укрепляет класс собствеников, институт брака позволяет осуществить перемещение даже при отсутствии выдающихся интеллектуальных способностей.

Однако использования движущей силы какого-либо социального института для подъема «наверх» не всегда бывает достаточно. Чтобы закрепиться в новой страте, необходимо принять ее образ жизни, органично «вписаться» в ее социокультурную среду, строить свое поведение в соответствии с принятыми нормами и правилами. Этот процесс протекает достаточно болезненно, так как человек нередко бывает вынужден распрощаться со старыми привычками, пересмотреть всю свою систему ценностей, на первых порах контролировать каждый свой поступок. Адаптация к новой социокультурной среде требует высокого психологического напряжения, что чревато нервными срывами, возможного развития комплекса неполноценности, чувства неуверенности, ухода в себя и потеря связи со своим прежним социальным окружением. Человек навсегда может оказаться изгоем в той социальной страте, куда он стремился, или в которой он оказался волею судьбы, если речь идет о движении по нисходящей.

Если социальные институты, по образному выражению П.Сорокина, можно рассматривать как «социальные лифты», то социокультурная оболочка, обволакивающая каждую страту, выполняет роль «фильтра», осуществляющего своеобразный селективный контроль. Фильтр может не пропустить индивида, стремящегося «наверх», и тогда, вырвавшийся из низов, он будет обречен быть изгоем. Поднявшись на более высокую ступень, он как бы остается за дверью, ведущей в саму страту.

Аналогичная картина может сложиться и при движении «вниз». Утратив право, обеспеченное, например, капиталом, состоянием на нахождение в высших слоях индивид спускается на более «низкую ступень», но оказывается не в состоянии «открыть дверь» в новый для него социокультурный мир. Будучи неспособным адаптироваться к чуждой для него культуре, он испытывает серьезные психологические затруднения. Этот феномен нахождения человека как бы между двумя культурами, связанный с его перемещением в социальном пространстве, называется в социологиимаргинальностью.

Маргинал, маргинальная личность — это индивид, утративший свой прежний социальный статус, лишенный возможности заниматься привычной деятельностью, и кроме того, оказавшийся неспособным адаптироваться к новой социокультурной среде той страты, в рамках которой он формально существует. Его индивидуальная система ценностей, сформированная в иной культурной среде, оказалась настолько устойчивой, что не поддается вытеснению новыми нормами, принципами, ориентациями и правилами. Сознательные усилия, предпринимаемые для адаптации к новым условиям, порождают серьезные внутренние противоречия, вызывают постоянные психологические стрессы. Поведение такого человека отличается крайностями: он либо чрезмерно пассивен, либо слишком агрессивен, легко преступает нравственные нормы и способен на непредсказуемые поступки.

В представлении многих людей жизненный успех связывается с достижением высот социальной иерархии.

Эта страница нарушает авторские права

Теория социальной мобильности

Теория социальной мобильности Питирима Александровича Сорокина.

Групповая мобильность

Делать карьеру можно в одиночку или группой. Существует индивидуальная и групповая мобильность. Когда действуют коллективные (кастовые, сословные, расовые и т. п.) привилегии или ограничения на мобильность, тогда представители низших групп могут попробовать устроить бунт, чтобы добиться отмены этих ограничений и всей своей группой подняться вверх по ступеням социальной лестницы. Примеры групповой мобильности:

  • В Древней Индии варна брахманов (священников) добилась превосходства над варной кшатриев (воинов). Это пример коллективного восхождения.
  • Большевики до октябрьской революции были незначимы, после неё они все вместе поднялись до статуса, который раньше занимала царская аристократия. Это пример коллективного восхождения.
  • Социальный статус Римского Папы и епископов за последние три столетия понизился. Это пример коллективного нисхождения.

Подвижные и неподвижные типы обществ.

В подвижном типе общества степень вертикальной мобильности очень велика, а в неподвижном типе общества очень мала. Пример второго рода — кастовый строй в Индии, хотя степень вертикальной мобильности никогда не равна 0, даже в Древней Индии. Степень вертикальной мобильности должна быть ограничена. На каждом «этаже» должно существовать «сито», просеивающее индивидов, иначе на руководящих постах могут оказаться непригодные для этой роли люди, и всё общество может из-за этого погибнуть во время войны или в результате отсутствия реформ. Степень вертикальной мобильности можно измерить, например, по доле «выскочек» среди правителей и высших чиновников, вычисленной в процентах. Эти «выскочки» начали свою карьеру из среды бедняков и закончили правителями. Сорокин показал различие между странами ( по последним трём данные, естественно, до второй половины 20 века) по степени вертикальной мобильности:

  • Западная Римская империя − 45,6 %
  • Восточная Римская империя − 27,7 %
  • Россия до Октябрьской революции − 5,5 %
  • Франция − 3,9 %
  • Англия − 5 %
  • США − 48,3 %

Тестирование «ситом»

В любом обществе есть много желающих продвижения наверх, но достичь этой цели удаётся немногим, так как этому препятствуют «сита» на каждом этаже социальной иерархии. Когда человек приходит устраиваться на работу, его оценивают по нескольким критериям:

  • Семейное происхождение. Хорошая семья способна дать своему ребёнку хорошую наследственность и хороший уровень образования. На практике этот критерий применялся в Спарте, Древнем Риме, Ассирии, Египте, Древней Индии и Китае, где сын наследовал статус и профессию отца. Современная семья нестабильна, поэтому, сегодня начинает складываться норма оценивать личность не по семейному происхождению, а по личным качествам. Ещё Пётр I в России ввёл табель о рангах, согласно которому продвижение по службе зависело не от «породы», а от личных заслуг.
  • Уровень образования. Функция школы состоит не только во «вливании» знаний, но и в том, чтобы при помощи экзаменов и наблюдений определить, кто талантлив, а кто нет, чтобы отсеять последних.

Профессиональные организации перепроверяют соответствие способностей человека записи в дипломе об образовании, они тестируют специфические качества людей: голос для певца, силу для борца и т. д. На работе каждый день и каждый час становятся для человека экзаменом на профессиональную пригодность. Этот тест можно считать окончательным.

К чему приводит перепроизводство или недопроизводство элиты?

Существует оптимальное соотношение между количеством людей в элите и всего населения. Перепроизводство количества людей в элите приводит к гражданской войне или революции. Например, султан в Турции имел большой гарем и много сыновей, которые безжалостно начинали уничтожать друг друга после смерти султана в борьбе за престол. Перепроизводство элиты в современном обществе приводит к тому, что неудачники из элиты начинают организовывать подпольные организации с целью организовать вооружённый захват власти.

Недопроизводство элиты из-за низкой рождаемости среди высших слоёв приводит к необходимости отдать часть элитарных позиций людям, не прошедшим селекцию. Это вызывает социальную нестабильность и глубокие противоречия внутри элиты между «вырожденцами» и «выскочками». Слишком строгий контроль при отборе элиты часто приводит к полной остановке «лифтов», к вырождению элиты и к «подрывной» деятельности низко стоящих правителей по призванию, которые не могут сделать легальную карьеру и стремятся физически уничтожить «вырожденцев» и занять их элитарные позиции.

Список лифтов социальной мобильности

Выбор лифта(канала) социальной мобильности имеет большое значение при выборе профессии и при подборе персонала. Сорокин назвал восемь лифтов вертикальной мобильности, по которым люди перемещаются вверх или вниз по ступеням социальной лестницы в процессе своей персональной карьеры:

  • Армия. 36 римских императоров (Юлий Цезарь, Октавиан Август и др.) из 92 достигли своего положения благодаря службе в армии. 12 византийских императоров из 65 достигли своего статуса по той же причине.
  • Религиозные организации. Значение этого лифта достигло апогея в Средние века, императоров, например, Григорий VII (папа римский) в 1077 г. низложил, унизил и отлучил от церкви императора Священной Римской империи Генриха IV. Из 144 римских пап 28 были простого происхождения, 27 вышли из средних классов. Институт целибата запрещал католическим священникам жениться и иметь детей, поэтому после их смерти освободившиеся позиции занимали новые люди, что препятствовало образованию потомственной олигархии и ускоряло процесс вертикальной мобильности. Пророк Мухаммед сначала был простым купцом, а затем стал правителем Аравии.
  • Школа и научные организации. В древнем Китае школа была главным лифтом в обществе. По рекомендациям Конфуция была построена система образовательной селекции (отбора). Школы были открыты для всех классов, лучших учеников переводили в высшие школы, а затем в университеты, оттуда лучшие ученики попадали в правительство и на высшие государственные и военные посты. Наследственная аристократия отсутствовала. Правительство мандаринов в Китае было правительством интеллектуалов, которые умели писать литературные сочинения, но не разбирались в бизнесе и не умели воевать, поэтому Китай не один раз становился лёгкой добычей для кочевников (монголов и маньчжуров) и европейских колонизаторов. В современном обществе главными лифтами должны быть бизнес и политика. Школьный лифт имел большое значение и в Турции при Сулеймане Великолепном (1522—1566 гг.) когда талантливых детей со всей страны отправляли в специальные школы, затем в корпус янычар, а затем — в гвардию и государственный аппарат. В древней Индии низшие касты не имели права на получение образования, то есть школьный лифт двигался только по верхним этажам. Сегодня в США нельзя занимать государственную должность без университетского диплома. Из 829 британских гениев 71 были сыновьями неквалифицированных рабочих. 4 % академиков России вышли из крестьян, например, Ломоносов.
  • Политический лифт, то есть правительственные группы и партии.
  • Искусство. Среди самых известных литераторов Франции 13 % были из рабочей среды.
  • Пресса, телевидение, радио. Газеты и телевидение могут обеспечить известность и продвижение.
  • Экономические организации. Накопление богатств — это самый надёжный путь наверх в условиях соблюдения законности, в условиях социальных катаклизмов богатство можно легко отобрать. Нищий аристократ не способен сохранить социальный престиж, хотя останется владельцем титула, нищий нувориш теряет абсолютно всё. В Древнем Риме огромным влиянием пользовались такие богатые предприимчивые рабы, как Тримальхион, Палладий, Нарцисс. Царь Нумидии Югурта путём подкупа должностных лиц Рима добивался поддержки Рима в своей борьбе за престол в конце 2 в. до н. э. Изгнанный, в конце концов, из Рима, он называл «вечный» город продажным городом. Р. Греттон писал о восхождении английской буржуазии: «Пока аристократия и земельное дворянство в 15 в. уничтожали и разоряли друг друга, средний класс шёл в гору, накапливая богатства. В результате нация однажды проснулась, узрев новых хозяев». Средний класс за деньги покупал все желаемые титулы и привилегии.
  • Семья и брак. По древнеримскому закону, если свободная женщина выходила замуж за раба, то её дети становились рабами, сын рабыни и свободного человека становился рабом. Сегодня существует «притяжение» богатых невест и бедных аристократов, когда в случае брака оба партнёра получают взаимную выгоду: невеста получает титул, а жених — богатство.

> См. также

  • Принцип Питера

> Примечания

  1. Архивированная копия (недоступная ссылка). Дата обращения 23 октября 2012. Архивировано 29 июля 2013 года.

Вам также может понравиться

Об авторе admin

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *