Уголовная ответственность судей

Статус судьи

Согласно 1 статье закона «О статусе судей», судья является лицом, имеющим право вершить правосудие на условиях имеющегося у него удостоверения профессионала. Он является независимым лицом, которое подчиняется только Конституции Российской Федерации и прочим законам. Все требования и распоряжения, поступившие от данного лица, обязательны к исполнению любыми должностными и частными лицами, организациями и т. д. Проявление неуважения к нему грозит дисциплинарной и административной ответственностью.

Судьей может стать только гражданин России, у которого есть высшее профильное образование с квалификацией не ниже «магистра». У претендентов на эту должность, не должно быть судимости и гражданства любого другого государства, кроме России. К подобным специалистам применяются определенные возрастные ограничения:

  • член Конституционного суда не может быть младше 40 лет. При этом, стаж юридической практики не может быть меньше 15 лет;
  • работник верховного суда не может быть моложе 35 лет, а срок юридической практики должен быть равен минимум 10 годам;
  • сотрудник регионального суда должен иметь стаж не меньше 7 лет, а его возраст должен составлять 35 лет и больше;
  • возраст сотрудника арбитражной инстанции должен быть не менее 25 лет.

В стаж юридической практики включается работа преподавателем юридических наук, нотариуса, адвоката и государственного служащего, например, начальник следственного отдела.

Предъявляемые требования

3 статья закона гласит о том, что судья должен исполнять ряд требования, без которых неосуществима его профессиональная деятельность. Кроме того, он обязан соблюдать все законы РФ. Судей, не исполняющих нормы закона, ждет привлечение к ответственности. Помимо соблюдения закона, выдвигается еще ряд требований:

  • член суда обязан следовать должностным обязанностям таким образом, чтобы не умолять авторитет судебной власти. Простыми словами он должен принимать взвешенные решения, которые удовлетворят общественность. В то же время он не должен идти у нее на поводу. Из этого вытекает второй пункт;
  • сотрудник суда обязан взвешенно подходить к решению любой задачи. Специалист такого уровня не должен являться экспертом абсолютно во всех сферах жизнедеятельности современного общества. В связи с этим он имеет право на получение помощи со стороны специалистов узкоспециализированных областей. Все мнения также принимаются к сведению, но итоговое решение выносится им, исключительно на свое усмотрение.

Наряду с правами, имеется определенный список ограничений. Судья не вправе:

  • занимать какие-либо другие должности;
  • состоять в какой-либо политической партии;
  • выражать свое отношение к какой-либо политической силе;
  • заниматься ведением бизнеса;
  • разглашать закрытую информацию, в том числе с закрытых слушаний.

Наступает ли уголовная ответственность судей за нарушение вышеуказанных требований? Закон говорит о том, что нет. За подобные действия предусмотрена дисциплинарная ответственность.

Дисциплинарная ответственность

Согласно статистике привлечения судей к уголовной ответственности, подобные случаи являются не частыми. Гораздо чаще они привлекаются к дисциплинарной и административной ответственности. Подобные взыскания могут быть наложены за совершение малозначительного проступка. Самым серьезным видом ответственности можно считать прекращение полномочий в досрочном порядке.

Нельзя сказать, что существующая ситуация может порадовать правозащитников. В первую очередь это обусловлено тем, что привлечь сотрудника суда к ответственности могут только его коллеги. В 99% случаев побеждает корпоративная солидарность.

Каков наиболее частый ответ судебной коллегии на ходатайство о привлечении судьи к ответственности? Чаще всего привлекать служителя Фемиды никто не станет. Исключением являются действия последнего, явно имеющие криминальный характер или обширное общественное недовольство. Согласно статистике, случаи возбуждения уголовных дел крайне редки (единицы в год), а вынесение обвинительных приговоров и вовсе уникальны.

Обеспокоенность вызывает и то, что 305 статья УК РФ (вынесение заведомо неправосудного акта), по сути является пустой декларацией. В современной России процедура привлечения судьи к ответственности по данной статье, практически не встречается.

Дисциплинарная ответственность судей

Порядок и основания привлечения судьи к дисциплинарной ответственности определены Законом Российской Федерации «О статусе судей в Российской Федерации» и Федеральным законом от 14 марта 2002 года N 30-ФЗ «Об органах судейского сообщества в Российской Федерации» (далее — Федеральный закон «Об органах судейского сообщества в Российской Федерации») и распространяются в том числе на судью, срок полномочий которого истек в связи с достижением им предельного возраста пребывания в должности, продолжающего осуществлять свои полномочия до окончания рассмотрения по существу дела, начатого с его участием, либо до назначения нового судьи в данный суд.

Наказать судью можно путем привлечения к ответственности закрепленной в статьей 12.1 «Дисциплинарная ответственность судей» ФЗ «О статусе судей в РФ», в большинстве случае это нарушения процессуального характера, материального права, неверное толкование закона и ошибки при анализе вещественных доказательств.

p|s Указанное не распространяется на судей Конституционного суда.

Общий порядок привлечения

Согласно закону о статусе судей, судью можно наказать путем привлечения к дисциплинарной ответственности посредством подачи жалоб и уголовной, но также через дисциплинарную ответственность с последующим лишением статуса судьи.

Судья не может быть привлечен к дисциплинарной ответственности за сам факт принятия незаконного или необоснованного судебного акта в результате судебной ошибки, явившейся следствием неверной оценки доказательств по делу либо неправильного применения норм материального или процессуального права.

«судья не может быть привлечен к дисциплинарной ответственности за сам факт принятия незаконного или необоснованного судебного акта», если ошибка вышла из-за неверной оценки доказательств по делу.

Практика привлечения к ответственности

В 2018 году судей реже привлекали к ответственности — 172 раза против 231 в 2017 году. Досрочное прекращение полномочий судьи, как самую строгую меру дисциплинарной ответственности, получили 22 судей общей юрисдикции и один арбитражный судья.

Виды дисциплинарных взысканий судей

За совершение дисциплинарного проступка, то есть виновного действия (бездействия) при исполнении служебных обязанностей либо во внеслужебной деятельности, в результате которого были нарушены положения настоящего Закона и (или) кодекса судейской этики, утверждаемого Всероссийским съездом судей, что повлекло умаление авторитета судебной власти и причинение ущерба репутации судьи, на судью, за исключением судьи Конституционного Суда Российской Федерации, может быть наложено дисциплинарное взыскание.

Только одному судье из числа привлеченных в 2018 году к дисциплинарной ответственности удалось в итоге избежать наказания. В 2018 году к дисциплинарной ответственности были привлечены 172 судьи. Из них 47 судьям (27%) объявлены замечания, 101 судье (59%) вынесены предупреждения, а полномочия 23 судей (13%) были прекращены.

Замечания

Может налагаться на судью при малозначительности совершенного им дисциплинарного проступка, если квалификационная коллегия судей придет к выводу о возможности ограничиться устным порицанием действий (бездействия) судьи. В частности, малозначительным может быть признан дисциплинарный проступок, последствия которого не повлекли существенного нарушения прав и свобод граждан, прав и законных интересов организаций (например, нарушенные права гражданина или организации были восстановлены либо возможность их восстановления не утрачена и т.д.);

Пример: Супруг судьи и его мать работают на руководящих должностях в организации являвшейся участников процесса рассматриваемого судьей ФИО, ККС выразила сомнения в беспристрастности судьи. По мнению коллегии, подобные действия судьи недопустимы – в связи с чем ККС привлекла ее к дисциплинарной ответственности в виде замечания.

Предупреждения

(например, совершенный судьей дисциплинарный проступок коллегией не признан малозначительным).
Может налагаться на судью за совершение им дисциплинарного проступка, если квалификационная коллегия судей придет к выводу о невозможности применения к судье дисциплинарного взыскания в виде замечания или если судья ранее подвергался дисциплинарному взысканию;

Пример: Судья ФИО совершал недопустимые действия, которые каким-либо образом могут поставить под сомнение объективность и беспристрастность судьи при рассмотрении дел: кричал, ругался, оскорблял обвиняемого и его представителей. Поскольку это не подействовало, ККС области признала нарушения и наказала ФИО предупреждением.

Понижение в квалификационном классе (с 01.09.2019 года)

Провинившегося судью ККС будут возвращать на ту квалификационную ступень, где он находился до присвоения текущего класса.

Одновременно уточняется, что взыскание в виде досрочного прекращения полномочий судьи может налагаться в исключительных случаях за существенное, несовместимое с высоким званием судьи нарушение положений материального права или процессуального законодательства, Закона о статусе судей или Кодекса судейской этики при осуществлении правосудия.

Оно может быть применено к судье, который ранее уже подвергался дисциплинарному взысканию, и только при наличии жалобы участника процесса о нарушении его прав незаконными действиями судьи, носящими систематический или грубый характер, которые повлекли искажение принципов судопроизводства и установлены судебным актом.

Как отметил Председатель ФС РФ Лебедев, ожидается, что эта мера будет весьма эффективным средством воздействия, «поскольку непосредственно влияет на размер ежемесячного денежного вознаграждения судьи».

Досрочного прекращения полномочий судьи

Может налагаться на судью в исключительных случаях за существенное, виновное, несовместимое с высоким званием судьи нарушение положений ФЗ «О статусе судей» и (или) кодекса судейской этики, в том числе за нарушение указанных положений при осуществлении правосудия, если такое нарушение повлекло искажение принципов судопроизводства, грубое нарушение прав участников процесса, свидетельствует о невозможности продолжения осуществления судьей своих полномочий и установлено вступившим в законную силу судебным актом вышестоящей судебной инстанции или судебным актом, принятым по заявлению об ускорении рассмотрения дела либо о присуждении компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок.

Пример: У судьи ФИО находилось 50 уголовных дел, из них четыре дела свыше полутора лет, шесть дел – свыше одного года, 13 дел – свыше шести месяцев. При этом данные судебной статистики о движении дел не подтверждались содержанием их материалов. ППо некоторым уголовным делам не было постановлений о принятии к производству и назначении судебного заседания, отсутствовали протоколы, подсудимые не объявлялись в розыск, нарушены сроки вручения приговоров. ФИО объяснила допущенные нарушения неравномерно распределенной нагрузкой и сменой работников аппарата суда. Она полагала, что после проведенной служебной проверки исправила недочеты и устранила нарушения. Тем не менее в картотеке были сведения о проведении всех заседаний. ККС Приморского края это объяснение не устроило – коллегия досрочно прекратила полномочия Котельниковой с лишением седьмого квалификационного класса судьи. Дисциплинарная коллегия ВС подтвердила законность этого решения.

Привлечение судьи ранее к дисциплинарной ответственности и наложение на него дисциплинарного взыскания в виде замечания либо предупреждения само по себе не влечет за собой обязательного наложения на него дисциплинарного взыскания в виде досрочного прекращения полномочий судьи.

Думая над видом наказания, квалификационные коллегии должны учитывать и характер проступка, и личность судьи, в том числе морально-нравственные качества, и обстоятельства семейной жизни. Судейский статус обязывает соблюдать высокие стандарты поведения везде — и в зале суда, и в нерабочее время. Пьянство, семейные скандалы и тому подобные вещи для судьи недопустимы.

В каких еще случаях прекращаются полномочия
  • прекращение российского гражданства или приобретение гражданства иностранного;
  • заявление о прекращении полномочий самого судьи;
  • неспособность трудиться на своем посту по состоянию здоровья; достижение пенсионного возраста;
  • нарушение судьей или членами его семьи определенных запретов, закрепляемых в законе (например, о невозможности открывать вклады за пределами страны).

Отставка судьи не является мерой ответственности, это основание выхода на заслуженный отдых — пенсия, при этом судье гарантируется личная неприкосновенность и почетная принадлежность к судейскому сообществу.

Прекращение статуса отставника

В случае выявления нарушений со стороны судьи в отставке (пенсия), коллегия может лишить ее данного статуса. К примеру: Экс-судья Устиновского районного суда Ижевска Елена Артемичева набрала кредитов в разных банках. В отношении нее было возбуждено 10 исполнительных производств, но она отказалась выплачивать деньги, ссылаясь на судейский статус.

Решением квалификационной коллегии судей Удмуртской Республики от 26 января 2018 г. прекращена отставка судьи Устиновского районного суда города Ижевска Удмуртской Республики Артемичевой Елены Рудольфовны в соответствии с подпунктом 3 пункта 6 статьи 15 Закона Российской Федерации от 26 июня 1992 г. № 3132-1 «О статусе судей в Российской Федерации» в связи с существенным, виновным, несовместимым с высоким званием судьи нарушением положений этого закона и (или) кодекса судейской этики, порочащим честь и достоинство судьи, умаляющим авторитет судебной власти.

Данное решение устояло в Верховном суде: Текст решения.

Иные

В современной России судьи подвержены влиянию, фсб, полиции, чиновников. Но и в данных случае, судьи несут ответственность. Хорошим тому примером служит, увольнение полным составом Молчановского районного суда Томской области. Причины своей добровольной коллективной отставки судьи не комментируют.

Местные СМИ высказывают предположение, что поводом к отставкам мог послужить недавний оправдательный приговор двум полицейским, который был отменен в апелляции, а дело возвращено на новое рассмотрение в ином составе суда.

Срок исковой давности о наложении дисциплинарного взыскания

Решение о наложении на судью дисциплинарного взыскания не может быть принято по истечении 6 (шести) месяцев со дня выявления дисциплинарного проступка, за исключением периода временной нетрудоспособности судьи, нахождения его в отпуске и времени проведения служебной проверки, и по истечении 2 (двух) лет со дня совершения дисциплинарного проступка.

Как обжаловать решение квалификационной коллегии судей

Решение квалификационной коллегии судей о привлечении судьи к дисциплинарной ответственности может быть обжаловано в судебном порядке либо в Высшую квалификационную коллегию судей Российской Федерации (пункт 1 статьи 26 Федерального закона «Об органах судейского сообщества в Российской Федерации»).

Примеры дисциплинарных взысканий

1. Не уведомление судом ответчика по делу привело, что ККС привлек судью к ответственности в виде предупреждения.
2. Подписание постановления прошлым периодом по решению принятому другим судьей, привело, что ККС наложила на Власову взыскание в виде предупреждения.
3. Затягивание сроков подготовки мотивированных решений и систематическое нарушение сроков сдачи дела в архив, привело к ответственности судьи в виде замечания.
4. За волокиту выразившуюся в истечении сроков исковой давности по уголовным делам, на судью наложили замечание.
5. Решения судьи несколько раз отменялись вышестоящей инстанцией, а в его адрес выносились частные определения. ККС ограничилась предупреждением.

Куда обращаться, чтобы наказать судью

Для начала, стоит попробовать заявить в корректной форме самому судье о том, что он поступает неправильно. Если это не подействует, у граждан всегда есть право обратиться в ККС — квалификационную коллегию судей. Именно этот орган занимается рассмотрением жалоб на нарушения в работе судей.

Однако потребуется иметь веские основания для обращения (к примеру, незаконное вынесение судебного акта), поскольку для более легких случаев (таких как неэтичное поведение, процессуальные нарушение, к примеру подсудности) потребуется огромное количество усилий, чтобы доказать свою правоту и привлечь судью к ответственности.

Важно помнить, что в вопросе о вынесении судьей заведомо неправомерного решения также потребуется немало усилий со стороны граждан. Это обосновано тем, что Конституционный Суд принял решение о том, что никто не в праве нарушать принцип самостоятельности судебной власти. То есть, любое вмешательство в вынесении судом своего решения говорит уже о нарушении законных прав на самостоятельность судебной власти. Таким образом, очень велика вероятность того, что судья не будет привлечен ни к какому виду ответственности.

Также есть еще несколько вариантов решения вопроса о том, как наказать судью. Можно пригласить на заседание представителя журналистики, желательно — печатных изданий. Заметив правонарушения, журналист сможет высказать свою точку зрения в статье печатного издания, таким образом внимание общественности будет привлечено к этому инциденту.

>Видео о порядке Ссылки по теме: Поделиться с друзьями

Критерии для увольнения судей определил Верховный суд

Наказание судей — дело тонкое, и требует аккуратного подхода. С одной стороны, оно должно обеспечивать независимость судей. Трудно, порой, судить честно и по совести, если даже неправильно поставленная запятая может стоить должности. С другой стороны, независимость не должна приводить к вседозволенности. Есть непростительные ошибки и проступки. Как отличить одно от другого, и проясняет постановление пленума.
Сами по себе судебные ошибки нельзя ставить в вину человеку в мантии. Это очень важный момент. Дословно в постановлении сказано: «судья не может быть привлечен к дисциплинарной ответственности за сам факт принятия незаконного или необоснованного судебного акта», если ошибка вышла из-за неверной оценки доказательств по делу.
Или, если судья неправильно применил нормы права, это тоже не повод для выговора.
«Абсолютно обоснованная правовая позиция Верховного суда России, — говорит юрист Вячеслав Голенев. — Судьи тоже люди, могут ошибаться. Вся система судопроизводства — наличие проверочных инстанций — апелляции, кассации, надзора — направлена на многостороннюю и всеобъемлющую проверку возможных ошибок судьи. Неправильное применение нормы — еще не основание говорить о том, что судья недобросовестен. Иначе бы все решения всегда бы оставались без изменения».
Хотя для судьи такие промашки, безусловно, повод поработать над повышением своей квалификации.
Впрочем, не всегда судейские ошибки можно назвать ошибками. Бывает, что норма новая, практика нарабатывается, и однозначного толкования у юристов нет. Судья не должен бояться высказывать свое мнение и решать так, как подсказывают ему совесть и опыт.
Как поясняет пленум, наказать судью за принятое решение можно только в том случае, если вступившим в законную силу приговором суда будет установлена виновность судьи в преступном злоупотреблении либо вынесении заведомо неправосудного судебного акта.
Закон предусматривает три вида дисциплинарных наказаний для судей: замечание, предупреждение, досрочное прекращение полномочий. Когда нарушение есть, то самый сложный вопрос — как наказать. Применить ли самую суровую кару или ограничиться записью в личном деле. Как поясняет пленум, думая над видом наказания, квалификационные коллегии должны учитывать и характер проступка, и личность судьи, в том числе морально-нравственные качества, и обстоятельства семейной жизни.
Так что плохой характер судьи и бытовые неурядицы могут пойти ему в минус. Судейский статус обязывает соблюдать высокие стандарты поведения везде — и в зале суда, и в нерабочее время. Пьянство, семейные скандалы и тому подобные вещи для судьи недопустимы.
Даже один грубый проступок на службе или в личное время может привести к увольнению судьи. Если поведение человека в мантии дискредитирует судебную власть, причиняет ущерб репутации судьи и несовместимо с его статусом, то решение будет жестким.
На практике, напомним, судей лишали мантии даже за фривольные фотографии в социальных сетях.
В любом случае, уволить проштрафившегося судью можно только в исключительных случаях. Такое тяжелое решение надо серьезно обосновать.
Также вчера пленум Верховного суда России одобрил законопроект, разрешающий арбитражным судам отказывать в принятии иска. Сейчас в Арбитражном процессуальном кодексе, в отличие от других процессуальных кодексов, соответствующих норм нет.
Согласно проекту, отказ допускается, если заявление не подлежит рассмотрению в арбитражном суде либо если аналогичный спор уже разрешен другим судом.

Причиной отставки, как правило, становятся грубые и систематические нарушения, например рассмотрение уголовных дел с опозданием на год либо волокита при изготовлении мотивированных текстов решений.

Бизнес до тюрьмы доведет

Если немного углубиться в историю, то в начале 2000-х самыми известными отставниками были судьи Мосгорсуда Ольга Кудешкина и Сергей Пашин. Пашин, выступавший критиком судебной системы, дважды добился отмены решений о лишении его статуса, но сферу деятельности сменил. Сейчас он профессор Высшей школы экономики и член президентского Совета по правам человека.

Ольга Кудешкина рассматривала уголовное дело, связанное с бизнесом и конфликтом между силовыми и таможенными структурами. Своих полномочий судья лишилась в 2004 году, в 2009-м ее жалобу удовлетворил Страсбургский суд, однако российский ВС отказался восстановить ее в должности.

Бизнес-конфликты были одной из главных причин судейских отставок и даже уголовных дел. Так, «внеслужебные отношения» с предпринимателями стоили постов председателей арбитражных судов Татьяне Локтионовой (Приморский край) и Николаю Манжееву (Калмыкия).

Сейчас санкционирован заочный арест судьи Арбитражного суда Москвы Ирины Барановой, обвиняемой в причастности к попытке рейдерского захвата здания на Гоголевском бульваре с помощью судебных решений. Судья, однако, успела улететь в Майами.

От присутствия — к коллегии

В 2009 году громкой стала отставка главы Федерального арбитражного суда Московского округа Людмилы Майковой из-за получения элитной квартиры при содействии столичных властей. ВС жалобу Майковой отклонил.

В ВС тогда не было устойчивой практики удовлетворения жалоб на судейские отставки. Вскоре, однако, в России появился специальный орган — Дисциплинарное судебное присутствие (закон был принят 9 ноября 2009 года). Присутствие, в которое вошли по трое судей из ВС и Высшего арбитражного суда (ВАС), стало вместо ВС рассматривать жалобы на решения квалификационных коллегий о лишении судей полномочий. Практика стала прорывом: в 2010 году присутствие удовлетворило 34% жалоб (11 из 32), в 2011-м — 42%.

Присутствие восстановило статус двух судей станицы Кущевской, решив, что они не нарушали закон, отказывая в приеме заявлений граждан о возбуждении уголовных дел. В должности восстановили и сочинского судью Дмитрия Новикова, который был фигурантом уголовного дела о мошенничестве с землей: причиной стали серьезные процессуальные нарушения, допущенные квалифколлегией. Курьезным стало дело мирового судьи из Петрозаводска Павла Отрощенко, поспорившего в магазине о стоимости упаковки креветок. Республиканский министр внутренних дел через СМИ обвинил судью в попытке хищения, квалифколлегия лишила его полномочий, но присутствие восстановило в должности.

Присутствие соглашалось с лишением судейского статуса в бесспорных случаях. Например, за распитие алкоголя на работе «с участием постороннего лица, занимающегося предпринимательской деятельностью». Или за «девять СМС-сообщений с нецензурными выражениями», переданных судьей помощнику председателя суда. Судья Арбитражного суда Нижегородской области Сергей Шевцов был лишен полномочий за то, что предлагал истцу обратиться за услугами эксперта стоимостью от 300 тыс. руб. к его, Шевцова, супруге.

Присутствие, впрочем, работало «вахтовым методом» (судьи ВС и ВАС отвлекались от основной работы), обобщений практики не было. В 2014 году присутствие упразднили вместе с ВАС. Тогда и появилась дисциплинарная коллегия ВС.

По собственному желанию

Нередко судьи в случае скандала спешат покинуть свой пост добровольно, сохраняя почетное звание судьи в отставке и причитающиеся льготы. Так, в 2013 году в отставку ушел судья Благовещенского горсуда Евгений Махно, уснувший во время прений по уголовному делу. Увольнять судью в дисциплинарном порядке не стали. В Англии, например, сон на заседании приводил только к отмене приговора, но не к отставке служителя закона.

В апреле 2015 года квалифколлегия позволила уволиться судье Арбитражного суда Саратовской области Татьяне Лескиной, принявшей иск «об отрешении Путина В.В. от занимаемой должности», но почти сразу прекратившей дело.

Добровольно смог уйти и глава Арбитражного суда Ингушетии Хусейн Тутаев, дела которого ВККС рассматривала дважды. Один раз — после появления в интернете видеозаписи отношений сексуального характера под заголовком «Духовные скрепы» судьи Тутаева Х.А.». Другой раз — по факту недостачи мебели, закупленной для суда. За недостачу ВККС ограничилась предупреждением.

Не повезло Дмитрию Плешкову, экс-главе секретариата председателя ВАС Антона Иванова и самому молодому в России председателю арбитражного суда. Скандал из-за алкогольного опьянения разгорелся в 2015 году, когда ВАС уже не было. В добровольную отставку Дмитрия Плешкова не отпустили — ВККС лишила его полномочий за умаление авторитета судебной власти.

Как увольнять

ВККС ежегодно принимает 10–12 тыс. обращений граждан, региональные квалифколлегии — около 40 тыс. Почти половина жалоб касается совершения судьями дисциплинарных проступков. На этом фоне число судей, лишившихся полномочий, выглядит крайне незначительным: в прошлом году их было 26.

Международные правозащитные организации, впрочем, считают, что число увольняемых судей в России по сравнению с другими странами необычайно велико. Это отмечалось в докладе миссии Международной комиссии юристов, подготовленном в декабре 2012 года и обсуждавшемся российскими судьями. Эксперты приводили примеры Англии, где последний раз судью увольняли в XVII веке, и даже ЮАР, где уволить судью может только парламент. Руководители ВС, напротив, сожалели, что в России нельзя уволить судью за «плохую работу» — например за большое число отмененных решений.

Дискуссии, а также практика Дисциплинарного судебного присутствия принесли результат: число решений квалифколлегий о лишении судей полномочий сократилось с 52 в 2010 году до 19 в 2012-м. В 2013 году были внесены поправки в закон о статусе судей: лишение полномочий стало считаться крайней мерой, применяемой в исключительных случаях, появился новый вид мягкого наказания — замечание. Кроме того, были ограничены сроки для привлечения судей к дисциплинарной ответственности.

Сейчас, как показал обзор практики ВС, истечение срока может спасти провинившегося. Так, должность сохранил судья из Ставропольского края Евгений Гладских, необоснованно получавший надбавку к окладу за «неофициальную» степень кандидата наук.

Региональные квалифколлегии стали чаще ограничиваться замечаниями либо предупреждениями. Очевидно, впрочем, и отсутствие четких стандартов: за похожие нарушения могут и предупредить, и лишить полномочий. Понятие «дисциплинарный проступок» по-прежнему не имеет четкого определения, на что указывали международные эксперты. Значительную роль в преследовании судей продолжают играть председатели судов, инициирующие процесс.

Судам, впрочем, удалось нащупать определенный баланс. Практика Дисциплинарного судебного присутствия к концу работы стала консервативнее: в 2012 году присутствие удовлетворило лишь 22% жалоб на лишение судейского статуса против 42% годом ранее. Статистика дисциплинарной коллегии ВС почти не отличается от последних показателей присутствия. Достигнутое соотношение, вероятно, является оптимальным для нынешнего уровня развития судебной системы.

Чего боится судья

Артур Скальский,

Источник: © ,

Расследования , Байкал

18.01.2005 13:47

3371

105

В Казачинско-Ленском районном суде людей с диктофонами боятся как черт ладана. Оказалось, что для таких страхов у иных чиновников от правосудия имеются серьезные основания…

С председателем Казачинско-Ленского районного суда я встретился после предварительной договоренности по телефону. Разговор состоялся короткий, не предвещавший никаких осложнений. Валерий Иванович Пащенко сказал, что в такой-то день и час он готов встретиться с заезжим журналистом. И встретился… Судебный пристав сопроводил меня в кабинет председателя суда и оставил нас наедине. Однако Валерий Иванович почему-то пригласил к себе сотрудницу, молодую милую женщину, которая села рядом со мной и не спускала с меня глаз. Едва я попытался начать разговор, как Пащенко, державшийся, как мне показалось, довольно напряженно, спросил: у вас есть диктофон? Удивившись вопросу, я ответил, что диктофона с собой у меня нет, но Валерий Иванович продолжал настойчиво развивать эту тему. Он говорил, что пишущий аппарат может быть у меня в сумке-барсетке — и мне пришлось раскрыть перед ним сумку. Однако Валерий Иванович намекал, что некоторые носят диктофоны в карманах, что они, дескать, тут уже научены горьким опытом — и так далее, и тому подобное… Я готов был вывернуть перед подозрительным судьей все карманы по очереди, но он как-то совладал с собой и не стал на этой процедуре настаивать. Впрочем, беседа все равно не получилась: Пащенко так болезненно отреагировал на мои первые, вполне невинные, вопросы, что я, всерьез опасаясь какой-нибудь провокации, предпочел с ним распрощаться. Свои вопросы мне пришлось унести с собой…

Бог судье не судья!

Лет двадцать тому назад Валерий Пащенко работал следователем Казачинско-Ленской районной прокуратуры. А в линейном отделе внутренних дел в поселке Магистральном в это же время нес службу инспектор уголовного розыска Николай Пономаренко. Летом 1982, кажется, года группа подростков изнасиловала несовершеннолетнюю. Николай Пономаренко нашел преступников и, собрав необходимые первоначальные материалы, направил их в следствие. Но среди насильников был сынок одного Очень Большого Человека, можно сказать иерарха местной власти. Понятно, что эту грязную историю изо всех сил старались замять. На опера Пономаренко было оказано чудовищное давление, но он отступать не желал. Вот тогда-то на авансцене драматических событий и возник следователь прокуратуры Пащенко.

В отношении Николая Пономаренко было возбуждено два уголовных дела подряд. И одно и другое расследовал Валерий Пащенко. Оба дела он исправно довел до суда. Первый приговор бывшему офицеру милиции был вынесен 13 августа 1982 года по части 2 статьи 171 УК РСФСР (превышение власти или служебных полномочий). По второму уголовному делу Николаю Пономаренко следователь Пащенко вменял сразу три статьи Уголовного кодекса — 136-ю, 144-ю и 170-ю (нарушение неприкосновенности жилища граждан, кража и злоупотребление властью или служебными полномочиями соответственно). Судебный процесс завершился 13 января 1983 года. Государственное обвинение на этом процессе поддерживал лично Валерий Пащенко, который уже дослужился до должности помощника прокурора. В конечном счете несговорчивому, «правильному», менту суд припаял 4 года лишения свободы. Не условного наказания, а реального! И отбыл он его — от звонка до звонка — в учреждении УК-272/3, то есть в одной из иркутских колоний, более известной как «тройка».

Такой жизненный катаклизм мог бы раздавить и уничтожить кого угодно, но не Николая Пономаренко. Выйдя на свободу, он приехал на прием в Генеральную прокуратуру и добился того, чтобы уголовные дела, которые «расследовал» Валерий Пащенко и по которым суды вынесли обвинительные приговоры, были изучены и перепроверены на объективность расследования. Это деликатное задание выполнил старший следователь прокуратуры г. Бодайбо Н.Капралов. Провернув огромный объем работы, в последние дни декабря 1987 года он вынес два постановления, которыми прекратил производство по двум уголовным делам, возбужденным в отношении Николая Пономаренко, за отсутствием в его действиях состава преступления. То есть, вопреки утверждениям следователя Валерия Пащенко, бывший сотрудник уголовного розыска, уже отбывший срок, на самом деле не превышал полномочий, не крал, не нарушал неприкосновенность жилища граждан… Он просто выполнял свою работу — честно и профессионально, за что и поплатился.

В апреле 1988-го прокурор Иркутской области (тогда эту должность занимал А.Плешивцев) подписал постановление о возмещении Николаю Пономаренко ущерба, который был ему причинен «незаконным привлечением к уголовной ответственности». Вся сумма ущерба — 11 851 рубль 90 копеек — была взыскана из бюджета Казачинско-Ленского района. Николая Пономаренко восстановили в органах милиции, он дослужил до пенсии в ЛОВД на станции Северобайкальск, а сейчас живет в Харькове.

Реабилитация и полное восстановление в правах безвинно осужденного офицера милиции могли бы нанести сокрушительный удар по карьере работника прокуратуры Валерия Пащенко. Однако в то старое советское время со всей строгостью карать сотрудников надзирающего органа было не принято. Пащенко отделался легким испугом, а через некоторое время стал судьей — с таким-то жирным, с таким смачным пятном на мундире!..

Мне удалось дозвониться до Николая Пономаренко. Я попросил его отправить мне копии тех документов о его осуждении и реабилитации, которые у него еще остались. Он пообещал это сделать, и в самом деле я получил от него пакет интереснейших материалов. А тогда, в телефонном разговоре, я спросил Николая Никитовича: почему он, добившись полной реабилитации, ничего не сделал для того, чтобы привлечь к ответственности Валерия Пащенко? Мой телефонный собеседник ответил очень просто: я устал от борьбы. И добавил: Бог ему судья! Тут уж я не мог не возразить ему. Нет, сказал я, такие люди, как Пащенко, едва ли боятся Божьего суда. Для них куда страшнее суд коллег из Квалификационной комиссии Верховного суда Российской Федерации!..

Надо признать, что Николай Пономаренко проявил живой интерес к моему сообщению о том, что один из жителей поселка Магистрального направил в вышеназванную инстанцию подробнейшее (на 27 страницах!) письмо о тех нравах, которые царят в Казачинско-Ленском районном суде, руководимом Валерием Пащенко…

За кулисами районного правосудия

В Казачинско-Ленском районе Вячеслав Серегин живет и работает с 1983 года. В настоящее время он пенсионер МВД, подполковник внутренней службы в отставке. Занимался оперативной работой в милиции и в уголовно-исполнительной системе, воевал в составе отряда специального назначения в Афганистане. Среди множества правительственных наград, которых удостоен Вячеслав Гаврилович, есть и боевые ордена.

Довелось Вячеславу Серегину поработать и в Казачинско-Ленском районном суде администратором, в качестве которого он «имел тесные контакты с судьями и работниками прокуратуры, с сотрудниками милиции и с сотрудниками администрации района и их подразделений, причем не только деловые, рабочие, но и просто человеческие. Таким образом, реальную обстановку в районе и в районном суде знаю не понаслышке…», — говорится в письме Вячеслава Серегина, адресованном Квалификационной комиссии Верховного суда Российской Федерации.

В этой публикации я не стану анализировать ту часть письма Вячеслава Гавриловича, в которой он повествует о своей затяжной судебной тяжбе, связанной со скандальной ситуацией, возникшей в ходе выборов мэра Казачинско-Ленского района в марте 2004 года. Наша газета об этих невероятных выборах рассказала в статье «Групповое надругательство над законом», поэтому мы сразу обратимся к тому разделу письма Серегина, которое он озаглавил фразой из грибоедовской комедии «Горе от ума»: «А судьи кто?!»

Патологическая боязнь диктофона поразила не только председателя районного суда Пащенко, но и судью Сидорову. Когда истец Серегин явился в суд и выразил желание записывать ход процесса на диктофон, Сидорова отказала ему в этом, тем самым легко и безнаказанно нарушив ГПК РФ. Дальше — больше. При входе в здание суда истец Вячеслав Серегин был по приказу Пащенко подвергнут досмотру судебным приставом. Без оформления каких-либо документов у Вячеслава Гавриловича изъяли диктофон.

«Когда же я, войдя в кабинет к председателю суда, только хотел обратиться к нему с вопросом, на каком основании нарушаются мои права, гарантированные мне гражданско-процессуальным законодательством, Пащенко, даже не выслушав меня, стал орать на меня и выгнал из кабинета, заявив, чтобы я обращался к нему в приемный день» (из письма В.Г.Серегина в Квалификационную комиссию Верховного суда РФ).

О моральных качествах Валерия Пащенко свидетельствует, в частности, такой неброский на первый взгляд факт. Средняя зарплата бюджетников Казачинско-Ленского района, врачей и учителей, составляет примерно 4 тысячи рублей. Председатель районного суда получает 30 тысяч. Назвать его малоимущим язык не поворачивается. Однако учебу в вузе дочери Пащенко оплачивает дырявый, насквозь дефицитный районный бюджет! Какую трогательную заботу о насущных нуждах судебной власти демонстрирует муниципальная власть!..

Вячеслав Серегин в своем письме констатирует, что суровому служителю Фемиды Валерию Пащенко не чуждо ничто человеческое. В частности, он способен оценить женскую красоту. Однажды пришла в суд трудоустраиваться милая молодая девушка — с высшим юридическим образованием, со знанием компьютера. Она — назовем ее Светой — приглянулась председателю суда. Однако взять Свету на работу он не мог — не имелось вакансий. И тогда Валерий Иванович пригласил для беседы секретаря суда Е.Г.Бронич, которая много лет проработала в суде, имела огромный опыт, а главное — до пенсии ей оставалось всего полтора года. Пащенко предложил Бронич уволиться по собственному желанию. Та отказалась, естественно, стала взывать к совести и состраданию своего начальника, даже заплакала. Но ценитель женской красоты был неумолим. На беду Бронич, у нее была личная семейная проблема, о которой знал Пащенко. И он сказал секретарю: уходишь по-хорошему — и твоя проблема разрешится малой кровью. А будешь упорствовать — на гуманное отношение не рассчитывай. И Бронич вынуждена была уволиться…

Ну а Свету взяли на работу в суд. Валерий Иванович оказывал ей такие настойчивые знаки внимания, что девушке было страшно. О том, как напряженно и интересно «ухаживал» за дамой кавалер Пащенко, я рассказывать не буду. Сразу перейду к кульминации, которую изложил в своем письме Вячеслав Серегин: «В один из праздников он (Пащенко. — Авт.) организовал в суде пьянку и, воспользовавшись тем, что Света легко и быстро пьянеет, просто споил ее и унес пьяную в свой кабинет. На счастье, в тот день я занимался ремонтом здания суда, поздно вечером привез с рабочими в суд стройматериалы. Сторож суда сказала мне, что Пащенко здесь, и Света, сильно пьяная, с ним в кабинете. Когда я пришел к кабинету, он оказался заперт изнутри. Тогда я стал стучать и требовать, чтобы открыли двери. Со мной были рабочие, в присутствии которых происходило все это. Через две-три минуты Пащенко открыл дверь кабинета. Он был в нетрезвом виде и сильно возбужден. Оправдываясь, Пащенко стал говорить, что Свете стало плохо, он хотел ей помочь и поэтому унес ее в свой кабинет… Свету я увез домой…»

В настоящее время Света в суде не работает.

Не буду утомлять читателя профессиональными нюансами казачинско-ленского правосудия, подробно изложенными в письме Серегина. Тут тебе и заволокичивание судебных процессов, тут тебе и безграмотные приговоры, тут тебе и вымогательства денег — обо всем этом Вячеслав Гаврилович повествует в деталях, приводя конкретные фамилии, конкретные уголовные или гражданские дела и правовые коллизии. Пусть этими профессиональными проблемами занимаются профессионалы. Мы вслед за Вячеславом Серегиным попытаемся с его помощью заглянуть за кулисы того правосудия, которое отправляют в Казачинско-Ленском районном суде. Тем более что бывший администратор суда старается сделать акцент и на моральных качествах людей в судейских мантиях…

«По одному из уголовных дел, находящихся в производстве судьи В.А.Чернухина, — пишет В.Г.Серегин, — в качестве вещественного доказательства проходило охотничье ружье. Оно приглянулось зав. канцелярией суда. Судья Чернухин с одним из секретарей и зав. канцелярией списывают это ружье как якобы уничтоженное, а последняя увозит его к себе домой… Выявив и проверив этот факт, я его задокументировал и официально доложил об этом председателю суда В.И.Пащенко. После этого ружье было мною изъято у зав. канцелярией и сдано, как положено, в РОВД в разрешительную систему. Все материалы об этом были официально переданы председателю суда В.И.Пащенко. И вновь никаких последствий ни для судьи, ни для других работников суда!»

Не могу знать, какова будет реакция членов Квалификационной комиссии Верховного суда РФ на письмо Вячеслава Серегина. Но начальник судебного департамента по Иркутской области Николай Новокрещенов, которого я познакомил с наиболее интересными фрагментами этого документа, не стал темнить. Он сказал, что ситуация, сложившаяся в Казачинско-Ленском районном суде, представляется ему серьезной. Поэтому он предполагает в феврале направить туда комиссию с проверкой, а уж потом, после того как комиссия во всем разберется, будут сделаны соответствующие выводы и приняты адекватные решения…

Что ж, кто-то когда-то должен чистить авгиевы конюшни, даже если они «приписаны» к судебному департаменту…

Юрий Удоденко, «Байкальские вести»

P.S. Только что получил письмо из Харькова от Николая Пономаренко. Похоже, он согласился со мной по поводу того, что Бог судье не судья. По словам Николая Никитовича, он решил предъявить прокуратуре, которая незаконно привлекла его к уголовной ответственности, иск о возмещении морального вреда.

Вам также может понравиться

Об авторе admin

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *