Убытки и ущерб

Реальный ущерб и упущенная выгода по ст. 15 ГК РФ

Реальный ущерб рассматривается в гражданском праве вместе с упущенной выгодой в составе объединяющего понятия «убытки». Этому понятию посвящена ст. 15 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ), согласно которой реальный ущерб включает в себя:

  1. Фактическую утрату или повреждение имущества.
  2. Расходы, которые уже произведены или будут понесены в связи с событием, причинившим вред.

О второй части убытков можно узнать из нашей статьи по ссылке Что включает в себя упущенная выгода (нюансы)?.

Возмещение убытков следует отличать от нового понятия — возмещения потерь (ст. 406.1 ГК РФ), которое может быть предусмотрено соглашением сторон на случай любого события (не только противоправного поведения одной из них).

Новеллой последних лет является ст. 393.1 ГК РФ, которая предусматривает взыскание разницы между договорной ценой и ценой замещающего товара (реальный ущерб — расходы на восстановление права) или договорной ценой и текущей стоимостью товара (упущенная выгода). Тем самым общий характер придается правилу об абстрактных убытках, которое ранее существовало в ст. 524 ГК РФ только для поставки.

Кроме того, меняется толкование норм. Так, в п. 84 постановления Пленума Верховного суда РФ (далее — ВС РФ) от 17.11.2015 № 50 прямо указано, что при подтверждении самого факта ущерба его размер может быть определен судом исходя из соображений разумности даже при отсутствии точных данных о размере.

Общий предмет доказывания по иску о взыскании реального ущерба

Предъявляя иск о взыскании реального ущерба, нужно будет доказать:

  1. Факт действий (бездействия) причинителя. Как указал ВС РФ, к числу подобных может относиться не только нарушение субъективного права (т. е. причинение вреда в порядке общего деликта, ст. 1064 ГК РФ), но и нарушение обязательственных прав (определение ВС РФ от 04.12.2012 № 18-КГ12-70).
  2. Наличие причинной связи между деянием и последствиями. Такая связь предполагается, если последствия относятся к обычным для данного вида обязательств (определение ВС РФ от 31.03.2016 № 09-ЭС15-16713 по делу № А50-4524/2013).
  3. Размер ущерба. Например, в виде разницы между ценой по договору и ценой замещающего товара (ст. 524 ГК РФ, определение ВС РФ от 06.12.2016 № 309-ЭС16-17128 по делу № А07-20958/2015).
  4. Наличие вины причинителя или основания для безвиновной ответственности (полезная информация об этом есть в статье Что такое презумпция вины?).

Наша статья посвящена в основном 3-й группе фактов. Однако немаловажным будет доказывание 1, 2 и 4-го обстоятельств. Без этого удовлетворение требования даже при доказанном размере ущерба становится невозможным.

Расходы, связанные с восстановлением права, как элемент реального ущерба

Кроме того, могут быть взысканы другие, связанные с восстановлением права затраты:

  • стоимость контрольно-регламентных работ на железнодорожном транспорте, поскольку их проведение при ремонте обязательно (постановление АС СЗО от 13.12.2016 № Ф07-11244/2016 по делу № А56-6664/2016);
  • затраты на проведение экспертизы, оплату услуг аварийных комиссаров (определение ВС РФ от 28.04.2015 № 18-КГ15-45);
  • судебные расходы на представителя (наиболее неопределенная категория, т. к. взыскиваются «в разумном размере»), оплату проведения экспертизы.

В каждом случае суд оценивает правомерность предъявления требования о взыскании прямого ущерба. Так, по одному из дел было отказано во взыскании ущерба, причиненного собственнику изменением назначения земельного участка, в размере рыночной стоимости земельного участка с прежним назначением (постановление АС СЗО от 08.12.2016 № Ф07-10877/2016 по делу № А56-91016/2015).

Кроме того, рассматривается относимость затрат к восстановлению права. Так, по одному из дел суд посчитал неотносимыми затраты на подготовку претензии, консультации и участие представителя в проверке качества товара, независимую экспертизу, проведение работ по диагностике и разбору коробки передач (апелляционное определение Свердловского областного суда от 28.07.2016 по делу № 33-13233/2016).

Рассмотрим некоторые ситуации.

Реальный ущерб в результате ДТП включает в себя утрату товарной стоимости

Как правило, необходимость в таком взыскании возникает в случае, когда суммы возмещения, выплаченной страховой компанией по полису ОСАГО, для покрытия реального ущерба недостаточно. Исходя из ст. 1072 ГК РФ, лицо, застраховавшее свою ответственность в порядке добровольного или обязательного страхования в пользу потерпевшего, в случае недостаточности страховых выплат обязано возместить разницу между страховым возмещением и фактическим размером ущерба.

Для определения действительного ущерба при ДТП учитываются:

  1. Стоимость восстановительного ремонта, а также разница между выплаченным страховым возмещением и реальными затратами (определение ВС РФ от 05.07.2016 № 88-КГ16-3).
  2. Утрата товарной стоимости (УТС). Этот спорный вопрос часто всплывает на практике, т. к. страховые компании иногда отказывают в ее выплате (см. постановление АС СЗО от 22.06.2016 № Ф07-3482/2016 по делу № А42-1951/2015).
    Вместо УТС можно предъявить к взысканию разницу между остаточной стоимостью и реальной рыночной стоимостью автомобиля без повреждений (определение ВС РФ от 19.07.2016 № 59-КГ16-9).
  3. Расходы на аварийного комиссара, проведение оценки и экспертизы (определение ВС РФ от 28.04.2015 № 18-КГ15-45).

Подробнее о составлении иска в этом случае читайте в статье Исковое заявление о возмещении ущерба, причиненного ДТП.

Реальный ущерб как следствие нарушения договорного обязательства

В отличие от деликтной ответственности, регулируемой нормами ГК РФ, ответственность в результате нарушения обязательства определяется также условиями соглашения сторон. Таким документом или законом могут быть установлены ограничения на взыскание убытков (ст. 394, 400 ГК РФ). Например, в договоре может быть предусмотрено, что убытки не могут быть взысканы сверх неустойки (исключительная неустойка).

ВАЖНО! В случае если ограничения отсутствуют, реальный ущерб доказывается по общим правилам.

Например, в пп. 3.1, 3.6 постановления Пленума ВАС РФ от 14.03.2014 № 17 указано, что к реальному ущербу лизингодателя могут относиться:

  • затраты на демонтаж, возврат, транспортировку, хранение, ремонт и реализацию предмета лизинга;
  • плата за досрочный возврат кредита, полученного лизингодателем на приобретение предмета лизинга.

Кроме документов, подтверждающих фактические расходы, приемлемо использование заключения оценщика. Так, по одному из дел таким образом была доказана стоимость устранения недостатков результата работы подрядчика (см. постановление АС СКО от 05.10.2016 № Ф08-7213/2016 по делу № А32-12848/2015).

Взыскание ущерба, причиненного правонарушением (в т. ч. преступлением)

Требование о возмещении вреда, причиненного преступлением, может быть предъявлено в рамках уголовного процесса или отдельно. В случае совершения административного правонарушения — только отдельно, в гражданско-правовом порядке.

В данной ситуации неправомерность деяния причинителя вреда доказана судебным или административным актом, вступившим в законную силу. Таким образом, необходимо доказать наличие причинно-следственной связи и размер убытков, включая прямой ущерб.

В качестве примера можно привести следующее дело. С бывшего руководителя была взыскана оцененная экспертом стоимость земельного участка, право на который организация утратила по его вине. Суд посчитал, что в данном случае имеет место ущерб в виде расходов, которые истец должен понести для восстановления нарушенного права (постановление АС СЗО от 24.05.2016 № Ф07-1460/2016 по делу № А13-8647/2015).

Итак, в зависимости от обстоятельств конкретного дела действительный ущерб может включать стоимость утраченного имущества, а также расходы на восстановление имущественного положения лица, которому был причинен вред. Их перечень оценивается судом с точки зрения принципов полного и справедливого возмещения ущерба.

Оценка убытков и упущенной выгоды

В соответствии с пунктом 2 статьи 15 Гражданского кодекса Российской Федерации (часть первая), под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, кото-рые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода).

Таким образом, убытки можно разделить на реальный ущерб и упущенную выгоду, которые в свою очередь ассоциируются с:

  1. Реальный ущерб:
  • утрата имущества;
  • повреждение имущества;
  • расходы на восстановление нарушенного права.
  • Упущенная выгода:
    • неполученные доходы.

    Здесь же следует отметить, что ущерб – это категория правовая, и его сумма определяется судом с учетом всех имеющихся по делу обстоятельств. Эксперт расследует экономическую сторону дела, поэтому если вопрос для производства экспертизы выходит за рамки компетентности эксперта, рекомендуется предложить свою формулировку вопроса либо заявить самоотвод.

    Как было указано выше, реальный ущерб возникает в случае утраты лицом имущества или его повреждения, а также в случае возникновения у пострадавшего лица необходимости в осуществлении расходов для восстановления нарушенного права. Наиболее частое распространение получила ситуация изъятия земельного участка для государственных или муниципальных нужд и обусловленная этим необходимость сноса расположенных на нем улучшений. Тогда перед экспертом могут быть поставлены вопросы по определению рыночной стоимости объектов недвижимости, стоимости работ и услуг по сооружению(возведению, устройству) и сдаче в эксплуатацию объектов недвижимого имущества(зданий и сооружений), а также величины убытков, подлежащих компенсации за объекты недвижимости, подлежащие выводу и сносу, в связи с изъятием земельного участка для государственных или муниципальных нужд.

    Перед экспертом также могут быть поставлены вопросы по определению величины упущенной выгоды, связанной со сносом принадлежащих предприятию объектов недвижимости. В таком случае эксперт будет расследовать недополученные доходы, прибыль, которую лицо/предприятие могло бы получить, если бы его права или условия деятельности не были нарушены, а также, но не исключая, неосуществленные возможности получения дохода, прибыли данного лица/предприятия.

    На практике также наиболее часто назначается производство экспертизы для становления стоимости восстановительного ремонта объекта недвижимого имущества после залива, как с учетом износа, так и без учета такого. И здесь обязательным считается выезд эксперта на объект для осмотра конструктивных элементов исследуемых помещений.

    Оценка ущерба от залива является самым распространенным видом оценки ущерба, поскольку происходит повсеместно.

    Оценка ущерба от залива или оценка ущерба квартиры (для жилой недвижимости) после залива – это определение стоимости восстановительного ремонта поврежденных помещений в рыночных ценах на текущую дату, а также имущества, пострадавшего в помещении собственника, арендатора, арендодателя и т.д. в результате залива или иного воздействия.

    Примерами подобных воздействий являются следующие: вас залили соседи сверху или протекла крыша, прорвало трубы, на верхних этажах проводили ремонт, а у вас пошли трещины по потолку, стенам и пр. Или другой пример: вы стали виновником залива, а с вас требуют провести ремонт всей квартиры или требуют такую величину компенсации, которая несопоставима с величиной нанесенного ущерба.

    Обычно виновная сторона либо не согласна с предъявленной суммой ущерба, подлежащего возмещению, либо вовсе отказывается от выплат.

    Однако в судебной практике по делам о повреждениях жилых помещений в результате залива квартир накопилось множество случаев, когда пострадавшая сторона ставит перед собой задачу не только взыскать через суд расходы на ремонт квартиры или комнаты, поврежденной в результате залива, но и заодно обогатиться за счет ответчика.

    Тогда неизбежно процесс оценки величины расходов на ремонт переходит в плоскость судебной экспертизы по определению величины ущерба и стоимости восстановительного ремонта.

    Для определения ущерба может назначаться строительно-техническая либо оценочная экспертиза. И здесь эксперт использует те методы, средства и методики экспертного исследования, которые необходимы для изучения конкретных объектов экспертизы.

    Определение упущенной выгоды связано с проведением финансово-экономической экспертизы и здесь хотелось бы привести такой пример.

    Эксперт К. был привлечен к производству экспертизы для установления величины недополученной прибыли Компании в связи с занижением продажных цен и, соответственно, выручки от реализации продукции, что лишало Компанию и ее основных акционеров значительной части прибыли. Эксперт изучил среднерыночные цены на аналогичную продукцию, сложившиеся на территории ведения хозяйственной деятельности исследуемого субъекта, и определил разницу между фактической суммой реализации продукции Компании и расчетной суммой реализации при применении к объемам реализации продукции исследуемого субъекта цен на аналогичную продукцию, сформированных в реальном секторе экономике.

    Или другой пример:

    Эксперт К. также был привлечен к оценке упущенной выгоды, связанной со сносом объектов недвижимого имущества, используемых в операционной деятельности Общества. Снос ряда объектов делал невозможным прежнее осуществление транспортировки продуктов, в связи с чем, на период восстановления утраченной инфраструктуры, Обществу необходимо было использовать иную схему логистики. Так, расчет упущенной выгоды включал определение величины прибыли, возможной к получению в условиях отсутствия нарушения прав и в условиях нарушения прав Общества, за период возникновения упущенной выгоды.

    Наиболее сложным представляется определение величины ущерба в связи с хищением имущества, утратой прав, например, на акции, объекты недвижимости.

    И здесь уместно привести такой простой пример:

    Специалист К. был привлечен к анализу совершения сделки Обществом по передаче в залог имущества. Сделка была признана крупной и выполнена с нарушением корпоративных процедур. В результате данной сделки были ущемлены интересы Общества и права одного из акционеров, чей пакет акций резко упал в цене. Упущенная выгода для Общества заключалась, прежде всего, в невозможности получения кредитных средств для пополнения оборотных активов и ухудшении балансовых показателей. Невозможность свободного распоряжения имеющимися объектами недвижимости (как продажа, свободный залог и оборот) привели к невозможности получения дополнительного дохода Обществом от сделок купли-продажи.

    На практике также встречаются такие примеры, когда каждая из сторон (нанесшая ущерб и потерпевшая) привлекают независимых оценщиков.

    Специалист К. был привлечен к проведению экспертизы стоимости акций одного из крупнейших предприятий металлургической отрасли для установления их реальной (рыночной) стоимости. В материалах дела оказалось два отчета двух разных оценочных компаний на предмет установления рыночной стоимости акций данного предприятия. Однако стоимости одного и того же пакета акций по представленным к анализу отчетам отличались друг от друга в несколько десятков раз. Конечно, такая ситуация не может не вызвать вопросов, и чтобы с ней разобраться, суд назначил судебную экономическую экспертизу.

    В оценочной практике принято считать, что результаты оценки не могут отличаться друг от друга на ±10-20%, поскольку именно в такой ситуации достигается компромисс между заинтересованными сторонами. Для подготовки ответа на поставленный перед экспертом вопрос ушло не менее 1 месяца, далее – еще месяц судебных заседаний и процессов. В результате суд принял оценку эксперта, которая подтвердила одну из стоимостей независимого оценщика – в данном конкретном случае потерпевшей стороны.

    Либо другой пример, касающийся величины ущерба в результате залива квартиры. Страховая компания выполнила оценку ущерба, с которой пострадавшая стороны не согласилась и обратилась к независимому оценщику, который оценил стоимость ущерба как стоимость восстановительных работ ровно на порядок больше и суд принял оценку эксперта и вынес решение основываясь на за заключении независимой экспертизы.

    Среднее время для достижения компромиссных решений не зависит от стоимости объекта оценки, а, скорее, от участников спора. Если позиции сторон в части оценки ущерба близки – договориться можно за 1-2 судебное заседание, а если нет – суды могут длиться годами.

    В заключение хотелось бы отметить, что какие бы вопросы не ставились для производства экспертизы – будь то определение убытков или упущенной выгоды, эксперт вправе использовать те методы исследования, которые позволят решить соответствующие экспертные задачи качественно, объективно и беспристрастно.

    Оценка упущенной выгоды в рамках судебной экспертизы

    Упущенная выгода — наиболее сложный для оценки вид убытка. Здесь нет ни единой методики, ни четко очерченных границ связанных понятий, ни федерального стандарта оценки, который мог бы быть создан для этих целей (как, например, для оценки недвижимости). В итоге, перед экспертом, рассчитывающим размер этих неполученных доходов, стоит задача, похожая на теорему, где почти все надо доказывать.

    Опорных аксиом в этой «теореме» не так много, но их достаточно с точки зрения правового поля. Так, статья 15 ГК РФ подразделяет убытки на реальный ущерб от нарушения прав и упущенную выгоду.

    Реальный ущерб, согласно п. 2 ст. 15 ГК, это — расходы (уже произведенные и те, которые необходимо будет произвести для восстановления нарушенного права) и утрата или повреждение имущества (физический ущерб, его стоимость).

    Упущенная выгода, согласно абз. 2 п. 2. ст. 15 ГК, это — неполученные доходы (получаемые при обычных условиях гражданского оборота) и доходы, полученные нарушившим право.

    В обоих случаях пострадавшему придется доказывать свои финансовые потери, обоснованность и размер убытков.

    Подтвердить реальный ущерб, может быть, и трудоемко, но несложно. Произведенные затраты у истца и так, хотя бы для целей бухгалтерского учета, должны быть подтверждены, ущерб имуществу и расходы на восстановление нарушенного права — оценены и посчитаны (лучше независимыми экспертами).

    Совсем иначе до недавнего времени обстояло дело с упущенной выгодой. Так уж сложилось, что в российской практике под этим понимали расчетную математическую величину, которая к тому же гарантированно должна была бы «воплотиться в рублях», если бы право не было нарушено. Понятно, что для вероятностного события обеспечить подобную точность достаточно проблематично, что приводило к неоднозначным выводам в ходе судебных разбирательств.

    Однако за последние пару лет вышло два постановления Верховного Суда, связанных с данной тематикой. Согласно им были внесены изменения в соответствующие организационные нормативные акты, образовалась хорошая база для решения в пользу истца, появилась положительная судебная практика.

    Первое — это Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 23.06.2015 № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации». В нем отмечено: «Поскольку упущенная выгода представляет собой неполученный доход, при разрешении споров, связанных с ее возмещением, следует принимать во внимание, что ее расчет, как правило, является приблизительным и носит вероятностный характер. Это обстоятельство само по себе не может служить основанием для отказа в иске».

    То есть ВС признал: расчет упущенной выгоды — это не математический, а оценочный подход. Тезис был закреплен в п. 5 ст. 5 статьи 393 ГК РФ, согласно которой размер подлежащих возмещению убытков должен быть установлен с разумной степенью достоверности. Если же это не установлено, то для суда это не может быть основанием для отказа в удовлетворении требования о возмещении убытков. В этом случае их размер определяется судом с учетом всех обстоятельств, исходя из принципов справедливости и соразмерности ответственности допущенному нарушению обязательства.

    Второе — Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 24.03.2016 № 7 «О применении судами некоторых положений ГК РФ об ответственности за нарушение обязательств». Согласно ему истец вправе представлять любые доказательства возможности извлечения упущенной выгоды.

    Так, например, это можно сделать через ретроспективную оценку доходов (когда возможность и размер упущенной выгоды за определенный период времени делается на основании полученных доходов в аналогичный предшествующий период). При подобном подходе особое значение приобретает экспертная работа в процессе доказывания, поскольку вероятный характер расчетов подразумевает большое количество оценочных категорий.

    И сейчас еще более, чем раньше, в судебных разбирательствах, связанных с возмещением упущенной выгоды, заключение эксперта-оценщика играет решающую роль. Собственно, за этим к данному специалисту и обращаются. Это не значит, что судья согласится со всеми доводами, изложенными в заключении, но тем не менее это — независимое профессиональное суждение, где обоснована каждая цифра и буква. И при необходимости эксперт должен будет эту обоснованность еще и доказать.

    При оценочном подходе суть расчета упущенной выгоды не меняется, но применяются другие методы. И, конечно, все это делается в рамках стандартов оценочной деятельности, закрепленных законодательством РФ и соответствующими нормативными актами.

    В общем и целом, размер упущенной выгоды равен величине, на которую могло бы увеличиться, но не увеличилось (по понятным причинам) имущество потерпевшего. При этом объем неполученной прибыли определяется с учетом разумных затрат, сопутствующих ее получению, которые потерпевший должен был бы понести, если бы право не было нарушено, а обязательства, соответственно, были исполнены.

    Следовательно, механизм расчета упущенной выгоды (УВ) состоит из определения двух составляющих: потенциального дохода (Д) и сопутствующих потенциальных расходов (Р):

    УВ = Д — Р

    Более точной формулы не существует, все зависит от конкретных причин возникновения убытков и характера предшествующих отношений между сторонами. Поэтому каждый расчет упущенной выгоды — это построение индивидуальной финансовой модели ситуации.

    По сути каждый раз строится новая финансовая модель, отвечающая параметрам конкретного случая. Соответственно, и обоснование ее расчетов также каждый раз новое. Тем не менее есть основные принципы ее построения.

    Так, финансовая модель, построенная для расчета упущенной выгоды, должна быть:

    1) законодательно разрешенной;
    2) физически осуществимой;
    3) экономически достоверной.

    То есть расчет, хоть является приблизительным и носит вероятностный характер (как определил ВС), должен быть правдоподобным. А его обоснование — это доказательства того, что он приближен к реальности и при другом стечении обстоятельств мог бы реализоваться на практике (именно мог бы, а не 100% сбудется), что данные для расчета взяты достоверные, с учетом всех возможных нюансов и особенностей ситуации.

    Роль доказательств велика — при их недостаточности или противоречивости судья может не согласиться с окончательным выводом эксперта. И, наоборот, об их «железобетонность» могут разбиться возражения оппонентов-профессионалов.

    Это хорошо видно на примере одного судебного разбирательства в Арбитражном суде Чувашской республики — по делу № А-79/4457-2015.

    Предыстория такова: линия по производству силикатных блоков, принадлежащая ООО «Союз Волга-Строй», в результате некоторых действий ряда лиц оказалась у ООО «Железобетонные конструкции № 1». Это случилось в 2009 г., новый «владелец» использовал ее для извлечения прибыли, хотя факт противоправных действий достаточно быстро обнаружился.

    Так, вступившим в законную силу решением Арбитражного суда Чувашской республики от 23 октября 2012 года по делу № А79-9901/2012 удовлетворены требования истца («Союз Волга-Строй») к ответчику («Железобетонные конструкции № 1») об истребовании из незаконного владения последнего линии по производству прессованных изделий QN 8-15. В последующем определением суда по указанному делу от 06.11.2014 изменен способ и порядок исполнения судебного акта. С ответчика была взыскана стоимость истребованного имущества в размере 3,1 млн руб. Определение вступило в законную силу 09.02.2015.

    После этого «Союз Волга-Строй» вновь обратился в Арбитражный суд с иском к ООО «Железобетонные конструкции № 1» о взыскании суммы дохода, который ответчик должен был извлечь за время незаконного владения оборудованием. В ходе заседания суд определил, что за период незаконного владения с 21.08.2009 по 09.02.2015 ответчик несет обязанность по возмещению истцу предполагаемого дохода от использования имущества. Ответчик иск не признал. И принимая во внимание, что вопросы определения суммы указанного дохода требуют специальных познаний, суд с согласия истца назначил по делу экспертизу.

    По определению Арбитражного суда Чувашской республики от 22 июля 2015 года по делу № А-79/4457-2015 была назначена судебная оценочная экспертиза в ООО «Оценочная компания «ВЕТА», эксперт — Д.П. Жарский. Вопрос, поставленный перед экспертом: «Какую сумму дохода за каждый период календарного года, начиная с 28.08.2009 по 09.02.2015, мог бы получить собственник от использования линии по производству прессованных изделий QТ8-15, в составе: …». На основании материалов дела были проведены необходимые исследования и расчеты, составлено соответствующее заключение эксперта № 02-03/15/1007.

    По мнению эксперта, сумма дохода, который мог бы получить собственник от использования линии QT-15, — это сумма денежных средств, которые могли быть аккумулированы на расчетном счету компании без учета налоговых платежей (налоговые платежи зависят от политики менеджмента и применяемой системы налогообложения, за период исследования несколько раз менялись), а также возможных прочих расходов (прочие расходы зависят от менеджмента компании и могут быть экономически не целесообразными).

    Финансовая модель строилась на основании консервативных принципов. Это — когда цена на реализацию конечной продукции взята минимальная (2125 рублей за м куб.), 1 рабочая смена, максимальное количество персонала (7 человек) и при максимально возможном объеме производимой продукции (225 м. куб., за расчет принят 150 м куб. за одну 8-часовую смену). Полученная рентабельность производства составляет всего 3—5%, которая существенно меньше средней (порядка 10%).

    В итоге на поставленный вопрос был дан ответ (выдержка из заключения):

    «Сумма дохода, которую мог бы получить собственник, за каждый период календарного года, начиная с 28.08.2009 по 09.02.2015, от использования линии по производству прессованных изделий QТ8-15, в составе: главный смеситель (1 шт.), ленточный конвейер (1 шт.), установка для производства блоков QТ8-15, основная машина (1 шт.), хранилище для поддонов (1 шт.), роликовая подача поддонов (1 шт.), роликовая выдача поддонов (1 шт.), влажный конвейер (1 шт.), очиститель (1 шт.), гидравлическая система (1 шт.), торцеватель (1 шт.), штабелевочное устройство (1 шт.), форма (1 шт.), пульт управления (1 шт.) составляет:

    Итого за весь период, начиная с 28.08.2009 по 09.02.2015: 10 088 100 (десять миллионов восемьдесят восемь тысяч сто) рублей».

    После этого к эксперту пришла повестка с просьбой явиться в суд для дачи пояснений. К ней также было приложено Мотивированное возражение, представленное ответчиком, на заключение № 02-03/15/1007 (по 13 пунктам на 8 страницах). В его выводе указывалось, что сумма в 10 млн руб., скорее всего, завышена, так как эксперт не учел ни налоги на прибыль и НДС, ни расходы на социальные отчисления и амортизацию, ни реальных объемов реализации изделий. А возможная величина доходов, которая могла бы быть определена как ответ на вопрос экспертизы, не превышает 3 млн руб.

    Экспертом был составлен ответ в письменном виде (на 17 страницах), на каждый вопрос было дано развернутое пояснение. Возражения, связанные с техническими характеристиками производственной линии, были опровергнуты примерами с аналогичным оборудованием. Данные для этого были получены у производителей и поставщиков подходящих для сравнения линий по производству силикатных блоков. Так, на заявление о том, что экспертом неправомерно не учтены затраты на приобретение матриц, которые могут составить значительную сумму, было указано, что они входят в комплект поставки линии QТ8-15. Кроме этого, если их и придется покупать отдельно, то затраты вряд ли превысят 20 тыс. рублей.

    А претензии к тому, что неверно был выбран блок размером 20 × 20 × 40 см как основной для расчета, оказались несостоятельными по нескольким причинам. Но, главное — точный размер блока, производимого на линии, не играет никакой роли, так как весь расчет доходов и затрат делался, исходя из объема произведенной продукции (метров кубических). Вся финансовая модель экспертизы построена на расчетах относительно метров кубических готовых изделий, так как составляющие, необходимые для производства блоков, также рассчитаны в этих единицах исчисления.

    Возражение о затратах на транспортировку и монтаж оборудования также необоснованно, так как эксперт отвечал на поставленный вопрос и не изучал, когда, кем и у кого был приобретен объект исследования. Помимо этого, габариты линии (6,1 × 2,8 × 2,66 м), а также ее вес (13 т) не позволяют предполагать большие затраты на транспортировку, монтаж и наладку. Об этом же говорят и поставщики оборудования, они характеризируют линию QТ8-15 как компактную и весьма мобильную, которая может быть в короткие сроки и с малыми затратами перемещена и установлена практически в любом месте.

    Также в ответе эксперта было указано, что некоторые данные просто невозможно получить. Например, достоверный коэффициент боя и отбраковки, данные об объеме реализации в республике именно керамзитобетонных блоков и т.д. И, соответственно, учесть их не представляется возможным.

    Относительно учета налогообложения было отмечено, что оно имеет отношение только к субъектам права. Исследуемая линия является объектом права. Поэтому упоминание о необходимости анализа НДС неуместно так же, как и упоминание об анализе других налогов. А для обоснования величины доходов, указанной в возражениях в 3 млн руб., отсутствовали расчеты. Кроме того, в своем ответе эксперт показал на расчетах, что, если исходить из представленной в возражениях производительности линии, то с учетом всех затрат на расходные материалы, зарплату, аренду и т.д., получается убыток в размере 228 рублей с одного м куб. Что противоречит и практике ведения бизнеса, и в принципе здравому смыслу.

    На последующем судебном заседании, где эксперт ответил на все вопросы, выяснилось, что изначальный вопрос экспертизы оказался не очень подходящим к случаю. Он был обобщенный, не были конкретизированы условия ведения деятельности: штат персонала, учет налогов, место установки производственной линии. В результате была назначена дополнительная экспертиза с уточняющим вопросом: «Какую сумму дохода за каждый период календарного года, начиная с 28.08.2009 по 09.02.2015, могла быть получена собственником от использования линии по производству прессованных изделий QТ8-15, в со- ставе: …, с учетом расходов на заработную плату в размере согласно штатному расписанию ООО «Железобетонные конструкции № 1″ и с учетом расходов на уплату налогов и иных обязательных платежей, исходя из общей суммы налогообложения, при условии ведения деятельности в помещениях, принадлежащих на праве собственности тому же лицу».

    Она была вновь поручена эксперту Д.П. Жарскому из ОК «ВЕТА». Дополнительная экспертиза проводилась в соответствии с уточненным вопросом. При расчете были приняты во внимание все упомянутые расходы, приведены и обоснованы все необходимые данные.

    В итоге был представлен ответ:

    Сумма дохода, которую мог бы получить собственник …, при условии ведения деятельности в помещениях, принадлежащих на праве собственности тому же лицу:

    с учетом платежей налога на имущество, НДС, налога на прибыль составит: 5 765 120 (пять миллионов семьсот шестьдесят пять тысяч сто двадцать) рублей.

    Справочные данные:

    без учета платежей налога на имущество, налога на прибыль и НДС:

    Итого за весь период, начиная с 28.08.2009 по 09.02.2015: 10 111 950 (десять миллионов сто одиннадцать тысяч девятьсот пятьдесят) рублей.

    с учетом платежей налога на имущество (без учета платежей НДС и налога на прибыль):

    Итого за весь период, начиная с 28.08.2009 по 09.02.2015: 9 791 344 (девять миллионов семьсот девяносто одна тысяча триста сорок четыре) рубля.

    По итогам заседания Арбитражный суд Чувашской республики 3 марта 2016 года вынес решение по делу № А-79/4457-2015: взыскать в пользу ООО «Союз Волга-Строй» 7 194 841,62 руб. долга и 696 028 руб. в качестве процентов за пользование чужими денежными средствами.

    Сумма взыскания определялась исходя из того, что срок исковой давности по таким делам исчисляется судом отдельно по каждому платежу, определяемому применительно к каждому дню возможного его получения. Взысканию, таким образом, подлежит сумма дохода, который мог бы быть получен ответчиком за три года, предшествовавших подаче иска до дня вступления в силу определения об изменении способа и порядка исполнения решения суда о виндикации оборудования. То есть с 25 мая 2012 г. по 9 февраля 2015 г.

    Указанная сумма рассчитывалась согласно доходу, определенному по результатам дополнительной экспертизы за вычетом необходимых расходов, включая уплату НДС и налога на имущество. Налог на прибыль судом не учитывался (подлежит уплате истцом лишь в случае получения средств по решению суда по данному делу). Так, сумма дохода составила 3 597 420,81 руб. А поскольку суд установил, что на предприятии ответчика на линии работали в две смены, а расчет эксперта был сделан для одной, то эта сумма подлежит удвоению. Так и получилось — 7 194 841,62 руб.

    То есть в рамках судебного разбирательства возник спор относительно и суммы упущенной выгоды, и финансовой модели, на основе которой она посчитана. И только способность обосновать и доказать каждый шаг своего заключения помогло эксперту отстоять позицию истца.

    Понятие ущерба, его соотношение с понятиями «вред»

    и «убытки»

    Соотношение понятий «ущерб», «вред», «убытки» в гражданском праве является дискуссионным, поскольку их четкое законодательное разделение отсутствует.

    По смыслу ст. 1064 ГК РФ вред рассматривается как всякое умаление охраняемого законом материального или нематериального блага, любое неблагоприятное изменение в охраняемом законом благе, которое может быть имущественным или неимущественным (нематериальным) (Определение Верховного Суда РФ от 27.01.2015 N 81-КГ14-19).

    Наиболее часто формой выражения материального (имущественного) вреда в гражданских правоотношениях являются убытки.

    Под убытками в силу ст. 15 ГК РФ, п. п. 13 — 14 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23.06.2015 N 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» понимается следующее:

    — реальный ущерб — утрата или повреждение имущества, а также расходы, которые произведены (или будут произведены в будущем) лицом, право которого нарушено, для его восстановления;

    — упущенная выгода — неполученные доходы, которые лицо, которому причинен вред, могло бы получить при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено.

    Тем самым понятие «ущерб» применительно к имущественному вреду (т.е. реальный ущерб) является его составной частью и предполагает некие имущественные потери.

    В уголовном, трудовом праве употребляются термины «ущерб», «материальный ущерб», которые фактически совпадают с понятием «реальный ущерб», используемым в гражданском праве (в частности, ст. 76.1 УК РФ, ст. ст. 234 — 235 ТК РФ).

    В налоговом законодательстве понятия «убыток» и «ущерб» являются равнозначными, и их возникновение влечет одинаковые налоговые последствия для налогоплательщика (Определение Верховного Суда РФ от 11.09.2015 N 305-КГ15-6506 по делу N А40-84941/2014).

    Таким образом, чаще всего понятие «ущерб» используется в различных отраслях права для обозначения реального ущерба, содержание которого раскрывается в гражданском праве. Понятие же ущерба в широком смысле слова идентично по смыслу понятию вреда, поскольку означает любые неблагоприятные последствия, любое умаление охраняемого законом блага, которое может быть имущественным или неимущественным.

    Убытки — более узкая категория, которая является стоимостной формой выражения имущественного вреда и может включать в себя реальный ущерб (утрату или повреждение имущества, а также расходы, которые произведены (или будут произведены в будущем)), а также упущенную выгоду — неполученные доходы, которые лицо, которому причинен имущественный вред, могло бы получить при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено.

    Ущерб физическому лицу

    Ущерб (вред) физическому лицу может быть материального (имущественного), физического и морального характера.

    Материальный вред (ущерб) связан с лишением или повреждением имущества, иных материальных благ и выражается в денежной сумме. Физический вред выражается в причинении вреда жизни и здоровью лица. Моральный вред согласно ст. 151 ГК РФ определяется как физические и нравственные страдания, причиненные гражданину действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на другие принадлежащие гражданину нематериальные блага. Моральный вред может быть причинен лицу при причинении как имущественного, так и неимущественного ущерба.

    В соответствии со ст. 1064 ГК РФ вред, причиненный личности или имуществу гражданина, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред.

    Законом в отношении конкретных видов возмещения вреда предусмотрены случаи, когда оно может быть возложено на лицо, не являющееся причинителем вреда, а также случаи освобождения от возмещения вреда и возмещения вреда при отсутствии вины причинителя вреда.

    Возложение обязанности на лицо, не являющееся причинителем вреда, возможно, в частности, в случае, если вред был причинен несовершеннолетним, не достигшим четырнадцати лет (малолетним), — в таком случае отвечают его родители (усыновители) или опекуны, если не докажут, что вред возник не по их вине (ст. 1073 ГК РФ); если вред был причинен гражданином, признанным недееспособным, вред возмещают его опекун или организация, обязанная осуществлять за ним надзор, если они не докажут, что вред возник не по их вине (ст. 1076 ГК РФ).

    Законом предусмотрены и иные случаи (ст. ст. 931, 1069, 1070, 1074, 1075 ГК РФ).

    Лицо, причинившее вред, освобождается от возмещения вреда, если докажет, что вред причинен не по его вине (п. 2 ст. 1064 ГК РФ).

    Законом может быть предусмотрено возмещение вреда и при отсутствии вины причинителя вреда в следующих случаях:

    — возмещение вреда, причиненного в связи с использованием источника повышенной опасности (использование транспортных средств, механизмов, электрической энергии высокого напряжения, атомной энергии, взрывчатых веществ, сильнодействующих ядов и т.п.; осуществление строительной и иной связанной с нею деятельности и др.) (ст. 1079 ГК РФ);

    — вред, причиненный жизни, здоровью или имуществу гражданина вследствие недостатков товара, работы или услуги, а также вследствие недостоверной или недостаточной информации о товаре (работе, услуге), приобретенном в потребительских целях (ст. 1095 ГК РФ);

    — вред, причиненный незаконными действиями органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда (п. 1 ст. 1070 ГК РФ);

    — моральный вред, причиненный жизни или здоровью гражданина источником повышенной опасности, а также в результате его незаконного осуждения, незаконного привлечения к уголовной ответственности, незаконного применения в качестве меры пресечения заключения под стражу или подписки о невыезде, незаконного наложения административного взыскания в виде ареста или исправительных работ, распространением сведений, порочащих честь, достоинство гражданина, и в иных случаях, предусмотренных законом (ст. 1100 ГК РФ).

    Ущерб юридическому лицу

    Ущерб (вред) юридическому лицу может также выражаться в причинении имущественного (материального) ущерба или причинении нематериального ущерба (причинение ущерба деловой репутации юридического лица).

    Правило о возмещении вреда в полном объеме лицом, причинившим его, предусмотренное ст. 1064 ГК РФ, распространяется и на случай причинения вреда имуществу юридического лица.

    В случае если вред возник в результате неисполнения или ненадлежащего исполнения договорного обязательства, нормы об ответственности за деликт не применяются, а вред возмещается в соответствии с правилами об ответственности за неисполнение договорного обязательства или согласно условиям договора, заключенного между сторонами (Определение Верховного Суда РФ от 18.05.2015 N 305-ЭС14-6511 по делу N А40-134251/2012, Постановление Президиума ВАС РФ от 18.06.2013 N 1399/13).

    Нематериальный (неимущественный) ущерб возникает, в частности, при умалении деловой репутации юридического лица.

    Как указал Конституционный Суд РФ в Определении от 04.12.2003 N 508-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Шлафмана Владимира Аркадьевича на нарушение его конституционных прав пунктом 7 статьи 152 Гражданского кодекса Российской Федерации», понятие «нематериальный вред» имеет свое собственное содержание (отличное от содержания морального вреда, причиненного гражданину), которое вытекает из существа нарушенного нематериального права и характера последствий этого нарушения. Президиум ВАС РФ также отметил, что подлежит компенсации нематериальный (репутационный) вред, причиненный действиями (бездействием), нарушающими имущественные права юридического лица (Постановление Президиума ВАС РФ от 17.07.2012 N 17528/11).

    Вред, причиненный в результате преступления, может выражаться в причинении имущественного, физического и морального вреда (для физических лиц) и имущественного либо неимущественного вреда (для юридических лиц).

    Согласно ст. 44 УПК РФ физическое или юридическое лицо вправе предъявить в рамках уголовного дела требование о возмещении имущественного вреда при наличии оснований полагать, что данный вред причинен ему непосредственно преступлением. Такое лицо (гражданский истец) может предъявить гражданский иск в уголовном процессе и для имущественной компенсации морального вреда.

    Помимо этого, за гражданским истцом признается право на предъявление иска в порядке гражданского судопроизводства.

    Гражданскими истцами в уголовном деле могут быть физические и юридические лица, а также их законные представители и прокурор в случаях, предусмотренных законом (ст. 44 УПК РФ). Гражданский иск может быть подан лицом, не являющимся потерпевшим по рассматриваемому уголовному делу, но при условии, что имеется прямая причинная связь между совершенным преступлением и вредом, указанным в гражданском иске.

    Исходя из общих положений уголовного права, возмещение вреда, причиненного в результате преступления, возможно при наличии следующих составляющих:

    установление лица, причинившего вред;

    противоправность поведения причинителя вреда;

    последствия противоправного поведения лица в виде причиненного вреда;

    причинно-следственная связь между противоправным поведением причинителя вреда и наступившим вредом;

    наличие вины в виде умысла или неосторожности.

    Несмотря на то что в гражданском праве вина лица, причинившего вред, презюмируется (п. 2 ст. 1064 ГК РФ), в уголовном процессе действует принцип презумпции невиновности, когда обвиняемый считается невиновным, пока его виновность в совершении преступления не будет доказана в предусмотренном законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда (п. 1 ст. 14 УПК РФ).

    Согласно п. 4 ст. 73 УПК РФ при расследовании и рассмотрении уголовного дела подлежат доказыванию, помимо прочего, характер и размер вреда, причиненного преступлением.

    Некоторые виды возмещения вреда возможны только по определенным категориям преступлений. В частности, в том случае, когда нарушаются имущественные права гражданина, присуждение денежной компенсации причиненного морального вреда допускается, только если это прямо предусмотрено законом (ст. 1099 ГК РФ).

    Однако законодательство не содержит указаний на возможность компенсации морального вреда, причиненного преступлением против собственности, где объектом преступления является исключительно собственность, то есть материальное благо, и не затрагивается такой объект преступного посягательства, как личность, в связи с чем в соответствии с требованиями закона на осужденного за корыстное преступление не может быть возложена обязанность денежной компенсации морального вреда (Апелляционное определение Московского городского суда от 19.10.2016 по делу N 10-15879/2016).

    Возмещение ущерба, причиненного работником

    В соответствии с ч. 1 ст. 248 ТК РФ взыскание с виновного работника суммы причиненного ущерба, не превышающей среднего месячного заработка, производится по распоряжению работодателя. Распоряжение может быть сделано не позднее одного месяца со дня окончательного установления работодателем размера причиненного работником ущерба.

    Если месячный срок истек или работник не согласен добровольно возместить причиненный работодателю ущерб, а сумма причиненного ущерба, подлежащая взысканию с работника, превышает его средний месячный заработок, то взыскание может осуществляться только судом (ч. 2 ст. 248 ТК РФ).

    При несоблюдении работодателем установленного порядка взыскания ущерба работник имеет право обжаловать действия работодателя в суд (ч. 3 ст. 248 ТК РФ).

    Согласно ч. 4 ст. 248 ТК РФ работник может добровольно возместить ущерб полностью или частично.

    По соглашению сторон трудового договора допускается возмещение ущерба с рассрочкой платежа. В этом случае работник подписывает с работодателем письменное соглашение о возмещении ущерба с указанием конкретных сроков платежей.

    Работник может также с согласия работодателя передать ему имущество, равноценное поврежденному, или исправить имущество за свой счет (ч. 5 ст. 248 ТК РФ).

    Обязательство работника возместить причиненный работодателю ущерб может быть обеспечено поручительством, если стороны преобразовали данное обязательство в гражданско-правовое обязательство, например путем заключения соглашения о погашении задолженности (Определение Верховного Суда РФ от 08.09.2015 по делу N 37-КГ15-3).

    Возмещение ущерба производится независимо от привлечения работника к дисциплинарной, административной или уголовной ответственности за действия или бездействие, которыми причинен ущерб работодателю.

    Возмещение ущерба при ДТП

    Согласно ст. 1079 ГК РФ юридические лица и граждане, деятельность которых связана с повышенной опасностью для окружающих (к числу которых относится использование транспортных средств), обязаны возместить вред, причиненный источником повышенной опасности.

    Владелец транспортного средства освобождается от ответственности (полностью или частично) в следующих случаях:

    1) если докажет, что вред возник вследствие непреодолимой силы.

    При этом непреодолимой силой являются чрезвычайные и непредотвратимые при данных условиях обстоятельства (наводнение, стихийные бедствия, военные действия и пр.);

    2) если докажет, что вред возник вследствие умысла потерпевшего (п. 1 ст. 1079, п. 1 ст. 1083 ГК РФ).

    Под умыслом потерпевшего понимается такое его противоправное поведение, при котором потерпевший не только предвидит, но и желает либо сознательно допускает наступление вредного результата (например, суицид) (п. 23 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 26.01.2010 N 1 «О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни или здоровью гражданина»);

    3) если грубая неосторожность самого потерпевшего содействовала возникновению или увеличению вреда, в зависимости от степени вины потерпевшего и причинителя вреда размер возмещения должен быть уменьшен (п. 2 ст. 1083 ГК РФ).

    При грубой неосторожности потерпевшего и отсутствии вины причинителя вреда в случаях, когда его ответственность наступает независимо от вины, размер возмещения должен быть уменьшен или в возмещении вреда может быть отказано, если законом не предусмотрено иное. При причинении вреда жизни или здоровью гражданина отказ в возмещении вреда не допускается;

    4) если транспортное средство выбыло из его обладания в результате противоправных действий других лиц.

    Ответственность за вред, причиненный транспортным средством, в таких случаях несут лица, противоправно завладевшие им. При наличии вины владельца транспортного средства в противоправном изъятии транспортного средства из его обладания ответственность может быть возложена как на владельца, так и на лицо, противоправно завладевшее таким транспортным средством;

    5) суд может уменьшить размер возмещения вреда, причиненного гражданином, с учетом его имущественного положения, за исключением случаев, когда вред причинен действиями, совершенными умышленно (п. 3 ст. 1083 ГК РФ).

    Обязанность возмещения вреда возлагается на юридическое лицо или гражданина, которые владеют транспортным средством на праве собственности, праве хозяйственного ведения или праве оперативного управления либо на ином законном основании (на праве аренды, по доверенности на право управления транспортным средством и т.п.).

    При этом не признается владельцем транспортного средства лицо, управляющее им в силу исполнения своих трудовых (служебных, должностных) обязанностей на основании трудового договора (служебного контракта) или гражданско-правового договора с собственником или иным владельцем транспортного средства (ст. ст. 1068 и 1079 ГК РФ, п. 19 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 26.01.2010 N 1 «О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни или здоровью гражданина»).

    Владельцы транспортных средств солидарно несут ответственность за вред, причиненный в результате взаимодействия этих транспортных средств (столкновения и т.п.), третьим лицам по основаниям, предусмотренным п. 1 ст. 1079 ГК РФ.

    Вред, причиненный в результате взаимодействия транспортных средств их владельцам, возмещается на общих основаниях согласно ст. 1064 ГК РФ (в полном объеме лицом, причинившим вред).

    Возмещение морального вреда

    В соответствии с п. 2 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 20.12.1994 N 10 «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда» под моральным вредом понимаются нравственные или физические страдания, причиненные действиями (бездействием), посягающими на принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона нематериальные блага (жизнь, здоровье, достоинство личности, деловая репутация, неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайна и т.п.), или нарушающими его личные неимущественные права (право на пользование своим именем, право авторства и другие неимущественные права в соответствии с законами об охране прав на результаты интеллектуальной деятельности), либо нарушающими имущественные права гражданина.

    Моральный вред, в частности, может заключаться в нравственных переживаниях в связи с утратой родственников, невозможностью продолжать активную общественную жизнь, потерей работы, раскрытием семейной, врачебной тайны, распространением не соответствующих действительности сведений, порочащих честь, достоинство или деловую репутацию гражданина, временным ограничением или лишением каких-либо прав, физической болью, связанной с причиненным увечьем, иным повреждением здоровья либо в связи с заболеванием, перенесенным в результате нравственных страданий, и др.

    В соответствии со ст. 151 ГК РФ, п. 1 ст. 1101 ГК РФ компенсация морального вреда осуществляется в денежной форме.

    Размер компенсации морального вреда определяется судом в зависимости:

    — от характера причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий.

    Характер физических и нравственных страданий оценивается судом с учетом фактических обстоятельств, при которых был причинен моральный вред, и индивидуальных особенностей потерпевшего;

    — от степени вины причинителя вреда в случаях, когда вина является основанием возмещения вреда.

    При определении размера компенсации вреда судом должны учитываться требования разумности и справедливости согласно п. 2 ст. 1101 ГК РФ, то есть основополагающие принципы, предполагающие баланс интересов, соответствие поведения участников правоотношений принятым в обществе нормам поведения. При этом суд не связан той величиной компенсации, на которой настаивает истец (Обзор практики рассмотрения судами дел по спорам о защите чести, достоинства и деловой репутации (утв. Президиумом Верховного Суда РФ 16.03.2016)).

    Согласно ст. 1100 ГК РФ компенсация морального вреда осуществляется независимо от вины причинителя вреда в случаях, когда:

    вред причинен жизни или здоровью гражданина источником повышенной опасности;

    вред причинен гражданину в результате его незаконного осуждения, незаконного привлечения к уголовной ответственности, незаконного применения в качестве меры пресечения заключения под стражу или подписки о невыезде, незаконного наложения административного взыскания в виде ареста или исправительных работ;

    вред причинен распространением сведений, порочащих честь, достоинство и деловую репутацию;

    в иных случаях, предусмотренных законом.

    Закон предусматривает случаи возмещения морального вреда, причиненного действиями (бездействием), нарушающими имущественные права гражданина (п. 2 ст. 1099 ГК РФ).

    В частности, потребовать компенсации морального вреда вправе потребитель при нарушении изготовителем (исполнителем, продавцом, уполномоченной организацией или уполномоченным индивидуальным предпринимателем, импортером) прав потребителя, предусмотренных законодательством, в сфере защиты прав потребителей (ст. 15 Закона РФ от 07.02.1992 N 2300-1 «О защите прав потребителей»).

    При решении судом вопроса о компенсации потребителю морального вреда достаточным условием для удовлетворения иска является установленный факт нарушения прав потребителя. Размер компенсации морального вреда определяется судом независимо от размера возмещения имущественного вреда, в связи с чем размер денежной компенсации, взыскиваемой в возмещение морального вреда, не может быть поставлен в зависимость от стоимости товара (работы, услуги) или суммы подлежащей взысканию неустойки. Размер присуждаемой потребителю компенсации морального вреда в каждом конкретном случае должен определяться судом с учетом характера причиненных потребителю нравственных и физических страданий исходя из принципа разумности и справедливости (п. 4 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 28.06.2012 N 17 «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей»).

    Также требовать возмещения морального вреда в случае нарушения имущественных интересов вправе:

    — лица, считающие, что они подверглись дискриминации в сфере труда (ст. ст. 3, 237 ТК РФ);

    — лица, права и интересы которых нарушены в результате распространения ненадлежащей рекламы (п. 2 ст. 38 Федерального закона от 13.03.2006 N 38-ФЗ «О рекламе»);

    — турист в случае невыполнения условий договора о реализации туристского продукта туроператором или турагентом в порядке, установленном законодательством РФ (ст. 6 Федерального закона от 24.11.1996 N 132-ФЗ «Об основах туристской деятельности в Российской Федерации»);

    — а также иные лица в случаях, предусмотренных законом.

    Компенсация морального вреда осуществляется независимо от подлежащего возмещению имущественного вреда (п. 3 ст. 1099 ГК РФ).

    Возмещение вреда здоровью

    Основные вопросы, касающиеся возмещения вреда здоровью в рамках гражданского законодательства, а также частные случаи такого возмещения регулируются ГК РФ (§ 2 гл. 59), Постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 26.01.2010 N 1 «О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни или здоровью гражданина», а также иными нормативными актами.

    В силу ст. 1084 ГК РФ вред, причиненный жизни или здоровью гражданина при исполнении договорных обязательств, а также при исполнении обязанностей военной службы, службы в полиции и других соответствующих обязанностей, возмещается по правилам, предусмотренным гл. 59 ГК РФ, если законом или договором не предусмотрен более высокий размер ответственности.

    Согласно ст. 1085 ГК РФ при причинении гражданину увечья или ином повреждении его здоровья возмещению подлежат утраченный потерпевшим заработок (доход), который он имел либо определенно мог иметь, а также дополнительно понесенные расходы, вызванные повреждением здоровья, в том числе расходы на лечение, дополнительное питание, приобретение лекарств, протезирование, посторонний уход, санаторно-курортное лечение, приобретение специальных транспортных средств, подготовку к другой профессии, если установлено, что потерпевший нуждается в этих видах помощи и ухода и не имеет права на их бесплатное получение.

    При определении утраченного заработка (дохода) пенсия по инвалидности, назначенная потерпевшему в связи с увечьем или иным повреждением здоровья, а равно другие пенсии, пособия и иные подобные выплаты, назначенные как до, так и после причинения вреда здоровью, не принимаются во внимание и не влекут уменьшения размера возмещения вреда (не засчитываются в счет возмещения вреда). В счет возмещения вреда не засчитывается также заработок (доход), получаемый потерпевшим после повреждения здоровья.

    Порядок определения заработка (дохода), утраченного в результате повреждения здоровья, устанавливается ст. 1086 ГК РФ.

    Статья 1093 ГК РФ предусматривает порядок возмещения вреда в случае реорганизации и ликвидации юридического лица. В первом случае обязанность по выплате соответствующих платежей несет его правопреемник, а во втором соответствующие платежи должны быть капитализированы для выплаты их потерпевшему.

    Возмещение вреда при повреждении здоровья лица, не достигшего совершеннолетия, осуществляется в следующем порядке (ст. 1087 ГК РФ):

    — если несовершеннолетний не достиг четырнадцати лет и не имеет заработка (дохода), то возмещаются расходы, вызванные повреждением здоровья;

    — если несовершеннолетнему от четырнадцати до восемнадцати лет и он не имеет заработка (дохода), то возмещаются расходы, вызванные повреждением здоровья, а также вред, связанный с утратой или уменьшением его трудоспособности, исходя из установленной законом величины прожиточного минимума трудоспособного населения в целом по РФ;

    — если несовершеннолетний имел заработок, то вред возмещается исходя из размера этого заработка, но не ниже установленной законом величины прожиточного минимума трудоспособного населения в целом по РФ.

    Законом предусмотрена возможность как увеличения размера возмещения вреда, причитающегося потерпевшему, так и его уменьшения (ст. 1090 ГК РФ). В частности, потерпевший, частично утративший трудоспособность, вправе в любое время потребовать от лица, на которое возложена обязанность возмещения вреда, соответствующего увеличения размера его возмещения, если трудоспособность потерпевшего в дальнейшем уменьшилась в связи с причиненным повреждением здоровья по сравнению с той, которая оставалась у него к моменту присуждения ему возмещения вреда. Если же трудоспособность потерпевшего возросла, то лицо, на которое возложена обязанность возмещения вреда, вправе потребовать соответствующего уменьшения размера возмещения.

    Также закон предусматривает возможность изменения размера возмещения вреда в случае изменения имущественного положения гражданина, на которого возложена обязанность возмещения вреда. Так, потерпевший вправе требовать увеличения размера возмещения вреда, если имущественное положение гражданина улучшилось, а размер присужденного возмещения был уменьшен в связи с его имущественным положением в силу п. 3 ст. 1083 ГК РФ. Уменьшение размера возмещения вреда возможно по требованию причинителя вреда, если его имущественное положение в связи с инвалидностью либо достижением пенсионного возраста ухудшилось по сравнению с положением на момент присуждения возмещения вреда, за исключением случаев, когда вред был причинен действиями, совершенными умышленно.

    В силу ст. 1091 ГК РФ суммы выплачиваемого гражданам возмещения вреда, причиненного жизни или здоровью потерпевшего, индексируются.

    Возмещение ущерба, причиненного пожаром

    Вред, причиненный пожаром личности и имуществу гражданина либо юридического лица, подлежит возмещению по правилам, изложенным в ст. 1064 ГК РФ, то есть в полном объеме лицом, причинившим вред.

    Лицо, причинившее вред, освобождается от возмещения вреда, если докажет, что вред причинен не по его вине. Законом может быть предусмотрено возмещение вреда и при отсутствии вины причинителя вреда (п. 2 ст. 1064 ГК РФ).

    В соответствии со ст. 38 Федерального закона от 21.12.1994 N 69-ФЗ «О пожарной безопасности» по общему правилу ответственность за нарушение требований пожарной безопасности в соответствии с действующим законодательством несут собственники имущества.

    Возмещению подлежат стоимость уничтоженного огнем имущества, расходы по восстановлению или исправлению поврежденного в результате пожара или при его тушении имущества, а также иные вызванные пожаром убытки (п. 2 ст. 15 ГК РФ, п. 14 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 05.06.2002 N 14 «О судебной практике по делам о нарушении правил пожарной безопасности, уничтожении или повреждении имущества путем поджога либо в результате неосторожного обращения с огнем»).

    Для возмещения ущерба, причиненного пожаром, необходимо доказать наличие состава правонарушения, включающего факт причинения убытков, в том числе их размер (реальных и/или составляющих упущенную выгоду), противоправность поведения причинителя вреда, выражающегося в действиях (бездействии), наличие причинно-следственной связи между противоправным поведением лица и причинением убытков.

    Суд вправе уменьшить размер возмещения вреда, причиненного гражданином, с учетом его имущественного положения, кроме случаев, когда вред причинен действиями, совершенными умышленно (п. 3 ст. 1083 ГК РФ).

    Вам также может понравиться

    Об авторе admin

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *