Трансатлантическое торговое партнерство

Содержание

Трансатлантическое торговое и инвестиционное партнёрство

Для улучшения этой статьи желательно:

  • Исправить статью согласно стилистическим правилам Википедии.
  • Переработать оформление в соответствии с правилами написания статей.
  • Обновить статью, актуализировать данные.
  • Добавить иллюстрации.

ЕС (зеленый) и США (оранжевый)

Трансатлантическое торговое и инвестиционное партнерство (ТТИП) (англ. Transatlantic Trade and Investment Partnership) — планируемое соглашение о свободной торговле между Европейским Союзом и США. Его сторонники полагают, что соглашение приведёт к многостороннему экономическому росту в то время как противники утверждают, что оно приведёт к увеличению власти корпораций и затруднит правительствам регулирование рынков на благо всего общества Американское правительство ведёт работу по двум направлениям: наряду с ТТИП реализует с аналогичными целями Транстихоокеанское партнерство. После того, как в марте 2014 года произошла утечка информации о предлагаемом проекте, Европейская комиссия начала консультации с общественностью по ограниченному числу пунктов, а в январе 2015 опубликовала краткий обзор этого документа.

Ожидалось, что соглашение будет завершено к концу 2014 года, но оно было перенесено на 2015 год. 7 января 2015 года Европейская комиссия публично представила свои переговорные тексты.

История вопроса

Экономические барьеры между ЕС и США являются относительно низкими не только из-за давнего членства во Всемирной торговой организации (ВТО), но и из-за последних соглашений, таких как Европейско-Американское Соглашение об открытом небе (англ.)русск., и работы Трансатлантического экономического Совета (англ.)русск.. В Еврокомиссии утверждают, что заключение трансатлантического торгового пакта могло бы повысить в целом торговлю между соответствующими сторонами на целых 50 %. Однако экономические отношения остаются напряжёнными и часто возникают торговые споры между двумя экономиками, многие из которых оказываются на рассмотрении во Всемирной торговой организации. Экономические преимущества от ТТИП были изложены в совместном докладе, опубликованном Белым домом и Европейской Комиссией.

Некоторые формы Трансатлантической зоны свободной торговли (англ.)русск. были предложены в 1990-х годах и позже в 2006 году канцлером Германии Ангелой Меркель в ответ на провал переговоров о Всемирной торговле в Дохе. Однако протекционизм с обеих сторон может стать препятствием для будущего соглашения. Начало идее было положено в 1990 году. Вскоре после окончания холодной войны, когда мир не был больше разделен на два блока, Европейское сообщество (12 стран) и США подписали «Трансатлантическую Декларацию». Она призывала к дальнейшему существованию Североатлантического договора, а также к проведению ежегодных саммитов, совещаниям между министрами, и более частым встречам между политическими деятелями и высокопоставленными должностными лицами.

Последующие инициативы европейских первых лиц и правительства США включали: в 1995 году, создание органами государственной власти по обе стороны Атлантики инициативной группы из представителей бизнеса «Трансатлантический бизнес-диалог (англ.)русск.» (TABD); в 1998 году, создание консультативного комитета «Трансатлантическое экономическое партнерство»; в 2007 создание «Трансатлантического экономического Совета (англ.)русск.», в котором представители ведущих фирм, действующих по обе стороны Атлантики, встречаются для консультирования Европейской комиссии и правительства США; и, наконец, в 2011 году создание группы экспертов высокого уровня, которые в своем заключении от 11 февраля 2013 года рекомендовали начать переговоры о широкомасштабном соглашении о свободной торговле. 12 февраля 2013 года, президент США Барак Обама в своем ежегодном обращении «О положении страны» призвал к такому соглашению. На следующий день, Председатель Европейской комиссии Жозе Мануэль Баррозу заявил, что предстоят переговоры c целью выработки соглашения.

На Соединенные Штаты и Европейский Союз в совокупности приходится 60 % мирового ВВП, 33 % мировой торговли товарами и 42 % мировой торговли услугами. Существует ряд торговых конфликтов между двумя сторонами, но обе они зависят от экономических рынков друг друга, а споры затрагивают только 2 % от общего объёма торговли. Зона свободной торговли будет представлять собой потенциально крупнейшее региональное соглашение о свободной торговле в истории, на которое приходится 46 % от мирового ВВП (англ.)русск..

Торговля между ЕС и США (в € млрд.)

Направление Товары Услуги Инвестиции Итого
ЕС -> США 288 159 1655 2102
США -> ЕС 196 146 1536 1878

Инвестиции США в ЕС в три раза выше, чем инвестиции США во всей Азии, а инвестиции ЕС в США в восемь раз выше инвестиций ЕС в Индию и Китай. Внутрифирменные переводы по разным оценкам составляют треть от всей трансатлантической торговли. США и ЕС являются крупнейшими торговыми партнерами большинства других стран в мире и на них приходится треть мировых торговых потоков. Учитывая и без того низкие тарифные барьеры (ниже 3 %), для того чтобы соглашение было успешным, целью дальнейших переговоров является устранение нетарифных барьеров.

Предлагаемое содержание

Документы, опубликованные Европейской комиссией в июле 2014 года, группируют обсуждаемые темы по трем основным направлениям: доступ к рынку; специфика регулирования; и более широкие правила, принципы и режимы взаимодействия.

Мандат ЕС на ведение переговоров по состоянию на июнь 2013 года дал более полное представление о том, что именно Совет Европейского Союза (отдел иностранных дел) поручил своим переговорщикам попытаться достичь по каждым пунктам. Соответствующий текст от США не доступен, но американская сторона выступила с публичным заявлением с изложением целей и того, какие потенциальные выгоды она предвидит.

Доступ к рынку

ТТИП содержит главы по доступу на рынок товаров и услуг, которые направлены на устранение «таможенных пошлин на товары и ограничений на услуги, получение лучшего доступа к открытым рынкам, и облегчение инвестиций». Часть соглашения, касающаяся товаров, включает в себя правила доступа на рынки для товаров, сельскохозяйственной и переработанной сельскохозяйственной продукции, и правил происхождения товара (англ.)русск..

Услуги и просочившаяся в прессу информация

В марте 2014 года произошла утечка проекта текста «Торговля услугами, инвестиции и электронная коммерция» от 7 июля 2013 года в немецкую газету «ди Цайт». Текст содержит семь глав. В главе I, статье 1 излагается общая цель «более благоприятного климата для развития торговли и инвестиций», в частности «либерализации инвестиций и сотрудничества по электронной коммерции».

Глава II, статьи с 3 до 18 содержат общие принципы для инвестиций. Статья 14 содержит предлагаемые правила, которые запрещают правительствам «прямо или косвенно национализировать, экспроприировать», если это только не необходимо для общественного блага, в рамках надлежащей правовой процедуры, на недискриминационной основе, с выплатой компенсации. Статья 14(2) определяет необходимые компенсации, как «справедливую рыночную стоимость инвестиций на момент, непосредственно перед экспроприацией или перед тем, как о предстоящей экспроприации стало известно общественности, плюс проценты по коммерческой ставке, определенной на рыночной основе».

Глава III, статьи 19—23 содержат правила в отношении трансграничного предоставления услуг.

Глава IV, статьи с 24 по 28 позволяют для всех стран-участниц соглашения свободное передвижение бизнес-менеджеров, и других сотрудников корпораций, с целью временной работы. Из статьи 1(2), однако, становится понятно, что больше не будет разрешено свободное передвижение работников и граждан.

Глава V содержит восемь разделов с определенными нормами для различных секторов экономики. В статьях 29-31 Раздела I изложены принципы, которые должны соблюдать страны при лицензировании частных корпораций, и утверждается, что требования, которые не соответствуют целям государственной политики, идут вразрез с договором. Раздел II содержит общие положения. Раздел III охватывает сферу компьютерных услуг. Статьи с 35 до 39 Раздела IV, касаются либерализации почтовых услуг. В разделе V, статьи с 40 до 50 посвящены электро- и коммуникационным сетям и услугам (включая телекоммуникации) и предписывает их работу в рамках конкурентных рынков, отсутствие перекрестного субсидирования, с учётом определенных исключений, включая право (но не требование) для стран предоставлять универсальную услугу (англ.)русск. (статья 46).

Раздел VI главы V охватывает финансовые услуги в статьях с 51 до 59. В них ограничиваются законы, которые правительства могут принимать относительно регулирования и ведения страхового и банковского дела. Любые правила, которые не подпадают под условия и цели договора, будут незаконными. Законные основания для регулирования включают (статья 52), «защиту инвесторов, вкладчиков, страхователей или лиц, по отношению к которым фидуциарную обязанность (англ.)русск. несет поставщик финансовых услуг; (b) обеспечение целостности и стабильности финансовой системы сторон». Однако статья 52(2) предусматривает: «меры не должны быть более обременительными, чем это необходимо для достижения их цели», и этот договор не предусматривает никаких других причин, разрешающих регулирование. Раздел VII касается международных морских перевозок, а Раздел VIII — воздушного транспорта.

В приложении, касающемся «урегулирования споров между инвесторами и государством», предлагается разрешить корпорациям подавать иски против правительств за нарушение своих прав. Европейская комиссия начала консультации с общественностью после того, как произошла утечка проекта текста, что привело к ряду изменений. Тем не менее, обновленный предлагаемый текст пока так и не обнародован.

Отраслевое регулирование

«Совершенствование нормативно-правовой согласованности и сотрудничество путём демонтажа лишних нормативных барьеров, таких как бюрократическое дублирование усилий».

Специальные главы для обсуждения включают:

  • Общие главы:
    • Нормативная согласованность
    • Технические барьеры в торговле
  • Специальные отраслевые соглашения:
    • Текстиль
    • Химические вещества
    • Фармацевтическая промышленность
    • Косметика
    • Медицинские приборы
    • Автомобили
    • Электроника / ICT
    • Машинное оборудование / Инжиниринг
    • Пестициды
    • Санитарные и фитосанитарные меры, то есть барьеры в торговле пищевой и сельскохозяйственной продукции

Более широкие правила, принципы и режимы взаимодействия

«Улучшенное сотрудничество в вопросах установления международных стандартов».

Специальные главы для обсуждения включают:

  • Энергия и сырьё
  • Торговля и устойчивое развитие / труд и окружающая среда
  • Государственные закупки
  • Интеллектуальная собственность
    • Наименование места происхождения товара
  • Политика в области конкуренции: антимонополизм и слияния
    • Обращение с государственными или субсидируемыми компаниями по отношению к частным компаниям
  • Малые и средние предприятия (МСП)
  • Средства защиты торговли: например, антидемпинговая практика
  • Таможня и содействие торговле

Реализация

  • Урегулирование споров между сторонами (не УСИГ)

Переговоры

Переговоры проводятся недельными циклами с чередованием их места между Брюсселем и Вашингтоном. Переговорщики надеются завершить свою работу в 2014 или 2015 году.

28 правительств затем должны будут одобрить или отклонить договор в Совете Министров ЕС, после чего Европейскому парламенту также будет предложено его одобрить. Парламент ЕС имеет право утвердить или отклонить соглашение. Разные страны имеют разные правила, касающиеся утверждения и ратификации документа. Например, ст. 53 французской конституции гласит, что «торговые договоры могут быть ратифицированы только на основании закона». В Соединенных Штатах обе палаты Конгресса должны будут ратифицировать его.

Тексты соглашения ТТИП разрабатываются 24 совместными (ЕС-США) рабочими группами, рассматривающими каждый отдельный аспект соглашения. Разработка обычно проходит через ряд фаз. Сначала обмениваются общего характера документами с изложением позиций, представляя цели и желания каждой стороны по каждому аспекту. Затем следуют текстовые предложения от каждой стороны, сопровождающиеся (в таких областях, как тарифы, доступ на рынок) «первоначальным предложением» с каждой стороны. Эти переговоры и проекты документов могут развиваться (и меняться) на различных этапах их разработки. Когда обе стороны готовы, сводный текст подготовлен, остальные различия для дальнейшего обсуждения записываются в квадратных скобках. Этими текстами затем временно закрывают тему за темой, до того как будет достигнут рабочий консенсус. Вместе с тем соглашение рассматривается как единое целое, поэтому эти тексты не считаются окончательными до выработки полного консенсуса.

В ноябре 2014 года болгарское правительство объявило, что не будет ратифицировать договор, если Соединенные Штаты не введут безвизовый режим для болгарских граждан.

Предлагаемые преимущества

ТТИП стремится стать таким официальным соглашением, которое должно «либерализовать треть мировой торговли», что, как полагают, создаст миллионы новых оплачиваемых рабочих мест. «Учитывая уже и без того низкие тарифы между США и ЕС, Центр по исследованию экономической политически Соединенного Королевства (англ.)русск. считает, что 80 процентов потенциальных экономических выгод от соглашения ТТИП зависит от снижения конфликтов дублирования между правилами ЕС и США, касающимися тех или иных нормативно-правовых вопросов, начиная от безопасности продуктов питания до автомобильных запчастей». Успешная стратегия (по мнению Томаса Боллики из Совета по международным отношениям и Ану Брэдфорд из Колумбийской школы права (англ.)русск.) будет сосредоточена на бизнес-секторах, для которых могут пересекаться трансатлантическое торговое законодательство и местные нормативные акты, например, фармацевтические, сельскохозяйственные, финансовая торговля. Это гарантирует, что Соединенные Штаты и Европа останутся «разработчиками стандартов, а не потребителями стандартов», что, в свою очередь, гарантирует, что в мировой экономике, производители по всему миру продолжат тяготеть к объединённым стандартам США-ЕС.

По оценке экономического исследования Европейского Центра исследований в области экономической политики (англ.)русск. от марта 2013 года такое всеобъемлющее соглашение приведет до 2027 года к ежегодному приросту ВВП в 68-119 млрд евро в Европе и ежегодному росту ВВП на уровне 50—95 млрд евро в США за тот же период времени. В этом докладе также отмечается, что ограниченное соглашение, ориентированное только на тарифы, даст к 2027 году ежегодный рост ВВП Евросоюза в размере 24 млрд евро и ежегодный рост на 9 млрд евро в Соединенных Штатах. Если делить поровну среди затрагиваемых соглашением людей, то самый оптимистичный прогноз роста ВВП выльется в «дополнительный ежегодный располагаемый доход семьи из четырёх человек» в «545 евро в ЕС» и «655 евро в США», соответственно.

В статье Уолл-Стрит джорнэл», генеральный директор Сименс GmBH (70 % её рабочей силы находится в Европе и 30 % в Соединенных Штатах) утверждает, что ТТИП укрепит глобальную конкурентоспособность США и ЕС за счет снижения торговых барьеров как путём совершенствования механизмов защиты интеллектуальной собственности, так и путём создания новых международных «правил дорожного движения».

В Еврокомиссии говорят, что ТТИП будет способствовать росту экономики ЕС на €120 млрд, и экономики США на €90 млрд, а всего остального мира — на €100 миллиардов. Переговоры начались в июле 2013 года и достигли третьего раунда к концу этого года.

В статье Гардиан от 15 июля 2013, Дин Бейкер (англ.)русск. из американского Центра экономических и политических исследований отмечает, что, учитывая уже низкие обычные торговые барьеры между США и ЕС, сделка будет сосредоточена на нетрадиционных барьерах, таких как переопределение национальных положений относительно гидравлического разрыва пласта, ГМО и финансов, и ужесточение законов об авторском праве. Далее он утверждает, что при менее амбициозных прогнозах экономические выгоды для домохозяйств являются довольно посредственными, «если мы примем прирост прогнозного объёма поступлений в 0,21 % к прогнозируемому среднему личному доходу в 2027, то дело идёт о чуть более $50 в год. Это немного меньше, чем 15 центов в день. Только не потратьте всё это богатство сразу».

Исследование Иеронима Капальдо от октября 2014, проведенное в университете Тафтса, указывает на то, что будут потери в чистом экспорте, чистые убытки по объёму ВВП, потери трудовых доходов, потери рабочих мест, сокращение доли труда, потери доходов государства и более высокая финансовая нестабильность в европейских странах.

Полемика

Активизм

В марте 2013 года коалиция, состоящая из организаций, выступающих за цифровые права, и других групп, опубликовали декларацию, в которой они призвали партнеров по переговорам к тому, чтобы TAFTA «обсуждался в Конгрессе США, в Европейском парламенте, национальных парламентах, и на других прозрачных форумах» вместо проведения «закрытых переговоров, которые дают привилегированный доступ корпоративным инсайдерам», и к исключению интеллектуальной собственности из договора.

Фонд Электронных Рубежей и его немецкий аналог, FFII, в частности, сравнил TAFTA с Торговым соглашением по борьбе с контрафакцией (АСТА), подписанным Соединенными Штатами, Европейским Союзом (22 из 27 государств-членов ЕС). Онлайн-консультация, проведенная Европейской комиссией, получила 150,000 отзывов. По данным комиссии, 97 % ответов были заранее подготовленными отрицательными ответами, исходящими от активистов.

Национальный суверенитет и Урегулирование споров между инвесторами и государством (УСИГ)

Урегулирование споров между инвесторами и государством (англ.)русск. (УСИГ) — это инструмент, который позволяет инвестору возбудить дело непосредственно в отношении страны, принимающей его инвестиции, без вмешательства правительства страны-происхождения инвестора. В декабре 2013 года коалиция из более чем 200 экологов, профсоюзов и общественных организаций защиты прав потребителей по обе стороны Атлантики направила письмо в USTR — Управление торгового представителя США и в Европейскую комиссию с требованием исключить из торговых переговоров Урегулирование споров между инвесторами и государством, утверждая, что УСИГ является «улицей с односторонним движением, с помощью которой корпорации могут бросить вызов правительственной политике, но ни правительства, ни частные лица не наделяются аналогичными правами приводить корпорации к ответственности». Некоторые указывают на «возможность злоупотреблений», которые могут быть присущи торговому соглашению из-за его положений, относящихся к защите прав инвесторов.

В декабре 2013 года Мартти Коскенниеми, профессор международного права в университете Хельсинки, предупредил, что планируемая в рамках договора схема защиты иностранного инвестора, похожая на Международный центр по урегулированию инвестиционных споров (МЦУИС) Группы Всемирного банка, поставит под угрозу суверенитет государств, подписавших настоящее соглашение, доверив узкому кругу экспертов-юристов, сидящих в иностранных арбитражных судах беспрецедентную власть интерпретировать и аннулировать законодательные акты государств-подписантов.

Возражения со стороны государств

И с европейской, и с американской сторон соглашения есть вопросы, которые рассматриваются в качестве жизненно важных для достижения согласия. Согласно Лейфу Йохану Элиассону из Саарландского университета, «для ЕС они включают более широкий доступ на американский рынок государственных закупок, сохранение запрета на импорт генетически модифицированных организмов (ГМО) культур и обработанной гормонами говядины, а также признание географических торговых марок на продукты питания. Для Соединенных Штатах они включают более широкий доступ для американских молочных и других сельскохозяйственных продуктов (в том числе научные исследования как единственно приемлемые критерии санитарной и фитосанитарной политики — SPS), бестарифный экспорт автотранспортных средств, и сохранение запрета на иностранных подрядчиков в нескольких областях, таких как отечественное судоходство». Уже сейчас некоторые американские производители обеспокоены предложениями ЕС ограничить использование «особых обозначений» (также известных как PDO — защищённое обозначение происхождения или geographical indications — указание происхождения), которые ЕС рассматривает как специфические для определенного места, например, сыры Фета и Пармезан и, возможно, пиво Будвайзер. Это вызвало дебаты между европейскими политиками, таких как Ренате Кюнаст и Кристиан Шмидт о значимости этих обозначений.

По настойчивому требованию Франции, торговля аудио-визуальными услугами была исключена (англ.)русск. из мандата ЕС на ведение переговоров. Европейская сторона настаивает на включении в соглашении главы, посвященной регулированию рынков финансовых услуг; но это наталкивается на сопротивление с американской стороны, которая недавно приняла закон Додда-Фрэнка в этой области. Посол США Энтони Л. Гарднер (англ.)русск. отрицает какую-либо связь между этими двумя вопросами.

Европейские переговорщики также давят на США с целью ослабить ограничения (англ.)русск. на экспорт сырой нефти и природного газа, чтобы помочь ЕС снизить зависимость от энергетических поставок из России. Но Соединенные Штаты до сих пор остаются на своих позициях.

Ответ на критику

Карел де Гухт ответил на критику в декабре 2013 года статьей в Гардиан, где заявил, что «комиссия регулярно проводила консультации с широким кругом организаций гражданского общества в письменной форме и лично, и нашу последнюю встречу посетило 350 участников из профсоюзов, НПО и бизнеса».

Влияние на третьи страны

Предлагаемый TAFTA: США и ЕС — темно-синий, другие возможные члены — светло-голубой (НАФТА и ЕАСТ)

Некоторые предложения по трансатлантической зоне свободной торговли включают с американской стороны других членов Североамериканской зоны свободной торговли (Канада и Мексика) и с европейской стороны, членов Европейской ассоциации свободной торговли (Исландию, Норвегию, Швейцарию и Лихтенштейн). Мексика уже имеет соглашения о свободной торговле с ЕАСТ и с ЕС (англ.)русск., в то время как Канада имеет только с ЕАСТ и ведет переговоры с ЕС. Эти соглашения, возможно, должны быть согласованы с соглашением ЕС-США и потенциально могли бы сформировать более широкую зону свободной торговли.

В начале 2013 года обозреватели канадских СМИ предположили, что запуск переговоров по Трансатлантическому торговому и инвестиционному партнерству ЕС-США окажет давление на Канаду завершить свои собственные трехлетние переговоры о зоне свободной торговли с ЕС в конце 2013 года. Страны, имеющие Таможенные соглашения с ЕС, особенно Турция, не имеющие отдельного соглашения с Соединенными Штатами, могут столкнуться с перспективой открытия их рынков для американских товаров без доступа в США для их собственных товаров. По мнению некоторых экспертов, ТТИП призвано исключить возможность процветания для всего остального мира.

Ссылки

  • What exactly is the Trans Atlantic Trade and Investment Partnership? Video produced by DW (Deutsche Welle)

Официальные сайты

Обсуждение и анализ

Сайты

TTIP – это аббревиатура Трансатлантического торгового и инвестиционного партнёрства. Готовящаяся сделка о нём между Евросоюзом и Соединенными Штатами вызвала в конце прошлого года в Брюсселе акцию протеста.
Плохо информированные европейцы подозревают, что Америке позволят захватить их рынок, и что крупные корпорации получат власть над государствами.
В ответ на это в среду Еврокомиссия впервые предала гласности свои предложения заокеанским партнёрам.
“Некоторые аспекты не могут быть пока опубликованы. Например, рынку ещё рано знать про разные квоты и тарифы, – сказала Комиссар по торговле Сесилия Мальмстрём. – Такие деликатные вопросы принято держать в некотором секрете в ходе переговоров”.
К максимальной прозрачности при создании трансатлантической зоны свободной торговли призвала Европейский Омбудсмен Гунди Гадесманн. Ей и сейчас кажется, что американская сторона не раскрывает общественности все свои карты.
“Мы считаем, что транспарентности должно быть ещё больше, – сказала Гадесманн. – Нужно публиковать сводный протокол, отражающий позицию не только ЕС, но и США, до того, как переговоры закончатся”.
Обнародованные предложения Евросоюза относятся к сферами конкуренции, продовольственной безопасности, здоровья животных и растений, таможни, технических торговых барьеров, малых и средних предприятий и урегулирования споров между правительствами.
Переговоры завершаться до конца года, а следующий их раунд пройдет в феврале в Вашингтоне.

Транстихоокеанское торговое партнерство

О своей заинтересованности в присоединении к партнерству официально заявляли Тайвань, Колумбия, Филиппины и Южная Корея.

Инициатором соглашения стали Соединенные Штаты, обеспокоенные снижением своего влияния на экономику и политику стран АТР, усилением экономических и политических позиций Китая в регионе.

В Соглашении ТТП 30 разделов, оно изложено более чем на шести тысячах страниц.

Переговоры в целом шли в атмосфере строгой секретности.

В документе речь идет о полной ликвидации таможенных пошлин, унификации санитарных и фитосанитарных мер, об общей политике в сфере защиты прав интеллектуальной собственности, правительственных закупок и конкурентной политики, отмене пошлин более чем на 18 тысяч товаров.

В результате согласований сторонам удалось договориться об облегчении торгового сотрудничества по охране интеллектуальной собственности в сфере био- и фармпрепаратов, о правилах автомобильной сборки и торговле молочными продуктами.

Отдельные статьи соглашения частично открывают и унифицируют рынки труда для участников ТТП, урегулируют вопросы экологической нагрузки, интернет-торговли, торговли услугами.

4 февраля 2016 года в новозеландском городе Окленде состоялось официальное подписание соглашения по Транстихоокеанскому партнерству (ТТП) с участием министров торговли из 12 стран.

Соглашение должно быть ратифицировано каждой из стран, период ратификации рассчитан на два года.

Бывший президент США Барак Обама рассматривал Транстихоокеанское партнерство как потенциально важное достижение своей работы в качестве президента. При этом Обама не смог добиться в конгрессе ратификации торговой сделки с азиатскими странами.

В 2016 году ратификация ТТП стала одним из острейших спорных вопросов в рамках предвыборной кампании президента США. Противники соглашения преобладали и среди республиканцев, и среди демократов.

Во время избирательной кампании Дональд Трамп неоднократно подвергал сомнению целесообразность существования ТТП.

В связи с тем, что в ноябре 2016 года Белый дом принял решение приостановить процесс ратификации соглашения о ТТП в конгрессе, Вьетнам также приостановил ратификацию соглашения. Президент Перу Педро Кучински заявлял о возможности замены соглашения о ТТП другим аналогичным документом, но без участия США.

23 января 2017 года новый президент США Дональд Трамп подписал указ о выходе США из соглашения о Транстихоокеанском партнерстве (ТТП).

Президент Мексики Пенья Ньето пообещал начать двусторонние переговоры со странами, входящими в Транстихоокеанское партнерство (ТТП), после выхода США из соглашения. По его словам, в ТТП входят пять стран, являющихся важными партнерами для Мексики в части торговли, инвестиций и туризма.

Согласно расчетам Института мировой экономики Петерсона (США), реальные доходы участников партнерства в результате соглашения могли возрасти на 285 миллиардов долларов, экспорт на 440 миллиардов долларов к 2025 году. Но большую выгоду оно могло бы принести Японии и США – на них пришлось 64% от общего прироста ВВП.

Торгово-экономический блок в АТР планировалось создать без участия Китая, важнейшего торгового партнера большинства стран региона. Россия также не вошла в ТТП. С российской точки зрения, ТТП — инструмент, вызывающий сомнения закрытостью режима переговоров и подписания соглашения.

В своем выступлении на юбилейной 70-й сессии Генассамблеи ООН 28 сентября 2015 года российский президент Владимир Путин отметил «симптом растущего экономического эгоизма» и выразил озабоченность созданием каких-то отдельных закрытых структур, которые впоследствии будут подменять собой ВТО и международные правила торговли.

По мнению экспертов, ТТП тормозит процессы многосторонних обсуждений в рамках ВТО, «выводя их за площадку ВТО и обсуждая это в региональном формате».

Материал подготовлен на основе информации РИА Новости и открытых источников

Что такое Транстихоокеанское партнерство, которое обещал отменить Трамп?

Правообладатель иллюстрации Getty Images Image caption Критики соглашения недовольны, в частности, тем, что подготовка к его подписанию велась в обстановке строжайшей секретности

Избранный президент США Дональд Трамп пообещал, что сразу после его официального вступления в должность Соединенные Штаты выйдут из соглашения по Транстихоокеанскому партнерству (ТТП, по-английски TPP — Trans-Pacific Partnership).

Вопрос о внешнеторговых приоритетах США был одним из ключевых во время предвыборной кампании, при этом и Хиллари Клинтон, и Дональд Трамп ставили под сомнение выгоды от либерализации торговли.

Договор о Транстихоокеанском партнерстве был подписан в феврале нынешнего года 12 странами, на которые в совокупности приходится 40% мировой экономики.

Соглашение, которое до сих пор не ратифицировано, считалось краеугольным камнем внешнеторговой политики президента Барака Обамы.

Критики в США называют Транстихоокеанское партнерство «секретной сделкой, заключенной в интересах крупного бизнеса и других государств и ставящей под угрозу национальный суверенитет страны».

Товары и услуги

ТТП касается практически всех товаров и услуг, однако не предполагает полную отмену всех таможенных тарифов разом: какие-то из них останутся, упразднение других займет более длительное время.

В целом документ затрагивает порядка 18 тысяч различных импортных пошлин.

В частности, страны, подписавшие соглашение, намерены отменить или снизить пошлины на сельскохозяйственную продукцию и промышленные товары.

Правообладатель иллюстрации AFP Image caption Вопрос о внешнеторговых приоритетах США был одним из ключевых во время предвыборной кампании Трампа

В случае ратификации ТТП Соединенными Штатами таможенные тарифы на почти все сельскохозяйственные и промышленные товары американского производства будут отменены практически немедленно.

Полностью будут упразднены пошлины на ввоз в США текстильной продукции и одежды из стран-участниц ТТП.

Полный текст соглашения о Транстихоокеанском партнерстве, занимающий 30 глав, обнародован, ознакомиться с ним можно .

Когда все началось?

Предложение о создании регионального торгового партнерства было выдвинуто в 2003 году правительствами Новой Зеландии, Сингапура и Чили.

В 2006 году вступило в силу торговое соглашение так называемой «тихоокеанской четверки», в которую, помимо стран-инициаторов, вошел также Бруней.

Оно подразумевало отмену торговых пошлин на большинство товаров и сотрудничество в различных областях, таких как интеллектуальная собственность, трудовое право и вопросы конкуренции.

Переговоры о Трансатлантическом партнерстве в его нынешнем виде начались в 2008 году.

12 стран-участниц ТТП должны ратифицировать договор в течение двух лет с момента подписания.

Что говорят критики?

Экономический смысл соглашения для США многие наблюдатели видят в попытке Вашингтона сдержать рост влияния Китая в регионе — не случайно КНР в блок не вошла.

Некоторые предполагают, что ТТП даст возможность корпорациям судиться с правительствами, если те, к примеру, решат изменить политику в области образования или здравоохранения.

Правообладатель иллюстрации Reuters Image caption Соглашение о Транстихоокеанском партнерстве считалось краеугольным камнем внешнеторговой политики президента Барака Обамы

Транстихоокеанское партнерство, по всей видимости, также способствует усилению конкуренции на рынке труда между выходцами из разных стран.

Однако больше всего упреков возникло в связи с тем, что подготовка соглашения велась несколько лет в обстановке строжайшей секретности.

По словам критиков, сделано это было для того, чтобы дать возможность политикам договориться между собой о масштабных изменениях кулуарно, без общественных дебатов и учета мнения избирателей.

Сторонники ТТП утверждают, что публику не информировали о деталях, поскольку для достижения формального соглашения требовалось довольно много времени.

Деловые круги Германии усиливают борьбу за ТТИП

Одной из тем, сильнее всего будоражащих общественное мнение Германии нынешней осенью, являются переговоры о создании зоны свободной торговли между Евросоюзом и США. На прошедшее 10 октября в Берлине шествие противников заключения соглашения о Трансатлантическом торговом и инвестиционном партнерстве ТТИП (Transatlantic Trade and Investment Partnership, TTIP) вышли 150 тысяч, а по данным организаторов — даже 250 тысяч человек. В любом случае это была крупнейшая за многие годы демонстрация протеста в германской столице.
Требуется конструктивная критика, а не огульное отрицание
После столь впечатляющей акции публичная дискуссия вокруг ТТИП заметно оживилась. Эта тема заняла одно из ведущих мест в немецких СМИ, которые стремятся теперь предоставить слово не только митингующим противникам, но и не выходящим на улицу сторонникам трансатлантической зоны свободной торговли. Резко активизировали работу с общественностью различные предпринимательские объединения и экономические институты.

«Давайте сообща формировать ТТИП, вместо того чтобы огульно его отвергать!» — с таким призывом обратился к читателям одной из крупных региональных газет президент Федерального объединения торгово-промышленных палат Германии (DIHK) Эрик Швайцер (Eric Schweitzer). «Кто только блокирует, тот проиграет», — предупреждает президент Федерального объединения немецкой промышленности (BDI) Ульрих Грилло (Ulrich Grillo). «Критика имеет смысл, паникерство — нет», — заявляет Институт немецкой экономики в Кельне (IW).

Демонстрация протеста против ТТИП собрала 10 октября в Берлине от 150 до 250 тысяч участников

Его ученые подняли архивные документы и обнаружили, что в 1993 году, когда Европейское сообщество (предшественник сегодняшнего Европейского Союза) создало общий рынок, эта зона свободной торговли вызывала опасения у 37 процентов жителей ФРГ. Сегодня, отмечают эксперты IW, положительный макроэкономический эффект от тогдашнего новшества очевиден: он выражается в существенном росте экономики Германии и благосостояния ее жителей.

Теперь же часть немецкого общества выступает против другого новшества — зоны свободной торговли между двумя крупнейшими на планете экономическими центрами: Европейским Союзом и Соединенными Штатами. На два этих рынка приходятся 46 мирового валового внутреннего продукта и примерно треть мировой торговли.
Стимулирование торговли, снижение издержек, конец дискриминации
Аргументы деловых кругов ФРГ в пользу ТТИП можно свести к двум основным тезисам. Первый: предприятиям и потребителям в странах Евросоюза (и особенно в такой экспортной державе, как Германия) очень выгодна отмена таможенных барьеров в торговле с США, унификация промышленных стандартов и правил сертификации. Второй: странам Евросоюза следует вместе с США выработать сейчас нормы и правила глобальной торговли в 21-м веке, иначе их сформулируют и утвердят без европейского участия.

США являются сейчас главным рынком сбыта для немецких компаний, в том числе для автостроителей

Правда, таможенные пошлины между ЕС и США сегодня и так уже довольно низкие, но они, тем не менее, есть, причем в некоторых товарных группах — например, продукты питания, коммерческие автомобили, фарфор — весьма ощутимые. В зоне свободной торговли их отменят. К тому же отпадет процедура обязательного таможенного досмотра, что существенно ускорит доставку товаров заказчику, например, комплектующих деталей или запчастей.

Большое значение имела бы также унификация промышленных стандартов. Глава DIHK Эрик Швайцер приводит в своей статье такой пример: «Для машиностроительной продукции в каждом штате США предписаны разные цвета для маркировки электрических кабелей и шлангов для воздуха и воды, а потому экспортеры тратят немало средств на подгонку своей продукции». Большое трансатлантическое соглашение призвано решить эту проблему. Химические предприятия в свою очередь надеются на единые по обе стороны Атлантики стандарты регистрации химикатов.

Аргументы и страхи противников соглашения

Деловые круги ФРГ рассчитывают также на отмену правила Buy America, согласно которому в США при размещении государственных или муниципальных заказов, как подчеркивает BDI, «дискриминируются неамериканские предприятия». Головное объединение немецкого бизнеса рассчитывает, что ТТИП обеспечит европейским фирмам равноправный доступ к тендерам в Соединенных Штатах, причем как на федеральном уровне, так и в отдельных штатах и муниципалитетах.

Экологические активисты несут на демонстрацию макет американской «хлорированной курицы»

Этим очевидным преимуществам ТТИП его противники противопоставляют те угрозы, которые, по их мнению, несет трансатлантическая зона свободной торговли. Многочисленные возражения можно условно свести к трем основным тезисам.

Первый (экологический): соглашение с США приведет к снижению высоких европейских стандартов в области безопасности продуктов питания и охраны окружающей среды. Второй (демократический): это соглашение снизит в ЕС влияние профсоюзов и государственного регулирования. Третий (антиглобалистский): оно усилит неравенство в мире, поскольку европейцы и американцы станут еще богаче, а жители развивающихся стран — еще беднее.

Атлантическая зона уже отстает от тихоокеанской

Немецкие деловые круги признают, что речь действительно идет о серьезных вопросах, которые необходимо подробно обсуждать в ходе переговоров с США, причем некоторые особенно спорные темы, возможно, придется даже вынести за рамки соглашения.

В то же время эксперты института IW, к примеру, отмечают, что аргументы критиков зоны свободной торговли часто имеют мало общего с реальностью: «Постоянно утверждается, что ТТИП обернется такими угрозами, как гормоны в мясе, приватизация водоснабжения и ограничение независимости профсоюзов и работодателей на переговорах по зарплатам». Постоянным источником недостоверной информации, констатируют кельнские ученые, выступают антиглобалисты с их «латентным антиамериканизмом».

Все это порождает «неоправданные страхи», которые в конечном счете могут привести к тому, что бундестаг отвергнет соглашение по ТТИП, говорится в заявлении IW. А это имело бы роковые последствия для Германии и ЕС, утверждают представители немецкого бизнеса — как крупного, так и среднего. При этом речь идет не только об упущенной выгоде для предприятий и потребителей, которая, по подсчетам консалтинговой компании Roland Berger, могла бы достигнуть 120 миллиардов евро.

Если Евросоюз упустит сейчас шанс закрепить в широкомасштабном соглашении с США, к примеру, свои экологические стандарты или представления о правах наемных работников, то правила ведения бизнеса в глобализированном мире будут формироваться в других крупных зонах свободной торговли, вновь и вновь предупреждают деловые круги Германии. При этом они указывают прежде всего на соглашение о создании Транстихоокеанского партнерства (ТТП), подписанное 5 октября Соединенными Штатами и 11 государствами Северной Америки, Южной Америки и Азии.

Смотреть видео 02:29

Если это любовь?

Амбициозный проект уже оценивают в три сотни миллиардов долларов и 13 миллионов новых рабочих мест. Впрочем, с учетом жесткого настроя обеих сторон на получение максимально приемлемых для себя условий, процесс создания американо-европейского экономического и инвестиционного партнерства вероятнее всего растянется на годы, пояснили «РГ» российские и американские эксперты. Ставки в создании общего трансатлантического рынка высоки и для Вашингтона, и для Брюсселя.

Несмотря на показушное возмущение в Старом Свете в связи со всплывшей информацией о многочисленных «жучках» в Европейской дипмиссии в США, в Евросоюзе по-тихому решили смерить гордыню, убрать эмоции в долгий ящик и сесть за стол переговоров с американцами. Анонсируемые на публике благие цели Трансатлантического торгового и инвестиционного партнерства — именно так официально именуется грандиозный проект — связывают с перспективами резкого экономического роста по обеим сторонам Атлантического океана. Впрочем, в кулуарах дипломатических служб США и ЕС говорят о необходимости скорейшего создания эффективного противовеса быстро набирающему финансово-экономические обороты Китаю и созданию надежных механизмов защиты западных стран от дешевого экспорта из Азии.

Для президента США Барака Обамы, который, получив экономику страны в «разобранном состоянии» от своего предшественника, перебрался в Белый дом во многом благодаря обещаниям удвоения американского экспорта в течение пяти лет, успех переговоров с Евросоюзом имеет приоритетное политическое значение и стоит в числе приоритетов в экономической повестке.

В «общем Европейском доме» тем временем прогноз возможных экономических приобретений от создания объединенного рынка с Соединенными Штатами выглядит, мягко говоря, противоречиво. Так, согласно немецким исследованиям, в то время как доходы в США благодаря трансатлантической зоне свободной торговли вырастут на 13,4 процента, в Европе рост не перешагнет отметку 5 процентов. Даже среди стран ЕС нет единой «формулы успеха» данного проекта — предполагается, что экономика Великобритании вырастет на 9,7 процента, а Франции — только на 2,6 процента.

Не все европейцы одинаково рады проекту трансатлантической зоны свободной торговли. К примеру, у французов идея создания «экономического НАТО» вызывает такую же неприязнь, как в свое время и сам военный альянс. Европа уже лишилась военного суверенитета. На очереди — экономический и даже культурный. Так от Старого Света могут остаться одни воспоминания о былой славе.

Упорнее всего заключению соглашения о Трансатлантической зоне свободной торговли сопротивляется Франция. Особое возмущение вызывает у нее требования к уменьшению государственной помощи сельскому хозяйству, которые могут поставить крест на производстве и экспорте знаменитых сыров и вин. Кроме того, французы отстаивают свою культурную идентичность, опасаясь, что мощь Голливуда задавит французский кинематограф, а квоты для национальных радио- и телестанций будут просто вычеркнуты.

Чтобы успокоить французских парламентариев, премьер Франции Жан-Марк Эйро заявил в своем выступлении, что готов даже применить право вето, в случае если в процессе переговоров «не удастся добиться исключения для аудиовизуальных медиа, Интернета, кино и телевидения». Впрочем, очевидно, что кинематограф в данном случае только верхушка айсберга. Ведь в конечном счете французы, а следом и вся Европа просто перестанут контролировать информационные потоки на своей территории.

Открыто о своих требованиях пока заявляет только Париж. И в этой борьбе за уступки Лондон и Берлин выступают на стороне американских партнеров. Ведь там прекрасно понимают, что если исключения сделают для Франции, то следом от других государств ЕС посыпятся бесконечные требования и условия. «Трансатлантическая зона свободной торговли — слишком важный проект, чтобы потерпеть неудачу, — заявил министр экономики Германии Филипп Реслер. — И Парижу придется это принять».

Уже сейчас на Соединенные Штаты и объединенную Европу, являющимися на сегодня самыми крупными в мире внешнеторговыми партнерами, приходится почти половина мирового ВВП и треть внешнеторгового оборота в мире. В прошлом году американские и европейские компании наторговали на 646 миллиардов долларов, а в случае создания зоны свободной торговли США — ЕС эта цифра вырастет еще на 300 миллиардов и может достигнуть триллиона долларов.

Хотя на переговорах в Вашингтоне речь пойдет в первую очередь о снижении нетарифных барьеров и гармонизации законодательства, с тем чтобы не сертифицировать по нескольку раз продукцию сельского хозяйства, фармацевтики, автомобили и другие товары, стороны попробуют найти развязки и по крупнейшим торговым спорам.

Так уже долгие годы Вашингтон и Брюссель выясняют отношения между крупнейшими авиапроизводителями американской Boeing и европейской Airbus. В ЕС утверждают, что американские конкуренты получают субсидии от правительства США и разбирательства на площадку ВТО. Тем временем торговый представитель США Майкл Фроман в преддверии переговоров США и ЕС оптимистично заявил, что «у нас есть возможность создать один из величайших альянсов всех времен».

Александр Рар, политолог, член правления Российско-германского форума «Петербургский диалог»:

Идею Трансатлантической зоны свободной торговли американцы выдвинули спонтанно. В последние годы США относились прохладно к этому проекту. Поэтому возникает вопрос: почему такой зоны не было до сих пор? Ответ довольно простой.

Между Америкой и ЕС есть очень много спорных вопросов, которые зачастую касаются ценностей. Как развивать сельскохозяйственное производство, как контролировать информационные потоки? Эти вопросы в Европе рассматриваются гораздо либеральнее, чем в США. К тому же у ЕС были договоры об экономическом сотрудничестве со странами НАФТА (США, Канада и Мексика), и это считалось достаточным.

Теперь же США прикладывают столько энергии и политической воли, чтобы проект специальной экономической зоны с Европой закончился успехом. Это попытка привязать Европу к Америке. США надо тушить пожары в совсем других горячих точках мира. После югославских войн, если у Америки появились враги, то точно не на европейском континенте. США таким образом создают Трансатлантический союз на будущее. Германия и Великобритания с огромным энтузиазмом поддерживают эту идею.

Они считаются главными союзниками Вашингтона в ЕС. Ни для Лондона, ни для Берлина стратегическому союзу с Америкой нет альтернативы. И многие европейцы считают, что без США Европа просто не выживет. В трудных условиях нового мирового порядка им страшно, неуютно и некомфортно без Америки. Поэтому шпионский скандал будут всеми способами заминать, чтобы сохранить трансатлантические связи, которые считаются ключевыми. За курсом Англии и Германии будут следовать все восточно- и центральноевропейские страны. Бельгия и Нидерланды тоже увидят в этом выгоду. Скептически к проекту будут относиться страны Южной Европы, но думаю, что их переубедят.

Процесс переговоров будет непростым, потому что возникнет множество серьезных вопросов, когда дойдет до конкретики. Еще больше проблем будет связано с контролем над информационными потоками. Европейцам придется фактически согласиться с тем, что, создав свободную экономическую зону, американцы получат контроль над очень многими данными, причем официально. Тем, что сегодня они получают секретно или в форме шпионажа, европейцам придется открыто делиться с американцами.

От создания зоны сводной торговли США выиграют гораздо больше, чем европейцы. Им будет легче продавать продукцию в Европе с учетом низкой стоимости доллара по отношению к евро. К тому же в США будет укрепляться и развиваться производство в связи с падением цен на энергию. И американская продукция будет забрасываться на европейский рынок. У Европы таких возможностей нет. Сможет ли она продавать свою продукцию в Новом Свете — пока остается вопросом. Германия рассчитывает на укрепление автомобильного рынка в Америке и может от этого выиграть.

Но другие страны, которым нечего продать, поскольку собственного производства нет, понимают, что от общей зоны выгоды для них не будет, хотя немцы постараются их уговорить.

России важно рассчитать, что для нее будет означать создание Трансатлантической зоны свободной торговли. Потому что если американские экономические правила будут действовать в ЕС и будут прописаны в правовых нормах, то это будет влиять и на российско-европейские отношения. В каких-то вопросах это может осложнить сближение России с ЕС. Но важно, что мы видим создание двух гигантских блоков, как у Оруэлла. Создается громадный трансатлантический блок, то есть Евразия. Американо-европейское сближение еще плотнее сблизит Россию и Китай. Третий блок могут сформировать латиноамериканские страны. Не исключено, что и африканские государства, и исламский мир будут также искать свои формы интеграции.

Евразийский союз перед вызовом Трансатлантического блока США

Администрация Барака Обамы продвигает два беспрецедентных по масштабу торговых блока – Трансатлантическое партнерство (ТТИП, связка США-ЕС) и Транстихоокеанское партнерство (ТПП, связка США-страны АТР – соглашение уже подписано). Речь идет о создании зон свободной торговли, экспансии техстандартов и механизмов регулирования экономики. В недавней статье в Washington Post Обама прямо заявил, что цель этих проектов – «писать правила мировой торговли в XXI веке». Китай и Евразийский союз (ЕАЭС) остаются за границами этих объединений, что породило дискуссии об «объятиях анаконды» и «мягком экономическом удушении». Начатую Александром Перовым дискуссию на страницах «Евразия.Эксперт» о реальных и мнимых угрозах для ЕАЭС продолжает белорусский политолог Глеб Шутов.

Трансатлантическое торговое и инвестиционное партнерство, как отмечается в Стратегии Национальной безопасности США и ряде европейских исследований, сулит определенную выгоду Соединенным штатам и странам Евросоюза. Однако для тех стран, которые не получили приглашения в ТТИП, создание этого «торгово-экономического монстра» сопряжено с комплексом угроз.

Новые вызовы

Вызовы, которые американо-европейский торговый альянс представляет для стран Евразийского союза, носят экономический и неэкономический характер. К экономическим вызовам можно отнести эффект реориентации торговли, ограничение доступа третьих стран на рынки ЕС и США, установление новых правил международной торговли и т.д. К неэкономическим можно отнести экологические и геополитические угрозы, а также усиление роли транснациональных корпораций (ТНК) в мировой политике и др.

Вызовы и угрозы для ЕАЭС от создания Трансатлантического и Транстихоокеанского партнерств проявляются на разных уровнях: от национального уровня стран-членов – до глобального.

На национальном уровне:

– Снижение экспорта. Для каждой из стран ЕАЭС подписание ТТИП несет угрозу снижения доступа на рынки ЕС и США. Беларусь может столкнуться с барьерами на пути продовольственной продукции и продуктов нефтепереработки, Россия может столкнуться с ужесточением конкуренции на европейском рынке энергоносителей. Вероятно снижение притока инвестиций в экономики стран ЕАЭС.

– Возможно усложнение условий программы ЕС «Восточное партнерство», что немаловажно для Беларуси. ТТИП приведет к изменениям европейских стандартов, а это может сказаться на условиях сотрудничества ЕС со странами-участницами ВП.

– Усиление раскола по линии Россия-Евросоюз. В экономическом плане ТТИП может негативно сказаться на товарообороте РФ с ЕС, а также создать некоторые экономические предпосылки для увеличения оборонных расходов Евросоюза.

На уровне Евразийского союза:

– В том случае, если ТТП и ТТИП станут «законодателями мод» в глобальной торговле, вероятно, что экспортировать товары и услуги на рынки торговых блоков можно будет лишь при условии принятия определенных норм в трудовой, социальной и политической сферах. В связи с этим вероятно «просачивание» некоторых норм ТТИП на уровень ЕАЭС.

– Возможен сценарий, что некоторым странам будет предложен формат ТТИП+1, что может вызвать центробежные тенденции в ЕАЭС. Хотя ТТП и ТТИП иногда рассматривают как «закрытые клубы», в американской экспертной среде есть мнение о возможности подключения КНР к ТТП в формате ТТП+1. В частности, эту точку зрения озвучивал Эван Медейрос, старший директор по делам Азии Совета национальной безопасности США. Также в КНР высказывается мнение о том, что ТТП «не полно» без Китая. Действительно, стратегия избирательного подключения других стран к союзам США в «индивидуальном порядке» позволит навязать им правила ТТП-ТТИП, сделав их действительно «глобальными правилами торговли». Вспомним, что Барак Обама заявлял о том, что глобальные правила торговли должны писать в США, но ТТП-ТТИП не охватывают весь мир, поэтому формат ТТП+Китай или ТТИП+страна ЕАЭС теоретически не исключен.

На континентальном уровне Евразии:

– Раскол Евразии, от которой, благодаря ТТП и ТТИП, США могут «откусить» Западную Европу и часть Азии.

– ТТИП может угрожать реализации китайского проекта «Экономический пояс Шелкового пути», что поставит под вопрос сопряжение этой инициативы с ЕАЭС.

На глобальном уровне:

– ТТП и ТТИП грозит изменить правила глобальной торговли, а также усилить неравенство между странами. ТТП и ТТИП представляют новый шаг в развитии мировой торговли, однако устанавливают и новые правила по отношению к таким, казалось бы, далеким от торговли темам, как свободные профсоюзы, госпредприятия, инвестиции, авторское право. Те страны, которые примут эти правила, получив «разрешение» сотрудничать с ТТП-ТТИП, могут получить ограниченные права доступа в «привилегированный клуб» в обмен на согласие играть по новым стандартам.

– Снижение значимости ВТО. По поводу влияния ТТП и ТТИП на ВТО нет единого мнения. Одни специалисты полагают, что ТТП не угрожает функционированию ВТО. Другие специалисты утверждают, что ТТП и ТТИП, охватывающие в проекте более 60% мирового ВВП, могут отодвинуть на задний план ВТО как законодателя правил мировой торговли. О важности соблюдения принципов ВТО, которым угрожают эксклюзивные экономические объединения (под которыми, очевидно, понимаются ТТП и ТТИП) говорил президент России Владимир Путин:

«Ряд стран пошли по пути закрытых, эксклюзивных экономических объединений, причем переговоры об их создании идут кулуарно, в тайне и от собственных граждан, от собственных деловых кругов и общественности, но и от других стран».

– Усиление разрыва между развитыми и развивающимися странами.

– Потеря рабочих мест в развивающихся странах за счет переноса производств в страны ТТИП и ТТП.

– Возрастание роли транснациональных корпораций на фоне ослабления традиционных политических институтов.

На некоторых угрозах от создания ТТИП следует остановиться подробнее.

Закрывающиеся рынки

Реориентация торговли является для стран, не входящих в торговый блок, наиболее очевидным негативным эффектом от создания ТТИП. Хотя таможенные тарифы в торговле США-ЕС и так довольно низкие, наибольший эффект может быть от снижения нетарифных барьеров. Также в рамках ТТИП возможно установление довольно жестких стандартов и правил происхождения товаров. В результате для третьих стран, к которым относятся и страны ЕАЭС, будет ограничен доступ на рынки США и ЕС. Товары из третьих стран попросту не будут соответствовать стандартам ТТП-ТТИП.

Кроме того, в рамках соглашений снимаются таможенные и нетаможенные барьеры, что дает преимущества экспортерам-членам блока перед экспортерами, не вошедшими в блоки. В наибольшей степени у тех стран, которые останутся «за бортом» ТТИП, пострадает экспорт сельскохозяйственной продукции, а также фармацевтической, химической и автотранспортной продукции.

Между тем, роль ЕС как торгового партнера для евразийских стран достаточно велика: Евросоюз является одним из основных торговых партнеров Казахстана, треть белорусского экспорта планируется поставлять на рынок ЕС. На страны ЕС приходится около 50% всего товарооборота ЕАЭС.

«Шелковый путь» под угрозой

Китайский проект «Экономический пояс Шелкового пути» призван соединить западную часть КНР с Европой по морским и сухопутным транспортным коридорам. Проект окажет значительное влияние на экономику стран ЕАЭС. Однако на успешности проекта «Нового шелкового пути» могут негативно сказаться проекты трансокеанских партнерств.

Хотя обычно в качестве угрозы для КНР рассматривают Транстихоокеанское партнерство, ориентированное на Азиатско-Тихоокеанский регион, ТТИП также беспокоит китайских аналитиков. Ведь рынок ЕС является привлекательным для китайских производителей, а индекс сходства экспорта (Export Sіmіlarіty Іndex) КНР и США достаточно высок. Если посмотреть, какие отрасли американского экспорта выиграют от ТТИП, то можно увидеть, что по многим статьям американский экспорт пересекается с теми статьями экспорта, которые Китай хочет поставлять в ЕС по «Шелковому пути».

По подсчетам Центра экономической дипломатии при Уханьском университете, эффект реориентации торговли (trade diversion) при заключении ТТИП обойдется для китайского экспорта в 200 млрд. евро. Цуй Хонгзян из Китайского института международных исследований также прогнозирует снижение китайского экспорта в ЕС как результат действия ТТИП.

ТТИП и «газовые войны»

Со времени начала переговоров по ТТИП ситуация на рынке энергоресурсов значительно изменилась. Значительно снизились цены на нефть, что обострило конкуренцию на газовом рынке. По словам Сьюзан Сакмар, специалиста по газовому рынку из Хьстонского университета, «начались газовые войны».

Сжиженный природный газ (СПГ) составляет 13% от импорта газа в ЕС, основной поставщик СПГ в ЕС – Катар, основные поставщики природного газа в ЕС – Россия, Норвегия и Алжир.

К 2020 году ожидается возрастание мирового экспорта СПГ на 40%, при этом основными экспортерами станут США и Австралия, европейский импорт СПГ удвоится к 2020 году. Импорт СПГ рассматривается Евросоюзом как одно из средств обеспечения энергетической безопасности. В частности, согласно принятому 10 февраля этого года Пакету энергетической безопасности, страны ЕС планируют укреплять устойчивость союза к дефициту энергоресурсов и наращивать импорт СПГ.

По словам Барака Обамы, подписание соглашения о ТТИП позволит упростить поставки американского сжиженного природного газа в ЕС. Несмотря на то, что в ЕС уже прибыл первый танкер с американским сжиженным природным газом, Европе пока что выгоднее покупать российский газ.

Соглашение о энергетической главе ТТИП пока что не достигнуто. Однако известно, что ЕС настаивает на расширении сотрудничества с США именно в этой сфере. Переговорная позиция ЕС состоит в том, чтобы снять все ограничения в торговле топливно-энергетическими ресурсами. Как может ТТИП сказаться на экспорте российского газа в ЕС?

Во-первых, как говорилось ранее, ТТИП предполагает отмену всех ограничений в торговле энергоносителями. И, например, даже экологическая угроза не помешает экспорту американского СПГ в ЕС. В то время, как для поставок российского газа такие ограничения могут сохраняться.

Во-вторых, ТТП и ТТИП могут дать корпорациям, в том числе нефтегазовым, больше рычагов воздействия на принятие решений правительствами стран-участниц. Например, американская компания вполне может подать в суд, скажем, на правительство ФРГ, принудив к подписанию контракта на закупку СПГ.

Таким образом, ТТИП может использоваться для снижения зависимости ЕС от российского газа, однако маловероятно, что США и другие экспортеры СПГ смогут полностью заменить Россию на газовом рынке ЕС.

ТТИП как экономическая база для геополитического противостояния

В последнее время НАТО существенно усиливает свои позиции в Восточной Европе. По мнению некоторых западных экспертов, ТТИП может стать экономической базой для Североатлантического блока.

Например, Лео Мишель утверждает, что благодаря ТТИП страны ЕС смогут выделять больше средств на оборону. По подсчетам эксперта, ТТИП позволит увеличить ежегодные оборонные расходы Евросоюза на 2-2,5 миллиарда долларов для ЕС в целом.

Даниэль Фиотт, аналитик Европейского института изучения безопасности, полагает, что ТТИП даст возможность экспортировать в ЕС больше продукции двойного назначения, то есть товаров, которые могут применяться как в гражданских, так и в военных целях.

ТТИП и призрак «большой войны» в Евразии

Таким образом, ТТИП может стать экономической базой для дальнейшей эскалации напряженности между НАТО и Россией. В частности, в экспертной среде обсуждаются следующие потенциальные эффекты ТТИП:

– Дополнительные возможности для членов НАТО увеличить расходы на вооружение, которые и без того возросли.

– Снижение зависимости от поставок российских энергоносителей за счет налаживания экспорта американских углеводородов в ЕС, а также возможные дополнительные административные барьеры на пути поставок из стран ЕАЭС.

– Ослабление торговых связей Евросоюза с ЕАЭС и КНР.

Возникает вполне оправданный вопрос: зачем нужно такое отсечение ЕС от России и КНР?

Не являются ли оправданными опасения по поводу нового военного конфликта в Европе? Не станем ли мы свидетелями того, что, благодаря двум трансокеанским партнерствам, США смогут платить союзникам в Европе и Азии за сдерживание России и Китая?

Повод для такого рода опасений уже есть. Недавно стало известно, что страны ЕС могут направить свои войска в зону конфликта в Южно-Китайском море. Естественно, что такой шаг вызовет раздражение Пекина и негативно скажется на китайско-европейских отношениях. Ведь если войска стран ЕС появятся в столь чувствительном для китайских интересов месте, кто знает, как сложится судьба китайского «Шелкового пути»?

В связи с комплексным характером вызовов и угроз от создания ТТП и ТТИП для стран ЕАЭС представляется целесообразным выработка единой союзной стратегии, которая включала бы в себя меры реагирования на вызовы от трансокеанских блоков и способы рационального использования тех возможностей, которые появятся благодаря ТТП и ТТИП.

Однако единого мнения относительно этих торговых блоков в ЕАЭС пока не наблюдается: если российское руководство неоднократно указывало на угрозы от создания такого рода торговых блоков, то, к примеру, в проекте «Национальной программы поддержки и развития экспорта на 2016-2020 годы» белорусского МИД не упоминаются ни ТТП, ни ТТИП.

Вам также может понравиться

Об авторе admin

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *