Ст 70 УПК

Самоотвод эксперта

Самоотвод должен быть заявлен экспертом в соответствии со ст. 16, 18, 19 ГПК. Основаниями для самоотвода эксперта являются следующие:

– если при рассмотрении данного дела он участвовал в том же деле в качестве прокурора, секретаря судебного заседания, представителя, свидетеля, переводчика (п. 1, ч. 1 ст. 16);

– является родственником или свойственником какого-либо из лиц, участвующих в деле, либо их представителей (п. 2, ч. 1, ст. 16);

– лично, прямо или косвенно заинтересован в исходе дела, либо имеются иные обстоятельства, вызывающие сомнения в его объективности и беспристрастности (п. 3, ч. 1, ст. 16 ГПК);

– если он находился либо находится в служебной или иной зависимости от какого-либо из лиц, участвующих в деле, их представителей (ч. 1, ст. 18 ГПК).

При наличии указанных оснований эксперт обязан заявить самоотвод в соответствии с порядком, установленным ст. 19 ГПК. Часть вторая этой статьи предписывает заявить самоотвод мотивировано и до начала рассмотрения дела по существу. Представляется, что самоотвод эксперта должен быть заявлен ранее, на стадии поручения ему судом экспертизы (ч.1, ст. 79 ГПК).

В противном случае, приняв и произведя экспертизу, он нарушит требования ст. 18 ГПК. Отвод эксперта может быть осуществлен по тем же основаниям по ходатайству лиц, участвующих в деле. Такой отвод должен быть осуществлен до разрешения дела по существу или в случаях, предусмотренных ч. 2 ст. 19 ГПК. Осуществлено это может быть в стадии объявления состава суда, когда председательствующий сообщает, кто участвует в качестве эксперта, и разъясняет право заявить самоотводы и отводы (ст. 164 ГПК).

В любом случае отказаться от производства экспертизы по приведенным основаниям эксперт вправе, только если лицом, назначившим экспертизу, принят его самоотвод или дан ему отвод.

Комментарий к Статье 70 УПК РФ

1. В ч. 1 к.с. приведен не исчерпывающий перечень статей УПК РФ, которые в той или иной степени регулируют порядок принятия решения об отводе эксперта. Порядка принятия решения об отводе эксперта касаются, по меньшей мере, также положения, закрепленные в п. 5 ч. 2 ст. 42, п. 4 ч. 4 ст. 44, п. 5 ч. 4 ст. 46, п. 5 ч. 4 ст. 47, п. 8 ч. 1 ст. 53, п. 8 ч. 2 ст. 54, ст. ст. 61, 62, п. 2 ч. 1 ст. 198, ст. 244, ч. 2 ст. 256, ст. 266, ч. 2 ст. 389.13, п. 5 ч. 2 ст. 426, п. 1 ч. 1 ст. 428, п. 2 ч. 2 ст. 437 УПК РФ.

2. Отвод эксперта на стадии предварительного расследования разрешается дознавателем, начальником подразделения дознания, следователем, руководителем (членом) следственной группы (группы дознавателей), руководителем следственного органа, а в судебном заседании, осуществляемом в порядке, предусмотренном ст. ст. 108, 118, 125 или 165 УПК РФ — судом. На судебных стадиях названный вопрос разрешается судом, рассматривающим данное уголовное дело, или судьей, председательствующим в суде с участием присяжных заседателей.

3. А теперь обратимся к содержанию ч. 2 к.с. Участие в уголовном процессе одного и того же лица как в качестве специалиста, так и в качестве эксперта не запрещается уголовно-процессуальным законом, если гражданин сначала был в уголовном процессе специалистом, а затем приглашается в качестве эксперта, но не наоборот. Выступив в уголовном процессе экспертом, лицо уже не может поменять этот статус на правовое положение специалиста, иначе будут нарушены требования ч. 1 ст. 61 и ч. 2 ст. 71 УПК РФ.

4. Обычно подразумевается ситуация, когда специалист оказывает помощь в изъятии предметов и (или) веществ при производстве следственного действия, а затем возникает вопрос о проведении им же судебной экспертизы. Такой эксперт не подлежит отводу.

5. Предыдущее участие в уголовном процессе по данному факту лица в качестве специалиста и (или) эксперта ни в каких ситуациях не является фактическим основанием для отвода такого эксперта. Если лицо принимало участие в осмотре места происшествия в качестве специалиста, а затем проводило исследование или судебную экспертизу по изъятым с этого места происшествия предметам и (или) веществам, справка по результатам исследования может быть доказательством по делу — такой его разновидностью, как «иной документ», а результаты судебной экспертизы — заключением эксперта.

6. Определимся теперь с понятием «некомпетентность». «Компетентный» — это «знающий, осведомленный, авторитетный в какой-нибудь области» <408>. Причем компетенция есть «круг вопросов, в которых кто-нибудь хорошо осведомлен» <409>. Если исходить из данных посылок, то «некомпетентность», о которой идет речь в п. 3 ч. 2 к.с., — это такое свойство личности, которое не позволяет его отнести к числу тех, кто является, по крайней мере, знающим или достаточно осведомленным в той области знаний, которая необходима для производства полного и объективного исследования (судебной экспертизы) и подготовки необходимого заключения эксперта.

———————————
<408> См.: Ожегов С.И. Указ. соч. С. 248.

<409> Там же. С. 248.

7. «На некомпетентность эксперта, — как верно замечает В.С. Шадрин, — может указывать отсутствие у него специального образования, квалификации, достаточного стажа работы, опыта проведения определенного вида экспертных исследований и т.п.» <410>.

———————————
<410> См.: Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации в редакции Федерального закона от 29 мая 2002 года / Под общ. и науч. ред. А.Я. Сухарева. М.: Норма; Инфра-М, 2002. С. 137.

8. Компетентен или нет эксперт (лицо, обладающее специальными знаниями) отвечать на поставленные перед ним вопросы, решает сам следователь (дознаватель и др.), суд (судья) по своему внутреннему убеждению. Их мнение может расходиться с суждениями подозреваемого, обвиняемого, защитника, государственного обвинителя, а также потерпевшего и его представителя, гражданского истца, гражданского ответчика или их представителей и др. Между тем, отказывая в удовлетворении ходатайства об отводе эксперта, они обязаны мотивировать свое решение и аргументировать свое несогласие с мнением лица, заявившего отвод.

9. В соответствии с ч. 5 ст. 199 УПК РФ эксперт вправе возвратить без исполнения постановление о назначении судебной экспертизы, если он считает, что не обладает достаточными знаниями для ее производства. Согласно ч. 1 ст. 16 Федерального закона от 31 мая 2001 года N 73-ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» <411> государственный судебный эксперт обязан составить мотивированное письменное сообщение о невозможности дать заключение и направить данное сообщение в орган или лицу, которые назначили судебную экспертизу, если поставленные перед ним вопросы выходят за пределы специальных знаний эксперта, объекты исследований и (или) материалы дела непригодны или недостаточны для проведения исследований и дачи заключения и эксперту отказано в их дополнении, современный уровень развития науки не позволяет ответить на поставленные вопросы.

———————————
<411> См.: Собрание законодательства РФ. 2001. N 23. Ст. 2291.

10. Некоторые ученые полагают, что в этом случае речь не должна идти об отводе эксперта <412>. Мы же считаем, напротив, что должна. И в рассматриваемой ситуации лицо было экспертом. Оно таковым стало сразу после поручения ему производства судебной экспертизы. Для того чтобы такое лицо перестало обладать процессуальным статусом эксперта, думается, должно быть принято решение об его отводе. Как после, к примеру, незаконного и необоснованного возбуждения уголовного дела должно быть принято решение о прекращении уголовного дела (иное завершающее уголовный процесс решение), так, думается, факт появления в уголовном процессе такого субъекта, как эксперт, предполагает, что в последующем лицо может быть лишено соответствующего статуса либо с завершением самого уголовного процесса, либо путем вынесения специального процессуального решения.

———————————
<412> См.: Научно-практический комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу. М.: Спарк, 2002. С. 149; и др.

11. Нам не известно другое решение, помимо решения об отводе, с принятием которого эксперт мог бы быть отстранен от участия в уголовном судопроизводстве по конкретному уголовному делу. Поэтому мы и считаем, что вслед за возвращением без исполнения постановления о назначении судебной экспертизы, когда эксперт не обладает достаточными знаниями для ее производства, следователем (дознавателем и др.), судом (судьей) должен быть разрешен вопрос об отводе этого эксперта. И экспертом он перестанет быть, то есть у него не останется соответствующих прав и не будет обязанностей эксперта, не вслед за направлением следователю (дознавателю и др.), суду (судье) письменного сообщения о невозможности дать заключение, а после вынесения в отношении него постановления (определения) об отводе эксперта.

12. Решение об отводе и такого эксперта принимает следователь (дознаватель и др.), суд (судья), а не сам эксперт. Принимается оно по соответствующему сообщению самого эксперта. Закрепленное в ч. 1 ст. 16 Федерального закона «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» правило касается лишь государственных судебных экспертов. Однако, думается, последовательно было бы его распространить и на всех иных экспертов. Если эксперт видит, что поставленные перед ним вопросы выходят за пределы специальных знаний, которыми он обладает, либо современный уровень развития науки не позволяет ответить на поставленные вопросы, то, по крайней мере, у него есть право составить мотивированное письменное сообщение о невозможности дать заключение и направить данное сообщение в орган или лицу, которые назначили судебную экспертизу. Если же вспомнить то, что перед производством судебной экспертизы любой и каждый эксперт предупреждается о предусмотренной ст. 307 УК уголовной ответственности (ч. 5 ст. 164 УПК РФ) за подготовку заведомо ложного заключения эксперта в суде либо при производстве предварительного расследования, то отказ от обращения к следователю (дознавателю и др.), суду (судье) с соответствующим сообщением, когда лицо не обладает необходимыми для производства судебной экспертизы знаниями, может быть расценен как неисполнение возложенной на эксперта обязанности.

13. Направление экспертом следователю (дознавателю и др.), суду (судье) рассматриваемого сообщения предлагается считать одной из форм заявления указанным участником уголовного процесса самоотвода.

14. Фактическое основание отвода эксперта имеет место и тогда, когда на момент участия его в уголовном процессе он уже не находится в зависимом от сторон (стороны) состоянии, но ранее был зависим от кого-либо из таковых. Закон указывает на то, что фактические основания отвода эксперта имеют место и тогда, когда на момент рассмотрения вопроса о его отводе зависимости эксперта от сторон «в наличии» уже нет.

15. В п. 2 ч. 2 к.с. речь идет о «служебной или иной зависимости». Что значит «служебная»? Служебная зависимость — это зависимость, обусловленная местом работы (службы) лица, обладающего специальными знаниями (эксперта), или же, по крайней мере, каким-либо образом относящаяся к его работе, занятиям служащего, месту его работы. «Иная» зависимость — это любая другая, помимо служебной, зависимость.

16. Слово «зависимость» в свою очередь представляет собой «положение, при котором подчиняются чужой воле, власти» кого-нибудь <413>. С.И. Ожегов, с одной стороны, характеризует это понятие как «подчиненность другим, чужой воле, чужой власти», с другой — добавляет, что зависимость имеет место «при отсутствии самостоятельности, свободы» <414>. Не знаем, насколько данное уточнение важно для правильности понимания значений слов в русском языке, но для уголовного процесса, и в частности для уяснения смысла п. 2 ч. 2 к.с., наличие или же отсутствие этого второго уточнения (признака) очень даже значимо.

———————————
<413> См.: Краткий толковый словарь русского языка. С. 60.

<414> См.: Ожегов С.И. Указ. соч. С. 172.

17. Если признать, что зависимость имеет место лишь «при отсутствии самостоятельности, свободы», а самостоятельным лицо может считаться, когда оно свое поведение осуществляет собственными силами, без посторонних влияний, без чужой помощи <415>, свободу же понимать как «отсутствие каких-нибудь ограничений, стеснений в чем-нибудь» <416>, то вполне можно заключить, что в ряде случаев, когда «подчиненность другим, чужой воле, чужой власти» имела место, зависимости лица все же не было, потому что лицо не было лишено самостоятельности и свободы.

———————————
<415> Там же. С. 604.

<416> Там же. С. 611.

18. Возникает вопрос: что, в такой ситуации нет фактических оснований отвода эксперта (лица, в отношении которого решается вопрос о вовлечении его в уголовный процесс в искомом качестве)? Думается, нет. И в такой ситуации есть основания не только заявить отвод указанному субъекту, но и удовлетворить соответствующее ходатайство. В рассматриваемой ситуации действует правило толкования всех сомнений в пользу объективности исследования обстоятельств происшествия. Сомнения в объективности лица, подчиненного одной из сторон, ее воле и (или) власти, будут и в том случае, когда на первый взгляд кажется, что этот человек не лишен самостоятельности и свободы.

19. Даже если мы будем считать такое лицо не подпадающим под признаки п. 2 ч. 2 к.с., оно не может выступать в качестве эксперта в соответствии с требованиями, закрепленными в ч. 2 ст. 61 УПК РФ. Напоминаем, что согласно содержанию зафиксированной там нормы права эксперт не может участвовать в уголовном процессе в случаях, если имеются обстоятельства, дающие основание полагать, что он лично, прямо или косвенно, заинтересован в исходе данного уголовного дела.

20. Сторонами являются как лица, имеющие самостоятельный интерес в уголовном процессе, так и их представители, поэтому ни указание на представителей, ни использование в рассматриваемом месте союза «или» не имеет смыслового значения. Остается неясным один вопрос: только ли от сторон не должен зависеть эксперт? Если говорить об эксперте как субъекте уголовного процесса, то скорее да, чем нет. Но часто субъект, наделенный статусом эксперта в уголовном процессе, одновременно является аттестованным работником государственного судебно-экспертного учреждения — государственным судебным экспертом. Судебную экспертизу он производит в порядке исполнения своих должностных обязанностей.

21. На такого эксперта распространяются положения Федерального закона «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации». Согласно же первому предложению ч. 1 ст. 7 указанного Закона при производстве судебной экспертизы государственный судебный эксперт независим, он не может находиться в какой-либо зависимости от органа или лица, назначивших судебную экспертизу, сторон и других лиц, заинтересованных в исходе дела.

22. По нашему мнению, в п. 2 ч. 2 к.с., так же как и в ч. 1 ст. 7 Федерального закона «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации», содержится не дополнительное фактическое основание отвода эксперта, а разновидность иных обстоятельств, позволяющих полагать, что лицо, обладающее специальными знаниями, лично, прямо и (или) косвенно, заинтересовано в исходе данного уголовного дела.

23. Посвятив обстоятельствам, упомянутым в п. 2 ч. 2 к.с., специальный пункт, законодатель тем самым предписал правоприменителю, как таковые должны быть восприняты, что они не могут быть оценены иначе как фактическое основание отвода эксперта.

24. Конкретизации разновидностей предусмотренного ч. 2 ст. 61 УПК РФ фактического основания отвода эксперта законодатель посвятил не только п. 2 ч. 2 к.с. Они закреплены и в некоторых иных нормативных правовых актах. Так, согласно ч. 1 ст. 18 Федерального закона «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» ни одному из экспертов государственного судебно-экспертного учреждения не может быть поручено производство судебной экспертизы, а в случаях, когда производство судебной экспертизы начато, оно немедленно прекращается, если установлены обстоятельства, подтверждающие заинтересованность в исходе дела руководителя данного учреждения. Все государственные судебные эксперты, работающие в таком государственном судебно-экспертном учреждении, подлежат отводу.

25. И еще одно правило, о котором следует сказать. В соответствии с ч. 3 ст. 18 Федерального закона «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» в производстве судебной экспертизы в отношении живого лица не может участвовать врач, который до ее назначения оказывал указанному лицу медицинскую помощь. Указанное ограничение действует также при производстве судебно-медицинской или судебно-психиатрической экспертизы, осуществляемой без непосредственного обследования лица. Соответственно указанные категории врачей также подлежат отводу.

26. При вынесении процессуального решения об отводе названных государственных судебных экспертов и (или) врачей следователь (дознаватель и др.) суд (судья) должны ссылаться на ч. 2 ст. 61 УПК РФ и ст. 18 Федерального закона «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации».

27. См. также комментарий к ст. ст. 61, 62, 65, 69, 271, 283, а также ко всем иным упомянутым здесь статьям УПК РФ <417>.

———————————
<417> Более полный комментарий к настоящей статье см.: Рыжаков А.П. Порядок и основания отвода эксперта в российском уголовном судопроизводстве. Комментарий к Статье 70 УПК РФ УПК РФ. М., 2005; Рыжаков А.П. Эксперт в уголовном процессе: Научно-практическое руководство. М.: Экзамен, 2007.

Другой комментарий к Ст. 70 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации

1. Помимо общих оснований для отвода всех названных в главе 9 субъектов, применительно к отводу эксперта закон называет также некомпетентность и наличие служебной или иной зависимости от сторон или их представителей.

2. В соответствии с ч. 3 ст. 18 Федерального закона от 31 мая 2001 г. «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» в производстве судебной экспертизы в отношении живого лица не может участвовать врач, который до ее назначения оказывал указанному лицу медицинскую помощь. Указанное ограничение действует также при производстве судебно-медицинской или судебно-психиатрической экспертизы, осуществляемой без непосредственного обследования лица (например, по материалам дела).

Производство экспертизы не может быть поручено экспертам того государственного судебно-экспертного учреждения, руководитель которого может быть заинтересован в исходе дела (ч. 1 ст. 18 вышеназванного Закона).

3. Недопустимо приглашение в качестве эксперта лица, которое может быть вызвано и допрошено в качестве свидетеля по уголовному делу <1>.
———————————
<1> БВС. 1989. N 10. С. 10.

4. Наличие оснований для отвода эксперта должно проверяться при назначении экспертизы.

5. Порядок разрешения отвода, заявленного эксперту, такой же, как и в случае заявления отвода переводчику (см. ч. 1 ст. 69 УПК РФ).

1. Решение об отводе эксперта может быть принято согласно процедуре, установленной ч. 1 ст. 69 (см. об этом п. 1 ком. к ст. 69).

2. УПК РСФСР устанавливал такое основание для отвода эксперта, как его предыдущее участие в деле в качестве специалиста (пп. а п. 3 ч. 1 ст. 67). В новом Кодексе это основание для отвода эксперта не предусмотрено. Таким образом, специалист, приглашенный стороной, например, для постановки вопросов эксперту, а также для разъяснения сторонам и суду вопросов, требующих специальных знаний, также может по инициативе сторон или суда быть привлечен затем в качестве эксперта.

3. Эксперт подлежит отводу, если он находится в служебной или иной зависимости от сторон или их представителей (п. 2 ч. 2 ст. 70). Но к участникам процесса, выступающим на стороне обвинения, принадлежат, в частности, и органы дознания (ст. 40), к которым в числе других относятся органы внутренних дел, органы Министерства юстиции, ФСБ, таможенные органы. Однако лица, чаще всего назначаемые экспертами, в основном служат именно в учреждениях системы МВД, Министерства юстиции и т.д., т.е. находятся в прямой или косвенной служебной зависимости от указанных органов дознания. Если исходить из буквального толкования п. 2 ч. 2 ком. статьи, то можно прийти к выводу, что все они не могут принимать участие в уголовном судопроизводстве. Фактически эти эксперты и в самом деле, как правило, склонны к обвинительным выводам, что существенно подрывает в нынешнем уголовном процессе действие принципа равенства сторон. Их право на существование было бы оправданно только в том случае, если бы сторона защиты имела безусловное право на назначение контрэкспертизы, проводимой независимым экспертом.

Analytics Publications

На практике стороны редко заявляют ходатайства об отводе эксперта или специалиста. Но именно своевременное заявление такого ходатайства позволит избежать в дальнейшем получения заключения или пояснения, которое будет отражать процессуальную позицию оппонента.

Основания для отвода эксперта и специалиста

Отвод эксперта и специалиста возможен по основаниям, предусмотренным АПК для отвода судьи, но с некоторыми изменениями.

Эксперт и специалист подлежат отводу, если они:

  • при предыдущем рассмотрении данного дела участвовали в нем в качестве судьи и повторное участие в рассмотрении дела в соответствии с требованиями настоящего Кодекса является недопустимым;

  • при предыдущем рассмотрении данного дела участвовали в нем в качестве прокурора, помощника судьи, секретаря судебного заседания, представителя, специалиста, переводчика или свидетеля;

  • при предыдущем рассмотрении данного дела участвовали в нем в качестве судьи иностранного суда, третейского суда или арбитража;

  • являются родственниками лица, участвующего в деле, или его представителя;

  • лично, прямо или косвенно заинтересованы в исходе дела либо имеются иные обстоятельства, которые могут вызвать сомнение в его беспристрастности;

  • находятся или ранее находились в служебной или иной зависимости от лица, участвующего в деле, или его представителя;

  • делали публичные заявления или давали оценку по существу рассматриваемого дела (ст. 21, 23 АПК).

Дополнительное основание для отвода эксперта. Эксперт подлежит отводу в случае, если он проводил ревизию или проверку, материалы которых стали поводом для обращения в арбитражный суд или используются при рассмотрении дела.

При наличии одного из указанных выше оснований эксперт или специалист обязаны заявить самоотвод. Ходатайство об отводе эксперта или специалиста также могут заявить лица, участвующие в деле. Вопрос об отводе также может поставить суд.

Во всех названных случаях вопрос об отводе разрешается судом, рассматривающим дело.

Заинтересованность или наличие пристрастности

Независимость эксперта и объективность его исследования является основной гарантией справедливого судебного решения, основанного на экспертизе. Как правило, к специалисту предъявляются аналогичные требования. Стороны часто приводят довод о заинтересованности в качестве основания для отвода эксперта или специалиста, однако не каждое доказательство наличия пристрастности указанных лиц суд воспримет как достаточное для отвода.

Положение пп. 5 ч. 1 ст. 21 АПК сформулировано таким образом, что для отвода эксперта или специалиста необходимо установить обстоятельства, могущие вызвать сомнение в беспристрастности. Судебная практика показывает, что стороны пользуются всеми возможными доводами, чтобы заронить сомнение в беспристрастности привлекаемых экспертов и специалистов.

Сроки и стоимость экспертного заключения. Распространенным доводом сторон для отвода эксперта являются сведения о предлагаемых сроках и порядке осуществления экспертного исследования. Сторона может заявить о том, что короткие сроки проведения экспертизы, указанные экспертом в своем письме, и заниженная стоимость означают, что эксперт заинтересован в исходе дела. Суды, как правило, не принимают во внимание подобные обстоятельства.

Факт взаимосвязи между экспертом и стороной по делу. В одном деле истец заявил ходатайство об отводе эксперта в связи с его заинтересованностью в исходе дела (пп. 5 ч. 1 ст. 21 АПК) и нахождением в служебной зависимости от лица, участвующего в деле (пп. 6 ч. 1 ст. 21 АПК). Подтверждалось это тем, что руководитель экспертной организации, осуществляющей экспертизу по делу, является также руководителем другой экспертной организации, на заключении которого были основаны возражения ответчика. Суд пришел к выводу, что эксперт находится в прямой служебной зависимости от лица, составившего досудебное экспертное заключение в пользу ответчика. Это делает его заинтересованным в исходе дела.

Это определение является достаточно характерным примером, так как зачастую негосударственные экспертные организации регистрируют несколько юридических лиц, чтобы создать множественность организаций, в которых фактически работают несколько экспертов.

Факт аффилированности между стороной и экспертной организацией. Суд оценил доводы ходатайства об отводе экспертов Торгово-промышленной палаты одного из субъектов РФ, установил, что истец являлся членом указанной Торгово-промышленной палаты. Хотя членство прекратилось за 2 года до рассмотрения дела, суд счел это основанием для отвода.

Другая ситуация. Компания, входящая в группу компаний, к которой также относится истец, опубликовала на сайте исследование, выполненное учреждением и специалистом, которые предлагались самим истцом в качестве кандидатуры экспертной организации и эксперта. Суд пришел к выводу о том, что «предложенное Обществом экспертное учреждение имеет доверительные и рабочие отношения с группой компаний , которые могут повлиять на объективность экспертизы по настоящему делу».

Служебная зависимость от лица, участвующего в деле. Если эксперт, которому поручено проведение экспертизы или специалист, дающий пояснения, находились или находятся в служебном или ином положении, в котором сторона по делу способна оказывать на него влияние, это является основанием для отвода. Указанное основание тесно связано с предыдущим, поскольку наличие зависимости от стороны по делу прямо подразумевает отсутствие независимости и беспристрастности эксперта.

Например, суд пришел к выводу о том, что работник одной из сторон не может быть привлечен к участию в деле в качестве специалиста.

Однако не будет основанием для отвода тот факт, что руководителем экспертной организации является бывший сотрудник ответчика. Как указал суд «доказательства того, что непосредственно эксперт , которому поручено проведение судебной экспертизы, находится или ранее находился в служебной или иной зависимости от лица, участвующего в деле или его представителя, ответчиком не представлено».

Наличие служебной зависимости эксперта или специалиста от стороны по делу сложно доказать, поскольку сторона, как правило, не имеет доступа к доказательствам, обосновывающим трудовые правоотношения. Однако наличие иного зависимого положения, доказанное сторонами документально, может стать основанием для отвода.

Иная зависимость. Одним из доказательств наличия иной зависимости может являться факт участия эксперта в качестве представителя стороны в другом деле. Это предусматривает отстаивание имущественных интересов доверителя и влечет обоснованные сомнения в беспристрастности эксперта. Также суд признал обоснованными доводы стороны, которые подтверждали, что эксперт, проводящий экспертизу, ранее был конкурсным управляющим в деле, в котором стороны по делу были представителями конкурсного управляющего.

Участие при предыдущем рассмотрении дела в качестве иного лица. Статья 21 АПК ограничивает эксперта и специалиста в участии в деле в случае, если они при предыдущем рассмотрении дела участвовали в нем в качестве лиц, содействующих осуществлению правосудия. С такой ситуацией можно столкнуться, например, когда специалист привлекался к участию в деле для дачи пояснений в суде первой инстанции, а в апелляции после перехода к рассмотрению дела по правилам первой инстанции сторона заявляет его в качестве кандидатуры эксперта. В таком случае суд удовлетворит ходатайство об отводе.

Проведение экспертизы или проверки, материалы которой стали поводом для обращения в суд. Данное основание относимо только к отводу эксперта и направлено на то, чтобы избежать ситуации, в которой эксперт проводит исследование, выводы которого будут предопределены его же досудебным заключением. Поскольку стороны часто предлагают в качестве кандидатуры эксперта знакомого им специалиста из организации, сотрудничество с которой уже осуществлялось, подобное основание также является достаточно распространенным.

Суд указал, что основанием для отвода эксперта, проводившего исследование о буровзрывных работах, является наличие в материалах дела его же выводов о характере этих работ, выполненных несколькими годами ранее.

В другом деле истец положил в основу иска результаты таможенной экспертизы, проводимой региональным таможенным управлением. Суд применил положения АПК об отводе и отказал в удовлетворении ходатайства о поручении экспертизы Центральному экспертно-криминалистическому таможенному управлению, поскольку эксперты этого учреждения были бы связаны выводами своего филиала, на основании которых был заявлен иск.

Недостаточность квалификации — не основание для отвода эксперта или специалиста

Стороны при заявлении ходатайства об отводе эксперта или специалиста часто заявляют о недостаточности их квалификации или стажа, которые представляются сторонами как основание для сомнения в их беспристрастности. Однако это в подавляющем большинстве случаев ведет к отказу в удовлетворении ходатайства об отводе. Такого основания нет в ст. 21 и 23 АПК (постановление 4 ААС от 11.09.2018 по делу № А19-16386/2013, определения АС города Москвы от 06.06.2018 по делу № А40-185155/2015, АС Новосибирской области от 28.03.2018 по делу № А45-15899/2017).

Доводы, касающиеся квалификации и специализации эксперта, необходимо заявлять при обсуждении назначения кандидатуры эксперта или при обсуждении вопроса о вызове специалиста для дачи пояснений.

Момент для заявления отвода эксперту и специалисту

Отвод нужно заявлять до рассмотрения дела по существу, а в исключительных случаях – в ходе рассмотрения дела (ч. 2 ст. 24 АПК). Применительно к отводу эксперта это означает, что ходатайство об отводе должно быть заявлено при обсуждении вопроса о назначении экспертизы и определении кандидатур экспертов. В исключительных случаях оно может быть рассмотрено после назначения экспертизы в отношении эксперта, которому поручено ее проведение.

В определении о назначении экспертизы, помимо указания на экспертную организацию, суд обязан указать фамилию, имя и отчество эксперта, которому поручено проведение экспертизы. Постановление Пленума ВАС № 23 разъясняет, что указание данных эксперта в определении о назначении экспертизы необходимо для реализации права на отвод соответствующего эксперта.

На время производства судебной экспертизы производство по делу приостанавливается. Это означает, что суд временно не осуществляет никаких процессуальных действий. Однако для разрешения вопросов, связанных с отводом эксперта, предусмотрено исключение – при поступлении после приостановления производства ходатайства об отводе эксперта суд назначает судебное заседание, о времени и месте которого извещает лиц, участвующих в деле, и эксперта.

Так, суд кассационной инстанции, рассматривая жалобу на определение суда о назначении экспертизы, установил, что стороны заявляли ходатайство об отводе экспертов при обсуждении вопроса о назначении экспертизы и выборе экспертной организации, однако в резолютивной части определения указание на отказ в ходатайстве об отводе отсутствует. Суд направил вопрос о назначении экспертизы на новое рассмотрение. Он указал, что ходатайство об отводе эксперта, специалиста, равно как и их самоотвод, должны быть мотивированы и заявлены до начала рассмотрения дела по существу либо при решении судом вопроса о назначении экспертизы или вызове специалиста, но до вынесения соответствующего определения. Суд разъяснил, что «заявление данных ходатайств в ходе дальнейшего рассмотрения дела возможно только в исключительных случаях, если основание для отвода или самоотвода стало известно лицу, заявившему об этом, после начала рассмотрения дела по существу».

Таким образом, суды рассматривают ходатайства об отводе эксперта как при обсуждении вопроса о назначении экспертизы, так и после ее назначения и приостановления производства. При этом в случае, если ходатайство об отводе заявлено после завершения экспертизы и получения судом заключения, то суд с высокой вероятностью откажет в удовлетворении такого ходатайства.

Следовательно, целесообразно проверять наличие оснований для отвода экспертов сразу же после получения сведений о кандидатурах экспертов, предлагаемых другой стороной. Несмотря на наличие процессуальной возможности рассмотрения ходатайства об отводе экспертов после назначения экспертизы, это существенно увеличивает ее срок, поскольку суду необходимо назначать для его рассмотрения отдельное заседание.

Важно. Описанные выше вопросы не применимы к отводу специалиста, поскольку дача пояснений специалистом в порядке ст. 55.1 АПК сопровождается менее формализованными процессуальными действиями. Однако к отводу специалиста применяется ч. 2 ст. 24 АПК, согласно которой заявление об отводе должно быть мотивировано и заявлено своевременно. Предполагается, что суд откажет в отводе специалиста уже после того, как суд заслушал его пояснения.

Отвод экспертного учреждения или экспертной организации

Несмотря на то, что для экспертизы, как правило, выбирается эксперт, работающий в конкретной государственной либо частной экспертной организации, АПК не использует термин «экспертная организация» в отношении лица, проводящего экспертизу, поскольку исследованием занимается конкретный эксперт (или несколько экспертов). Таким образом, отвод экспертной организации не предусмотрен.

Существует судебная практика, в которой суды напрямую указывают, что участником судопроизводства является именно эксперт, а потому сомнения в беспристрастности эксперта, основанные на аффилированности экспертной организации и стороны по делу, учитываться судом не должны. Так, суд принял к рассмотрению ходатайство об отводе экспертной организации, однако рассмотрел его применительно к отводу экспертов, поскольку отвод экспертной организации АПК РФ не предусмотрен.

В практике встречаются случаи, когда суды рассматривают ходатайства об отводе экспертной организации или же указывают на необходимость заявления отвода экспертной организации как надлежащего способа заявления возражений.

Предполагается, что отвод экспертной организации возможен тогда, когда сторона хочет указать, что сомнения в объективности исследования, предусмотренные АПК, распространяются на всех экспертов определенной организации и такой отвод невозможно заявить без отвода экспертам указанной организации.

Например, суд в деле, стороной которого являлся территориальный таможенный орган, удовлетворил ходатайство об отводе экспертного учреждения, которое непосредственно входит в структуру таможенных органов, а, следовательно, имеются основания полагать, что эксперты такого учреждения не будут беспристрастными при выполнении экспертного исследования.

Более того, государственному экспертному учреждению не может быть поручено производство судебной экспертизы, а в случаях, когда указанное производство начато, оно немедленно прекращается, если установлены обстоятельства, подтверждающие заинтересованность в исходе дела руководителя данного учреждения. Следовательно, при наличии такого основания необходимо заявить об отводе именно государственного судебного учреждения, которому поручено или может быть поручено проведение судебной экспертизы.

Таким образом, судами при рассмотрении ходатайств об отводе эксперта и специалиста рассматриваются документально подтвержденные обстоятельства, предусмотренные ст. 21 и 23 АПК. При этом наибольшую вероятность удовлетворения будет иметь ходатайство, которое подкреплено сведениями из общедоступных источников об аффилированности стороны к экспертному учреждению, предусматривающему прямое влияние на экспертов, об участии экспертов или специалистов в предыдущих делах на стороне истца или ответчика по делу. Исследование судебной практики показывает, что заявление отвода специалисту или эксперту является достаточно редким инструментом. Однако именно ходатайство об отводе является верным способом заявления возражений в случае, если вы можете обоснованно поставить под сомнение беспристрастность и независимость эксперта или специалиста.

Определение АС Калужской области от 18.09.2018 по делу № А23-1030/2016.

Определение АС города Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 26.01.2017 по делу № А56-39945/2016.

Определение АС Республики Хакасия от 16.09.2016 по делу № А74-2237/2016.

Решение АС города Москвы от 09.06.2018 по делу № А40-13789/2018.

Постановление 20ААС от 12.09.2018 по делу № А62-10036/2017.

Определение АС Астраханской области от 02.10.2017 по делу № А06-3264/2017.

Постановление 16ААС от 27.05.2015 по делу № А63-10696/2013.

Определение АС Челябинской области от 20.11.2018 по делу № А76-20232/2016.

Определение 17ААС от 16.08.2018 по делу № А71-7030/2017.

Постановление 6ААС от 31.05.2018 по делу № А73-8484/2017.

Постановление 20ААС от 11.02.2014 по делу № А62-8197/2012.

П. 2 Постановления Пленума ВАС от 04.04.2014 № 23 «О некоторых вопросах практики применения арбитражными судами законодательства об экспертизе» (далее – Постановление Пленума ВАС № 23).

Постановление АС Уральского округа от 13.08.2018 по делу № А47-14579/2017.

Постановления 11ААС от 31.10.2018 по делу № А65-5821/2017, 2ААС от 17.06.2015 по делу № А82-11728/2013.

Постановление 15ААС от 04.11.2013 по делу № А53-34970/2012.

Определение АС Иркутской области от 25.01.2018 по делу № А19-13818/2016.

Определение ВС от 19.10.2017 по делу № А40-246046/2016, постановление АС Уральского округа от 24.10.2016 по делу № А76-29461/2015.

Определение АС Красноярского края от 21.11.2018 по делу № А33-15573/2018.

Ст. 18 Федерального закона от 31.05.2001 № 73-ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации».

Вам также может понравиться

Об авторе admin

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *