Пшеница в России

ьЛПЙУУМЕДПЧБОЙС

рТПЙЪЧПДУФЧП ЪЕТОБ Ч тПУУЙЙ

пФ бМЕЛУБОДТБ чФПТПЗП ДП вПТЙУБ еМШГЙОБ.

лТБФЛБС ЙУФПТЙС Ч ЮЙУМБИ

оЙЛПМБК убнпийо, ЛБОДЙДБФ ЬЛПОПНЙЮЕУЛЙИ ОБХЛ

рТПДПМЦЕОЙЕ. оБЮБМП Ч ## 38,39

уТЕДОЕЗПДПЧЩЕ ЧБМПЧЩЕ УВПТЩ ЪЕТОПЧЩИ ИМЕВПЧ Ч ГБТУФЧПЧБОЙЕ бМЕЛУБОДТБ чФПТПЗП УПУФБЧМСМЙ (Ч ЙНРЕТЙЙ ВЕЪ жЙОМСОДЙЙ) 36,2 НМО.ФПОО:

— Ч 1,1 ТБЪБ ВПМШЫЕ, ЮЕН Ч ЬРПИХ оЙЛПМБС рЕТЧПЗП (Ч 1826 — 1854 ЗЗ. УПВЙТБМЙ РП 33,1 НМО.ФПОО ЪЕТОБ Ч УТЕДОЕН ЪБ ЗПД);

— Ч 1,6 ТБЪБ ВПМШЫЕ, ЮЕН Ч ЗПДЩ РТБЧМЕОЙС бМЕЛУБОДТБ рЕТЧПЗП (ФПЗДБ УПВЙТБМЙ РП 23,1 НМО.ФПОО ЪЕТОБ);

— Ч 2 ТБЪБ ВПМШЫЕ, ЮЕН Ч УТЕДОЕН ЪБ 1797-1800 ЗЗ.

(РТЙ рБЧМЕ рЕТЧПН), ЛПЗДБ УТЕДОЙЕ ХТПЦБЙ ОЕ РТЕЧЩЫБМЙ 18,4 НМО.ФПОО ЪЕТОПЧЩИ.

ъБ ЧУЕ ЗПДЩ ЧБМПЧЩЕ УВПТЩ ХТПЦБЕЧ ЪЕТОПЧЩИ ПГЕОЕОЩ ДМС ЧУЕК ФЕТТЙФПТЙЙ тПУУЙКУЛПК ЙНРЕТЙЙ Ч ЗТБОЙГБИ УППФЧЕФУФЧХАЭЙИ МЕФ (Ч рТЙМПЦЕОЙЙ # 1 — ОЕ ЧЛМАЮБС жЙОМСОДЙА; Ч рТЙМПЦЕОЙЙ # 4, УЮЙФБС — У 05.09.1809 З. — У жЙОМСОДЙЕК — чЕМЙЛЙН лОСЦЕУФЧПН жЙОМСОДУЛЙН).

ъБ ЧУЕ ЗПДЩ РЕТЕУЮЕФ ХТПЦБЕЧ (ЧБМПЧЩИ УВПТПЧ) ЪЕТОПЧЩИ ИМЕВПЧ ЙЪ ЮЕФЧЕТФЕК Ч РХДЩ, ЛЙМПЗТБННЩ Й ФПООЩ ЙУРПМОЕО РП ЕДЙОПК УЙУФЕНЕ ЛПЬЖЖЙГЙЕОФПЧ: 1 ЮЕФЧЕТФШ ЪЕТОБ = 8 РХДБН = 131,044 ЛЗ = 0,131044 ФПООЩ ЪЕТОБ.

ъБ ФЕ ЗПДЩ, ЪБ ЛПФПТЩЕ ЙНЕМЙУШ ФПМШЛП ДБООЩЕ П РТПЙЪЧПДУФЧЕ ЮЕФЩТЕИ ЗМБЧОЩИ ДМС тПУУЙЙ ИМЕВПЧ (ТЦЙ, ПЧУБ, РЫЕОЙГЩ Й СЮНЕОС), ПВЭЕЕ РТПЙЪЧПДУФЧП ЧУЕИ ИМЕВПЧ ЙУЮЙУМЕОП РП ХДЕМШОПНХ ЧЕУХ ЗМБЧОЩИ ЮЕФЩТЕИ ИМЕВПЧ — 90,4 РТПГЕОФБ — ЪБ 18 МЕФ У 1895 З. РП 1912 З. УТЕДЙ ЧУЕИ 13 ИМЕВОЩИ РТПДХЛФПЧ.

ъБ 14 МЕФ РТБЧМЕОЙС бМЕЛУБОДТБ фТЕФШЕЗП ЗТБОЙГЩ тПУУЙКУЛПК ЙНРЕТЙЙ ВЩМЙ ТБЪДЧЙОХФЩ ЖБЛФЙЮЕУЛЙН РТЙУПЕДЙОЕОЙЕН ТСДБ ФХТЛЕУФБОУЛЙИ (ФХТЛНЕОЙУФБОУЛЙИ Й РБНЙТУЛЙИ) ПВМБУФЕК Й РТПУФТБОУФЧ ПВЭЕК РМПЭБДША 1 НМО.ЛЧ.ЛН Й ОБУЕМЕОЙЕН 0,3 НМО. ЮЕМПЧЕЛ.

лП ЧТЕНЕОЙ рЕТЧПК ЧУЕПВЭЕК ОБТПДОПК РЕТЕРЙУЙ ОБУЕМЕОЙС — 28.01.1897 З. (Й РПМЗПДБ УРХУФС РПУМЕ ЛПТПОПЧБОЙС 14.05.1896 З. оЙЛПМБС чФПТПЗП) РМПЭБДШ УФТБОЩ (ЧЛМАЮБС РТПУФТБОУФЧБ ЧОХФТЕООЙИ НПТЕК) ТБЧОСМБУШ 22,4 НМО.ЛЧ.ЛН.

оБУЕМЕОЙЕ тПУУЙКУЛПК ЙНРЕТЙЙ РТЕЧЩУЙМП 128,9 НМО. ЮЕМПЧЕЛ.

рПФЕОГЙБМ ЪЕТОПЧПЗП ИПЪСКУФЧБ (РП НБЛУЙНБМШОПНХ ДП ФПК РПТЩ ХТПЦБА 1894 З.) ДПУФЙЗ 67 НМО. ФПОО (535 ЛЗ ЪЕТОБ ОБ ДХЫХ).

уТЕДОЕЗПДПЧЩЕ ЧБМПЧЩЕ УВПТЩ ЪЕТОПЧЩИ Й ЪЕТОПВПВПЧЩИ Ч ГБТУФЧПЧБОЙЕ бМЕЛУБОДТБ фТЕФШЕЗП УПУФБЧЙМЙ (Ч ЙНРЕТЙЙ ВЕЪ жЙОМСОДЙЙ) Ч УТЕДОЕН ЪБ 1881-1894 ЗЗ. — 48,6 НМО.ФПОО:

— Ч 2,6 ТБЪБ ВПМШЫЕ, ЮЕН Ч ГБТУФЧПЧБОЙЕ рБЧМБ рЕТЧПЗП (06.11.1796 З. — 12.03.1801 З.);

— Ч 2,1 ТБЪБ ВПМШЫЕ, ЮЕН Ч ГБТУФЧПЧБОЙЕ бМЕЛУБОДТБ рЕТЧПЗП (12.03.1801 З. — 19.11.1825З.).

йНЕООП Ч ЬРПИХ бМЕЛУБОДТБ фТЕФШЕЗП УМХЮЙМЙУШ УФТБЫОЩК ОЕХТПЦБК 1891 З., ВЕЪИМЕВЙГБ Й ЗПМПД, Ч 1891-1892 ЗЗ., РПТБЪЙЧЫЙК 32 НЙММЙПОБ МАДЕК.

уЛХДОЩК ХТПЦБК ИМЕВПЧ 1891 З. ВЩМ (РП 50 ЗХВЕТОЙСН УПВУФЧЕООП еЧТПРЕКУЛПК тПУУЙЙ) ОБ 106 НМО. ЮЕФЧЕТФЕК НЕОШЫЕ УБНПЗП ПВЙМШОПЗП ДП ФПК РПТЩ ЧБМПЧПЗП УВПТБ ЪЕТОПЧЩИ 1887 З.

ч ЗТБОЙГБИ ЙНРЕТЙЙ (ВЕЪ жЙОМСОДЙЙ) Ч 1891 З. ХЦБУОЩК ОЕДПТПД УПУФБЧЙМ 16,7 НМО.ФПОО ЪЕТОБ (30 РТПГЕОФПЧ УВПТБ ЧУЕИ ЪЕТОПЧЩИ ИМЕВПЧ 1887 З.).

03.03.1917 З. — «УФБТПЕ ТХИОХМП». (м.з.лПТОЙМПЧ).

03.03.1917 З. — чЕМЙЛЙК ЛОСЪШ нЙИБЙМ ПФТЕЛУС (ПФЛБЪБМУС) ПФ РТЕУФПМБ Ч РПМШЪХ ОБТПДБ.

жБЛФЙЮЕУЛБС ФЕТТЙФПТЙС тПУУЙКУЛПК ЙНРЕТЙЙ (ЧЛМАЮБС чЕМЙЛПЕ лОСЦЕУФЧП жЙОМСОДУЛПЕ, Б ФБЛЦЕ РТПУФТБОУФЧБ ЧОХФТЕООЙИ НПТЕК) УПУФБЧЙМБ:

— ЛП ДОА ЧПУЫЕУФЧЙС ОБ РТЕУФПМ — 20.10.1894З. — оЙЛПМБС чФПТПЗП — 20,4 НМО.ЛЧ.ЛН У ОБУЕМЕОЙЕН 126,2 НМО.ДХЫ;

— ЛП ДОА РЕТЕЙНЕОПЧБОЙС ТПУУЙКУЛПК УФПМЙГЩ уБОЛФ-рЕФЕТВХТЗБ Ч рЕФТПЗТБД — 18.08.1914 З. — РП ХЛБЪХ оЙЛПМБС чФПТПЗП — 20,3 НМО.ЛЧ.ЛН У ОБУЕМЕОЙЕН 179,8 НМО.ДХЫ;

— ЛП ДОА ПФТЕЮЕОЙС ПФ РТЕУФПМБ зПУХДБТУФЧБ тПУУЙКУЛПЗП — 02.03.1917 З. оЙЛПМБС чФПТПЗП — 20,0 НМО.ЛЧ.ЛН У ОБУЕМЕОЙЕН 156,4 НМО.ДХЫ (ЧЛМАЮБС жЙОМСОДЙА).

пЛЛХРЙТПЧБООЩЕ ЗЕТНБОГБНЙ ЛП ДОА ПФТЕЮЕОЙС ТПУУЙКУЛПЗП ЙНРЕТБФПТБ — 02.03.1917 З. — Й ЖБЛФЙЮЕУЛЙ ХФТБЮЕООЩЕ ЪБРБДОЩЕ ЪЕНМЙ ЙНЕМЙ РМПЭБДШ 0,3 НМО.ЛЧ.ЛН У ОБУЕМЕОЙЕН 23,2 НМО.ДХЫ (Ч 1914 З.).

уТЕДОЕЗПДПЧБС ЮЙУМЕООПУФШ ОБУЕМЕОЙС (РП ДБООЩН гул нчд, Ч ПЖЙГЙБМШОЩИ ЗТБОЙГБИ тПУУЙКУЛПК ЙНРЕТЙЙ УППФЧЕФУФЧХАЭЙИ МЕФ) УПУФБЧЙМБ Ч ЗПДЩ РТБЧМЕОЙС оЙЛПМБС чФПТПЗП 149,5 НМО.ЮЕМПЧЕЛ (ВЕЪ жЙОМСОДЙЙ) Й 152,4 НМО.ЮЕМПЧЕЛ (УЮЙФБС У жЙОМСОДЙЕК), РТЕЧЩУЙЧ УППФЧЕФУФЧХАЭЙЕ ЮЙУМБ:

ЬРПИЙ бМЕЛУБОДТБ чФПТПЗП (83,1 НМО. Й 84,9 НМО.ДХЫ) — Ч 1,8 ТБЪБ;

ЬРПИЙ бМЕЛУБОДТБ фТЕФШЕЗП (113,6 НМО. Й 115,9 НМО.ДХЫ) — Ч 1,3 ТБЪБ.

юЙУМЕООПУФШ ОБУЕМЕОЙС тПУУЙКУЛПК ЙНРЕТЙЙ ЪБ 1800-1914 ЗЗ. РПЛБЪБОБ, РП ПЖЙГЙБМШОЩН ДБООЩН гул нчд тПУУЙЙ, ВЕЪ ЛБЛЙИ-МЙВП РПРТБЧПЛ ОБ СЛПВЩ ЙНЕЧЫЕЕ НЕУФП Ч 1900-1914 ЗЗ. РТЕХЧЕМЙЮЕОЙЕ РТЕДЧПЕООПК ЮЙУМЕООПУФЙ УЕМШУЛПЗП, Б ЪОБЮЙФ, Й ЧУЕЗП ОБУЕМЕОЙС ГБТУЛПК тПУУЙЙ.

ъБ ЗПДЩ ВПМШЫПК ЙНРЕТЙБМЙУФЙЮЕУЛПК ЧПКОЩ (19.07.1914 З. — 11.11.1918 З.) ПЖЙГЙБМШОЩЕ РПЛБЪБФЕМЙ ЮЙУМЕООПУФЙ ОБУЕМЕОЙС ЙНРЕТЙЙ ВЕЪ жЙОМСОДЙЙ (ОБЮБМП 1915 З. — 178,9 НМО., ОБЮБМП 1916 З. — 181,5 НМО., ОБЮБМП 1917 З. — 184,6 НМО.), ОЕУПНОЕООП, РТЕХЧЕМЙЮЕОЩ, ОЕ ХЮЙФЩЧБАФ УЧСЪБООЩЕ У ЧПКОПК НЙЗТБГЙПООЩЕ РПФПЛЙ, РБДЕОЙЕ ТПЦДБЕНПУФЙ, ТПУФ УНЕТФОПУФЙ; ЪОБЮЙФ, ОХЦДБМЙУШ Ч ЛПТТЕЛФЙТПЧЛЕ.

юЙУМЕООПУФШ ОБУЕМЕОЙС зПУХДБТУФЧБ тПУУЙКУЛПЗП (Ч ЗТБОЙГБИ 1913 З., ЧЛМАЮБС жЙОМСОДЙА; РП ФЕТТЙФПТЙЙ 22,3 НМО.ЛЧ.ЛН) ПГЕОЙЧБЕФУС: 01.01.1915 З. — 180,5 НМО.; 01.01.1917 З. — 179,7 НМО., 27.02.1917 З. (жЕЧТБМШУЛБС ТЕЧПМАГЙС) — 179,6 НМО.; 01.09.1917 З. — 179,3 НМО.,25.10 (07.XI) 1917 З. (чпут) — 179,2 НМО., ДЕЛБВТШ 1917 З. — 179,1 НМО.ДХЫ.

ч ЗПДЩ РТБЧМЕОЙС оЙЛПМБС чФПТПЗП УТЕДОЕЗПДПЧЩЕ ЧБМПЧЩЕ УВПТЩ ИМЕВПЧ ДПУФЙЗМЙ Ч УТЕДОЕН ЪБ 1895-1916 ЗЗ. 69,7 НМО.ФПОО (ВЕЪ УВПТПЧ Ч жЙОМСОДЙЙ) Й 70,4 НМО.ФПОО (УЮЙФБС У жЙОМСОДЙЕК).

ч УПРПУФБЧМЕОЙЙ У ЬРПИПК «ЗТАОДЕТУФЧБ» Й ТБЪЧЙФЙС ЛТХРОПК РТПНЩЫМЕООПУФЙ, «ЬРПИПК бМЕЛУБОДТБ фТЕФШЕЗП», ЛПЗДБ УПВЙТБМЙ РП 48,6 НМО.ФПОО Ч УТЕДОЕН Ч ЗПД, УТЕДОЙЕ ХТПЦБЙ ЪЕТОПЧЩИ Ч ЛПОГЕ XIX Ч. -ОБЮБМЕ XX Ч. ВЩМЙ Ч 1,4 ТБЪБ ЧЩЫЕ (69,7 НМО.ФПОО Ч ЗПД).

рПФЕОГЙБМ ЪЕТОПЧПЗП ИПЪСКУФЧБ (РП НБЛУЙНБМШОПНХ РТЙ оЙЛПМБЕ чФПТПН Й ДП ФПК РПТЩ ХТПЦБА 1913 З.) ДПУФЙЗ 93 НМО.ФПОО (528 ЛЗ ЪЕТОБ ОБ ДХЫХ).

тПУФ ПВЭЙИ УВПТПЧ ЪЕТОПЧЩИ Ч ТПНБОПЧУЛПК тПУУЙЙ XIX Ч. — ОБЮБМБ XX Ч. УПРТПЧПЦДБМУС ЪОБЮЙФЕМШОЩН УПЛТБЭЕОЙЕН ПВЕУРЕЮЕООПУФЙ ЪЕТОПН Ч ТБУЮЕФЕ ОБ ПДОПЗП ЦЙФЕМС. уПЛТБЭЕОЙЕН РПФБЕООЩН, ОЕПЮЕЧЙДОЩН, ЕУМЙ УХДЙФШ РП УТЕДОЕЗПДПЧЩН ХТПЦБСН, Й ОЕУПНОЕООЩН ХНЕОШЫЕОЙЕН УБНППВЕУРЕЮЕООПУФЙ, ЕУМЙ УТБЧОЙЧБФШ ЗПДЩ ТЕЛПТДОЩИ УВПТПЧ, ОБЙЧЩУЫЙИ ХТПЦБЕЧ ЪЕТОПЧЩИ (ДБЦЕ ВЕЪ ХЮЕФБ ЬЛУРПТФБ ЪЕТОПЧЩИ): 625 ЛЗ — Ч 1842-1843 ЗЗ.; 506 ЛЗ — Ч 1870 Й 1878 ЗЗ.; 535 ЛЗ — Ч 1894 З.; 528 ЛЗ — Ч 1913 З.

йМЙ ЧПФ УФБФЙУФЙЮЕУЛБС ЛПНРПЪЙГЙС — «ЧЩЫЙЧЛБ» РП УТЕДОЕЗПДПЧПНХ УЮЕФХ ЧЕМЙЮЙОЩ ХТПЦБЕЧ — РТПЙЪЧПДУФЧБ ЪЕТОБ ОБ ПДОПЗП ТПУУЙСОЙОБ: 491 ЛЗ ЪЕТОБ — Ч 1797-1800 ЗЗ.; 517 ЛЗ — Ч 1801-1825 ЗЗ.; 523 ЛЗ — Ч 1826-1854 ЗЗ.; 432 ЛЗ — Ч 1855-1880 ЗЗ.; 425 ЛЗ — Ч 1881-1894 ЗЗ.; 462 ЛЗ — Ч 1895-1916 ЗЗ.

ч 1914-1917 ЗЗ. ОБ ОЕЪБОСФЩИ ЗЕТНБОУЛЙНЙ ПЛЛХРБОФБНЙ Й УЧПВПДОЩИ ПФ ЧПЕООЩИ ДЕКУФЧЙК ФЕТТЙФПТЙСИ (ЗХВЕТОЙСИ) ЧБМПЧЩЕ УВПТЩ ЪЕТОПЧЩИ УПУФБЧМСМЙ: 1914 З. — 76,5 НМО.ФПОО; 1915 З. — 78,8 НМО.ФПОО; 1916 З. — 65,0 НМО.ФПОО; 1917 З. — ПЛПМП 62,4 НМО.ФПОО Й Ч УТЕДОЕН ЪБ 1914-1917 З.З. — 70,7 НМО.ФПОО ЪЕТОБ.

оБ ФЕТТЙФПТЙЙ ЧУЕК ВЩЧЫЕК тПУУЙКУЛПК ЙНРЕТЙЙ (ВЕЪ жЙОМСОДЙЙ) Ч УТЕДОЕН ЪБ 1914-1917 З.З. РТПЙЪЧПДЙМПУШ 74,9 НМО. ФПОО ЪЕТОБ Ч ЗПД; ОБ ЬФПК ЦЕ ФЕТТЙФПТЙЙ Ч 1918 З. — 68 НМО.ФПОО.

л ПУЕОЙ 1917 З. ТЕЪЛП ХИХДЫЙМПУШ РПМПЦЕОЙЕ тПУУЙЙ Й ОБ ЖТПОФБИ ЙНРЕТЙБМЙУФЙЮЕУЛПК ЧПКОЩ, Й ОБ РТПДПЧПМШУФЧЕООПН (ИМЕВОПН) «ЖТПОФЕ» (УБНППВЕУРЕЮЕООПУФШ тПУУЙЙ ЪЕТОПН ХНЕОШЫЙМБУШ У 528 ЛЗ. Ч 1913 З. ДП 375 ЛЗ ОБ ДХЫХ ОБУЕМЕОЙС Ч 1917 З.).

жБЛФЙЮЕУЛБС ФЕТТЙФПТЙС УЧПВПДОПК (ПФ УБНПДЕТЦБЧЙС) тПУУЙЙ УПУФБЧМСМБ:

— ЛП ДОА УПЪДБОЙС чТЕНЕООПЗП рТБЧЙФЕМШ УФЧБ тПУУЙКУЛПЗП ЗПУХДБТУФЧБ — 02.03.1917 З. — 20,0 НМО.ЛЧ.ЛН У ОБУЕМЕОЙЕН 156,4 НМО.ДХЫ;

— ЛП ДОА УЧЕТЦЕОЙС (БТЕУФБ) чТЕНЕООПЗП РТБЧЙФЕМШУФЧБ тПУУЙКУЛПК ТЕУРХВМЙЛЙ — 26.10.1917 З. — НЕОЕЕ 20,0 НМО.ЛЧ.ЛН У ОБУЕМЕОЙЕН 155,4 НМО.ДХЫ.

«дПЧПЕООПЕ» ОБУЕМЕОЙЕ ПЛЛХРЙТПЧБООЩИ ЗЕТНБОГБНЙ ЪБРБДОЩИ ТПУУЙКУЛЙИ ЪЕНЕМШ УПУФБЧЙМП УППФЧЕФУФЧЕООП: ОБ 02.03.1917 З. — 23,2 НМО. Й 23,8 НМО.ЮЕМПЧЕЛ ОБ 26.10.1917 З.

рП УТБЧОЕОЙА У 1916 З. (65 НМО.ФПОО ЪЕТОБ), ЧБМПЧПК УВПТ ЪЕТОПЧЩИ Ч 1917 З. ХНЕОШЫЙМУС ОБ 4 РТПГЕОФБ, ОЕ ДПУФЙЗОХЧ Й 62,4 НМО. ФПОО.

оБ УПРПУФБЧЙНПК У 1917 З. ТПУУЙКУЛПК ФЕТТЙФПТЙЙ ЧЩТБУФЙМЙ Й УПВТБМЙ Ч 1918 З. 63,8 НМО. ФПОО ЪЕТОБ — ОБ 2 РТПГЕОФБ НЕОШЫЕ, ЮЕН Ч 1916 З.

ч 1917 З. РП УТБЧОЕОЙА У 1916 З. ФПЧБТОБС РТПДХЛГЙС ЪЕТОПЧПЗП ИПЪСКУФЧБ УПЛТБФЙМБУШ ТЕЪЛП (ОБ 13 РТПГЕОФПЧ). й ЬФП РТЕЧТБФЙМП ИМЕВ «Ч ЧБМАФХ ЧУЕИ ЧБМАФ» (р.ч.чПМПВХЕЧ).

уПУФБЧМЕОП о.й.уБНПИЙОЩН РП ЙУФПЮОЙЛБН: уФБФЙУФЙЛБ гЕОФТБМШОПЗП УФБФЙУФЙЮЕУЛП ЗП ЛПНЙФЕФБ нчд тПУУЙКУЛПК ЙНРЕТЙЙ; ч.й.ыЕЧЮЕОЛП. «дЙОБУФЙС тПНБОПЧЩИ. 1613-1917 ЗЗ.» н., 1991; «йУФПТЙС лруу», ФФ. 1-5, н., 1964-1980; «ьОГЙЛМПРЕДЙЮЕУЛЙК УМПЧБТШ» ж.б.вТПЛЗБХЪБ, й.б.еЖТПОБ. урв, 1890-1907; «ьОГЙЛМПРЕДЙЮЕУЛЙК УМПЧБТШ тХУУЛПЗП ВЙВМЙПЗТБЖЙЮЕУЛПЗП ЙОУФЙФХФБ зТБОБФ». йЪД. 7-14, н., 1910-1948; «чПЕООП-УФБФЙУФЙЮЕУЛЙК УВПТОЙЛ» зЕОЫФБВБ тПУУЙЙ. чЩРХУЛ 4: тПУУЙС. урв, 1871; б.з.тБЫЙО. «оБУЕМЕОЙЕ тПУУЙЙ ЪБ 100 МЕФ (1811-1913 ЗЗ.)». н., 1956; е.ъ.чПМЛПЧ. «дЙОБНЙЛБ ОБТПДПОБУЕМЕОЙС ууут ЪБ 80 МЕФ». н., 1930; в.г.хТМБОЙУ. «дЙОБНЙЛБ ОБУЕМЕОЙС тПУУЙЙ ОБЛБОХОЕ пЛФСВТС». чъьй, н., 1957; ч.н.лБВХЪБО. «оБТПДПОБУЕМЕОЙЕ тПУУЙЙ Ч XVIII- РЕТЧПК РПМПЧЙОЕ XIX Ч.», н., 1963; вуь. йЪД.1, н., 1926-1947; ЙЪД.2, н., 1949-1958; ЙЪД.3, н., 1969-1978; ч.й.мЕОЙО . «тБЪЧЙФЙЕ ЛБРЙФБМЙЪНБ Ч тПУУЙЙ». руу, Ф.3, н., 1963; ч.й.мЕОЙО. рПДЗПФПЧЙФЕМШОЩЕ НБФЕТЙБМЩ Л ЛОЙЗЕ «тБЪЧЙФЙЕ ЛБРЙФБМЙЪНБ Ч тПУУЙЙ». н., 1970; ч.н.лБВХЪБО. «йЪНЕОЕОЙС Ч ТБЪНЕЭЕОЙЙ ОБУЕМЕОЙС тПУУЙЙ Ч XVIII — РЕТЧПК РПМПЧЙОЕ XIX Ч.» н., 1971; ч.й.мЕОЙО. «фЕФТБДЙ РП ЙНРЕТЙБМЙЪНХ», руу,Ф.28, н., 1962; «уФБФЙУФЙЮЕУЛЙК ЕЦЕЗПДОЙЛ тПУУЙЙ. 1914». рЗД., 1915; «уЧПД ФПЧБТОЩИ ГЕО ОБ ЗМБЧОЩИ ТХУУЛЙИ Й ЙОПУФТБООЩИ ТЩОЛБИ ЪБ 1914 ЗПД».рЗД., 1916; е.й.йОДПЧБ. уФБФШС Ч УВПТОЙЛЕ: «еЦЕЗПДОЙЛ РП БЗТБТОПК ЙУФПТЙЙ чПУФПЮОПК еЧТПРЩ. 1965 З.», н., 1970; «уФБФЙУФЙЮЕУЛЙК ЕЦЕЗПДОЙЛ тПУУЙЙ ЪБ 1916 ЗПД». рЗД., 1918; б.с.вПСТУЛЙК. «л ЧПРТПУХ П ЕУФЕУФЧЕООПН ДЧЙЦЕОЙЙ ОБУЕМЕОЙС тПУУЙЙ Й ууут. 1915-1923 ЗЗ.» — ч УВПТОЙЛБИ 1948 З. Й 1975 З.; б.м.чБКОЫФЕКО. «оБТПДОПЕ ВПЗБФУФЧП Й ОБТПДОПИПЪСКУФЧЕООПЕ ОБЛПРМЕОЙЕ РТЕДТЕЧПМАГЙПООПК тПУУЙЙ». н., 1960; а.б.рПМСЛПЧ, й.о.лЙУЕМЕЧ — УФБФШС Ч «чПРТПУБИ ЙУФПТЙЙ», 1980, # 6; т.й.уЙЖНБО; н.л.лБТБИБОПЧ. уФБФШЙ Ч УВПТОЙЛЕ «вТБЮОПУФШ, ТПЦДБЕНПУФШ, УНЕТФОПУФШ Ч тПУУЙЙ Й Ч ууут», н., 1977; м.о.фПМУФПК.

Рынок зерна России на 2016 год

«п ЗПМПДЕ». уПЮ., Ф.17, н., 1984; й.д.лПЧБМШЮЕОЛП УФБФШС Ч «йУФПТЙЙ ууут», 1959, # 1; ч.з.нЙИБКМПЧУЛЙК. «хТПЦБЙ Ч тПУУЙЙ. 1801-1914 ЗЗ.» — «вАММЕФЕОШ гух тужут», 1921, # 50; «аВЙМЕКОЩК УВПТОЙЛ гул нчд тПУУЙКУЛПК ЙНРЕТЙЙ. 1863-1913 ЗЗ.» урв, 1913; м.й.зТБУУ. «уФТБИПЧБОЙЕ УЕМШУЛПИПЪСКУФЧЕООЩИ РПУЕЧПЧ ПФ ОЕХТПЦБС», лБЪБОШ, 1892; б.у.оЙЖПОФПЧ. «ъЕТОПЧПЕ РТПЙЪЧПДУФЧП Ч тПУУЙЙ ЧП ЧФПТПК РПМПЧЙОЕ XIX ЧЕЛБ», н. 1974; «уЕМШУЛПЕ Й МЕУОПЕ ИПЪСКУФЧП тПУУЙЙ» урв, 1893; «чМЙСОЙЕ ХТПЦБЕЧ Й ИМЕВОЩИ ГЕО ОБ ОЕЛПФПТЩЕ УФПТПОЩ ТХУУЛПЗП ОБТПДОПЗП ИПЪСКУФЧБ», Ф.Ф.1, 2, урв, 1897; «йУФПТЙЛП-УФБФЙУФЙЮЕУЛЙК ПВЪПТ РТПНЩЫМЕООПУ ФЙ тПУУЙЙ», Ф.1, урв, 1882 Й 1883; «рТПЙЪЧПДЙФЕМШОЩЕ УЙМЩ тПУУЙЙ», урв, 1896; «оБТПДОПЕ ИПЪСКУФЧП Ч 1916 З.» чЩРХУЛ VII (ЪБ 1913-1916 ЗЗ.), рЗД., 1922; р.й.рПРПЧ. уФБФШС Ч УВПТОЙЛЕ «уЕМШУЛПЕ ИПЪСКУФЧП ОБ РХФСИ ЧПУУФБОПЧМЕОЙС», н., 1925; ч.л.сГХОУЛЙК; р.ч.чПМПВХЕЧ. уФБФШЙ Ч УВПТОЙЛЕ «чПРТПУЩ ЙУФПТЙЙ УЕМШУЛПЗП ИПЪСКУФЧБ, ЛТЕУФШСОУФЧБ Й ТЕЧПМАГЙПООПЗП ДЧЙЦЕОЙС Ч тПУУЙЙ», н., 1961; «уВПТОЙЛ УФБФЙУФЙЛП-ЬЛПОПНЙЮЕУЛЙИ УЧЕДЕОЙК РП УЕМШУЛПНХ ИПЪСКУФЧХ тПУУЙЙ Й ЙОПУФТБООЩИ ЗПУХДБТУФЧ», рЗД, 1917; м.ч.фЕОЗПВПТУЛЙК. «п РТПЙЪЧПДЙФЕМШОЩИ УЙМБИ тПУУЙЙ», Ю.1, н., 1854.

рТЙ УПРПУФБЧМЕОЙЙ РПЛБЪБФЕМЕК рТЙМПЦЕОЙК # 1 Й # 2 ОЕПВИПДЙНП ХЮЙФЩЧБФШ, ЮФП:

юЙУМЕООПУФШ ОБУЕМЕОЙС ууут (Ч ЗТБОЙГБИ 1920 — 1922 ЗЗ., ФП ЕУФШ ВЕЪ иПТЕЪНБ (иЙЧЩ) Й вХИБТЩ), ТБЧОБС ОБУЕМЕОЙА тужут (Ч ЖБЛФЙЮЕУЛЙИ УФБТЩИ ЗТБОЙГБИ, ФП ЕУФШ Ч ЗТБОЙГБИ тПУУЙКУЛПК ЙНРЕТЙЙ, ЪБ ЙУЛМАЮЕОЙЕН рПМШЫЙ, жЙОМСОДЙЙ Й ЪБРБДОЩИ ПВМБУФЕК, ПФФПТЗОХФЩИ ЙОФЕТЧЕОФБНЙ), УПУФБЧМСМБ (ОБ ОБЮБМП ЗПДБ): 1913 З. — 143,1 НМО., 1914 З. — 145,7 НМО., 1915 З. — 147,5 НМО., 1916 З. — 147,5 НМО., 1917 З. — 146,6 НМО., 1918 З. — 144,9 НМО., 1919 З. — 139,8 НМО., 1920 З. — 136,4 НМО., 1921 З. — 133,8 НМО., 1922 З. — 133,6 НМО., 1923 З. — 133,5 НМО., 1924 З. — 134,6 НМО., 1925 З. — 137,1 НМО. ДХЫ (РП ФЕТТЙФПТЙЙ — 21,4 НМО. ЛЧ. ЛН).

рПД РПМОПК АТЙУДЙЛГЙЕК (ЧМБУФША) УПЧЕФУЛПЗП РТБЧЙФЕМШУФЧБ ОБИПДЙМЙУШ ТБКПОЩ Й ПВМБУФЙ тПУУЙЙ У ОБУЕМЕОЙЕН:

120 НМО. ДХЫ — Л ЛПОГХ 1917 З. ОБ ФЕТТЙФПТЙЙ, ЗДЕ Ч ИПДЕ ОЕПВИПДЙНЩИ Й РТПЗТЕУУЙЧОЩИ ПВЭЕУФЧЕООЩИ РТЕПВТБЪПЧБОЙК ВЩМБ ХУФБОПЧМЕОБ ОПЧБС ТЕЧПМАГЙПООБС ЧМБУФШ;

69 НМО. ДХЫ — Л ЛПОГХ МЕФБ 1918 З., ЛПЗДБ 75 РТПГЕОФПЧ ФЕТТЙФПТЙЙ уПЧЕФУЛПК ТЕУРХВМЙЛЙ ВЩМЙ ЪБИЧБЮЕОЩ Й ПЛЛХРЙТПЧБОЩ ЙОПУФТБООЩНЙ ЙОФЕТЧЕОФБНЙ, ЧПЕООЩНЙ ЖПТНЙТПЧБОЙСНЙ «ВЕМЩИ» Й «ЪЕМЕОЩИ» РТБЧЙФЕМШУФЧ, Й УПЧЕФУЛБС ФЕТТЙФПТЙС ХНЕОШЫЙМБУШ ДП РПМПЧЙОЩ нПУЛПЧУЛПЗП (ТХУУЛПЗП) ЗПУХДБТУФЧБ (ФПК РПТЩ, ЛПЗДБ — 18.03.1584 З. — ВЩМП 6,9 НМО. ЛЧ. ЛН ЪЕНЕМШ У ОБУЕМЕОЙЕН 7,7 НМО. ДХЫ);

101 НМО. ДХЫ — Л ЛПОГХ МЕФБ 1920 З., РЕТЕД ТЕЫБАЭЙН ЬФБРПН ЧУЕОБТПДОПК ВПТШВЩ ЪБ ПУЧПВПЦДЕОЙЕ ТПУУЙКУЛПК ЪЕНМЙ ПФ ЙОПУФТБООЩИ ЙОФЕТЧЕОФПЧ Й ЙИ РПУПВОЙЛПЧ.

ч ИПДЕ ЙНРЕТЙБМЙУФЙЮЕУЛПК ЧПКОЩ Й ЙОПУФТБООПК ЧПЕООПК ЙОФЕТЧЕОГЙЙ (1914-1922 ЗЗ.) ЙЪ ПЛТБЙООЩИ ЮБУФЕК ФЕТТЙФПТЙЙ ВЩЧЫЕК тПУУЙКУЛПК ЙНРЕТЙЙ ПВТБЪПЧБМЙУШ ОПЧЩЕ УФТБОЩ.

23.10.1916 З. ОБ ФЕТТЙФПТЙЙ гБТУФЧБ рПМШУЛПЗП (рТЙЧЙУМЙОУЛПЗП ЛТБС) ВЩМП ПВТБЪПЧБОП ОЕЪБЧЙУЙНПЕ рПМШУЛПЕ лПТПМЕЧУФЧП (У ФЕТТЙФПТЙЕК » 0,125 НМО. ЛЧ. ЛН Й «ДПЧПЕООЩН» ОБУЕМЕОЙЕН — 13,5 НМО.).

03.11.1918 З. ВЩМБ РТПЧПЪЗМБЫЕОБ ОЕЪБЧЙУЙНПУФШ рПМШУЛПЗП ЗПУХДБТУФЧБ 11.11.1918 З. — ДБФБ ЖБЛФЙЮЕУЛПЗП УПЪДБОЙС ОЕЪБЧЙУЙНПК рПМШУЛПК ТЕУРХВМЙЛЙ.

рП УПЧЕФУЛП-РПМШУЛПНХ НЙТОПНХ (тЙЦУЛПНХ; ПФ 18.03.1921 З.) ДПЗПЧПТХ Л рПМШЫЕ (рПМШУЛПК ТЕУРХВМЙЛЕ) У 18.03.1921 З. ПФПЫМЙ ПФ тПУУЙЙ РТЕЦДЕ РТЙОБДМЕЦБЧЫЙЕ ВЩЧЫЕК тПУУЙКУЛПК ЙНРЕТЙЙ » 0,25 НМО. ЛЧ. ЛН ЪЕНЕМШ У ОБУЕМЕОЙЕН Ч 1918 З. — 14,5 НМО. ЮЕМПЧЕЛ (Й УЮЙФБС ВЕЪ ЮБУФЙ чЙМЕОУЛПК ЗХВЕТОЙЙ — 13,5 НМО.).

16.02.1918 З. ВЩМ РТЙОСФ Й РТПЧПЪЗМБЫЕО бЛФ ОЕЪБЧЙУЙНПУФЙ мЙФЧЩ.

рП УПЧЕФУЛП-МЙФПЧУЛПНХ НЙТОПНХ (нПУЛПЧУЛПНХ; ПФ 12.07.1920 З.) ДПЗПЧПТХ Л мЙФПЧУЛПНХ ЗПУХДБТУФЧХ (мЙФПЧУЛПК дЕНПЛТБФЙЮЕУ ЛПК тЕУРХВМЙЛЕ) У 12.07.1920 З. ПФПЫМЙ ПФ тПУУЙЙ ЪЕНМЙ У ОБУЕМЕОЙЕН Ч 1918 З. — 4,8 НМО. ЮЕМПЧЕЛ (Ч ФПН ЮЙУМЕ Ч мЙФЧЕ ВЕЪ лМБКРЕДУЛПЗП Й чЙМШОАУУЛПЗП ЛТБЕЧ — 2,7 НМО.; ЧП ЧУЕК чЙМЕОУЛПК ЗХВЕТОЙЙ — 2,1 НМО.; ОБУЕМЕОЙЕ Ч мЙФЧЕ У ЮБУФША чЙМЕОУЛПК ЗХВЕТОЙЙ — 3,8 НМО.).

дЕЛТЕФПН уол тужут ПФ 18.12.1917 З., ХФЧЕТЦДЕООЩН 22.12.1917 З. дЕЛТЕФПН чгйл, ВЩМБ РТЙЪОБОБ ОЕЪБЧЙУЙНПУФШ жЙОМСОДЙЙ, РТПЧПЪЗМБЫЕООБС УЕКНПН жЙОМСОДЙЙ 23.11.1917 З. Ч дЕЛМБТБГЙЙ П ОЕЪБЧЙУЙНПУФЙ жЙОМСОДЙЙ.

рТПДПМЦЕОЙЕ УМЕДХЕФ

рТЙМПЦЕОЙЕ # 2

юЙУМЕООПУФШ ОБУЕМЕОЙС Й БНВБТОЩЕ ХТПЦБЙ ЪЕТОБ Ч ууут

Ч 1917-1940 ЗЗ.

ЗЕМЛЯ-КОРМИЛИЦА

300 центнеров пшеницы с гектара. Фантастика или реальность?

Ю.И. СЛАЩИНИН

Сегодня в земледелии России противостоят друг другу две системы земледелия – официальная агрохимическая и органическая (разумная). Фактическим лидером и генератором идей второй системы является петербуржец Юрий Иванович Слащинин. Как же писатель, гл. редактор журнала «Экономика и жизнь» пришел к этому?

Перевернула его жизнь встреча с Петром Матвеевичем Пономаревым, народным опытником, сторонником органического земледелия, добившемся на своем приусадебном участке в пересчете на гектар фантастических урожаев пшеницы – 250-300 центнеров. Для сравнения скажем, что официальный советский рекорд, тоже полученный на небольшом опытном участке станции Пржевальского и тоже в пересчете на гектар, но на путях агрохимического земледелия, – 125 центнеров зерна.

Как же добился такого пожилой уже ветеран Великой Отечественной Войны Юрий Иванович рассказал в своем журнале. Эту статью мы сегодня и публикуем.

– А ПОЧЕМУ тебя это удивляет? – спрашивает меня народный опытник Петр Матвеевич Пономарев. Он выложил передо мной кусты пшеницы, предложил считать колосья, зерна, и пока я разглядывал их, говорил страстно, напористо:

– Еще задолго до новой эры жители междуречья Тигра и Евфрата получали по 25-35 тонн ячменя с гектара своих полей, удобренных илом и речными микроорганизмами разновидности дафний. Так почему же мы, с нашей наукой, химией, техникой, получаем меньше?

Да, я не верил, что в наше время, сейчас можно получать пшеницы по 300 центнеров с гектара. Слишком крепко отпечаталось в памяти, что средняя урожайность зерновых по стране составляет двадцать центнеров с гектара. Правда, в передовых хозяйствах Кубани получают по 50 центнеров и более зерна с гектара. На всякий случай заглядываю в книгу «Достижения науки и практики в растениеводстве» под редакцией академика ВАСХНИЛ И.С. Шатилова и вычитываю, что на сортоучастках академиков П.П. Лукьяненко и и В.Н. Ремесло получают урожаи зерна сорта «Аврора» по 85,5, сорта «Кавказ» – 92,2, сорта «Мироновская юбилейная» – по 100 центнеров с гектара. Все это убеждает, что в перспективе мы сможем получать урожаи пшеницы по 100 центнеров с гектара. Но 300?

– А ты считай, – предлагает Пономарев. – Шелуши колосья и считай: сколько зерна, сколько колосьев на кусте?..

Петр Матвеевич живет в Ташкенте, по улице Астрономической, дом №29. Ему, скоро восемьдесят.

Он воевал, множество раз был ранен и осколки в теле сейчас еще тревожат его. С 1948 года работал в Госплане УзССР, а после выхода на пенсию, как говорится, с головой ушел в любимое дело – селекцию пшеницы и ячменя. Расчистил двор, разбил его на опытнические делянки. Но почему занялся зерном?

– Да потому, что хлеб – всему голова! Потому, что мало еще получаем мы зерна с наших полей, – говорит он страстно, как юноша взволнованно.

А я тем временем шелушу колосья, считаю, взвешиваю: в колосе 64 зерна, вес их – 4,2 грамма. Не верится, что такое может быть! Тереблю новые колосья, опять пересчитываю, взвешиваю зерна… И вновь перепроверяю свои познания, заглядываю в книгу А.А. Корнилова «Биологические основы высоких урожаев зерновых культур», где на странице 71 приведены показатели структуры озимой пшеницы сорта «Украинка» на сортоучастках госсортсети. Там показано, что при урожайности 50,2 центнера с гектара вес зерен колоса составляет 1,1 грамма. А у Пономарева почти в четыре раза больше!

А вот еще повод для удивления. Обычно пшеничный куст состоит из 2-4 стеблей с колосом. А у сортов пшеницы Пономарева каждый куст имеет 25-30 стеблей. И если в каждом колосе пусть по 3 грамма зерна, а на квадратном метре 36 кустов, то сколько же получится?..

– Три килограмма зерна с каждого квадратного метра, – подсказывает Пономарев.– В пересчете на гектар это и будет 300 центнеров.

– Значит, весь секрет в кусте?..

– И в кусте… – поправляет Пономарев. – Но куст тоже не новинка на земле. Одно зернышко может произвести свыше семидесяти стеблей с колосьями до восьмидесяти зерен в каждом. В середине прошлого века майор Галет вывел ячмень на сто десять стеблей. Так что теоретически можно получать урожай по 5-6 тысяч центнеров зерна с гектара. Но сейчас это нереально. А вот получать урожай новых кустистых пшениц и ячменя по 200-300 центнеров с гектара – реально уже сейчас не только на делянках, но и в поле. Так в чем же секрет высоких урожаев Пономарева? Что из его опытов можно и нужно взять на вооружение нашим растениеводам?

Прежде всего – новые кустистые сорта. Взяв за основу дореволюционный сорт пшеницы «Белотурка», Пономарев вывел путем отбора и целенаправленной изменчивости сорт «Белая остистая», который дает от 2,8 до 3,2 килограмма зерна на квадратный метр делянки. На базе старого сорта «Египетка» тем же методом выведена «Красная безостая», дающая урожайность от 2,5 до 2,8 килограмма на квадратный метр. Среднеазиатский сорт ячменя «Унумли-арпа» послужил базой новому сорту ячменя промышленного с урожайностью от 1,8 до 2,2 килограмма на квадратный метр.

– А почему взяты старые, широко распространенные сорта?

– Именно поэтому… Они меньше вырождаются, лучше сохраняют свои наследственные признаки.

Точкой отсчета раздумий Пономарева стала, казалось бы, общеизвестная истина: растение формирует в себе такое количество органического вещества, которое соответствует количеству поглощенной солнечной энергии.

Вот как говорил об этом К.А. Тимирязев в своем труде «Солнце, жизнь и хлорофилл»: «Мы можем доставить растению сколько угодно удобрений, сколько угодно воды, можем, пожалуй, оберегать его от холода в теплицах, можем ускорить круговорот углекислоты, но не получим органического вещества более того количества, которое соответствует количеству солнечной энергии, получаемой растением от солнца».

Специалистам известно и то, что на квадратный метр хлебного поля приходится солнечной энергии от 900 до 1000 ватт, а используется растением до одного процента. Отсюда возникает задача повысить КПД фотосинтеза, который полностью зависит от площади листовой поверхности растений. Чем больше эта площадь, тем больше хлорофилла, ассимилирующего углеводы, тем выше уровень урожайности зерновых культур.

Учитывая все это, Пономарев направил развитие кустистых сортов на увеличение листовой поверхности. Уверенность в правильности избранного пути подтверждали свидетельства исторических памятников, приведенные в книге С.Н. Крамера «История начинается в Шумере». Там сказано, что при высеве на поливном гектаре (в пересчете с шумерского) 120 килограммов зерна земледельцы междуречья получали урожай «Сам-200», а в урожайные годы «Сам-300». И секрет столь высоких урожаев был не только в плодородном иле и кустистых сортах, но и в том, что «листья на пшенице и ячмене, – по свидетельству отца истории Геродота, – имели четыре пальца в ширину».

Измеряю листья пшеницы сортов Пономарева – два пальца свободно укладываются на их поверхности. Этого достаточно, чтобы получать листовую поверхность на гектаре в 200-240 тысяч квадратных метров, тогда как официальной наукой принята за оптимальную норма листовой поверхности в размере 50-60 тысяч квадратных метров на гектар. А на колхозных полях она значительно меньше.

Однако вывести новые сорта оказалось для Пономарева половиной дела.

Многочисленные опыты показывали, что его новым разновидностям кустистой пшеницы и ячменя нужна новая агротехника, обеспечивающая получение сверхвысоких урожаев. И поиск опять от общеизвестного. Например, в растениях откладывается столько углерода, сколько его поступает в виде углекислоты. Для формирования невысоких урожаев проблем с углеродом нет. Но как быть, когда надо получать по 200-300 центнеров зерна с гектара? И родилась мысль использовать в качестве углеродистого удобрения… уголь. Недорогой бурый уголь содержит в себе набор органических веществ, крайне необходимых растениям. Например, в тонне ангренского угля содержится: углерода – 720-760 килограммов, водорода – 40-50, кислорода – 190-200, азота 15-17 килограммов, серы – 2-3 килограмма и ряд важных для жизни растений микроэлементов. Перемолотый в пыль уголь вносится в почву, где он успешно перерабатывается микробами, превращается ими в питательную среду для растений.

Но растениям нужен не только углерод. Для своего построения и формирования урожая они берут и «выносят» из почвы множество химических веществ. Пополнить их запасы в почве должны органические и минеральные удобрения. К сожалению, не всегда удается это сделать из-за нехватки удобрений. Учитывая огромную роль агрофона для увеличения урожайности сельхозкультур, наши ученые тем не менее рекомендуют норму питания растений ниже предельного уровня. Более того, в этих нормах не учитываются затраты на питание бактерий, беспозвоночных и других животных организмов почвы и надпочвы. А ведь на гектаре хлебного поля только биомасса бактерий составляет 15-20 тонн. Это живой вес 50 голов крупного рогатого скота. Кормить эти полезные бактерии и беспозвоночных так же необходимо, как и растения, потому что они дают необходимые ферменты и аминокислоты, без которых нельзя получить белковые вещества. Академик В.И. Вернадский писал: «Человек никогда не интересуется всем живым веществом почвы. Так, для злаков не принимают во внимание их корней; следовало бы в последнем случае удвоить общую органическую массу. Никогда не принимают во внимание мир микробов и животных почв и надпочв. Оставляемое им без внимания количество жизни, наверное, не меньше органического вещества, которым человек пользуется для своих нужд; оно по крайней мере того же порядка, вероятно, гораздо большего». Фактически все живые организмы почвы и подпочвы, как и зеленые растения, потребляют «тот же азот, тот же фосфор, ту же серу и переводят их в неусвояемое зелеными растениями органическое вещество своих тел». И Пономарев считает, что, вложив в землю минимум, не надейся получить максимум. Он стоит за максимальное внесение удобрений.

По агротехнике Пономарева, создается двухслойная структура почвы. Верхний слой глубиной 10-12 сантиметров обеспечивает жизнь аэробных бактерий, а нижний слой – анаэробных. С этой целью первый слой делается пористым за счет внесения в почву рубленой соломы, навоза или опилок. Трубочки соломы улучшают аэрацию верхнего слоя. Для этих же целей можно использовать и рубленый камыш.

В общем, формирование структуры почвы, по Пономареву, сводится к следующему: сразу же после уборки озимой пшеницы на поле разбрасывается навоз в смеси с лигнитным углем в размолотом виде, рубленая солома, и все это перепахивается на глубину 10-15 сантиметров, а потом поле заливают водой из расчета 500-600 кубометров на гектар. В середине сентября (в Узбекистане) поле заливается второй раз по той же норме. Все это дает возможность очень быстро развиваться аэробам, и в почвенном слое накапливается от двух до трех процентов гумуса. В предпочвенную пахоту в начале второй половины октября вносятся по норме аммиачная селитра, суперфосфат и, в зависимости от надобности, известь в необходимом количестве. Пашется поле на глубину 18-20 сантиметров с полуоборотом пласта для перемещения накопленного гумуса к месту расположения корневой системы.

– А как быть, если почва плохая? Оставить паровать?

– Нет плохой почвы, – возмутился Пономарев. – Есть плохие хозяева!.. А пары – расточительство. Смею так утверждать, потому что многие земледельцы оправдывают свое нерадение именно ссылками на «плохие» почвы. Но вот вам пример: Голландия, Дания и Бельгия отвоевывают землю у моря, почвы у них – песчаные, а урожайность – завидуют все. А ведь дело в том, что эти пески они усиленно удобряют. Значит, и нам надо не держать пустующие поля под паром, а удобрять их, повышать плодородие почвы.

– Но чем?.. Нет у нас, как у древних шумеров, речного ила. А химическая промышленность пока не может обеспечить нас в достатке минеральными удобрениями. Может быть, рано нам говорить о сверхурожаях? Слишком дорогая получается агротехника, не по карману нам.

– Дело не в дороговизне. Кому-то, может быть, и дороговато покажется, а кому-то очень дешево, потому что получат зерно по своей цене, значительно превышающей сумму вложений.

Почему СССР был импортером зерна, а Россия стала экспортером

У нас уже есть очень много крепких колхозов и совхозов, которые, без сомнения, захотят получать сверхурожаи, если поймут, что это возможно. А вот тут-то как раз – в психологическом барьере – все трудности. Беда в том, что современные земледельцы привыкли довольствоваться малыми урожаями – 20-30-50 центнеров с гектара, это всем привычно. А цифра 300 – пугает. Сейчас важно убедить людей, что можем мы получать сверхвысокие урожаи, если будем вкладывать в землю те же сверхвысокие нормы удобрений. На первых порах у нас есть многое из того, чем можно питать почву – камыш, опилки, обрезки виноградных лоз, листва садов – все, что росло на земле, должно возвращаться в землю и тем самым питать ее.

– Тогда еще один вопрос, Петр Матвеевич. А надо ли достигать столь дорогим путем сверхурожаев? Вот в Индии, насколько мне помнится, решили зерновую проблему не кустистыми сортами, а наоборот, за счет низкорослых. Они не полегают, сеют их гуще и собирают повышенные урожаи.

– Убедительный пример, – говорит он, смеясь. – Была урожайность семь центнеров с гектара, а стала четырнадцать. Разве это много?

– Но народ получил хлеб.

– Не спорю. С точки зрения решений хозяйственных проблем, это прекрасно и поучительно. Но надо же идти дальше. И Индии, и всем странам надо искать пути максимального увеличения урожайности, чтобы засевать полей меньше, а получать зерна больше, а освободившиеся площади отдать под сады, виноградники, огороды. Проблема снабжения человечества овощами и фруктами стоит второй за проблемой обеспечения хлебом. А максимальный урожай не получишь за счет низкорослых сортов. Тут действуют законы природы. Нельзя от козы надаивать молока по ведру, как от коровы. Так же и растениям нужна определенная масса, чтобы давать оптимальный урожай. Все органы живых организмов, в том числе и растений, развиваются в строго пропорциональном соответствии с естественной конституцией.

В системе Пономарева есть много других интересных, а главное – полезных предложений. Размеры статьи не позволяют изложить их. Но в любом случае необходимо ответить на вопрос: а как показали себя его кустистые сорта пшеницы в условиях хозяйственного эксперимента? Получено ли по 300 центнеров зерна с гектара на обычных полях?

Для полной ясности сразу оговоримся, что сортам Пономарева нужны не обычные поля, а возделанные по его агротехнике, максимально удобренные. И выращивание пшеницы должно вестись на поливе На таких полях и на поливе сорта Пономарева не испытывались.

Попытка проверить их была в 1975 году на сортоучастке Среднеазиатской опытной станции ВИР. Однако из-за организационных «неувязок» (то нет трактора, то культиватора и т. д.) закладка опытных посевов на площади 0,5 гектара заняла вместо двух-трех дней 45 дней. В результате оптимальный срок сева был отодвинут на 40 дней. Вместо четырех поливов был проведен только один Имелись и другие «недоработки», которые исключают чистоту эксперимента. В конечном счете сорта Пономарева не превысили 37 центнеров с гектара. Но обратите внимание на такой факт. Сейчас мы высеваем 1,8-2 центнера на гектар и получаем на поливе 40 центнеров. Это – «Сам-20». У Пономарева взяли на посев 1450 граммов семян, а получили 196 килограммов зерна. А это – «Сам-135».

Так урожайны сорта Пономарева или нет, если даже в экстремальных условиях они в семь раз превосходят районированные сорта? Здесь еще одно достоинство кустистых сортов: из одного их зерна вырастет несколько полновесных колосьев, а потому требуется меньше посевного материала Экономию подсчитать нетрудно, используя приведенные цифры.

Сейчас Пономарев ищет колхоз или совхоз, который бы проверил его сорта в хозяйственных условиях, и продолжает свою опытническую работу на делянках, разбитых во дворе Труд опытника должен получить свое логическое завершение. Видимо, Министерству сельского хозяйства УзССР, его управлению науки надо помочь Пономареву размножить его сорта, проверить, как следует по закону, и дать им «путевку» на колхозные и совхозные поля. Это тем более важно, когда республика взяла на себя обязательство за пятилетку удвоить производство зерна. Надо помочь отработать предлагаемую им агротехнику получения сверхурожаев – сделать все необходимое для широкого применения в сельском хозяйстве результатов многолетнего опытнического труда Человека, который свершил его для людей. И сказать ему за это большое спасибо.

Ю.И. СЛАЩИНИН.

(Публикация 1991 года. Журнал «Экономика и жизнь» № 11).

По всем вопросам разумного (органического)земледелия обращайтесь к Слащинину Юрию Ивановичу по адресу: 191123, г. Санкт-Петербург, а/я 110, e-mal: rzd1936@mal.ru

Другие статьи номера в рубрике Земля-кормилица:

Обсудить статью. (Обсуждений: 12)

Сроки и способы уборки озимой пшеницы

Чтобы собрать хороший урожай озимой пшеницы важно правильно определить степень зрелости зерна, выбрать подходящую погоду и способ уборки.

Как определяют время уборки?

Агрономы следят за состоянием пшеницы, оценивая ее внешний вид, измеряя уровень влажности зерна и структуру. Самый важный показатель среди перечисленных – это влажность. Ее измеряют специальным прибором (влагомером). 
В зависимости от содержания влаги выделяют три степени спелости:

  • молочная (влажность 60 – 70%);
  • восковая (35 – 45%);
  • полная (12 – 20%).

Восковая спелость – наиболее важный период созревания озимой, во время которого необходимые замеры производятся ежедневно.

Обогнать СССР. Россия бьет 40-летний рекорд по сбору зерна

В это время колоски приобретают желтый цвет. Зерна также желтеют. Входя в фазу восковой спелости, зерно желтеет, не раздавливается, но его можно разрезать ногтем. Проводя замеры, специалисты устанавливают, когда у 75% посева нужная степень спелости. И только тогда определяют дату начала сбора урожая. 
Какие факторы влияют на качество уборки?
Правильно определить время жатвы очень важно. Но чтобы собрать оптимальное количество здорового урожая необходимо выполнение комплекса условий:

  1. наличие высокопроизводительного оборудования;
  2. опытные работники;
  3. грамотная организация рабочего времени;
  4. проведение комплекса подготовительных мероприятий.

Подготовка к основному этапу уборки заключается в проведении замеров и контрольного обмолота. Его проводят за два дня до уборки. Выбирают образцы по диагонали поля, обмолачивают их. Оценивают качество продукта. Подготовка включает в себя также покос поля по периметру и разбивку всей площади на одинаковые участки.

Какие бывают способы сбора?

В различных фермерствах и хозяйствах для сбора озимой пользуются однофазным или двухфазным способом. 

  1. Однофазный способ применяют в том случае, когда зерно достигло полной спелости и уровень содержащейся в нем влаги около 15%. При этом используют прямое комбайнирование. Этот способ менее энергозатратный, чем двухфазный. Его себестоимость также ниже. Его преимущество также заключается в том, что уборка возможна в солнечную погоду. Но продолжить процесс можно и через 4 часа после дождя, когда стебли немного просохнут. Этим способом рекомендуют обрабатывать семенные зоны полей. Пшеница, собранная прямым комбайнированием отличается высокой всхожестью.
  2. Двухфазный или раздельный способ предполагает скашивание посевов жатками в отдельные валки. Комбайном их обмолачивают через два – три дня. Этот способ можно использовать при восковой спелости основной части пшеницы. Если у фермерства нет возможности скосить посев максимум за три дня, то начинать уборку надо в самом начале восковой степени спелости. Преимущество зерен, собранных таким образом, заключается в более высоких хлебопекарных качествах, чем при уборке прямым комбайнированием.

Методики сбора

В мировой практике наиболее популярным является однофазный способ. Однако в российских хозяйствах применяют и другие методики, которые дают положительную динамику. К ним, например, относится поточный метод уборки. Его суть заключается в том, что подбор и обмолот валко происходит одновременно с измельчением соломы. После прохода комбайна, зерно увозят на ток, а солому убирают на место скирдования. Особенность в том, что в процессе уборки нельзя допускать перерыва между подбором валков и косовицей. 

Также отечественным фермерам хорошо известен групповой метод. Он самый эффективный. Отличается тем, что весь урожай собирается за один, максимум два дня. Для осуществления групповой методики привлекают всю возможную технику. 
Подобрав самый эффективный способ уборки посева, аграрии собирают небывалый урожай. Однако соблюдение всех условий имеет важное значение. Ведь поздняя жатва уменьшит количество и качество пшеницы, а ранняя приведет к поражению болезнями и уменьшению срока хранения. 

Загрузка. Пожалуйста, подождите…

Твердая пшеница

На твердую пшеницу приходится 8-9% посевных площадей этой культуры. Благодаря диетическим и питательным свойствам муки, полученной из твердых сортов, ей отдают предпочтение в макаронном производстве и некоторых других пищевых отраслях. Однако рост производства зерна твердых сортов пока практически не наблюдается.

Морфология и биология

Твердая пшеница имеет большой плотный остистый колос. Гораздо реже встречаются безостые формы. Ости грубы, параллельны колосовому стержню, значительно грубее колоса.
Соломина у колоса заполнена неплотной паренхимой. Неопушенные листья обладают ярко-зеленой окраской. Длина цветочных и колосковых чешуй почти одинакова. Они имеют короткий зубец и хорошо развитый киль. Колоски многоцветковые.
По форме зерно сдавлено с боков, крупное, стекловидное, ребристое. При схожих условиях возделывания в зернах твердой и мягкой пшеницы содержание белка и клейковины существенно не отличается. При этом сама клейковина твердых сортов характеризуется высокой упругостью.

Распространение и экология

Происхождение как яровых, так и озимых сортов не выяснено. Яровая твердая пшеница в России получила большее распространение, так как озимая обладает низкими морозостойкими качествами.
Предками яровых твердых сортов считаются Triticum dicoccum или Triticum boeoticum Boiss., произраствшие в Закавказье и Малой Азии. Возделывается в Волгоградской, Саратовской, Оренбургской, Ростовской областях, в Ставропольском и Краснодарском краях, Западной Сибири, в Казахстане и Украине.
Яровые сорта предпочитают жаркий и сухой климат. При этом менее устойчивы к почвенной засухе, чем мягкие, но устойчивы к атмосферной засухе в фазе формирования зерна. Вегетационный период – от 75 до 130 дней. Для нормального созревания требуется не менее 100 безморозных дней. Уборку начинают, когда влажность зерна падает до 13%.
Озимые сорта возделывается в республиках Средней Азии, Закавказье, в степи и лесостепи Украины, в южных районах России, где наблюдаются мягкие зимы.
Устойчивость к почвенной и атмосферной засухам аналогична яровым твердым сортам. Отличается светолюбивостью и низкой морозоустойчивостью. Зимой дневная температура не должна опускаться ниже +6°С, ночная – ниже 0°С.
Озимая и яровая твердая пшеница устойчива к грибковым болезням.

Использование твердой пшеницы

Твердые сорта характеризуются качественной клейковиной, что особенно ценится в производстве макарон. Сегодня в России 99% твердой пшеницы производится для макаронной отрасли. Продукция из муки, выработанной на твердых сортах, более качественная. Макароны не развариваются, не способствуют полноте, содержат больше полезных микроэлементов.
Это объясняется разной углеводной структурой мягких и твердых сортов.

Крахмал в твердой пшенице имеет кристаллическую форму, поэтому не разрушается при размоле. В мягкой пшенице крахмал аморфен. По свойствам макароны из мягких сортов близки к хлебу.
Для производства хлеба мука из твердой пшеницы не подходит. Тесто подниматься не будет.
В то же время твердую пшеницу используют при производстве манной крупы, муки-крупчатки, пельменей, вафельных стаканчиков, пиццы, для обвалки мясных полуфабрикатов.

Особенности возделывания

Сложность возделывания объясняется требованиями к соблюдению севооборота. Твердая пшеница высеивается только по парам, так как не может давать устойчивый урожай на одном поле два года подряд. Страдает качество зерна. В год, когда землю оставляют отдыхать, необходимо обеспечить сбережение влаги. Для этого землю механически или гербицидами очищают от сорняков, на зиму обеспечивают снегозадержание.
Для выращивания твердой пшеницы лучше всего подходят восток Оренбургской области, Саратовская область, Алтай и северный Казахстан.
Разница в технологиях выращивания твердой пшеницы может значительно отличаться от климатической зоны. В первую очередь, на технику возделывания влияет годовое количество осадков. Особенно это касается яровых сортов, где отсутствие осадков даже при наличии влаги в грунте может сократить урожайность в разы или даже до 1-2 ц/га. В этом плане озимые твердые сорта заметно устойчивее при аналогичных условиях выращивания.
Сорта
Выведено большое количество сортов твердой пшеницы. Однако, для каждого из них требуется районирование, приспосабливание к конкретным климатическим условиям. Так, на Оренбургскую область ориентированы сорта: Харьковская-37, Безенчукский янтарь, Оренбургская-2, Оренбургская-10.
Вообще, каждое хозяйство придерживается своей стратегии. Например, сорта подбирают в зависимости от предшественника или под определенную технологию. За «поведением» выбранного сорта в хозяйстве ведется наблюдение не менее 3-4 лет.
Большинство производителей отмечают яровой сорт Новодонский селекции ГНУ ДЗНИИСХ. Он обладает высокой жаро- и засухоустойчивостью, относительно низкой требовательностью к минеральному питанию. При этом отмечается достаточно большая урожайность. Такие качества особенно важны ввиду истощающих почву предшественников, отводимых под яровые сорта твердой пшеницы: кукуруза на зерно, подсолнечник или озимая пшеница.
Из озимых сортов стоит отметить Донской янтарь, выведенный ВНИИСЗК имени Калиненко. Это тургидная пшеница. По составу она практически не отличается от твердой озимой. Твердая пшеница Донской янтарь обладает хорошими зимостойкими характеристиками и высокой урожайностью. Максимально возможные показатели достигают 80-90 ц/га. Средним показателем по хозяйствам является цифра 62 ц/га.

Проблемы рентабельности

С одной стороны, мукомолы отмечают высокую стоимость сырья на твердую пшеницу, с другой, сельхозпроизводители жалуются на низкие закупочные цены. В действительности, стоимость твердой пшеницы выше на 20%, чем на мягкую. С учетом особенностей возделывания, этот показатель пока не привлекает хозяйства к расширению посевов твердых сортов.
Наоборот, некоторые производители, проведя эксперименты по возделыванию небольших площадей твердой пшеницы, отказываются от дальнейших попыток. Свое решение они мотивируют высокими затратами на выращивание, дорогим семенным материалом и относительно небольшой надбавкой в стоимости по сравнению с мягкими сортами.
Озимая твердая пшеница в реальных суровых условиях оказывается не стойкой к морозам и малоурожайной. Выбор в пользу яровой означает снижение урожайности на 20% по сравнению с озимыми. На деле выход готового зерна колеблется на уровне 15 ц/га. Хозяйства, выращивающие мягкую пшеницу, привыкли к урожаям в 40 ц/га, поэтому такой низкий показатель их не устраивает.
Кроме того, сложности возникают и в переработке твердой пшеницы. Из мягких сортов выход муки – 77,78%. Для твердой этот показатель равен 72,73%. Соответственно, и стоимость такой муки дороже: 7,5 тыс. рублей за тонну против 6,5 тыс.

Минсельхоз России: на 18 октября собрано 110,9 млн тонн зерна

рублей за тонну обычной муки. При переработке твердой пшеницы быстрее изнашивается оборудование. Для мягких сортов время вымачивания зерна – 6,8 часов, для твердых – 16,24 часов. При этом влажность зерна должна находиться в очень узком промежутке 16,5-16,8%. Если этот показатель окажется выше, зерно будет сложно молоть, ниже – мука на выходе окажется серой.
Высокая стекловидность (70-90%) требует более длительного процесса помола: 20-ть часов против 8-ми для мягкой. Чтобы производительность мельницы не падала, необходимо дополнительное оборудование: моечные машины для кондиционирования и увлажнения зерна, вальцевые станки, ситовеечные машины. Так, для мельницы мощностью 100 т/сутки может потребоваться оборудование на 5 млн. рублей.
Дополнительная проблема имеется с сортами твердой пшеницы. Качество культуры падает, она вырождается. Однако, селекция не проводится. По оценкам экспертов, для этого нужны 100-700 тыс. дол. Такие средства на рискованный бизнес пока никто не готов выделить. К тому же, для выведения нового сорта требуется не менее 5-6 лет.
Впрочем, рынок твердой пшеницы менее подвержен конъюнктурным колебаниям, чем мягкой, поэтому и цены здесь относительно стабильны. На рынке присутствуют несколько крупных покупателей, чьи потребности уже сложились. Переизбытков урожая в этом сегменте не бывает, так как твердая пшеница может выращиваться лишь в нескольких регионах страны.

Визитка компании — сайт компании

 

Зерновое хозяйство мира

Главную роль в обеспечении населения Земли продовольствием, а некоторых отраслей промышленности сырьем всегда играло и продолжает играть растениеводство (земледелие). В растениеводстве же первое место по значению принадлежит зерновым культурам, которые распространены фактически по всей земледельчески освоенной территории планеты и используются и для питания людей, и в качестве корма для домашних животных (примерно 55 % зерновых употребляют в пищу и 45 % используют как фуражное зерно). К числу зерновых культур относятся пшеница, рис, кукуруза (маис), ячмень, рожь, овес, сорго, просо, не говоря о некоторых местных культурах. Их роль в общем производстве продовольственных культур демонстрирует рисунок 90.

Характеристика современного мирового зернового хозяйства включает в себя четыре составные части: 1) посевные площади; 2) валовой сбор; 3) международную торговлю; 4) потребление.

Посевная площадь под зерновыми культурами ныне составляет примерно 650 млн га, т. е. 45 % всех обрабатываемых площадей. В отдельных странах эта доля значительно больше. Например, в России, Великобритании, во Франции, в Италии, США зерновые занимают от 50 до 60 % всех посевных площадей; в Польше, Венгрии, Румынии – от 60 до 65, в ФРГ – около 70, во Вьетнаме – 80, а в Японии – более 90 %.

Рис. 90. Мировое производство продовольственных культур

Рис. 91. Структура посевных площадей зерновых культур

Наибольшие посевные площади занимают три главные зерновые культуры: пшеница (215 млн га), рис (155 млн) и кукуруза (140 млн га). Соответственно и доля их в посевах зерновых самая большая (рис. 91).

Ни одна другая сельскохозяйственная культура не распространена в мире так же широко, как пшеница. Огромный северный пшеничный пояс Земли протягивается по территории Северной Америки, зарубежной Европы, бывшего СССР, Юго-Западной, Южной и Восточной Азии. В его пределах посевы пшеницы особенно велики в России, Китае, США, Канаде, Казахстане, Украине. Южный пшеничный пояс состоит из трех отдельных ареалов – в Аргентине, Южной Африке и Австралии. Неудивительно, что сбор урожая на мировом пшеничном поле происходит практически круглый год (рис. 92).

Главная особенность распространения посевов риса заключается в их тяготении к районам с муссонным климатом.

Именно поэтому они сосредоточены прежде всего в Восточной, Юго-Восточной и Южной Азии; наиболее велики площади под рисом в Индии, Китае, Индонезии. Второй урожай здесь обычно получают в сухой сезон при искусственном орошении. Что касается посевов кукурузы, то они территориально почти совпадают с посевами пшеницы, примыкая к северному и южному пшеничным поясам.

Валовой сбор зерновых культур длительное время возрастал довольно медленными темпами. Так, в 1900 г. он составил 500 млн т, в 1920 г. – 600 млн, в 1940 г. – 700 млн т. Но во второй половине ХХ в. темпы роста производства зерновых значительно возросли – прежде всего под влиянием «зеленой революции» (рис. 93). Однако в 1990-х гг., судя по рисунку 93, мировой сбор зерновых фактически перестал расти. Соответственно и производство зерна из расчета на душу населения в 1990-х гг. уменьшилось с почти 400 кг до немногим более 330 кг.

Рис. 92. Время уборки пшеницы в различных регионах мира

Начали сокращаться площади под зерновыми, запасы зерна на складах. Видимо, это свидетельствует об исчерпании резервов «зеленой революции». Сказались и очень засушливые годы, например 1995 год. Во всяком случае, в середине 1990-х гг. мир оказался перед реальным дефицитом зерна. Но в начале XXI в. мировое производство зерна снова заметно возросло.

Рис. 93. Мировое производство зерновых культур, млн т

Структура валового сбора зерновых за последнее время больших изменений не претерпела: общее производство трех главных культур по-прежнему различается не очень сильно. Например, в 2005 г. мировой валовой сбор пшеницы составил 630 млн т, риса – 610 млн, а кукурузы – 725 млн т. А вот соотношение Севера и Юга в мировом сборе зерновых стало постепенно изменяться в сторону увеличения доли Юга, которая уже достигла 60 %. Это изменение связано с различиями в темпах роста: так, в 70—80-х гг. XX в. производство зерновых в странах Юга выросло в 1,5 раза, а в странах Севера – в 1,3 раза. В свою очередь, это привело к некоторому перераспределению мест среди ведущих «зерновых» стран мира (табл. 124).

Анализируя таблицу 124, нетрудно подсчитать, что среди перечисленных в ней 30 стран половина относится к странам Юга. Интересно также отметить, что 45 % всего мирового сбора зерновых приходится на три первых страны – Китай, США и Индию.

Если рассматривать под этим же углом зрения валовые сборы трех главных зерновых культур, то априори можно предположить, что различия между «пшеничными» и «кукурузными» странами, с одной стороны, и «рисовыми», с другой, должны быть гораздо большими. Так оно и есть в действительности (табл. 125).

Таблица 124

ВАЛОВОЙ СБОР ЗЕРНОВЫХ ПО СТРАНАМ, 2005 г.

Как видим, в первой десятке стран по сбору пшеницы представлены Европа, Азия, Северная Америка и Австралия, а в первую десятку по рису входят только страны Азии и Бразилия. Что же касается кукурузы, то перевес двух стран (США – 240 млн т, Китай – 120 млн т) здесь настолько велик, что остальные страны – производители кукурузы просто не могут идти с ними в сравнение.

Таблица 125

ПЕРВЫЕ ДЕСЯТЬ СТРАН ПО РАЗМЕРАМ ВАЛОВОГО СБОРА ПШЕНИЦЫ И РИСА В 2005 г.

Международная торговля зерном имеет свои особенности. В 1970 г. на мировой рынок поступило 80 млн т зерновых, а в 1995 г. был достигнут уровень в 205 млн т. В последующие годы этот показатель поднялся до примерно 270 млн т, а это означает, что в международной купле-продаже зерна участвует около 12 % его валового сбора. В качестве главных экспортеров пшеницы традиционно выступают США, Канада, Австралия и Франция, кукурузы – США и в меньшей мере Франция и Аргентина, риса – Таиланд, США, Индия, Пакистан и Вьетнам. Но нужно учитывать и то, что, в отличие от пшеницы, на экспорт поступает всего 2–3 % от мирового сбора риса.

Главными импортерами зерна, закупающими ежегодно от 1 млн т до 30 млн т, в 1990-х гг. были (в порядке убывания): Япония, Россия, о. Тайвань, Республика Корея, Китай, Египет, Бразилия, Иран, Индонезия, Пакистан, Бангладеш, Филиппины, Алжир, Венесуэла, Марокко, Куба и Саудовская Аравия. К ним можно добавить еще 110 стран, которые тоже ввозят зерно, но в меньших количествах. При этом в максимальной зависимости от импортного зерна, которое покрывает более 70 % потребностей этих стран, находятся Япония, Республика Корея, о. Тайвань и Куба. В Египте, Алжире, Саудовской Аравии такая зависимость составляет 30–60 %, в Иране – около 30 %.

Международная торговля зерном влияет и на размеры внутреннего потребления зерна. Именно благодаря ей состав главных стран – потребителей пшеницы существенно отличается от состава стран, которые ее производят. А вот по отношению к рису, который поступает на мировой рынок в небольших количествах, эти различия мало заметны (табл. 126).

Таблица 126

ПЕРВЫЕ ДЕСЯТЬ СТРАН ПО РАЗМЕРАМ ПОТРЕБЛЕНИЯ ПШЕНИЦЫ И РИСА В НАЧАЛЕ XXI В.

Наряду с общими размерами потребления зерна той или иной страной важным показателем считаются размеры такого потребления из расчета на душу населения. В этом отношении особенно выделяются зерно-производящие, но не столь большие по населению Канада и Австралия, где душевое потребление намного превышает 1000 кг. Несмотря на значительный экспорт, очень велико оно также в США и во Франции, а в большинстве стран Западной Европы находится на уровне 300–600 кг. Для развивающихся стран в целом этот показатель составляет 250 кг, а в Африке – 150 кг.

Россия стабильно входит в первую пятерку стран по валовому сбору зерновых в целом и по сбору пшеницы, которая занимает более половины всех ее посевных площадей под зерновыми (24 млн га из 43 млн га). Однако валовые сборы зерновых в 1990-х гг. обнаружили очень большие колебания: от 107 млн т в 1992 г. до 48 млн т в 1998 г. В 2000 г. было собрано 65 млн т зерновых, в 2001 г. – 85 млн т, в 2006 г. – 78 млн т. Это объясняется в первую очередь погодными, но также и некоторыми другими условиями. Тем не менее в последние годы стране удалось в основном решить задачу самообеспечения зерном. Если в 1980-х гг. СССР ежегодно ввозил 30–40 млн т зерна, то теперь ввоз составляет 2–3 млн т. Наряду с этим Россия стала экспортером зерна. Среднедушевое производство зерна в России уменьшилось с 650–750 кг в 1990–1993 гг. до 450–550 кг в 1994–1996 гг., а в урожайном 2001 г. составило 520 кг.

Дата добавления: 2016-07-11; просмотров: 2824;

Похожие статьи:

Вам также может понравиться

Об авторе admin

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *