Принцип публичности

Содержание

Принцип публичности

  • Частное и публичное право

    Самым крупным делением системы права (распространенным в странах романо-германской правовой семьи) является выделение двух основных групп прав — публичного и частного. Публичное право характеризуется тем, что: 1) имеет в качестве предмета регулирования общественные отношения в области государственного…
    (Теория государства и права)

  • Трудовая и публичная концепции отношений государственной службы

    Кроме принадлежности к различной правовой системе1 на параметры правового регулирования государственной службы оказывает большое влияние надлежащее решение проблемы соотношения трудовых и служебных начал в его правовом регулировании. При этом отношения государственной службы можно рассматривать в двух…
    (Государственная служба)

  • Административная ответственность и публичное принуждение

    В результате изучения данной главы студент должен: o знать основные теоретические постулаты административной ответственности, в том числе понятия, определения и дефиниции; o уметь отграничивать меры административной ответственности, установленные КоАП, от иных мер публичного принуждения;…
    (Административная ответственность)

  • Концепция централизации публичной власти И. Е. Андреевского. Принуждение как основа властной деятельности

    Выдающийся отечественный полицеист, ректор Санкт-Петербургского университета и профессор кафедры полицейского права И. Е. Андреевский (1831-1891) был сторонником централизованной исполнительной власти, наделенной значительными карательными полномочиями. Виды административных санкций должны быть адекватны…
    (Административная ответственность)

  • Публичные санкции, установленные Уставом о наказаниях

    Правонарушители, приговоренные к аресту, могли заниматься физическими работами только по своему желанию. Лица высших сословий (почетные граждане, лица, достигшие классных чинов на государственной службе, и др.), присужденные мировыми судьями к аресту, пользовались соответствующими преимуществами при…
    (Административная ответственность)

  • Соотношение административных и иных публичных правонарушений

    Административным правонарушением (проступком) признается посягающее на публичные интересы, частную, государственную, муниципальную и иные виды собственности, права и свободы граждан противоправное, виновное деяние лица, за которое федеральным законом предусмотрена административная ответственность. Противоправность…
    (Административная ответственность)

  • Статус должностного лица. Публичные и частноправовые должностные лица

    Физические лица, наделенные государственно-властными полномочиями или осуществляющие исполнительно-распорядительную деятельность в негосударственных органах, организациях, учреждениях, относятся к должностным лицам. Для взаимоотношений должностного лица характерна служебная соподчиненность: должностное…
    (Административная ответственность)

  • Юрисдикционный статус публичных юридических лиц

    Юрисдикционный статус публичных юридических лиц обусловлен осуществляемыми ими властными или иными социально-значимыми функциями. К публичным юридическим лицам относятся органы государственной власти, а также подчиненные им организации. Любая властная организация такого типа наделена общими цивилистическими…
    (Административная ответственность)

  • Иммунитет публичных юридических лиц

    Публичные и частноправовые корпоративные образования наделены различными юрисдикционными правами и обязанностями. В сфере правовой регламентации статус публичных организаций устанавливается прежде всего подзаконными актами, применительно к органам исполнительной власти принимаются статутные акты в виде…
    (Административная ответственность)

  • Административное наказание как публичная превенция

    Административное наказание представляет собой юридически формализованный метод применения административной ответственности и заключается в установлении правоограничений, обусловленных виновным совершением проступка. Посредством административного наказания устанавливаются обременения имущественных и личных…
    (Административная ответственность)

Согласно ст. 2 Конституции РФ, государство обязано признавать, соблюдать и защищать права и свободы людей и граждан. Порой реализация этой обязанности идёт вразрез с желаниями самих людей. Она воплощается в принципе публичности, который определяет, что защита граждан и общества в целом от преступных посягательств – обязанность подконтрольных государству правоохранительных органов.

Принципы уголовного процесса

Принципы уголовного процесса – появились в результате развития общества, закреплены законодательством положения, раскрывают правовую сущность и содержание уголовного процесса.

Получив воплощение в нормах Конституции РФ, уголовно-процессуального кодекса РФ и других законодательных актов, эти положения являются основой организации и деятельности элементов уголовно-правовой сферы

. Они образуют единую систему, тесно переплетаясь друг с другом, поэтому встретить их в «чистом» виде практически невозможно.

Учёные-юристы классифицировали их по нескольким основаниям:

  • по источнику закрепления (конституционные, неконституционные);
  • по области действия (отраслевые, межотраслевые);
  • по способу устройства и функционирования системы правосудия (организационные, функциональные).

Данная классификация условная, т. к. все правовые установки взаимопроникающие и взаимодополняющие.

Конституционные принципы – это правовые положения, прямо или косвенно закреплённые Конституцией. Например, презумпция невиновности, равенство перед законом и судом, законность и т. д. Неконституционные, как ясно из определения, закреплены не Конституцией РФ, а другими нормативными актами. В частности, принцип публичности закреплён в ст. 21 УПК РФ.

Отраслевые принципы – исходные начала, действующие в одной отрасли права. К ним относится право обвиняемого на защиту, экономия уголовной репрессии и т. д.

Межотраслевые охватывают несколько областей. К ним относятся, например, гласность, законность и т. д.

Организационные – установленные законом правила, определяющие порядок судоустройства. К ним относится, например, независимость судей. Функциональные устанавливают механизм деятельности субъектов судопроизводства, например, состязательность.

Принцип публичности

Принцип публичности в уголовном процессе означает, что законодательно определённые органы и их должностные лица обязаны в установленных законом пределах их компетенции осуществить все необходимые действия для возбуждения уголовного дела в отношении лица, подозреваемого в совершении преступления или уже его совершившего.

При этом не учитываются ни условия совершения, ни волеизъявление самого потерпевшего. Его ещё называют официальным, т. к. основную роль здесь играет деятельность официальных, уполномоченных государством органов и должностных лиц. Если говорить кратко, публичность – это социальная открытость. Это понятие выражает суть защиты граждан государством, а не самими людьми от незаконных посягательств . Его содержанием является активная деятельность по обнаружению и изобличению преступника. Это главное для раскрытия преступления и наказания виновных. Даже если производство завели по заявлению потерпевшего, но он решил его забрать, оно будет рассматриваться дальше.

Публичность в уголовном процессе распространяет своё действие на все установленные законом лица, которые осуществляют уголовное преследование виновного. Она также является отправной точкой для каждой стадии процесса.

Приняв заявление о преступлении, должностные лица правоохранительных служб (следователь или дознаватель), должны произвести по нему первоочередные следственные действия. В случае принятия не тем органом оно передаётся другому правомочному органу для разбирательства.

Исключения составляют две категории: частного и частно — публичного обвинений.

Правоохранительные органы даже при установлении факта совершения преступления могут возбудить дело только в том случае, когда от потерпевшего или его законного представителя поступило заявление.

Если объективные причины препятствуют потерпевшему самостоятельно подать заявление, это обязан сделать прокурор. Кроме того, рассмотрение таких заявлений входит в компетенцию суда. При этом действует принцип диспозитивности. Он реализуется в возбуждении дела только на основании письменного заявления пострадавшей стороны. Закрыть дела такого рода можно в связи с примирением потерпевшего с преступником.

Различия данных категорий между собой следующие:

  1. Дело частного обвинения (статьи 115, 116, ч. 1 ст. 128.1) может быть закрыто, если потерпевший заберёт заявление либо если стороны придут к примирению. В частно-публичном обвинении (ч. 1 ст. 131, ч. 1 ст. 146, ч. 1 ст. 147) такой возможности нет.
  2. В делах частного обвинения отсутствует этап предварительного расследования, частно-публичного – нет.

Таким образом, если установлено, что затронуты интересы и отдельного человека, и всего общества, упрощённого рассмотрения быть не может.

Реализация принципа публичности в уголовном судопроизводстве

Принцип публичности в уголовном судопроизводстве пронизывает все стадии. Должностные лица правоохранительных служб обязаны возбудить дело и провести расследование. Суд должен на основании проведённого расследования вынести приговор, а службы исполнения наказания — привести приговор в действие.

Пропустив одну из стадий, невозможно будет перейти к следующей. Прокурор, как уполномоченное лицо, также участвует в правоохранительной деятельности, он устанавливает признаки преступления, изучает различные выступления и материалы СМИ, публично выступает с докладами и т. д.

В свою очередь, суд, рассмотрев все материалы, обязан принять законное решение.

Согласно комментариям к статье 21 УПК РФ, публичность пронизывает все стадии и затрагивает всех должностных лиц, исключая суд.

Это неверно, т. к. только суд вправе выносить решение о признании виновным или невиновным, а также об избрании меры наказания. Поэтому деятельность суда имеет большое значение в процессе.

На каждом этапе производства осуществляется постоянный контроль.

Так, на незаконные действия сотрудников полиции граждане вправе направить жалобу в прокуратуру. Для контроля над соблюдением законности в судебном процессе обязательно присутствие прокурора на заседаниях, а вынесенное решение можно обжаловать. Всё это тоже является проявлением публичности.

Несмотря на это, на любой стадии рассмотрения дела возможны нарушения закона, проявление халатности либо просто бездействие.

Такие нарушения допускаются:

  • правоохранительными службами;
  • судом.

Правоохранительные органы часто отказывают в возбуждении, если вред причинен организации. Например, если убыточному предприятию причинен умышленный вред более пяти тысяч, в большинстве своем органы дознания и следствия отказывают в возбуждении дела, несмотря на подтверждение того, что ущерб является значительным. При этом они могут не привлечь виновного даже к административной ответственности.

Со стороны суда распространёнными на практике нарушениями являются недостаточно внимательное исследование материалов и ошибки в вынесенном решении. Например, на первой странице описательной части решения может быть указано одно лицо (или указан один адрес), а на других страницах – другое. Либо судья принял как доказательство документ, не подписанный или не заверенный надлежащим образом. Такие ошибки позволяют без труда обжаловать решение судьи.

Хотя эта правовая установка призвана максимально ограничить нарушения прав граждан и обеспечить защиту их интересов, он может не работать в связи с человеческим фактором.

Что больше характеризует действие принципа публичности?

1) открытое разбирательство дел во всех судах;

2) публичное провозглашение приговора;

3) обязанность возбудить уголовное дело в каждом случае обнаружения признаков преступления;

4) участие общественности в производстве по делу;

5) обязанность неразглашения данных предварительного расследования.

4. Не являются органом дознания:

1) служба внешней разведки Российской Федерации;

2) начальники следственных изоляторов;

3) капитаны морских судов, находящихся в дальнем плавании;

4) федеральные органы налоговой полиции;

5) таможенные органы.

Какое из утверждений является неправильным?

1) в качестве прокурора в уголовном процессе может выступать помощник районного прокурора;

2) прокурор осуществляет надзор за постановлением приговора судом;

3) компетенция прокурора различается в зависимости от стадий процесса;

4) прокурор вправе лично производить предварительное расследование по любому делу.

6. Уголовно-процессуальная наука отличается от других правовых наук:

1) предметом;

2) методом;

3) структурой;

4) особым методологическим значением.

С каким уголовным процессом большее сходство имеет следственный процесс?

1) с обвинительным;

2) с состязательным;

3) с розыскным;

4) с частно-исковым;

5) с публично-исковым.

Какое утверждение является правильным?

1) судопроизводство в Российской Федерации ведется исключительно на русском языке;

2) разбирательство дел в судах во всех случаях открытое;

3) защитник обязан принять все предусмотренные законом меры для всестороннего, полного и объективного исследования обстоятельств дела;

4) принцип уголовного процесса — это правовая норма;

5) все указанные ответы неправильные.

9. Отвод, заявленный судье, рассматривающему дело единолично, разрешается:

1) тем же судьей;

2) прокурором;

3) председателем суда;

4) председателем вышестоящего суда;

5) той стороной, которая не заявляла отвод.

10. Адвокат не вправе участвовать в деле в качестве защитника, если он:

1) является родственником обвиняемого;

2) является родственником представителя гражданского ответчика;

3) является родственником свидетеля по этому делу;

4) состоит в родственных отношениях с лицом, производящим дознание;

5) лично, прямо или косвенно заинтересован в этом деле;

6) ранее выполнял обязанности защитника по данному делу.

Занятие 7.

1. Действие российского уголовно-процессуального закона в пространстве определяется:

1) местом совершения преступления;


2) территорией Российской Федерации;

3) местом нахождения органов, ведущих производство по делу;

4) местом, где возбуждено уголовное дело;

5) местом, где находится обвиняемый.

Что характерно для розыскного уголовного процесса?

1) презумпция невиновности;

2) независимое положение суда;

3) установление законом силы доказательств;

4) испытания водой, огнем, железом как средства доказывания;

5) отсутствие стадии предварительного расследования;

6) отказ прокурора от обвинения влечет прекращение дела.

Какое положение является проявлением принципа гласности?

1) выступления следователя в средствах массовой информации;

2) свободный доступ в зал судебного заседания всех желающих старше 16 лет;

3) участие представителей общественности в производстве по делу;

4) публикации в прессе итогов разбирательства по делу;

5) все указанные ответы правильные.

4. Представитель не может выступать в уголовном процессе вместо:

1) потерпевшего;

2) свидетеля;

3) гражданского истца;

4) гражданского ответчика.

Кто может быть допрошен в качестве свидетеля?

1) адвокат — об обстоятельствах, которые стали ему известны в связи с выполнением обязанностей представителя;

2) родители несовершеннолетнего обвиняемого, если они отказываются свидетельствовать против своего близкого;

3) лицо моложе 14 лет;

4) защитник, если подозреваемый сообщил ему имена соучастников.

Какая санкция наиболее характерна для уголовно-процессуального права?

1) неблагоприятные последствия для субъекта правоотношения, нарушившего требования диспозиции нормы;

2) применение мер принуждения;

3) применение мер пресечения;

4) дисциплинарная ответственность должностных лиц;

5) признание доказательств недопустимыми;

6) меры уголовной ответственности.

Какой уголовный процесс определялся советской уголовно-процессуальной наукой как тип процесса?


1) розыскной;

2) рабовладельческий;

3) англосаксонский;

4) частно-исковой;

5) следственный.

> Содержание принципа публичности и его значение в уголовном процессе

Понятие, сущность и значение принципа публичности

Принцип публичности прямо не записан в УПК, но его ст. 20 и 21 недвусмысленно говорят о том, что и данный принцип по-прежнему признается в качестве одной из основ уголовного судопроизводства.

Публичность в состязательном уголовном процессе означает, что производство ведется в общественных интересах, но с максимальным обеспечением интересов частных. Публичность обеспечивается по следующим направлениям:

-Уголовное преследование и обвинение ведется государством в лице прокуратуры и органов расследования вне зависимости от просьбы заинтересованных лиц. Исключением являются дела частного и частно-публичного обвинения, которые возбуждаются только по заявлению потерпевшего. Дела частного обвинения подлежат обязательному прекращению при примирении сторон до удаления суда в совещательную комнату (ст. 20 УПК). Таубер ЛЯ. Указ. соч. С.365,375.

— Правообеспечительная деятельность возлагается на государственные органы, ведущие процесс и адвокатуру. Розин Н.Н. Уголовное судопроизводство. Пособие к лекциям. Изд. 2-е, изм. и доп. СПб., 2014. С.253; Случевский В.К. Указ. соч. С.469. Суд, прокурор, следователь и дознаватель обязаны охранять права и свободы граждан в уголовном процессе. Обвиняемому (подозреваемому) обеспечивается право на защиту;

— Примирительная деятельность в уголовном процессе по восстановлению общественного (публичного) мира. По делам частного обвинения суд обязан принимать меры по примирению сторон. По остальным делам допускаются альтернативы уголовному преследованию (прекращение дела в связи с примирением с потерпевшим, деятельным раскаянием, изменением обстановки). Чебышев-Дмитриев А. Указ. соч. С. 183. 2014 г.

Действие принципа «публичности» на различных стадиях уголовного процесса

диспозитивный уголовный правозащитный

Принцип публичности характеризует производство по уголовному делу как властно-организующую деятельность субъектов, обеспечивающих применение норм уголовного и уголовно-процессуального права. «Именно в рамках и только в рамках уголовного процесса властные участники уголовного судопроизводства осуществляют применение норм уголовного права» Якуб М.Л. Процессуальная форма в советском уголовном судопроизводстве. — М., 2012. -С.9..

В качестве принципа уголовного процесса Меженина Л.А. определяет соотношение публичности и диспозитивности при преимуществе публичного над частным Меженина Л.А. Публичность российского уголовного процесса: автореф. дис. … канд. юрид. наук. — Екатеринбург, 2012. — С. 5-6.. Приведенная позиция разделяется Гуськовой А.П., которая считает, что данное соотношение заложено в ст. 6 УПК РФ Гуськова А.П. О перспективном развитии принципа сочетания публичных и частных начал в уголовном судопроизводстве // Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации: год правоприменения и преподавания: материалы науч.-практич. конф. — М., 2012. — С. 78..

Применительно к уголовному процессу сочетание официальной инициативы и частной инициативы при возбуждении правоприменительного процесса не носит общего характера, что позволяло бы рассматривать данное соотношение (сочетание) как принципиальное положение. Действительно, диспозитивность, обусловливая состязательность, влияет на организацию процесса, создавая условия для участия в уголовном процессе частных лиц как субъектов права. Однако само правоприменение из-за диспозитивных элементов не перестает быть властно-организующей деятельностью. Именно властно-организующий характер правоприменения вызывает к жизни требования принципа публичности, оправдывая объективность его воздействия на организацию уголовного судопроизводства и формирования процессуального режима производства по уголовному делу в каждой стадии процесса. Процессуальное производство и правоприменение, как сферы властно-организующей деятельности уполномоченных законом субъектов, взаимосвязаны Королев Г. Начальный момент уголовного преследования. // Законность. — 2011. — № 5 — С. 24..

Поскольку возбуждение уголовного дела охватывается досудебным производством, то предлагаемый выше структурный подход может быть использован для анализа процессуальной деятельности в стадии возбуждения уголовного дела. Головко Л.В. Принципы неотвратимости ответственности и публичности в совре­ менном российском уголовном праве и процессе // Государство и право. 2009. №3. С.66-6Понятно, что как такового расследования на данном этапе не происходит. Нет и производства по уголовному делу, так как вопрос о его возбуждении только решается в данной стадии. Процессуальное производство осуществляется по полученным компетентными органами поводам к возбуждению уголовного дела. Однако деятельность по установлению обстоятельств, содержащих признаки преступления, то есть деятельность познавательного (исследовательского) характера, имеет место. Думается, что на данном этапе также осуществляется правозащитная деятельность уполномоченных государственных органов и должностных лиц Корнуков В.М., Лазарев В.А., Холоденко В.Д. Возбуждение уголовного дела в системе уголовно-процессуальной деятельности. — Саратов, 2012. — С. 27..

Поскольку деятельность в стадии возбуждения уголовного дела регулируется уголовно-процессуальным законом, то ее порядок не свободен от формообразующего воздействия принципа публичности. Иными словами требования принципа публичности приобретают на рассматриваемом этапе определенные формы. Требования содержания принципа публичности реализуются посредством различных правовых средств, потому и приобретают достаточно многообразные формы проявления.

Проявлением принципа публичности выступает должностная и процессуальная обязанность выдавать заявителю документ с указанием данных о лице, принявшем заявление, даты и времени его принятия (ч. 4 ст. 144 УПК РФ). Стоит отметить, что в ч. 4 ст. 144 УПК РФ не говорится о праве лица получать такой документ: лицо просто может и не знать о таком порядке. Вручение указанного документа означает официальность процессуальных действий должностных лиц. Указанный документ, выдаваемый в соответствии с ч. 4 ст. 144 УПК РФ, подтверждает, что государство приняло на себя обязанность по установлению признаков преступления в целях обеспечения прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступления. Понятно, что документ, предусмотренный ч. 4 ст. 144 УПК РФ, предназначен и для того, чтобы минимизировать возможности сокрытия заявлений и сообщений от учета и регистрации. Так, в 2013 году совместными действиями Генеральной прокуратуры и МВД России более чем на 10 тысяч сократилось число укрытых преступлений http://www.genproc.gov.ru (Дата обращения: 8.05.2015).

Проявление принципа публичности на стадии возбуждения уголовного дела видны в том , что органы, уполномоченные на возбуждение уголовного дела, не вправе оставлять без внимания ни один сигнал о совершении преступления и должны реагировать на него с максимальной активностью и быстротой Шейфер С.А. Собирание доказательств в уголовном процессе: методологические и правовые проблемы. — Саратов, 2007. — С. 47.. Закон не расшифровывает понятие активности государственных органов и должностных лиц, осуществляющих проверку заявлений и сообщений о готовящихся и совершенных преступлениях. Потому правовое оформление таковой активности не было бы лишним. В этом плане заслуживает внимания предложение Мановой Н.С. о закреплении в законе требования о немедленном возбуждении уголовного дела в случаях , когда повод содержит для этого достаточные основания Багаудгшов Б.Б. Современные проблемы правового регулирования уголовно-процессуальной деятельности в стадии возбуждения уголовного дела: дис….канд. юрнд. наук. — Волгоград,2008. — С.126.. Предлагаемое требование содержится и в Приказе Генерального Прокурора Российской Федерации от 5 июля 2002 г. №39 «Об организации прокурорского надзора за законностью уголовного преследования в стадиях досудебного производства», где в п.2.2. предписывается действовать активно, «не допускать промедления возбуждения уголовного дела при очевидных признаках преступления».

Процессуальный порядок деятельности в стадии возбуждения уголовного дела абсолютно подчинен принципу публичности, поскольку на этом этапе уголовного процесса частные лица не представляют стороны. Реализация органами и должностными лицами, наделенными правом на возбуждение уголовного дела, своих властных полномочий рассчитана в отношении всех частных лиц и организаций, вне зависимости от их возможного интереса в исходе до следственной проверки, и носит официальный характер. Принцип публичности находит свою реализацию и в выполнении субъектами досудебного производства властных полномочий: при проверке сообщения о преступлении они вправе требовать производства документальных проверок, ревизий и привлекать к их участию специалистов (ч. 1 ст. 144 УПК РФ). Реализация дознавателем, органом дознания и следователем властного полномочия, предусмотренного ч. 1 ст. 144 УПК РФ, подчиняет частные интересы различных предприятий, учреждений и организаций, а также частных предпринимателей публичным интересам, т.е. официальным (служебным) интересам органов и должностных лиц, ведущих уголовный процесс.

Правовые формы реализации принципа публичности в досудебном производстве достаточно многообразны, потому полагаем необходимым их рассмотрение применительно к каждому виду процессуальной деятельности, осуществляемому в ходе досудебного производства (расследование, правозащитная деятельность, уголовное преследование).

Реализация принципа публичности (официальности) при осуществлении расследования достигается путем проявления должностной активности и собственной инициативы в использовании должностными лицами своих процессуальных полномочий и обязанностей.

Отмечено Кожевниковым В.В., Кожевников В.В. Правовая активность участников правоприменительной деятельности органов внутренних дел: (вопросы теории) — 2010. — С. 9-13. что профессионально-правовая активность следователя (дознавателя) обеспечивает выполнение служебных функций и находит основную реализацию в стадиях правоприменительного процесса (установление фактических обстоятельств дела, выбор нормы права и ее анализ, принятие процессуального решения и его документальное оформление). Соглашаясь с мнением Кожевникова В.В., заметим, что профессионально-правовую активность данный автор прямо не увязывает с содержанием требований принципа публичности. В свете же положений принципа публичности профессионально-правовая активность — процессуально-должностная (служебная) активность названных субъектов Кожевников В.В. Факторы, обусловливающие правовую активность участников правоотношений, возникающих в деятельности органов внутренних дел на досудебных стадиях российского уголовного процесса. — Омск,2008. — С. 241-244..

Требование активности действий субъектов, ведущих уголовный процесс, в науке уголовно-процессуального права, как правило, связывалось с постановкой вопроса о признании быстроты уголовного процесса в качестве общего принципа уголовного процесса. Надо отметить, что применительно к современному уголовному судопроизводству идея выделения самостоятельного принципа быстроты производства по делу нашла поддержку у отдельных ученых Еникеев З.Д. Принципы и общие условия уголовного преследования / Уголовное преследование. Уч. пособие. — Уфа,2009. — 131 с..

Требование процессуально-должностной активности и инициативы в деятельности органов предварительного расследования как элемент принципа публичности находит свое проявление при производстве ряда процессуальных действий и выражается в самостоятельности направления поиска доказательств, очередности процессуальных действий в использовании тех или иных тактических приемов. Отступление от этих требований на деле означает бездействие, отказ от выполнения своих процессуальных обязанностей и отказ потерпевшим на доступ к правосудию. Так, К., которому действиями Я., был причинен тяжкий вред здоровью, больше года с момента возбуждения уголовного дела ожидал вызова к следователю, рассчитывая на признание его потерпевшим и завершения производства по уголовному делу с направлением в суд. Выяснилось , что следователь вынес постановление о приостановлении производства по делу, указав в качестве основания — невозможность установления местонахождения потерпевшего К. Ясно, что такого основания закон не предусматривает Архив Волжского городского суда Волгоградской области. Уголовное дело № 1-2046/00.. Обращение представителя потерпевшего с жалобой прокурору на незаконность и необоснованность приостановления производства по уголовному делу привело к возобновлению производства по уголовному делу, которое через месяц было направлено в суд для разрешения по существу.

Одним из аспектов процессуально-должностной активности выступает ее интенсивность. Она может выражаться в вынесении решения по юридическому делу, разрешении заявлений и жалоб граждан, рассмотрении их предложений раньше срока, установленного законодательством Кожевников В.В. Правовая активность участников правоприменительной деятельности органов внутренних дел: (вопросы теории): автореф. дне. … д-ра юрид. наук. — М.,2010. — С. 9-13.. Нормативным выражением требования активности, в том числе быстроты и оперативности, являются положения ч. 2 ст.21 УПК РФ, обязывающие уполномоченных субъектов в каждом случае принимать меры по установлению события преступления, а следовательно, и лиц их совершивших. Требования ч. 2 ст. 21 УПК РФ в их взаимосвязи с положениями ст. 157 УПК РФ, предписывающими производить неотложные следственные действия, придают некоторую динамику действиям органов предварительного расследования, побуждая их принимать скорейшие меры к установлению события преступления и иных обстоятельств, имеющих значение по делу. Указанные нормы уголовно-процессуального закона предполагают и неотложность организационных действий, направленных на отыскание и сохранение следов преступления.

Глебов В.Г. отмечает, что «в силу принципа публичности уголовного процесса собирание доказательства , а значит, и все следственные действия могут сопровождаться теми или иными мерами принуждения Глебов В. Г. Место принуждения в собирании доказательств // Актуальные вопросы предварительного расследования — Волгоград, 20011.-С. 111-112.. Следователь, решив провести следственное действие, существенно затрагивающее права и интересы какого-либо лица, выносит постановление, которое в соответствии с уголовно-процессуальным законом является общеобязательным для исполнения всеми предприятиями, учреждениями, организациями, должностными лицами и гражданами, в том числе и теми, в отношении которых оно вынесено». Нет ни одного следственного и процессуального действия, которое бы в той или иной степени не производилось в режиме, сопряженном с подчинением частных лиц государственным органам и должностным лицам, ведущим уголовный процесс. Потому оправданно выделение в понятии следственного действия такого признака как процессуальное принуждение. Шейфер С.А. отмечает, что «каждое следственное действие, как и любое процессуальное действие, вообще, носит принудительный характер, не может не опираться на государственное принуждение»Шейфер С.А. Следственные действия. Основания, процессуальный порядок и доказательственное зна-чение. — М., 2012. — С. 31.. Принудительный характер таких следственных действий, как обыск, выемка, освидетельствование наиболее очевиден, поскольку сопровождается активными поисковыми и организационно-распорядительными мерами, ограничивающими неприкосновенность личности и жилища. В других следственных действиях (допрос, следственный эксперимент, назначение экспертизы) принуждение не столь очевидно и заключается в том, что по принятию следователем решения о проведении следственного действия предусмотренные законом обязанности его участников персонифицируются, становятся обязанностями конкретных лиц, независимо от того, хотят они того или нет.

Положения ч.1 ст. 179 УПК РФ носят публично-правовой характер, поскольку в случаях, не терпящих отлагательства, освидетельствование может быть произведено до возбуждения уголовного дела. УПК РФ (ч.2 ст. 179) предусматривает положение, об обязательности для лица выносимого следователем постановления об освидетельствовании. «О производстве освидетельствования следователь выносит постановление, которое является обязательным для освидетельствуемого лица»Торобгш ЮТ. Освидетельствование в свете нового УПК РФ // Государство и право. -2013. — №8. — С. 57..

Закрепленное в законе требование о том, что потерпевший не вправе отказываться от дачи показаний и давать заведомо ложные показания (ч.5 ст. 42 УПК РФ) носит также публичный характер и вовсе не учитывает возможные интересы потерпевшего.

Таким образом, подводя итог рассмотрению форм проявления принципа публичности при расследовании, можно констатировать, что в нем реализуется преимущественно требование о процессуально-должностной активности субъектов, ведущих процесс. Данное требование находит выражение в быстроте, оперативности и своевременности производства следственных действий, в самостоятельности направления поиска доказательств, очередности процессуальных действий, в использовании тех или иных тактических приемов, которые обеспечиваются путем реализации субъектами, ведущими процесс, своих процессуальных обязанностей, властных полномочий и дискреционного усмотрения. Гальперин И.М. О принципе публичности (официальности) в уголовном процессе // Правоведение. 2003. №2. СП

В деятельности, определяемой как правозащита, реализация принципа публичности обретает многообразные формы. Правозащита, как функционально-предметный вид процессуальной деятельности, не может не носить публичный характер, поскольку ее осуществление в отношении частных лиц не зависит от того, какую сторону процесса они представляют, имеют ли интерес, связанный с исходом дела. В силу этого правозащита — универсальная деятельность , реализация принципа публичности в которой достигается исполнением субъектами, ведущими процесс, преимущественно своих процессуальных обязанностей об обеспечении права подозреваемого и обвиняемого на защиту и обеспечении всех участвующих лиц правом на юридическую помощь , об обеспечении имущественных интересов участвующих в деле лиц , об обеспечении государственной защита лиц, участвующих в уголовном судопроизводстве, а также положением об ответственности государства за причиненный вред лицам незаконным и необоснованным уголовным преследованием, а также незаконным и необоснованным ограничением их прав и свобод.

Требования принципа публичности наиболее отчетливо проявляются в уголовном преследовании, осуществление которого от имени государства по делам публичного и частно-публичного обвинения возлагается как обязанность на прокурора, следователя и дознавателя (ч. 1 ст. 21 УПК РФ) Еникеев З.Д. Уголовное преследование. Уфа, 2010. С. 61..

Уголовное преследование, определяемое нами как функционально-предметный вид процессуальной деятельности, носит официальный характер и отражает ход применения норм уголовного закона. При выдвижении официального подозрения и обвинения, а также при поддержании обвинения происходит предварительное применение диспозиции уголовно-правовой нормы, которое развернуто во времени, проходит по этапам, каждый из которых требует юридического закрепления и может быть связан с уточнением квалификации совершенного лицом деяния, запрещенного уголовным законом. Содержанием этапов выступают выдвижение подозрения, выдвижение обвинения и поддержание обвинения.

Уголовное преследование — юридическая деятельность, в силу правоприменительной сути которой, оно осуществляется только органами и должностными лицами, ведущими досудебное производство. Процессуальная деятельность частных лиц, отнесенных законом к стороне обвинения, не может определяться как уголовное преследование. Потому обвинение и уголовное преследование соотносятся как целое (обвинение) и часть (уголовное преследование), то есть: обвинение — родовое понятие, имеющее форму уголовного преследования (должностное обвинение), форму частного обвинения и форму субсидиарного (дополнительного) обвинения. Рогова О.К Публичность и уголовный процесс. Томск, 2007. С.5,11

То, что суд в первой судебной стадии выполняет деятельность организационного характера по подготовке к судебному разбирательству — очевидно. Такая деятельность оттеняет управленческий аспект деятельности суда и в этом плане характеризует его как лидирующего субъекта процессуального производства по делу. Властно-организующее воздействие суда — это имманентный признак публичности судебного производства. Но деятельность судьи на первом (обязательном) этапе рассматриваемой стадии, характеризуется и иными проявлениями публично-правовых начал. В целом процессуальный режим судебного производства по разрешению вопросов, связанных с назначением судебного заседания, характеризуется действием принципа публичности, проявляющегося в ревизионной деятельности, и действием принципа состязательности, выражаемого в контрольной деятельности. Ревизионная деятельность — проверочная деятельность суда, производимая судом в силу требования закона и по собственной инициативе. Контрольная деятельность суда — проверочная деятельность, производимая судом по ходатайству или жалобе участвующих в деле лиц. Понятно, что любая проверочная деятельность есть деятельность контрольная. Потому различие между ревизионной и контрольной деятельностью суда заключается в процессуальных предпосылках её осуществления, то есть соответственно по инициативе суда и по заявленным жалобам и ходатайствам. Шананин А.А. Принцип публичности и диспозитивности уголовног процессуального права. Саратов, 2009. С.12

Публично-правовые начала в теории уголовного процесса традиционно связывались с ревизионными началами в деятельности суда второй и надзорной инстанции.

Назначение предварительного слушания являет собой вид контрольной деятельности суда при наличии ходатайства стороны защиты , а также потерпевшего и его представителя об исключении доказательств, о возвращении уголовного дела прокурору, о прекращении уголовного дела по основаниям, предусмотренными п.п. 3-6 ч. 1 и ч. 2 ст. 24, п. 3-6 ч. 1 ст. 27 УПК РФ. Петрухин И.Л. Публичность и диспозитивность в уголовном процессе // Российская юстиция. 2009. С.25.

Однако суд, помимо заявленных ходатайств, может самостоятельно усмотреть в материалах дела основания, указанные в п.п. 2 и 3 ч.2 ст. 229 УПК РФ. А это значит, что выяснение судом вопроса о том, имеются ли основания для проведения предварительного слушания, носит ревизионный, а потому публичный характер.

Процессуальный режим предварительного слушания, назначаемого по ходатайству сторон защиты и обвинения, проявляет состязательную сущность данного этапа первой судебной стадии. Вместе с тем диспозитивные начала, создающие основу для состязательности, не нивелируют публично — правового характера производства по уголовному делу в суде. Публично-правовой характер судебного производства находит выражение в проведении предварительного слушания по собственной инициативе суда, то есть в ревизионном порядке.

На предварительное слушание выносятся вопросы, которые законодатель считает значимыми, поскольку их разрешение напрямую связано с обеспечением лицам доступа к правосудию и с обеспечением процессуальных интересов участвующих в деле лиц, т.е. сторон. Поэтому закон (ст. 234 УПК РФ) предусматривает строгую процессуальную форму предварительного слушания, максимально учитывающую интересы лиц, представляющих стороны защиты и обвинения. Иными словами предварительное слушание имеет свой процессуальный режим, определяемый воздействием принципа публичности и принципа состязательности. Александров А.С. Публичность в уголовном процессе. Нижний Новгород, 2009. С.74.

Положения, содержащиеся в п.п. 50, 51 ст. 5 УПК РФ не дают оснований различать судебное разбирательство и судебное заседание, так как содержание данных понятий в приведенных нормах выводится друг из друга, и, по сути, позволяет понимать и под судебным разбирательством, и под судебным следствием одну и ту же процессуальную форму, в которой осуществляется правосудие во всех стадиях. Под судебным разбирательством следует понимать не судебное заседание, а вид судебного производства, осуществляемый в процессуальном режиме, определяемом в гл.гл. 34-39 УПК РФ. Божьев В.П. Применение норм уголовно-процессуального законодательства при рассмотрении дел частного обвинения 2010. №15-16. С.2 Судебное разбирательство обязательно должно включать судебное следствие — разбор обстоятельств дела при условии непосредственного исследования доказательств. В связи с этим предлагаем изложить п. 51 ст. 5 УПК РФ в следующей редакции: «Судебное разбирательство — непосредственное исследование судом фактических обстоятельств обвинения путем проверки и оценки представленных сторонами доказательств, на основе которых дается уголовно-правовая оценка этим обстоятельствам в форме применения уголовного закона, выражаются в приговоре».

Публичный характер правоприменения как властно-организующей деятельности требует установления обстоятельств дела именно правоприменителем. Потому полномочия и активная роль суда в уголовном процессе вытекают из его публичной природы как правоприменителя и лидирующего субъекта судебного производства, ответственного за принимаемые им решения.

Признак публичности в уголовном законодательстве: краткий анализ



Предметом научных дискуссий, с учетом неоднозначной правоприменительной практики, сегодня являются вопросы, связанные с понятием «публичности» в отдельных составах Уголовного кодекса РФ.

Обозначим следующую проблематику: что законодатель понимает под публичностью деяния; количество лиц, достаточных для образования признака «публичности»; применяется ли это понятие одинаково для всех соответствующих уголовных составов.

В постановлениях Пленума Верховного Суда РФ от 28.06.2011 № 11 «О судебной практике по уголовным делам о преступлениях экстремистской направленности» (далее — ПП ВС № 11) , от 09.02.2012 № 1 «О некоторых вопросах судебной практики по уголовным делам о преступлениях террористической направленности» (далее — ПП ВС № 1) разъясняется понятие лишь публичных призывов: выраженные в любой форме (например, в устной, письменной, с использованием технических средств) обращения к другим лицам с целью побудить их к осуществлению экстремистской (соответственно, террористической) деятельности.

Рассмотрим преступления, сопряженные с распространением (в широком смысле) каких-либо сведений, информации другим лицам. Их можно классифицировать как деяния, совершенные: путем распространения (например, ч.1 ст.128.1, ч.1 ст.137 УК РФ) , разглашения (ст.155, ч.1. ст. 283 УК РФ); публично (ч.1 ст.282 УК РФ), публичными действиями (ст.148 УК РФ), публичными призывами (ч.1 ст.280, ч.1 ст.354 УК РФ); через публичные выступления, произведения, демонстрации (ч.1. ст.242 УК РФ); с использованием СМИ или сети «Интернет» (ч.2 ст.205.2 УК РФ).

Распространение и разглашение как способы совершения преступления сложностей в квалификации не вызывают: под ними понимают сообщение в любой форме (письменной или устной) сведений хотя бы одному человеку.

Статья 148 УК РФ устанавливает ответственность за публичные действия, выражающие явное неуважение к обществу и совершенные в целях оскорбления религиозных чувств. За последние два года известны несколько уголовных дел, вызвавших общественный резонанс.

Постановлением судебного участка № 10 Вятскополянского судебного района Кировской области от 31.05.16 Казанцев К.Н. и Шайдуллин Р.Р. признаны виновными в совершении преступления, предусмотренного ст.148 УК РФ за размещение чучела человеческой фигуры в виде распятия с надписью «Аллах Акбар. Смерть Неверным» на открытой местности около автодороги.

Приговором Элистинского городского суда РК от 28.07.2016 Османов С.С. признан виновным в совершении преступлений, предусмотренных ч.2 ст.148 УК РФ, ч.1 ст.282 УК РФ за осквернение статуи Будды в храме.

В Оренбурге вынесен приговор по ст. 148 УК в отношении преподавателя, опубликовавшего в Интернете статью «Злой Христос».

В феврале 2016 года начался суд над Красновым В.М. за публикацию в одной из социальных сетей высказываний, носящих оскорбительный характер в отношении православного христианства.

Возможно сделать вывод, что публичные действия предполагают совершение противоправных действий, направленных на неограниченный круг лиц. Важно обратить внимание на место совершения деяния: например, автострада и буддийский храм — это общественные места, а места общего пользования лишь гипотетически предполагают наличие других лиц. Таким образом, количество лиц не будет иметь значения: противоправные действия (указанные в ст.148 УК РФ) в общественном месте будут образовывать состав при фактическом отсутствии потерпевших.

Аналогично с Интернет-пространством (либо СМИ): любой ресурс, независимо от его аудитории, априори предполагает публичность. Факт опубликования равен публичному провозглашению и совпадает с окончанием преступления.

В ПП ВС № 11 разъясняется, что публичные призывы не должны быть направлены на склонение определенных лиц к совершению конкретных уголовно наказуемых деяний, их следует отличать от подстрекательства (например, ст.280.1 УК РФ от ст.279 УК РФ). Призывы не несут в себе конкретизации и практической направленности и не предполагают склонения конкретного лица или группы лиц к совершению конкретного преступления. Такое мнение встречается в статьях Пинкевич Т.В и Черных Е.Е. , Шибзухова З.А. , Помазан С.В. и Пилюгиной Т.В.

Таким образом, критериями публичности призывов выступают: неопределенный круг лиц и отсутствие направленности на совершение конкретного преступления. Придерживаясь такой позиции, необходимо ответить на вопросы: что есть неопределенный круг лиц и что выступает его ограничением.

Неопределенный круг лиц — аудитория, численность которой столь велика, что субъектом не осознается и не конкретизируется. При этом речь здесь должна идти не столько о количественной, сколько о персональной неопределенности адресатов. При обращении к группе людей в общественных местах, на собраниях, а равно при распространении обращения путем массовой рассылки электронных сообщений количество адресатов зачастую может быть точно установлено. Однако индивидуальные характеристики этих людей будут безразличны для виновного, что и обусловливает выбор им соответствующего способа распространения информации.

То есть, критерием «ограничения» круга лиц выступает их персонифицированность — лицо обращается к конкретным субъектам. В этой связи обозначим следующие проблемные моменты:

  1. Затруднения в части определения «верхней» границы группы. Каково значение предельного числа известных для субъекта лиц? Действительно, действия субъекта могут быть прямо направлены на значительное количество лиц — останется ли индивидуализированный характер группы? Например, «призыв» к экстремистской деятельности трехсот доподлинно известных субъекту человек в частной квартире. Критериев определения количественной границы группы, при преодолении которой эта группа станет для субъекта неопределенной и неизвестной, — нет.
  2. Разновременность призывов. Останется ли признак публичности, если субъект призывает разных людей в разное время.
  3. Сложность квалификации действий субъекта хотя и совершенных в общественном месте, но направленных на конкретных людей.

Задача разграничения публичного деяния от непубличного усложняется наличием статьи 205.1 УК РФ «Содействие террористической деятельности». В соответствии с п.14 ПП ВС № 1: под склонением, вербовкой или иным вовлечением (205.1 УК РФ) следует понимать, в частности, умышленные действия, направленные на вовлечение определенного лица (группы лиц) в совершение одного или нескольких указанных преступлений.

Получается, что для преступлений террористического характера законодатель предусмотрел специальный состав, который разграничивает определенную группу от неопределенной группы лиц (отличие 205.1 от 205.2 УК РФ). Однако в преступлениях экстремистской направленности аналогичный специальный состав отсутствует: статья 280 УК РФ «Публичные призывы к осуществлению экстремистской деятельности» предполагает исключительно неопределенный круг лиц (п. 6.2 ПП ВС № 11).

Например, призывы к осуществлению действий, направленных на нарушение территориальной целостности РФ преподавателя в отношении десяти студентов в закрытой аудитории лишь формально соответствуют признакам ч.1 ст.280.1 УК РФ. Конкретизированная, индивидуально-определенная группа лиц, при отсутствии возможности появления иных студентов (случайных) полностью охватывается прямым умыслом субъекта. Такие действия могут соответствовать подстрекательству (ч.4 ст.33 УК РФ) или вовлечению (ст. 150 УК РФ) при наличии самостоятельного преступления в составе призывов, например, вооруженного мятежа (ст. 279 УК РФ) или вовсе быть ненаказуемыми при отсутствии такого. Однако совершая субъект в такой же обстановке призывы к осуществлению террористической деятельности, его действия можно квалифицировать как содействие террористической деятельности (205.1 УК РФ).

Наличие состава, разграничивающего содействие и призывы по «кругу лиц» приводит к дисбалансу наказуемости за деяния: в однородных условиях одни действия подлежат уголовной ответственности, другие — нет.

Уголовный кодекс также включает составы преступлений, объективная сторона которых заключается в совершении определенных действий публично, например, статьи 282, 319 УК. Предполагается, что и здесь публичность — это обращение к неопределенному, как правило, широкому кругу лиц. Однако анализ судебных решений позволяет сделать противоположный вывод: на практике происходит отождествление между публичностью и присутствием двух и более лиц. Аналогично термин «публичная демонстрация» (ст. 242, 242.1 УК РФ) предполагает показ в присутствии нескольких лиц.

Правила законодательной техники требуют одинакового понимания термина «публичность» для всех уголовных составов, в которых он присутствует. В то же время, сегодня в УК РФ содержится не только непосредственно сам термин, но и его интерпретации (например, публичное распространение), кардинально меняющие объективную сторону соответствующий преступлений. Более того, существует очевидное противоречие между теорией и практикой применения некоторых составов.

По нашему мнению, сущность анализируемого термина, заложенная изначально законодателем, заключалась в совершении противоправных действий исключительно в общественном месте либо сетях общего пользования (например, массовая рассылка сообщений абонентам связи). Главное здесь — открытость, гласность, обращенность призывов ко многим людям — арифметический подход в данной ситуации неприемлем Причиной же изменения толкования публичности является адаптация к практике: необходимость противодействия однородным общественно опасным явлениям.

На наш взгляд, в целях унификации и систематизации уголовного законодательства целесообразно внести следующие изменения:

  1. Криминализировать «Содействие экстремистской деятельности» по аналогии со ст.205.1 УК РФ.
  2. Остальные интерпретации термина (публичные действия, публичное оправдание, публичное оскорбление) трактовать расширительно: не только действия, направленные на неопределенный круг лиц (т. е. общественное место), но равно в присутствии двух и более лиц (хотя бы одно постороннее лицо).
  3. В статьях 242, 242.1 УК РФ слова «публичная демонстрация или рекламирование» заменить на «массовая демонстрация или рекламирование» по аналогии со ст.20.29 КоАП РФ.

Литература:

  1. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 28.06.2011 N 11(ред. от 03.11.2016) «О судебной практике по уголовным делам о преступлениях экстремистской направленности»//Бюллетень Верховного Суда РФ, N 8, август, 2011.
  2. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 09.02.2012 N 1 (ред. от 03.11.2016) «О некоторых вопросах судебной практики по уголовным делам о преступлениях террористической направленности»// Бюллетень Верховного Суда РФ, N 4, апрель, 2012.
  3. Уголовный кодекс Российской Федерации //СЗ, 17.06.1996, N 25, ст. 2954.
  4. Бриллиантов А.В. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации: в 2 т.. — М.: Проспект, 2015. — С. 335.
  5. Решение по делу 1-46/2016//РосПравосудие.URL: https://rospravosudie.com/court-sudebnyj-uchastok-10-vyatskopolyanskogo-rajona-s/act-229621152/ (дата обращения: 16.03.2017).
  6. Приговор в отношении Османова С.С//Элистинский городской суд Республики Калмыкия. URL: http://elistinsky.kalm.sudrf.ru/modules.php?name=info_court (дата обращения: 16.03.2017).
  7. Приговор по ст. 148 УК в отношении преподавателя, опубликовавшего в интернете статью «Злой Христос»//Информационно-аналитического центра «СОВА». URL: http://www.sova-center.ru/religion/news/authorities/feelings/2016/04/d34332/ (дата обращения: 16.03.2017).
  8. Решение по делу 1-788/2015//РосПравосудие. URL: https://rospravosudie.com/court-promyshlennyj-rajonnyj-sud-g-stavropolya-stavropolskij-kraj-s/act-514712033 (дата обращения: 16.03.2017).
  9. Пинкевич Т.В., Черных Е.Е. Публичные призывы к осуществлению террористической деятельности или публичное оправдание терроризма: проблемы квалификации//Юридическая наука и практика: Вестник Нижегородской академии МВД России. — 2014. — № 3 (27).
  10. Шибзухов З.А. . Проблемы квалификации публичных призывов к осуществлению террористической деятельности или публичного оправдания терроризма, совершенных в соучастии//Общество и право. — 2011. — № № 2 (34).
  11. Помазан С.В, Пилюгина Т.В. . Преступления, связанные с осуществлением террористической деятельности//Общество и право. — 2014. — № № 4 (50).
  12. Бажин Д.А. . К вопросу о понимании публичности в уголовном праве // Российский юридический журнал. — 2011. — № № 2. — С. 162-168.
  13. Тарбагаев А.Н., Москалев Г.Л. Публичные призывы к осуществлению террористической деятельности (ст. 205.2 УК РФ): проблемы уголовно-правовой регламентации и квалификации//Вестник СПбГУ. — 2016. — № Cер.14, вып. 2.
  14. Приговор Верховного суда Чеченской Республики от 27.01.2014 N 2-24/2013 //КонсультантПлюс.URL:http://www.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc&base=SOJ&n=1154190&rnd=228224.1027923525#0 (дата обращения: 16.03.2017).
  15. Решение по делу 1-88/2016//РосПравосудие. URL: https://rospravosudie.com/court-sudebnyj-uchastok-47-svetloy (дата обращения: 16.03.2017).
  16. Дьяков С.В. . Унификация уголовного законодательства об ответственности за преступления против государства//Вестник межпарламентской ассамблеи. — 1995. — № 4. — С. 37-46.

Содержание принципов гласности и публичности уголовного судопроизводства в РФ

Принцип публичности (ст. 21 УПК РФ). Сущность этого принципа заключается в обязанности стороны обвинения осуществлять уголовное преследование при обнаружении признаков преступления независимо от волеизъявления других участников процесса. В соответствии с этим принципом:

1) уголовное преследование от имени государства по уголовным делам публичного и частно-публичного обвинения осуществляют прокурор, а также следователь и дознаватель;

2) прокурор, следователь, орган дознания и дознаватель при обнаружении деяния с признаками преступления обязаны принять предусмотренные процессуальным законом меры по установлению события преступления и уголовному преследованию (изобличению) лица или лиц, виновных в его совершении;

3) уголовное преследование от имени государства по делам частного или частно-публичного обвинения в случаях, предусмотренных ч. 4 ст. 20 УПК РФ, осуществляют руководитель следственного органа, следователь, а также дознаватель с согласия прокурора независимо от волеизъявления потерпевшего или его законного представителя;

4) требования, поручения и запросы прокурора, руководителя следственного органа, следователя, органа дознания и дознавателя обязательны для исполнения всеми учреждениями, предприятиями, организациями, должностными лицами и гражданами;

5) прокурор вправе после возбуждения уголовного дела заключить с подозреваемым или обвиняемым досудебное соглашение о сотрудничестве.

Современные авторы воспринимают публичность как способность уголовного процесса слышать голоса всех, а не только сильнейших своих участников. В других отраслях процессуального права принципу публичности противостоит принцип диспозитивности. Диспозитивные начала в отечественном уголовном судопроизводстве имеют ограниченную сферу действия.

Взаимосвязь публичных и диспозитивных начал в уголовном процессе обеспечивает существование в нем трех видов обвинения (или уголовного преследования): частного, частно-публичного и публичного.

К уголовному преследованию в частном порядке отнесены уголовные дела потому, что совершенные преступления в основном касаются частных (личных) интересов пострадавших. В связи с этим уголовное преследование виновных отдано государством на усмотрение потерпевших или их законных представителей. Вмешательство государства в процесс по этим делам осуществляется в минимальных пределах.

Уголовные дела о преступлениях частно-публичного преследования (обвинения) сочетают в себе частные (личные) и публичные (общественные) интересы. Эти преступления затрагивают прежде всего частные интересы конкретного лица. Однако они представляют определенную опасность для функционирования общества и государства, в связи с чем они «включают» государственный механизм в процесс привлечения виновного к уголовной ответственности.

Уголовные дела о преступлениях, всегда представляющих опасность для общества и государства, относятся к уголовному преследованию (обвинению) в публичном порядке. Поэтому государственные органы, осуществляющие уголовное преследование, должны реагировать на все случаи готовящихся или совершенных преступлений.

Согласно ч. 2 ст. 20 УПК РФ делами частного обвинения считаются уголовные дела о преступлениях, предусмотренных:

1) ч. 1 ст. 115 УК РФ (умышленное причинение легкого вреда здоровью при отсутствии квалифицирующих признаков);

2) ч. 1 ст. 116 УК РФ (побои при отсутствии квалифицирующих признаков);

3) ч. 1 ст. 129 УК РФ (клевета без отягчающих обстоятельств);

4) ст. 130 УК РФ (оскорбление).

Особенности производства по этим делам заключаются в следующем:

1) уголовное дело возбуждается не иначе как по заявлению потерпевшего или его законного представителя, за исключением случаев, предусмотренных ч. 4 ст. 20 УПК РФ;

2) заявление подается непосредственно в суд (мировому судье);

3) заявление, отвечающее требованиям закона, автоматически влечет за собой возбуждение уголовного дела при принятии судьей заявления к своему производству;

4) предварительное расследование по уголовному делу, как правило, не проводится;

5) уголовное дело подлежит прекращению за примирением сторон;

6) примирение сторон допускается до удаления суда в совещательную комнату для постановления приговора;

7) руководитель следственного органа, следователь, а также дознаватель с согласия прокурора вправе возбудить уголовное дело при отсутствии заявления потерпевшего или его законного представителя, если преступление совершено в отношении лица, которое в силу зависимого или беспомощного состояния или по иным причинам не может самостоятельно защищать свои права и законные интересы. К иным причинам относится также случай совершения преступления лицом, данные о котором неизвестны (ч. 4 ст. 20 УПК РФ). При этом осуществляется предварительное расследование. Вступление прокурора в уголовное дело не препятствует его прекращению в связи с примирением сторон (ч. 4 ст. 318 УПК РФ).

Согласно ч. 3 ст. 20 УПК РФ к делам частно-публичного обвинения относятся преступления, предусмотренные:

1) ч. 1 ст. 131 УК РФ (изнасилование без отягчающих обстоятельств);

2) ч. 1 ст. 132 УК РФ (насильственные действия сексуального характера без отягчающих обстоятельств);

3) ч. 1 ст. 146 УК РФ (нарушение авторских и смежных прав); ч. 1 ст. 147 УК РФ (нарушение изобретательских и патентных прав) и некоторыми другими нормами уголовного закона.

Особенности уголовно-процессуального производства по этим делам состоят:

1) в возбуждении уголовного дела не иначе как по заявлению потерпевшего или его законного представителя, за исключением случаев, предусмотренных ч. 4 ст. 20 УПК РФ;

2) в обязательном производстве предварительного расследования;

3) в запрете прекращения уголовного дела за примирением сторон, за исключением случаев, установленных ст. 25 УПК РФ;

4) в возможности возбуждения уголовного дела руководителем следственного органа, следователем, а также с согласия прокурора дознавателем при отсутствии заявления потерпевшего или его законного представителя, если преступление совершено в отношении лица, находящегося в зависимом, беспомощном состоянии или по иным причинам не способного воспользоваться своими правами (ч. 4 ст. 20 УПК РФ).

Уголовные дела о совершении всех иных преступлений, за исключением дел частного и частно-публичного обвинения, считаются делами публичного обвинения (ч. 5 ст. 20 УПК РФ).

Потерпевший, его законный представитель и (или) представитель вправе принимать участие в уголовном преследовании обвиняемого по уголовным делам частно-публичного и публичного характера. По делам частного обвинения они имеют право выдвигать и поддерживать обвинение в установленном законом порядке (ст. 22 УПК РФ).

Причинение вреда преступлениями, предусмотренными ст.ст. 201-204 УК РФ, интересам исключительно коммерческой или иной организации, не являющейся государственным или муниципальным предприятием, влечет за собой возбуждение уголовного дела только по заявлению руководителей этих организаций или с их согласия. Это правило действует, если преступлениями не причинен общественно опасный вред интересам других организаций, а также интересам граждан, общества и государства. В противном случае лица, виновные в совершении этих преступлений, преследуются в публичном порядке (ст. 23 УПК РФ).

Гласность уголовного судопроизводства. Конституционная формула принципа гласности такова: “Разбирательство дел во всех судах открытое. Слушание дела в закрытом заседании допускается в случаях, предусмотренных федеральным законом” (ст. 123 Конституции РФ, ст. 9 Федерального конституционного закона “О судебной системе в Российской Федерации”).

Конкретизируя ст. 123 Конституции РФ, ст. 18 УПК предусматривает, что закрытое судебное разбирательство уголовных дел в суде может иметь место только в случаях, когда, во-первых, открытое рассмотрение дела противоречит интересам охраны государственной тайны и, во-вторых, по делам о преступлениях лиц, не достигших шестнадцатилетнего возраста, в-третьих, по делам о половых преступлениях, в-четвертых, по другим делам в целях предотвращения разглашения сведений об интимных сторонах жизни участвующих в деле лиц. Кроме того, закрытое разбирательство уголовного дела возможно в случаях, когда необходимо обеспечить безопасность потерпевшего, свидетеля или других, участвующих в деле лиц, а также членов их семей или близких родственников.

Если необходимость охраны государственной тайны обуславливает обязательное рассмотрение дела в закрытом заседании, то во всех иных случаях закон предоставляет суду, с учетом конкретных обстоятельств дела, право самому решить вопрос о закрытом разбирательстве.

Иногда выяснение обстоятельств, составляющих государственную тайну или связанных с интимными сторонами жизни участвующих в деле лиц, происходит только в какой-то части судебного заседания. Тогда публика может быть удалена из зала суда не на время судебного разбирательства, а лишь на соответствующую часть его.

Приговор суда обязательно провозглашается публично. Важно обратить внимание на то обстоятельство, что широкая гласность судебного разбирательства привлекает внимание общественности к процессу, способствует повышению бдительности и нетерпимости граждан по отношению к антисоциальным элементам, отвечает требованиям общей превенции. Наряду с этим открытое судебное разбирательство укрепляет и совершенствует связь судебных органов с народом, повышает ответственность судей за эффективность и качество работы. Все это в конечном счете способствует повышению авторитета суда.

В этом контексте принцип гласности в уголовном судопроизводстве нельзя понимать упрощенно. Интересы правосудия требуют дифференцированного подхода к определению конкретного проявления этого принципа в различных стадиях уголовного процесса. Так, данные предварительного следствия в силу ст. 139 УПК могут быть преданы гласности лишь с разрешения следователя или прокурора и в том объеме, в каком они признают это возможным. Полное же осуществление всех заложенных в данном принципе идей обеспечивается на стадии судебного разбирательства. Здесь слушание дела в закрытом заседании суда, в силу ст. 123 Конституции РФ, допускается лишь в том случае, когда он установлен законом. Исчерпывающий перечень таких случаев указан в ст. 18 УПК.

В связи с этим необходимо иметь в виду, что открытое разбирательство дела предполагает возможность оглашения материалов судебного разбирательства. Суд обязан допросить подсудимых, потерпевших, свидетелей, заслушать заключения экспертов, осмотреть вещественные доказательства, огласить протоколы и иные документы (ст. 240 УПК). Присутствующие в зале суда имеют право записывать все происходящее в судебном заседании. Применение фото-, кино и видеосъемки в зале суда может производиться с разрешения председательствующего по делу. Он вправе запретить применение и других технических средств фиксации, которые могут затруднить ведение процесса1. Население получает информацию о работе суда также через печать, радио, телевидение и другие средства массовой информации.

1 Печать и публика могут не допускаться на судебное разбирательство по соображениям морали, общественного порядка, государственной безопасности или когда этого требуют интересы частной жизни сторон (см. ст. 14 Пакта о гражданских и политических правах).

Анализ положений ст. 18 УПК позволяет констатировать, что в ней закреплена важнейшая юридическая гарантия законности и обоснованности процессуальных решений, принимаемых в закрытом его заседании лишь при соблюдении “всех правил судопроизводства”. Указание на необходимость соблюдения правил судопроизводства, как нетрудно заметить, исключает всякого рода процессуальные упрощенчества при рассмотрении уголовного дела в закрытом судебном заседании, ориентирует на строгое и последовательное осуществление прав и законных интересов участников процесса, требует неуклонного соблюдения законности в условиях действия всех процессуальных гарантий.

Таким образом, правосудие осуществляется гласным судом, где все, представленное в суд надзора и по вновь открывшимся обстоятельствам, предварительного расследования, рассматривается открыто.

Исключением являются стадии назначения судебного заседания, производства в порядке надзора и по вновь открывшимся обстоятельствам, предварительного расследования, в которых, в отличие от стадий судебного разбирательства, рассмотрения дел в кассационном порядке и при разбирательстве в судебном заседании вопросов, связанных с исполнением приговора, принцип гласности не действует.

Содержание принципов независимости судей и подчинения их только закону; осуществления судопроизводства на началах равенства граждан перед законом и судом в уголовном судопроизводстве РФ.

Принцип независимости судей и подчинения их только закону (ч. 1 ст. 120 Конституции РФ). При осуществлении правосудия по уголовным делам судьи и присяжные заседатели независимы и подчиняются только закону. Независимость судей обеспечивается лишь строгим следованием ими предписаниям закона. В свою очередь, только истинная независимость судей позволяет им подчиняться материальному и уголовно-процессуальному закону.

Независимость судей и подчинение их Конституции России и федеральному закону — конституционный принцип правосудия, означающий, что судьи, присяжные и народные заседатели рассматривают и разрешают уголовные дела по своему внутреннему убеждению, руководствуясь уголовно-процессуальным и уголовным законом и профессиональным правосознанием.

В Конституции РФ (ст. 120) записано: “Судьи независимы и подчиняются только Конституции Российской Федерации и федеральному закону”1. Важные дополнения и разъяснения названного конституционного положения сформулированы в ст. 16 УПК. Там речь идет не о любой независимости лиц, входящих в состав суда, а о независимости судей, присяжных и народных заседателей при осуществлении правосудия. Здесь же записано, что судьи, присяжные и народные заседатели разрешают уголовные дела на основе закона, в соответствии со своим правосознанием, в условиях, исключающих постороннее воздействие на судей2.

1 Принцип осуществления правосудия независимым и беспристрастным судом в уголовном процессе (как, впрочем, и ряд других) берет свое начало во Всеобщей декларации прав человека 1948 г., ст. 10 которой определяет что каждый человек для установления обоснованности предъявленного ему обвинения имеет право на то, чтобы его дело было рассмотрено гласно и с соблюдением всех требований справедливости независимым и беспристрастным судом.

2 В ст. 5 Федерального конституционного закона “О судебной системе в Российской Федерации” говорится, что суды осуществляют судебную власть самостоятельно, независимо от чьей бы то ни было воли, подчиняясь только Конституции Российской Федерации и закону.

Судьи, присяжные, народные и арбитражные заседатели, участвующие в осуществлении правосудия, независимы и подчиняются только Конституции Российской Федерации и закону. Гарантии их независимости устанавливаются Конституцией Российской Федерации и федеральным законом.

Суд, установив при рассмотрении дела несоответствие акта государственного или иного органа, а равно должностного лица Конституции Российской Федерации, федеральному конституционному закону, федеральному закону, общепризнанным принципам и норам международного права, международному договору Российской Федерации, конституции (уставу) субъекта Российской Федерации, принимает решение в соответствии с правовыми положениями, имеющими наибольшую юридическую силу. В Российской Федерации не могут издаваться законы и иные нормативные правовые акты, отменяющие или умаляющие самостоятельность судов, независимость судей.

Лица, виновные в оказании незаконного воздействия на судей, присяжных, народных и арбитражных заседателей, участвующих в осуществлении правосудия, а также в ином вмешательстве в деятельность суда, несут ответственность, предусмотренную федеральным законом. Присвоение властных полномочий суда наказывается в соответствии с уголовным законом.

Оба положения, составляющие единый принцип независимости судей, присяжных и народных заседателей и подчинения их только Конституции РФ и федеральному закону, взаимосвязаны и взаимообусловлены. Независимость лиц, входящих в состав суда, не может означать свободу судебного усмотрения, а основана исключительно на подчинении судей закону. И напротив, только подчинение, следование судей точным указаниям материального и процессуального закона может означать их подлинную независимость от каких-либо органов, должностных лиц и иных влияний.

Независимость судей при осуществлении всей процессуальной деятельности, в том числе и при рассмотрении и разрешении конкретного уголовного дела, означает: во-первых, независимость их от влияния и мнения различных органов государственной власти и управления, общественных организаций, коллективов и отдельных лиц;

во-вторых, независимость их от вышестоящего суда; в-третьих, независимость от выводов и мнения участников судебного заседания;

в-четвертых, независимость внутри самой судейской коллегии, в частности народных заседателей от судьи, судей — членов состава суда — от председательствующего, т.е. возможность каждого из судей и народных заседателей свободно участвовать в исследовании доказательств, в обсуждении и принятии решений по своему внутреннему убеждению.

Отменяя приговор и направляя дело на новое судебное рассмотрение, вышестоящий суд не вправе предрешать оценку доказательств и выводы нижестоящего суда (ст. 352, 380 УПК).

Рассматривая дело, судьи не только проверяют все уже собранные по делу доказательства, но при необходимости привлекают и новые (ст. 276 УПК). Они не связаны выводами органов дознания, следователя и прокурора по делу, мнениями государственного обвинителя, потерпевшего, обвиняемого, защитника и других участников судебного разбирательства, высказанными во время рассмотрения дела.

Правосудие — самостоятельная область государственной деятельности, свободная от чьего бы то ни было руководства и надзора. Государственная власть, декретировавшая независимость судей, сама обязана соблюдать провозглашенный ею же принцип.

Подзаконность и независимость судей — две стороны одной и той же медали. Независимость судей возможна при условии подчинения их только закону, а подзаконность возможна при условии ограждения судей от влияний внешних и внутренних факторов. Независимость без подчинения закону может породить произвол.

Между тем независимость судей является важным условием существования в стране авторитетной и самостоятельной судебной власти, способной беспристрастно и объективно осуществлять правосудие, эффективно защищать права и законные интересы граждан и государства.

Упоминание в Конституции РФ о федеральном законе не исключает необходимости для судов подчиняться законам и иным нормативным правовым актам субъектов РФ, если эти акты приняты по предметам совместного ведения и в соответствии с федеральным законом.

В Федеральном конституционном законе от 26 июня 1992 г. “О статусе судей в Российской Федерации” сформулированы гарантии принципа независимости судей и подчинения их закону.

Судебная власть самостоятельна и действует независимо от законодательной и исполнительной власти (п. 2 ст. 1 Закона). В соответствии с Законом о статусе судей независимость судьи1, присяжных и народных заседателей гарантируется: порядком формирования корпуса судей, присяжных и народных заседателей (ст. 3—6 Закона о статусе судей, гл. 3 Федерального конституционного закона “О судебной системе Российской Федерации”); предусмотренной законом процедурой осуществления правосудия; запретом, под угрозой ответственности, чьего бы то ни было вмешательства в деятельность по осуществлению правосудия (ст. 10); установленным порядком приостановления и прекращения полномочий судьи (ст. 13—14 Закона о статусе судей; правом судьи на отставку (ст. 15 Закона о статусе судей); несменяемостью судей (ст. 121 Конституции РФ); неприкосновенностью судей, присяжных и народных заседателей (ст. 16 Закона о статусе судей и ст. 122 Конституции РФ); системой органов судейского сообщества (ст. 17 Закона о статусе судей); установлением ответственности за воздействие на суд с целью воспрепятствования всестороннему, полному и объективному рассмотрению конкретного дела, за любые проявления неуважения к суду (ст. 297 УК); предоставлением судье за счет государства материального и социального обеспечения, соответствующего его высокому статусу (ст. 19, 20 Закона о статусе судей); судьи всех судов общей юрисдикции, народные и присяжные заседатели подлежат государственной защите в соответствии с Федеральным законом “О государственной защите судей, должностных лиц правоохранительных и контролирующих органов”1, неограниченностью срока полномочий судьи (кроме случаев назначения впервые судей районных (городских) судов, судей военных судов гарнизонов (армий, флотилий, соединений) сроком на три года (ст. 11 Закона о статусе судей).

1 См.: РГ. 1995. 26 апр.; СЗ РФ. 1995. № 17. Ст. 1455.

Порядок исследования доказательств и принятия решений судом разработан таким образом, чтобы обеспечить: внутрипроцессуальные гарантии независимости судей; несвязанность судей мнением следователя, прокурора, других участников процесса; осуществление оценки доказательств по внутреннему убеждению; возможность изменить обвинение, направить дело на дополнительное расследование, возбудить уголовное дело по новому обвинению или в отношении новых лиц; запрет рассматривающему дело в кассационном или надзорном порядке суду предрешать оценку доказательств при повторном рассмотрении дела. К гарантиям независимости судей относится также тайна совещания судей. При коллегиальном слушании дела во всех судах (кроме суда присяжных) судья свободно выражает свое мнение по всем обсуждаемым вопросам и при несогласии с вынесенным решением может изложить свое особое мнение, которое приобщается к делу (ст. 307 УПК).

В соответствии со ст. 59 и 60 УПК при наличии обстоятельств, могущих вызвать сомнение в беспристрастности судьи, он должен устранить себя от участия в деле или же может быть отведен по инициативе сторон. Приговор, постановленный с участием судьи, подлежавшего отводу, обязательно отменяется.

Требование беспристрастности относится также к прокурору, следователю, органу дознания, лицу, производящему дознание, переводчику, эксперту, специалисту, секретарю судебного заседания, которым может быть заявлен отвод.

Вам также может понравиться

Об авторе admin

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *