Подсудность по договору

Какие ошибки в договоре приведут к передаче дела в другой суд.

Вадим Стеценко: Главное в определении договорной подсудности – выражение воли сторон на рассмотрение спора в конкретном суде.

Использование института договорной подсудности позволяет гарантированно передавать споры в удобный сторонам суд. Однако неверные формулировки в договоре нередко приводят к обратному результату. Какие нюансы необходимо учесть сторонам, читайте в статье Вадима Стеценко, юриста Группы правовых компаний ИНТЕЛЛЕКТ-С.

Стороны часто включают в договор положения о подсудности. Однако нередко такие пункты копируются из одного договора в другой без учета изменений в правоприменительной практике. В итоге это может обернуться определенными трудностями в суде и даже передачей дела в другой суд, невыгодный истцу или обеим сторонам. Рассмотрим основные ошибки при закреплении в договорах условия о подсудности споров, а также способы этих ошибок избежать.

Требования к соглашению о договорной подсудности

Согласно ст. 37 АПК РФ, подсудность спора может быть изменена по соглашению сторон до принятия судом заявления к своему производству.

Из буквального толкования данной нормы следует, что законодатель никаких особых требований к соглашению о договорной подсудности не предъявляет, – разве что это соглашение должно быть заключено до принятия заявления к производству. В этом заключается интересное и не очень логичное отличие от возможности передать спор на рассмотрение третейского суда. Например, стороны осознали, что разбирательство в арбитражном суде одного субъекта им неудобно и занимает много времени. Однако выбрать другой суд они уже не смогут. Вместе с тем договор об изменении правил общей и территориальной подсудности можно заключить в любом виде: либо как отдельное соглашение, либо как оговорку, включенную отдельным пунктом в основной договор.

Но при всей кажущейся легкости заключения соглашения об установлении договорной подсудности контрагентам следует быть особенно осторожными при выборе формулировок. В судебной практике этот институт представляется исключительно важным, и она предъявляет свои, зачастую только ей известные, требования.

Договорная подсудность и «процессуальная революция»

Не так давно на информационных порталах активно обсуждались предложения Пленума ВС по реформированию процессуального законодательства, которые правовое сообщество охарактеризовало как «процессуальную революцию». Предложения были абсолютно разные и касались многих норм АПК и ГПК. Некоторые из них, безусловно, являлись рациональным шагом на пути развития процессуального права, некоторые были восприняты как маргинальные. При этом было очевидно, что главная задача данной реформы – сократить необоснованную загруженность российских судов.

Одно из самых обсуждаемых изменений касалось запрета на установление договорной подсудности. Рассматриваемое предложение объяснялось тем, что существующее право обратиться в любой суд практически по всем делам без какого-либо ограничения приводит к катастрофической нагрузке на суды Москвы, Московской области и Санкт-Петербурга. При этом подобная ситуация представляется вполне объяснимой хотя бы с той точки зрения, что в указанных регионах находится большинство юрлиц и госорганов.

В итоговые поправки, которые вступят в силу не позднее 1 октября 2019 года, запрет договорной подсудности не вошел, но этот факт ярко свидетельствует о настроении законодательной и судебной власти.

Влияние положения о подсудности на срок исковой давности

В сложившихся обстоятельствах правильное оформление положений о договорной подсудности становится еще более актуальным, особенно если помнить о возможных негативных последствиях. Так, согласно ч. 1 ст. 129 АПК РФ, арбитражный суд возвращает исковое заявление, если при рассмотрении вопроса о принятии заявления установит, что дело неподсудно данному арбитражному суду.

С другой стороны, срок исковой давности, по общему правилу, составляет три года, и его течение прекращается в тот момент, когда лицо обращается за судебной защитой. Возникает логичный вопрос: является ли надлежащим обращением подача искового заявления в суд, который возвращает исковое заявление, в том числе по основанию несоблюдения правил о подсудности?

До 2015 года суды занимали противоречивые позиции по данному вопросу. В итоге Пленум ВС вынужден был эти противоречия устранить. Согласно п. 17 Постановления Пленума Верховного суда от 29 сентября 2015 г. №43 «О некоторых вопросах, связанных с применением норм Гражданского кодекса Российской Федерации об исковой давности», течение срока исковой давности не прекращается, если судом отказано в принятии заявления или заявление возвращено, в том числе в связи с несоблюдением правил о форме и содержании заявления, об уплате государственной пошлины, а также других предусмотренных ГПК РФ и АПК РФ требований.

Таким образом, возможна такая ситуация, когда неправильное установление договорной подсудности и, как следствие, неправильное ее применение могут повлечь решение об отказе в удовлетворении даже самых надежных и справедливых исковых требований.

Формулировки о договорной подсудности в договоре

Договорная подсудность – безусловное проявление принципа свободы договора. Также безусловным является и то, что любая свобода договора может быть ограничена, в первую очередь в общественных и государственных интересах. Так, действующее законодательство устанавливает запрет на согласование только исключительной и родовой подсудности.

В такой ситуации кажется, что для установления договорной подсудности нет преград. Но это не совсем так. Получается, что главная проблема регулирования договорной подсудности – отсутствие ее регулирования. А в отсутствие законодательного регулирования на первый планы выходит регулирование судебное. Отсюда и возможные злоупотребления и без того загруженных судов.

Главное в определении договорной подсудности – выражение воли сторон на рассмотрение спора в конкретном суде. В различных договорах можно встретить самые невероятные формулировки:

  • «в арбитражном суде»,
  • «в арбитражном суде по согласованию сторон»,
  • «в арбитражном суде по выбору истца»,
  • «в арбитражном суде г. Санкт-Петербурга или в арбитражном суде по месту нахождения истца».

При этом ни одна из этих формулировок не соответствует правилам договорной подсудности, а значит, не позволяет определить конкретный суд, который будет рассматривать спор. Любое из приведенных положений лишь обозначает перечень тех судов, куда истец потенциально имеет право обратиться. Но в данном случае потенциальную возможность выбора исключает и законодательство, и судебная практика. В таких ситуациях арбитражный суд будет применять нормы об общей подсудности, а значит, условие о договорной подсудности работать не будет.

Ошибочное указание названия суда

Спорный момент возникает, когда стороны включают в договор, например, такой пункт: «Все споры подлежат рассмотрению в арбитражном суде г. Красноярска». Однако никакого Арбитражного суда г. Красноярска не существует, а существует Арбитражный суд Красноярского края, который, по счастливому совпадению, находится в Красноярске. В подобных ситуациях суды в последнее время приходят к выводу, что договорная подсудность согласована (см. Постановление Третьего арбитражного апелляционного суда от 21 марта 2018 г. №03АП-1423/18). Тем не менее, встречается и иные позиции. Так, Девятый Арбитражный суд в постановлении от 29 июля 2016 г. №09АП-39089/16 указал, что поскольку не существует Арбитражного суда г. Хабаровска, то нет и договорной подсудности.

Суды, которые поддерживают позицию о согласованности договорной подсудности, указывают, что само по себе ошибочное указание наименования арбитражного суда – «Арбитражный суд г. Красноярска» вместо «Арбитражный суд Красноярского края» – не изменяет вывода о согласованности сторонами условия о договорной подсудности. Ведь на территории Красноярского края действует только один арбитражный суд первой инстанции.

Но позиция суда может измениться, если в договоре указан, например, «арбитражный суд в Москве». Ведь в Москве действует несколько арбитражных судов первой и второй инстанций и т.д. Соответственно, таких ситуаций следует избегать, указывая в договоре официальное название конкретного суда.

Подходы судов к закреплению договорной подсудности

С сожалением стоит признать, что указание формального наименования конкретного суда не гарантирует признание договорной подсудности согласованной. Множество отказных решений суды приняли, ссылаясь на определение ВС от 06.05.2014 №83-КГ14-2. Между тем, в обозначенном деле Верховный Суд рассматривал противоположную ситуацию – когда стороны не указывают конкретный суд, а лишь говорят о его родовом признаке. Например, «суд по месту нахождения истца». Верховный Суд признал подобную формулировку законной, поскольку в законодательстве нет обязанности для сторон указывать конкретный суд. В связи с этим большое количество исков было возвращено, а дела переданы по подсудности.

Подобные противоречия встречаются до сих пор. Так, в деле №А40-229283/16 Арбитражный суд г. Москвы, сославшись на указанное определение ВС, не только передал дело по подсудности, но и сформулировал собственные требования к институту договорной подсудности. По мнению суда, «стороны, будучи наделены процессуальным законодательством правом по соглашению изменить подсудность, остаются связанными необходимостью установления в соглашении об изменении подсудности родовых критериев определения подсудности и не вправе относить спор к подсудности того или иного индивидуально определенного суда в системе судов РФ безотносительно к месту нахождения/жительства истца или ответчика, месту нахождения имущества, месту причинения вреда, месту исполнения договора, иным критериям, определяемым родовыми признаками с учетом характера сложившихся правоотношений сторон. Процессуальное законодательство является отраслью публичного, а не частного права, в связи с чем свобода договора в процессуальном законодательстве, в частности свобода избрать договорную подсудность, не может толковаться как неограниченное право сторон любым способом изменить территориальную подсудность».

К сожалению, указанное определение не обжаловалось. Представляется недопустимым, когда какой-либо суд предъявляет дополнительные требования, которые не основаны на законе. В данном случае суд говорит о тех критериях, которые характерны для альтернативной подсудности. Так, если бы в договоре было указано место его исполнения, то истец мог бы и без согласия Арбитражного суда г. Москвы подать исковое заявление в суд по месту исполнения договора, просто руководствуясь ч. 4 ст. 36 АПК. В том же случае, когда дело касается договорной подсудности, подобные условия и ссылки на публичную природу процессуального законодательства являются несостоятельными.

Договорная подсудность в практике судов общей юрисдикции

Практика судов общей юрисдикции зачастую идет вразрез с позицией Верховного Суда. Встречаются решения, когда и родовой признак – «суд по месту нахождения истца» – не является достаточным условием для договорной подсудности. Обоснование обычно сводится к тому, что из данного условия не следует, что стороны пришли к соглашению о территориальной подсудности судебного спора, поскольку указание в договоре на место нахождения истца не может оцениваться как соглашение сторон о суде, в котором надлежит рассматривать спор. Возможно, подобный подход судов общей юрисдикции связан с тем, что ответчиком часто является физическое лицо, а истцом – достаточно крупная кредитная или страховая организация.

В итоге Верховному Суду приходится поправлять суды общей юрисдикции в их ошибочном толковании подхода к договорной подсудности (определения ВС от 26.07.2016 №16 -КГ16- 31, от 13.09.2016 №80- КГ16 -9, от 25.05.2017 №305-ЭС16-20255).

Вывод. С учетом сложившейся судебной практики вопрос о том, как же нужно формулировать условие о договорной подсудности, остается неоднозначным. Видится рациональным включить в договор и вариант с родовым признаком, и вариант с формальным указанием суда. Например: «Все споры подлежат рассмотрению в арбитражном суде по месту нахождения истца, то есть в Арбитражном суде г. Москвы».

Однако представляется, что оба варианта по отдельности верны и явно демонстрируют волю сторон на рассмотрение дела в конкретном суде. Но, к сожалению, в настоящий момент стремление разгрузить судебную систему зачастую превалирует над тем, чему эта судебная система обязана служить.

Источник: журнал «Арбитражная практика для юристов» (№3/2019)

Статьи экспертов Группы правовых компаний ИНТЕЛЛЕКТ-С >>

договорное право, коммерческие споры, коммерческое право

На сегодняшний день на практике весьма проблематичным стало разграничение указанных видов подсудности. Данная коллизия очень остро встает перед участниками как гражданских правоотношений, так и уже ставших гражданских процессуальных отношений. Суть данной проблемы в большинстве своем проявляется при исках о защите прав потребителей. Части 7, 10 ст. 29 ГПК РФ открыли потребителям свободу выбора суда исходя из своего места жительства или пребывания либо по месту заключения или исполнения спорного договора. Такое же положение закрепляет и Закон Российской Федерации «О защите прав потребителей» (далее по тексту – Закон о защите прав потребителей) в ст. 17. Однако это положение ставится правоприменителями резко под вопрос, когда потребитель заключает с организацией договор в стандартизированной форме, а именно договор присоединения, по которому потребитель не имеет возможности вносить свои условия в договор, в том числе относительно условия о подсудности будущего спора строго обусловленному в соглашении суду.

Возникает вопрос о приоритетности и императивности той или противоположной нормы.

В силу первой точки зрения, которая отстаивает право потребителя на альтернативную подсудность, высказывается то, что потребитель является экономически более слабой и менее защищенной стороной в потребительских правоотношениях, поэтому её защита должна быть обеспечена во всем.

Статья 421 п.4 ГК говорит о том, что в договоре не могут быть установлены иные условия, нежели те, что регламентированы законом,коим и является Закон о защите прав потребителей (ст. 16 и 17). Таким образом, нарушение этой нормы влечет ограничение свободы в заключении договора для потребителя, поэтому «свобода договора при этом означает для потребителя только возможность отказаться от его заключения». Является ли это специфическим видением принципа свободы договора или же ее ограничением?

В поддержку договорной подсудности выступают многие ученые – юристы и практики, приводя следующую аргументацию:

1. Статья 32 ГПК РФ не закрепляет каких-либо ограничений по отдельным видам договорных конструкций. Соответственно законодатель допустил включение условий о подсудности в т.ч. в договор присоединения.

2. Не закрепляет и ст. 30 ГПК в перечне категорий дел с исключительной подсудностью дела о защите прав потребителей.

3. В соответствии со ст. 154 п. 3 поскольку договор был заключен, значит, между сторонами было достигнуто согласие воли сторон, поэтому потребитель был при заключении согласен с условиями такого договора.

Судебная практика, являющаяся эталоном для всей судебной системы, относительно данного вопроса весьма противоречива и неоднозначна.

Верховный Суд Российской Федерации (далее по тексту – ВС РФ)в одних из своих определениях от 2009 г. положительно отзывается о включении условий о подсудности в любой гражданско-правовой договор, в т.ч. договор присоединения. Но спустя три года в знаменитом Постановлении Суд в п. 26 указал, что судьи не вправе возвращать исковые заявления в связи с ненадлежащей подсудностью, поскольку выбор между несколькими судами в соответствии с ГПК РФ принадлежит истцу.

В 2011 г. Суд в одном из определений по конкретному делу отметил, что «включение в договор присоединения, в том числе в договор срочного банковского вклада, положения о подсудности спора конкретному суду (в частности по месту нахождения банка) ущемляет установленные законом права потребителя». Позиция ВС РФ в защиту наличия у потребителей права на альтернативную подсудность по их выбору подтвердилась и в 2013 г.

Помимо позиции ВС РФ на счет невозможности применения положений о договорной подсудности, в договорах присоединения отзывается также и арбитражная система. В нескольких Постановлениях арбитражных судов округов обосновывается правомерность привлечения к административной ответственности по ч. 2 ст. 14.8 КоАП РФ лиц, занимающихся предоставлением для потребителей различных услуг, работ, товаров. В них говорится об императивном характере п. 2 ст. 17 Закона о защите прав потребителей, а также о приоритете положений закона при согласовании условий договора. Отмечается также и то, что так законные права потребителя зависят от воли и желания предпринимателя

Но встает закономерный вопрос, всегда ли включение организацией оговорки о подсудности будет противоречить закону? На наш взгляд, нет. ГПК РФ устанавливает возможность такой оговорки в случае, если организация по делу является истцом, что зачастую имеет место в финансово-кредитных правоотношениях. В литературе это называют «расщепленная подсудность». Это подтверждается и соответствующей судебной практикой. А не ущемляется ли в данном случае экономически слабая сторона (потребитель) в ситуации, когда организация имеет филиал или представительство, на базе которых были заключены оспоряемые договоры. Убеждена, что для всесторонней защиты интересов потребителей необходимо предусмотреть право иметь абсолютное приоритетное право потребителя-ответчика на разбирательство в том суде, который территориально относится к месту нахождения такого филиала или представительства. Это никоим образом не нарушит экономические интересы организации, но предоставит потребителю дополнительные преимущества.

Перейдем к другой, не менее значимой, проблеме. Форма соглашения о подсудности также не является однозначной ни в литературе, ни на практике, причиной чему стала законодательная неурегулированность института договорной подсудности, в частности это касается и формы. Двойственность юридической природы данного соглашения (процессуальная теория, теория материально-правового характера и смешанного характера) позволяет применять нормы гражданского права. Однако заключение соглашения о подсудности в устной и конклюдентной формах представляется почти всем судам неэффективным и невозможным в условиях сложившейся практики.

Хотелось бы в связи с этим обратиться к зарубежному опыту регулирования этого вопроса. Европейский опыт представлен аналогичным решением. Видится весьма верным допустить внедрение в российскую практику европейской процессуальной практики, которая разрешила бы возможные коллизии. Статья 26 Регламента Европейского парламента и Совета Европы закрепляет «молчаливое согласие ответчика», которое выражено в явке ответчика в суд, выбранный истцом, исключением является как раз такая явка ответчика, которая связанная с намерением оспорить подсудность. В Германии, Великобритании, Франции закреплено правило, в соответствии с которым вступить в полноценный процесс возможно только при условии невозможности в дальнейшем оспаривать условие действительности о подсудности. Данный опыт представляется нам очень наглядным и требующим детального изучения практиками. На сегодняшний день уже имеются положительные примеры в российской практике.

Несмотря на все распри теоретиков, традиционно суды придерживаются мнения, что соглашение должно носить письменную форму в виде оговорки в тексте основного документа или же в форме специального документа.

Сложность в принятии исковых заявлений, поданных в соответствии с обусловленной договорной подсудностью, вызывает наряду с иными условиями неопределенность формулировок предмета. Предметом в данном случае выступает указание суда, которому будет подсуден будущий спор. Так, оговорки, содержащиеся в соглашении о подсудности, в зависимости от степени уточнения могут быть конкретными (точно определенными) и абстрактными (относительными). Исследование судебных актов дало нам основание полагать, что абстрактность оговорки проявляется в том, что выбор обусловленного суда привязывается к:

1) какой-либо территории (населенному пункту);

2) месту нахождения одной из сторон (чаще всего, места прописки/регистрации истца);

3) к иным местам, имеющим значение для заключения и (или) исполнения договора.

Примером абстрактных формулировок может служить: «все, возникшие в будущем, споры подлежат рассмотрению в суде г. Санкт-Петербурга». Изучив судебные позиции по данному вопросу, мы пришли к выводу, что практика неоднозначна. В одном случае суды применяют к своему рассмотрению дела по условиям абстрактной оговорки о подсудности, а в других случаях суды отказываются в принятии искового заявления, ссылаясь на то, что соглашение о подсудности должно содержать указание на конкретный суд.

Абстрактная формулировка может неосторожно ввести сторону в заблуждение относительно компетентного суда, поскольку местонахождение юридического лица, к примеру, может динамично меняться. В литературе высказывается, что абстрактность формулировки может действовать для одной стороны факультативно, но другую связывать без каких-либо ограничений. Что бы избежать «прикрытия процессуального неравенства за ширмой частной автономии», необходимо конкретизировать судебные органы в соглашении о подсудности.

Однако как быть стороне, которая неверно выбрала суд, указанный в договоре, если он с детальной точностью указывает и на родовую подсудность, а цену иска не всегда можно определить точно. Выход из подобной ситуации, на наш взгляд, может состоять в двух вариациях:

1. Подойти к вопросу определения компетентных судов дифференцированно, указывая в соглашении два варианта компетентных судов в зависимости от родовой принадлежности иска.

2. Если первое правило соблюдено не было, то надлежит обращаться в тот районный суд или мировому судье, которые территориально идентичны друг другу. Допустим, если изначально формулировка в соглашении указывала Советский районный суд города Нижнего Новгорода, то при измененной родовой подсудности он может быть рассмотрен мировым судьей по тому же Советскому району города Нижнего Новгорода, того участка, который территориально совпадает с тем местом, где находится Советский районный суд города Нижнего Новгорода.

Такие решения просты и вместе с тем не затронут законных интересов сторон и не лишат их того, на что они могли рассчитывать при заключении основного договора и соглашения о подсудности.

Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации от 14.11.2002 № 138-ФЗ (ред. от 03.07.2016) // Российская газета. 2002.20.11.№ 220.

Закон РФ «О защите прав потребителей» от 07.02.1992 № 2300-1 (ред. от 13.07.2015) // СПС «КонсультантПлюс».

Гурылев Б. Договорная подсудность: свобода воли или ущемление прав потребителя? //Документ предоставлен СПС «КонсультантПлюс» (дата обращения: 05.11.15).

Определение ВС РФ ОТ 22.09.2009 N 51-В09-11// СПС «КонсультантПлюс».

Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 28.06.2012 № 17 «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей» // СПС «КонсультантПлюс».

Определение Верховного Суда РФ от 10.05.2011 № 5-В11-46 // СПС «КонсультанПлюс».

Постановление ФАС МОот 30 июня 2010 г. № КА-А40/6250-10 по делу № А40-158683/09-21-1169// СПС «КонсультантПлюс»; Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округаот 2 февраля 2010 г. по делу № А26-7873/2009 // СПС «КонсультантПлюс».

Пыхтин С.В. Расщепленная подсудность в договорах потребительского кредита // Юридическая работа в кредитной организации. 2010. №3.

Постановление ВАС РФ от 08.04.2009 г. № ВАС-3904/09 // СПС «КонсультантПлюс»; Постановление ФАС ЦО от 19.12.2008 по делу № А36-204/2008 // СПС «КонсультантПлюс».

См.: Статью 26 Регламента N 1215/2012 Европейского парламента и Совета Европейского Союза «О юрисдикции, признании и исполнении судебных решений по гражданским и коммерческим делам (принят в г. Страсбурге 12.12.2012) // СПС «КонсультантПлюс».

См.: Постановление ФАС ДО от 03.09.13 № ФОЗ-А80/13-1/1755 // СПС «КонсультантПлюс».

Понятия данных терминов выработаны автором самостоятельно.

См.:Грель Я.В. Институт договорной подсудности в гражданском процессуальном праве // Адвокатская практика. 2007. № 1. С. 45.

Цит. по: См. там же.

Соглашение о договорной подсудности заключается в случае, если стороны хотят выбрать конкретный суд, который будет рассматривать конкретный материально-правовой спор между ними. Возможность изменить территориальную подсудность гражданского дела предусмотрена статьей 32 ГПК РФ. Для закрепления распорядительных действий сторон можно сделать соответствующую оговорку в тексте договора или составить отдельный текст соглашения о подсудности.

Соглашение можно составить как на стадии вступления сторон в какие-то правоотношения (заключение брака, подписание договора, приобретение жилья), так и непосредственно перед обращением в суд при наличии уже возникшего спора.

В соглашении о подсудности необходимо указать материально-правовые требования, по которым стороны договорились установить договорную подсудность и полное наименование суда, которому будет подсуден этот спор.

Материально-правовые требования должны быть связаны с возникшими правоотношениями сторон в результате сделки, закона или иного нормативно-правового акта. Например, при решении вопросов о разделе имуществе супругов, при заключении договора займа или купли-продажи.

Полное наименование суда должно соответствовать его официальному названию. Например, мировой судья судебного участка № 1 по г. Красноярску, Басманный районный суд г. Москвы или Люберецкий городской суд Московской области.

Соглашение о подсудности необходимо подавать в суд одновременно с исковым заявлением. Судья, решая вопрос о принятии искового заявления, проверяет подсудность заявленного спора соответствующему суду. При отсутствии соглашения суд вернет исковое заявление (статья 135 ГПК РФ), что, однако, не препятствует его повторной подаче, в том числе в тот же суд при наличии надлежащего соглашения о подсудности.

Соглашение о договорной подсудности

Дата заключения соглашения: «___»_________ ____ г. Место заключения соглашения _____________

Гр. _________ (ФИО, паспортные данные, место жительства) и

Гр. _________ (ФИО, паспортные данные, место жительства),

именуемые в дальнейшем «Стороны», пришли к соглашению о договорной подсудности на следующих условиях:

  1. Между сторонами был заключен договор займа от «___»_________ ____ г. на сумму _______ руб. (или указать о наличии других правоотношений между сторонами).
  2. «___»_________ ____ г. между сторонами возник спор по срокам возврата суммы займа и выплате неустойки, связанной с нарушением сроков (при необходимости конкретизировать случаи применения договорной подсудности, указать о наличии спорных правоотношений).
  3. Стороны пришли к соглашению, что спор, связанный с исполнением договора займа от «___»_________ ____ г. на сумму _______ руб., будет рассматриваться в _________ (полное наименование районного суда или мирового судьи, который будет рассматривать гражданское дело).
  4. При подаче искового заявления в суд любой из сторон данного соглашения по спору об исполнении договора займа от «___»_________ ____ г. на сумму _______ руб. будет применяться правило договорной подсудности, установленной данным соглашением в соответствии со статьей 32 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

Подпись _______

Подпись _______

Скачать образец соглашения:

Соглашение о договорной подсудности

Вам также может понравиться

Об авторе admin

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *