Отмена выкупных платежей

9. Выкупная операция в реформе 1861 г.

19 февраля 1861 года Александр I подписал » Положение о крестьянах, вышедших из крепостной зависимости», включавшее в себя 17 законодательных актов и получившее силу закона. В этот же день царь подписал и Манифест об освобождении крестьян. Все это было обнародовано через две недели. В соответствии с Манифестом все крепостные крестьяне отныне получали личную свободу и гражданские права. Они могли заключать различные имущественные и гражданские сделки, открывать собственные предприятия в торговле и промышленности, переходить в другие

сословия, уезжать в другие населенные пункты страны, вступать в брак без согласия помещика и т.д. В стране устанавливалось выборное крестьянское самоуправление сельские и волостные сходы (собрания), где избирались сельские старосты и волостные старшины. Вводился волостной крестьянский суд по имущественным искам и нетяжким преступлениям. По решению суда крестьяне могли сами распределять между собой общинные земли, устанавливать очередность и объем повинностей и т.д. Весь процесс освобождения крестьян включал в себя следующие процедуры. По закону за помещиками признавалось право собственности на всю землю в их имениях, в том числе и на крестьянскую, которую те ранее обрабатывали в качестве своих наделов. Крестьяне получали наделы не в собственность, а в пользование, взамен за отработку повинностей (оброка и барщины) до полного выкупа земли у помещика. Не получали землю дворовые крестьяне, крестьяне, переведенные на месячину, рабочие вотчинных мануфактур, крестьяне южного берега Крыма. Крестьяне не имели Права отказаться от надела, но выкуп земли мог осуществиться только «по соглашению сторон», то есть по желанию помещика. В большинстве районов России, которых коснулась аграрная реформа (а это происходило лишь в тех губерниях, где было помещичье землевладение), земля переходила от помещиков не к отдельному крестьянскому хозяйству, а сельской общине в целом, где и производилось распределение наделов между крестьянскими дворами по количеству душ мужского пола. В пределах общины крестьяне не являлись собственниками земли, а лишь ее временными пользователями. В соответствии с законом крестьяне стали в значительной мере зависимыми от сельской общины, без согласия которой они не могли свободно распоряжаться своими наделами, уйти из деревни. Провозглашенное в Манифесте право выбора хозяйственной деятельности в течение многих лет сводилось на нет необходимостью отрабатывать повинности в пользу помещиков за пользование наделами. Общинная форма землепользования служила явным тормозом на пути прогресса, сдерживала процесс дифференциации крестьянских хозяйств и проникновения рыночных отношений в деревню. Вся территория Европейской части России была поделена на три природно-экономические полосы нечерноземную, черноземную и степную. Это было сделано для того, чтобы определить нормы крестьянских наделов. В черноземной и нечерноземной полосах были установлены «высшая» и «низшая» норма, причем последняя составляла треть «высшей» нормы. В степной полосе устанавливалась одна норма «указная». Предполагалось, что если у крестьян размеры наделов будут меньше низшей нормы, то им прирежут часть помещичьей земли. Но на практике это случалось крайне редко. Чаще всего было так, что помещики под любыми предлогами отрезали излишки земли от наделов так называемые «отрезки». Наделы могли подвергаться и дальнейшему уменьшению, если в распоряжении помещика оставалось меньше трети всей земли имения (в степной полосе менее половины). При согласии крестьян они могли получить только одну четверть высшей нормы надела, но без выкупа, так называемый «дарственный надел». Такие наделы получили свыше 500 тыс. крестьян, в основном, в Поволжье, на Украине. В результате этого процесса после реформы у крестьян оказалось в пользовании земель меньше, чем до 1861 года. Крестьяне потеряли от своих наделов в виде «отрезков» свыше 20% земель, а в наиболее плодородных черноземных губерниях, где земля была особо ценной, у крестьян отрезали до 30-40% от площади наделов. Причем отрезались самые ценные и необходимые для крестьян угодья: сенокосные луга, выпасы и водопои для скота и т.д. А за пользование этими угодьями крестьяне были вынуждены платить помещикам дополнительную арендную плату. К тому же землепользование крестьян устанавливалось с чересполосицей, то есть чаще всего крестьянские наделы чередовались с помещичьими, что создавало дополнительные неудобства. Кроме того, по закону крестьяне были лишены лесных угодий, которые оставались собственностью помещиков. Выкуп крестьянских наделов также происходил в пользу помещиков. Основное условие определения размеров выкупных платежей заключалось в том, чтобы и после реформы помещикам был обеспечен такой совокупный доход, который они имели до 1861 года.

Суммы выкупных платежей для подавляющей части крестьян оказались просто колоссальными, и они не могли сразу их погасить. Поэтому правительство пошло на такой шаг: крестьяне, получившие полный надел, выплачивали непосредственно помещику (сразу, в рассрочку или путем отработки повинностей) 20% всего выкупа. После этого все отношения крестьян с бывшим помещиком формально заканчивались. Оставшиеся 80% суммы выкупа помещикам возмещало государство в форме ценных бумаг под 5% годового дохода. Эту 80%-ную сумму крестьяне должны были выплатить государству в течение 49 лет7. Следует подчеркнуть, что и 20% от выкупных платежей для крестьян были огромной суммой. Выплата их затянулась на многие годы. И до полной уплаты выкупа крестьяне находились на временнообязанном положении, то есть они были обязаны выполнять барщину или выплачивать оброк по установленным нормам примерно 8-12 руб. в год. Через 20 лет было принято решение завершить выкуп в обязательном порядке всем оставшимся временнообязанным, а таких было примерно 15% бывших крепостных крестьян. И лишь в 1907 году выкупные платежи были полностью отменены. К этому времени крестьяне выплатили сумму почти в три раза больше установленной по первоначальным расчетам свыше 1,5 млрд. руб. Ответная реакция крестьян на закон об освобождении была резко негативной. В 1861 году по стране прокатилась волна крестьянского протеста против условий, на которых их отпускали на волю. Крестьяне не могли понять, почему еще на два года они остаются в прежнем подчинении у помещиков, отрабатывая барщину или выплачивая оброки.

Долгие десятилетия крестьяне оставались в тисках отработок повинностей и выкупных платежей помещикам и правительству, оставаясь при этом неполноправным сословием. Вместе с тем, отмена крепостного права явилась прогрессивным шагом. Она способствовала развитию новых экономических отношений не только в деревне, но и во всем народном хозяйстве страны.

§ 21. Великая реформа 1861 г. и выкупные платежи.

§ 21. Великая реформа 1861 г. и выкупные платежи.

Но уменьшение дворянских земельных богатств, как таковое, еще не говорить о том, что экономическая мощь дворянского землевладельческого класса падает, если оно сопровождается переходом в дворянские руки огромных денежных капиталов, и доход от земельной ренты заменяется процентом на полученный капитал. Действительно, в руки дворянства после 1861 г. перешли и переходят огромные суммы. Те самые земли, которые ушли и уходят из рук дворянства, уходят не даром, т. к. они; превращались и превращаются в деньги. Во-первых, как известно, за земли, отошедшие от помещиков к крестьянам при освобождении, владельцы их получили выкуп. Далее, во-вторых, дворянские земли, продаваемые их владельцами, дали и дают приток в их руки тоже огромных денег, которые, благодаря деятельности Крестьянского Банка и ненасытной крестьянской нужде в земле, сильно, вздувается. Наконец, в-третьих, в руки дворянства же, перешли огромные капиталы, занятые им в разных земельных банках под земельные владения и все эти капиталы, данный общественный класс, если он действительно жизненный, тоже может пустить в оборот и “на деньгах наживать деньгу”.

Посмотрим, что говорят цифры о притоке денег “в собственность землевладельческого класса”, во-первых, о выкупных платежах, во-вторых, о займах, сделанных гг. дворянами под залог своей земли, т. е. о задолженности дворянского землевладения, в-третьих, о капиталах, перешедших в руки вымирающего сословия посредством продажи земли.

Накануне освобождения по десятой ревизии числилось к 1 января 1858 г. всех дворян землевладельцев свыше 103.000 чел., из которых было больше одной трети, — а именно 41.000 таких, у которых насчитывалось крепостных крестьян не больше как по 20 душ; помещиков крупных во всей России было всего лишь 1.400 чел., у которых в полном их владении было более 3.000.000 душ. Как известно, освобождение крестьян было решено с землей, которую, как известно, им не дарили, а перевели на выкуп. Впрочем, далеко не все крепостные были освобождены с землей. Во-первых, было решено всех дворовых освобождать без всякой земли. Это составляло, по ревизии 1858 г., 720.000 душ. Во-вторых, по почину воронежского губернатора, князя Гагарина, который предложим правительству “даровать помещикам право освобождать крестьян целыми селениями без условий”, т. е. не требуя с них никакого выкупа, но и без всякой земли, или с самым маленьким “дарственным наделом”, образовался особый разряд крестьян “дарственников”, получивших даровые наделы. То, о чем писал князь Гагарин в своей записке, как известно, стало законом, и по “Положению” 1861 г. помещик мог, по “добровольному” соглашению с крестьянами, подарить им часть их надела, включая усадебную оседлость, но с таким расчетом, чтобы этот дарственный надел был не меньше одной четверти того размера для наделов, какой указан в законе. За это, как известно, крестьяне дарственники должны были отказаться от своих прав на остальную землю, — ту, которую они обрабатывали до 1861 г. На даровой надел вышло около 640.000 душ бывших помещичьих крестьян. Таким образом, 640.000 дарственников и 720 тыс. бывших дворовых, а всего 1.360.000 ревизских душ было освобождено в 1861 г. без земли или с ничтожным даровым наделом. Остальные помещичьи крестьяне за свой надел должны были выплачивать выкуп.

Посмотрим теперь, какие суммы должны были перейти к землевладельческому классу, благодаря освобождению крестьян. За землю, от них отошедшую, они должны были получить выкуп, по расценке, сделанной правительством совместно с ними, и ими же произведенной. Земля эта была оценена в 897 миллионов, но так как крестьяне не могли уплатить все эти деньги сразу, то правительство взяло на себя расплату с собственниками, крестьянам же сделало рассрочку, разложив уплату этих миллионов на 49½ лет. Но и рассрочку эту крестьяне получили не даром, а из 5% годовых. Кроме того, крестьяне должны были платить небольшой процент погашения и оплачивать ведение дела. Вот самая суть выкупа. Некоторый детали его и самый ход дела видны из нижеследующего.

Освобождение крестьян и связанная с ним выкупная операция в экономической истории России имеет столь огромное значение, что на этом нельзя не остановиться, т. к. ею не только характеризуется социальное значение данного общественного класса и его историческая роль, но и объясняются в значительной степени все позднейшие исторические события. Как известно, крестьяне в течение 45 лет (1861‑1906 г.) выкупали свои земли не только от землевладельцев дворян, но и от других собственников, а именно уделов и казны. Вся выкупная операция, к моменту своего наибольшего развития достигла следующих размеров.¹*

За бывшими помещичьими За бывшими удельными За бывшими государствен­ными Всего
По выкупу зачислено за крестьянами 33.267.000 дес. 4.126.000. дес. 67.139.000 дес. 104.532.000 дес.
Начислено за эту землю первоначаль­ного долга за крестьянами²* 899.728.000 р. 51.231.000 р. 1.060.087.000 р. 2.011.046.000 р.

Выкупная операция состояла в следующем: для выкупа земли, поступавшей в пользование крестьян по уставной грамоте, правительство выдавало помещикам выкупные ссуды в размере ⅘ того оброка, какой владельцы получали со своих крестьян до освобождения, капитализированного из 6%, при полном наделе, и в размере ¾ при наделе не полном. Правительство выдавало помещикам эту ссуду на руки разного рода процентными бумагами, обязательствами, приносящими от 5 до 5½% роста, крестьяне же должны были выплачивать свой долг за отошедшую к ним землю не в руки помещикам, а казне, и эти-то уплаты их и называются “выкупными платежами”. Крестьяне уплачивали их ”взамен следовавшего помещику за эту землю оброка, по 6 коп. за каждый рубль назначенной правительством ссуды, впредь до погашения оной” (стр. 113 “Положения о выкупе”). Другими словами, казна от себя рассчитывалась с помещиками и крестьянами в их платежах, от себя же делала крестьянам рассрочку, но за эту рассрочку с них же шел и процент: из этих 6 копеек пятачок составлял оплату роста (5% на рубль), процент на капитал, уже полученный от казны помещиками в виде процентных бумаг, затем ½ копейки с рубля назначались на погашение крестьянского долга, а остальные ½ копейки взимались на покрытие расходов по управлению, а также “особых расходов и потерь” (статья 143), т. е. на вознаграждение чиновников, ведавших выкупным делом. Срок погашения устанавливался для крестьян 49‑летний. Из этого видно, что, кроме тех денег, каких стоила земля, крестьянин должен был платить еще, кроме того 5½%, которые и шли, во 1‑х, владельцам процентных бумаг, которыми правительство рассчиталось с помещиками, т. е. собственникам денежного капитала, и, во 2‑х, чиновникам. Капиталисты получали с них доход под видом процента на бумаги, чиновники — под видом жалования. Но и это еще не все. Кроме выкупных платежей, крестьяне первое время должны были во всех случаях выплачивать еще ежегодно, до выхода на выкуп, в виде оброка или же отработкой помещикам (издельная повинность) еще некоторую сумму, на 25% или на 33% превышающую годичный выкупной платеж, а затем, в некоторых случаях, в момент выхода на выкуп, кроме того и особую доплату, размер которой зависел от соглашения с помещиками. Общую сумму этих доплат мы совершенно не знаем³*, но они, наверное, были очень значительны. Их нужно прибавить к тем 1.574.000.000 руб., которые выплачены крестьянством в пользу землевладельцев, капиталистов и казны. Но гораздо важнее была та доплата, которую внесли крестьяне в виде оброка за годы, предшествующие выходу на выкуп. Сумма эта составляет не менее 527.000.000 руб., переплаченных, или, по крайней мере, подлежавших уплате со стороны крестьян, без всякого влияния на понижение их выкупного долга: этим путем крестьяне уплатили помещикам огромную сумму, составляющую более одной трети всех выкупных платежей за все время взимания последних.⁴* Всего крестьяне уплатили выкупных платежей или должны были уплатить оброка помещикам:

ПЯТИЛЕТИЯ Внесено выкупных Следовало уплатить оброку Сумма выкупных и оброка
За пятилетие В среднем за год За пятилетие В среднем за год За пятилетие В среднем за год
1862‑66 39.972.000 7.994.000 248.500.000 49.700.000 288.472.000 57.694.000
1867‑71 163.113.000 32.623.000 135.200.000 27.040.000 298.313.000 59.663.000
1872‑76 194.773.000 38.955.000 81.600.000 16.320.000 276.373.000 53.273.000
1877‑81 208.539.000 41.708.000 54.500.000 10.900.000 263.039.000 52 608.000
1882‑86 192.821.000 38.564.000 7.700.000⁵* 7.700.000 200.521.000 40.104.000
1887‑91 201.990.000 40.398.000 201.990.000
1892‑96 197.269.000 39.454.000 197.269.000
1897‑01 192.359.000 38.472.000 192.359.000
1902‑06 150.368.000 30.074.000 150.368.000
1902‑05
Всего 1.541.204.000 33.391.000 527.500.000 2.068.704.000 45.971.000

Эта таблица, составленная Д. И. Шаховским, дает наглядную картину всей суммы главных платежей бывших помещичьих крестьян за поступившую в их надел землю. Но это только цифры, выражающие первоначальный долг, в который еще не входят %. Всего было уплачено одними только помещичьими крестьянами своим бывшим владельцам (и это не считая оброка) 1.541.204.000 руб., — более полутора миллиарда. Кроме того, было еще внесено ими же за это время 24.156.000 руб. досрочного погашения. Таким образом, за землю, которая оценена в 897 миллионов крестьяне уплатили более 1.574.000.000 руб., т. е. почти вдвое. Часть этой суммы перешла к владельцам земли, помещикам, другая часть в государственную казну. Общая же сумма и выкупных и оброка вместе, за все время выкупа, составила более двух миллиардов рублей, крестьянством действительно и выплаченных из своего более чем скудного хозяйства. Хотя в законе и не было сказано, что крестьяне должны выкупать не только надельные земли, но и свои, дотоле крепостные души, — этой огромной суммой, заработанной трудом рук своих, они оплатили, как единогласно признает целый ряд исследователей, и выкуп земель, и выкуп душ. Оставляя пока в стороне крестьянские платежи капиталистам (5%) и чиновникам (½%), посмотрим, по какой расценке крестьяне покупали свою землю. Об этом позволяет судить следующая табличка, составленная А. Лосицким⁶* который сопоставил выкупную стоимость надела с обыкновенными продажными ценами на землю за годы 1854‑58 (до освобождения) и 1863‑72 (во время выкупа).

Губернии Площадь надела Рыночная ценность надела (в млн. руб.) Крестьяне заплатили вместо них по выкупу (в млн. руб.)
1854‑1858 1863‑1872
Нечерноземные 12.286.000 дес. 155 180 342
Черноземные 9.841.000 дес. 219 284 342
Западные 10.141.000 дес. 170 184 183
Всего 32.268.000 дес. 544 648 867

Из этого видно, что, для выкупа, наделы были расценены гораздо дороже, чем сколько они стоили в это время, как в черноземных, так и в нечерноземных губерниях, и вместо того, чтобы заплатить за земли в этих губерниях 180 и 284 миллиона рублей, крестьянам пришлось покупать ее за 684 миллиона (342 и 342).

Другими словами, крестьяне черноземных и нечерноземных губерний переплатили при освобождении в пользу землевладельцев-дворян 220 миллионов рублей. В губерниях черноземных закон о выкупе установил земельную цену на 57% дороже, чем какая стояла в 50‑х годах, а в губерниях нечерноземных — на 127% выше (т. е. более, чем в 2¼ раза). История крестьянской реформы показывает, какое участие сыграли в этом деле землевладельцы (например, кн. Гагарин, гр. Панин и др.), входившие в состав правительства того времени. Из этого видно, что закон, написанный при их участии и под их влиянием, принял интересы землевладельческого дворянства под свою защиту. Подобным же образом, произошла переплата и под видом процента за рассрочку крестьянам их выкупного долга. Как сказано, размер выкупных платежей был установлен в 6% этой преувеличенной расценки за земли (5% роста, ½% на погашение и ½% на расходы по ведению дела). Эти 6% и взимались с крестьян вместе с выкупными платежами. Но, говорит Д. Шаховской, “само правительство никогда не платило этих 5% за свои обязательства по выкупной операции”. Оно лишь напечатало процентные бумаги и гарантировало их. Правда, оно выпускало и 5% банковые билеты и другие обязательства, оплачиваемый тем же процентом, а на 90 миллионов выданы были даже обязательства из 5½%. Но зато, из всей суммы выкупного долга в 900 миллионов, около одной трети (315.000.000) были удержаны с помещиков на покрытие их прежних долгов разным кредитным учреждениям, а эти долги оплачивались не 5%, а только 4%, долг же в 5½% в 1891 г. был заменен 4% рентой, как и долг в 5% (за вычетом купонного сбора — 3,8%). Таким образом, выкупная операция оказалась не только доходной землевладельческому дворянству, но и правительству, в состав которого входило, особенно в верхних слоях его, главным образом оно же. Оказался чересчур велик и ежегодный полупроцентный платеж крестьян на расходы по ведению дела: в среднем, на эти расходы пошло не 0,5%, а всего лишь 0,05, т. е. в десять раз меньше того, что было взыскано с крестьян на это дело. Ежегодный избыток поборов в пользу чиновников, ведущих дела, над расходами, составлял круглым счетом 2.554.892 руб. в год. Значить, и здесь за все 15 лет было переплачено крестьянами более 38 миллионов. Часть этих денег ушла на уплату долга кн. Витгенштейна, другая в ссуду ”Обществу поземельного кредита”. Правда, от времени до времени выкупные платежи складывались с крестьян, но, сравнительно с общей суммой, эти скидки и сложения были незначительны. Лишь 3 Ноября 1905 г. явился манифест об отмене выкупных платежей, которая произошла, несомненно, под влиянием все меньших и меньших поступлений их от крестьян, экономическое положение которых после 1861 г. стало быстро падать под тяжестью этих же платежей. Так, например, в 1905 г. казна ожидала получить с быв. помещичьих крестьян 89,3 миллиона рублей, получено же было всего лишь 54,5, т. е. на 40% меньше. Стало очевидным даже для самих землевладельцев, что с выкупным бременем крестьяне, действительно, не в силах справиться, как это и признал еще в 1903 г. Шванебах, и 17 дней спустя после манифеста 17 Октября выкупные платежи были отменены. Но недоимки, накопившиеся на крестьянах за прошлые годы, отменены при этом все-таки не были и взыскиваются кое-где в пользу помещиков и казны и до сих пор. Так, еще в 1907 г. за быв. помещичьими крестьянами насчитывалось 22.395.000 руб. долга. В 1907 г, крестьяне уплатили выкупных платежей 507.600 руб. в 1910 г. — 720.000.⁷* Вышеизложенное показывает, какие суммы перешли за время 1861‑1906 годов под видом выкупных платежей, к землевладельческому дворянству. Посмотрим теперь, что дало освобождение крестьян другим собственникам.

В 1863 г. вышел закон о выкупе земли у крестьян удельных, к которым отошло от удельных владений 3.983.000 дес. в Европ. России, а всего около 4½ миллионов десятин. Первоначальная выкупная ссуда им была в 51 миллион рублей, но позднее понижена до 48.659.000 руб. Стоимость земли, отошедшей при этом к удельному ведомству, была ему немедленно уплачена казною, которая и здесь сделала для крестьян, со своей стороны, рассрочку, назначив себе за это тоже 5%. До 1907 г. крестьянами было уплачено в погашение долга более 183 миллионов рублей. Из земель, находящихся в ведении Кабинета Его Величества, отошло до 168.000 ревизских душ крестьян на оброк, этот оброк был отменен 19 Января 1899 г. До этого года крестьяне выплачивали 1.300.000 руб. ежегодно; с 1899 г. прежний оброк был заменен “государственной оброчной податью”, которой стало насчитываться 1.535.000 руб. ежегодно. В 1904 г. все платежи крестьян были заменены “земельным сбором”, по 22 коп. с десятины, что дает около 3 миллионов ежегодно. Департамент окладных сборов Министерства Финансов следующим образом исчисляет доходность удельных земель по 36 губерниям, в которых уделам принадлежит всего 5.558.442 десятин, не считая 1.536.000 дес. в Арханг. губернии, доходность которых не может быть установлена за неимением сколько-нибудь прочных данных о ценах на земли в этой губернии. По мнению департаментского издания, ценность удельных земель может быть определена на основании определенных рыночных цен на землю, в сопоставлении их с размерами владений, в 262.489.779 руб., а ежегодный доход с них в 15.749.387 руб.⁸*

В 1887 г. начался выкуп у крестьян государственных. Земли, к ним отошедшие при этом, были оценены правительством в 1.057.000.000 руб. В некоторых местностях цены на эти земли были назначены еще более высокие, чем какие платили крестьяне помещичьи. И в этом случае крестьянам была сделана рассрочка платежа, за которую те должны были платить по 4,17%. До 1887 г. государственные крестьяне платили в казну оброчную подать 36½ миллионов рублей. С этого года было наложено на них 53½ миллиона выкупных платежей, в том числе около 24 за земли, и 29½ миллионов рублей процентов. В промежуток времени 1887‑1902 г.г. государственными крестьянами было уплачено землевладельцу-казне 706 миллионов рублей, но за ними еще оставались непогашенными долги 799.000.000 руб., которых было бы еще больше, если бы им не было сложено по разным случаям 81 миллион руб. За 45 лет казна, как самый крупный землевладелец, получила с государственных крестьян 1.570.189.000 руб. выкупа за земли, стоившие 652 миллиона; кроме того в 1906 г. крестьянам предстояло приплатить к этой сумме еще не сложенных с них платежей 15.954.500 руб.

Всего уплачено государственными крестьянами за время 1861‑1907 г. разным землевладельцам почти два и три четверти миллиарда рублей.

¹* Кн. Д. И. Шаховской. Выкупные платежи. Великая реформа, т. VI, стр. 105 и след. ²* В эти цифры входят не только данные о крестьянах Европейской России, но и других частей империи, впрочем, очень немногочисленные относительно. ³* Д. Шаховской. Там же, стр. 107. ⁴* Там же, стр. 108. ⁵* Данные относятся лишь к одному 1882 г. ⁶* Цитата у Д. Шаховского. Великая реформа, т. VI, стр. 116. ⁷* Покровский. Гос. бюджет России за 1901‑1910 г. СПб. 1911 г. стр. 30. ⁸* Опыт исчисления народного дохода. Печ. по распоряжение Департамента окладных сборов. СПб., 1906 г., стр. ХII.

Выкупная сделка.

По Манифесту крестьяне получали личную свободу, бывшие крепостные получали возможность не только свободно распоряжаться своей личностью, но и ряд гражданских прав: от своего имени заключать разного рода гражданские и имущественные сделки, открывать торговые и промышленные заведения, переходить в другие сословия. Все это давало простор крестьянскому предпринимательству, способствовало росту отхода на заработки. При этом крестьяне оставались неполноправным сословием, они по-прежнему платили подушную подать, подвергались телесным наказаниям, были прикреплены к месту жительства.

Вотчинную власть помещика сменило крестьянское самоуправление,ведавшее сбором податей и мелкими судебными делами. Сельские общества (создаваемые на основе общины) и волостные общества (из нескольких сельских обществ) избирали на сходах начальство – сельских старост, волостных старшин, волостной суд. Крестьянское самоуправление подчинялось непосредственно правительственным чиновникам.

Сохранялось общинное землевладение, регулярные переделы земли между крестьянами, круговая порука в отбывании повинностей. Наделы земли передавались не лично крестьянам, а всей крестьянской общине. Крестьянская община давала каждому крестьянскому двору надел земли во временное пользование. Величина надела устанавливалась по добровольному соглашению между помещиками и крестьянами. Если такого соглашения не было, размер надела определялся законодательно в зависимости от местных условий, прежде всего от плодородия почвы. Европейская Россия была поделена на три полосы – нечерноземную, черноземную и степную. Внутри каждой из полос было еще более дробное деление. Для нечерноземной и черноземной полос устанавливались «высшая» и «низшая» нормы земельных наделов, для степной — «указная» норма. Если до освобождения крестьяне обрабатывали земли больше, чем им полагалось по нормам высшего душевого надела, то земля у них отрезалась. Если их фактические наделы не достигали низшей нормы, то земля к ним прирезалась.

Разрыв между высшей и низшей нормами сделал отрезки правилом, а прирезки — исключением. В то время как отрезка по отдельным губерниям была произведена у 40-65 % крестьян, прирезка коснулась только 3-15 % .

Итоговые данные по черноземному району показывают, что из общего количества крестьян, имевших право на надел (1728967 душ), 864560 (50,1 %) крестьян получили урезанный надел, у 117339 (6,7 %) он увеличился, а 747068 (43,2 %} сохранили свой дореформенный надел в неизменном виде.

Как правило, отрезались наиболее ценные угодья, без которых невозможно существование крестьянского хозяйства; луга, выгоны, водопои и т.п. Впоследствии крестьянин вынужден был арендовать эти «отрезные земли» на кабальных условиях у помещика. Отрезки превратились в эффективное средство давления помещиков на крестьян.

Помещик имел право переносить крестьянские усадьбы на другое место, до перехода крестьян на выкуп обменивать их наделы на свои земли, если в недрах крестьянского надела обнаруживались ценные ископаемые или помещик задумал строить мельницы, заводы и т.д.

В итоге проведения реформы 10 млн. душ мужского пола бывших крепостных получили 34 млн. десятин земли или 3,4 десятины: на душу, а для прожиточного минимума необходимо было иметь в черноземной полосе не менее 5,5 десятины на душу в остальных — 6-8 десятин. У 100,5 тыс. помещиков осталось 69 млн. десятин земли, т.е. в 2 раза больше, чем у крестьян. Совсем не получили земли 724 тыс.дворовых и 137 тыс. крестьян мелкопоместных дворян. Они освобождались бесплатно, но без клочка земли.

Крестьяне наделялись землей принудительно. Закон запрещал в течение 9 лет после его издания отказаться от надела, а по истечении этого срока право отказа было сведено на нет. Это объяснялось тем, что помещики и государство боялись, во-первых, потерять прежние доходы с крестьян и рабочие руки,

во-вторых, необходимо было удержать огромную массу безземельных крестьян в деревне, так как отсутствие фабричной промышленности создавало неразрешимую проблему их трудоустройства в городе, которая могла привести к социальному взрыву.

Крестьянин не мог на надельной земле заводить торги и яр­марки, открывать промышленные заведения. Даже перейдя на выкуп, крестьянин не имел возможности продать свой надел, а сдача последнего в аренду ограничивалась пределами данной общины.

За полученный надел крестьяне обязаны были исполнять оброч­ную или барщинную повинности до тех пор, пока между ними и по­мещиком не будет заключена выкупная сделка. До этого времени крестьяне считались «временно обязанными», т.е. оставались в экономической зависимости от помещика. Основными повинностями были барщина и оброк.

Барщина ограничивалась 40 мужскими и 30 женскими днями в год, при этом 3/5 отрабатывались в летнее полугодие, остальные — в зимнее. Крестьяне работали не барщине непроизводительно, поэтому крестьянам-барщинникам разрешалось переходить на оброк даже без согласия помещика.

Завершающим этапом освобождения крестьян от крепостной за­висимости являлся перевод их на выкуп путем его капитализации. Размеры выкупной суммы определялись добровольным соглашением либо на основании «Положения». Крестьяне не могли выплатить помещику всю сумму сразу. Государство выступило посредником между помещиками и их бывшими крепостными. Оно предоставило кредит крестьянам в размере 80 % выкупной суммы, если крестьяне получали полный надел, и 75 % при получении неполных наделов. Эта сумма выплачивалась помещикам сразу же при заключении выкупной сделки, остальные 20-25 % крестьяне должны были уплатить помещику по договоренности. Выкупная сумма, выплаченная государством помещикам, затем взыскивалась с крестьян в размере б % в год в течение 49 лет. Таким образом, за это время крестьянин должен был выплатить до 300 % предоставленной ему ссуды.

Перевод крестьян на выкуп начался с I января 1883 г согласно закону от 28 декабря 1881 г. К этому времени не положении временно обязанных оставалось 15 % крестьян. Зависимость выкупа от оброка привела к тому, что он не соответствовал реальной доходности земли. Самые высокие выкупные платежи были в нечерноземной полосе, где доход от земли и ее цена были ниже, чем в черноземной. Несоответствие между выкупом и реальной доходностью земли привело к быстрому накопление недоимок. Выкуп оказался для государства выгодной операцией. Общая выкупная цена за крестьянские наделы была определена в 867 млн. р., в то время как рыночная стоимость этих наделов по ценам 1863-1872 гг. составляла 648 млн. р. К 1907 г. крестьяне выплатили 1,5 млрд. р. выкупных платежей (они были прекращены только с января 1907 г. под влиянием революционных событий).

Естественный прирост населения увеличивал крестьянское малоземелье, при этом земельный надел сохранялся в прежнем размере. Это обстоятельство вынуждало крестьян покупать или арендовать землю у помещиков. С начала 60-х гг. XIX в. до 1910 г. они затратили 2 млрд. р. на покупку частновладельческих земель. Кроме того, крестьяне арендовали у помещиков как минимум 20 млн. десятин земли. На это уходило ежегодно в конце XIX в. не менее 150 млн. р., а в начале XX в, примерно 200-250 млн. р. Следовательно, крестьяне уплатили помещикам несколько миллиардов рублей за аренду земли, то время как рыночная стоимость всего земельного фонда Европейской России составляла в начале XX в. 20 млрд. р., а дворянских земель 4,3 млрд. р. Тяжким бременем для крестьян были отработки помещику за арендованную землю. Отработки не только разоряли крестьян, но и были причиной низкого уровня земледелия.

После отмены крепостного права 4/5 надельных земель оказались в общинном землепользовании. Община несла ответственность, за уплату податей. Она могла отбирать у недоимщиков наделы, подвергать их телесному наказанию по приговору волостного суда, если меры оказались недостаточными для покрытия налогов, вступала в силу круговая порука. Существовавшая в России паспортная система, введенная еще при Петре I, ограничивала возможности свободного передвижения крестьян.

Основные принципы «Положений 19 февраля» были распространены также на крестьян государственных и удельных. В государственной деревне в середине XIX в. было столько же крестьян, сколько и в деревне помещичьей. Первыми по времени были освобождены от личной зависимости удельные крестьяне (в 1858 г.), а их поземельное устройство, повинности и выкуп определялись «Положением» от 26 июня 1863 г. Они получали те наделы, которые имели до реформы. В среднем на ревизскую душу у них пришлось по 4,8 десятины, или в полтора раза больше, чем у помещичьих крестьян. В 1863-1865гг. удельные крестьяне были переведены на выкуп. Закон о поземельном устройстве государственных крестьян был издан в ноябре 1866 г. Они получили в наделы те земли, которые были ранее в их пользовании, но не свыше 8 десятин на мужскую душу в малоземельных и 15 десятин в многоземельных губерниях. На выкупные платежи они были переведены в 1886 г.

Крестьяне, конечно, ждали не такого освобождения, какое декларировалось в царском манифесте, зачитанном во всех церквах 5 марта 1861 г. Сразу же возникли слухи о том, что помещики скрыли настоящую волю, подписанную царем, и разослали поддельные документы. Во многих селах вспыхнули восстания. Наиболее драматическими событиями массового протеста в связи с объявлением воли в великорусском центре были расстрел в Бездне и Черногай-Кандеевское восстание. В селе Кандеевке произошло столкновение крестьян с войсками. Согласно сохранившимся ведомостям было убито 11, ранено 31, 165 крестьян наказано розгами, много сослано в Сибирь. По свидетельству адъютанта генерала Дренякина крестьян так секли, что «клочьями летело живое мясо».

Таким образом, реформа была проведена.

Значение отмены крепостного права:

1.Отмена крепостного права стимулировала развитие капитализма, способствовала подъему экономики.

2.Реформа дала свободу многим миллионам крепостных крестьян, способствовала втягиванию крестьянского и помещичьего хозяйства в рыночные отношения, социальному расслоению крестьянства, формированию рынка вольнонаемного труда, завершению промышленного переворота, переходу к индустриализации страны.

3.Крестьянская реформа стала результатом компромисса между помещиками, крестьянами и правительством. Она сохранила помещичье землевладение, крестьянскую общину, различные платежи и повинности, обрекла крестьян на малоземелье. Все это не позволило создать слой мелких земельных собственников.

4.Реформа 1861 г. не сняла аграрный вопрос в России, который оставался центральным и наиболее острым во второй половине XIX –начале XX вв.

Выкупная сделка

ВЫКУПНАЯ СДЕЛКА — государственно-кредитная операция, проведенная в связи с Крестьянской реформой 1861 г. Осуществлялась на основе «Положения о выкупе» (1861). Помещик был обязан предоставить крестьянам только усадьбу, а полевой надел выкупался ими или по добровольному соглашению, или по одностороннему требованию помещика. Крестьяне не имели денег, необходимых для выкупа земли. Чтобы помещики получили выкупные платежи единовременно, государство предоставило крестьянам ссуду в размере 80% стоимости наделов, цена на которые по сравнению с рыночной была завышена в 1,5 раза. Остальные 20% крестьянская община платила помещику сама. В течение 49 лет крестьяне должны были вернуть ссуду государству в форме выкупных платежей с начислением 6% годовых.

Выкупные платежи стали для крестьян самой тяжелой формой прямых налогов. Рост недоимок из-за несоответствия размера платежа и доходности надельной земли вынудил правительство пойти на некоторое снижение выкупных платежей. 28 декабря 1881 г. был издан закон о переводе всех временнообязанных крестьян на обязательный выкуп земли.

В ходе Революции 1905—1907 гг. крестьяне упорной борьбой добились уменьшения (Манифест 3 ноября 1905) выкупных платежей и полного прекращения их взимания с 1 января 1907 г. К этому времени крестьяне уже выплатили государству 1,6 млрд руб. (доход которого составил около 700 млн руб.).

Орлов А.С., Георгиева Н.Г., Георгиев В.А. Исторический словарь. 2-е изд. М., 2012, с. 107.

Отмена выкупных платежей

3 ноября 1905 года (при председателе Совета министров С. Ю. Витте, главноуправляющем землеустройством и земледелием Н. Н. Кутлере) были выпущены Высочайший манифест и сопрововождающий его указ, по которым выкупные платежи бывших помещичьих крестьян с 1 января 1906 года уменьшались наполовину, а с 1 января 1907 года отменялись полностью. Это решение было чрезвычайно важным и для правительства, и для крестьян. Государство отказалось от крупных бюджетных поступлений, причем в тот момент, когда бюджет имел значительный дефицит, покрывавшийся внешними займами. Крестьяне получили налоговую льготу, распространявшуюся на крестьян, но не на прочих владельцев земли; после этого налогообложение всех земель более не зависело от того, к какому сословию принадлежали их собственники. Хотя крестьяне более не платили выкупных платежей, помещики, сохранившие выкупные обязательства государства (к тому моменту имевшие вид 4 % ренты), продолжали их получать.

Отмена выкупных платежей превратила всю выкупную операцию из прибыльной для бюджета в убыточную (суммарный убыток по выкупной операции составил 386 млн руб.). Было сложено 1.674.000 тыс. рублей долга, подлежащих выплате в рассрочку на различных условиях (выплаты по некоторым долгам должны были продолжаться до 1955 года), при этом текущие выпавшие доходы бюджета составляли около 96 млн руб. в год (5.5 % от доходной части бюджета). В целом, отмена выкупных платежей представляла собой крупнейшую финансовую жертву государства, направленную к решению аграрной проблемы. Все дальнейшие правительственные мероприятия уже не имели столь затратного характера.

Отмена самих выкупных платежей была более конструктивным мероприятием, чем многократно производимое ранее аннулирование неустоек по просроченным платежам (представлявшее собой прямое стимулирование задержек выплат). Однако и это мероприятие поставило общины, выплачивавшие выкупные платежи с задержками и отсрочками, в более выгодное положение, чем общины, завершившие выкуп досрочно. В результате, данное мероприятие было воспринято крестьянами более как отступление правительства перед натиском аграрных волнений лета 1905 года, чем как полезная субсидия. Невыполнение законных обязательств получило некоторую награду, и это послужило одной из причин того, что данная мера (самая дорогостоящая из всех принятых) не достигла главной цели — аграрные волнения к лету 1906 года возобновились с ещё большей силой (см. далее).

Принципиальным следствием отмены выкупных платежей была потенциальная возможность дальнейшей реформы землевладения. Сельские общества как коллективные владельцы земли и владельцы подворных участков и ранее могли располагать своей землей достаточно свободно, но только при условии, что был завершен её выкуп (или же она была куплена в ходе частных сделок уже после наделения), в противном случае любые операции с землей требовали согласия государства как кредитора. При отмене выкупных платежей сельские общества и владельцы подворных участков улучшили качество своего права собственности.

Правила выкупа

Крестьяне могли выкупить усадьбу независимо от согласия на то помещика; но при выкупе одной усадьбы выкупную сумму, исчисленную на основании 13 — 19 статей Положения о выкупе, должны были внести сами крестьяне сполна. Выкупная ссуда имела место только при приобретении крестьянами усадебной оседлости вместе с полевыми землями и угодьями. С заключением выкупной сделки обязательные поземельные отношения крестьян к помещикам прекращались.

Выкуп же земли, как общее правило, был поставлен в зависимость от взаимного добровольного соглашения между помещиком и крестьянами. Рядом с этим, выкуп мог быть для крестьян также и обязательный, по требованию помещика; но в последнем случае размер вознаграждения определялся только выкупной ссудой, и помещик терял право на дополнительные платежи. О дополнительных платежах, которые всецело зависели от соглашения между помещиками и крестьянами, статистических данных нет, а потому в настоящее время нельзя выяснить точно действительную стоимость выкупленных крестьянами наделов (по данным БСЭ, дополнительные платежи составляли обычно 20—25 % выкупной ссуды). Для определения размера выкупной ссуды и выкупных платежей делалась выкупная оценка следующим образом. Годовой оброк, установленный в пользу помещика за отведенный в постоянное пользование крестьян надел, капитализировался из шести процентов, то есть помножался на шестнадцать и две трети. Из исчисленной таким образом капитальной суммы, которую называли выкупной оценкой, помещику выдавалось 80% (при приобретении крестьянами полного по уставной грамоте надела) или 75% (при уменьшенном наделе); иногда же допускалась и ссуда полностью (статья 67 Положения о выкупе).

Из 6% ежегодной выплаты ½% предназначалось правительством для покрытия расходов по организации и ведению выкупной операции, а остальные 5½% — на уплату процентов по выданным помещикам процентным бумагам и на погашение выкупного долга.

Положение о выкупе допускало также досрочное погашение (статьи 165, 169, 162; 161, 162 и 115). Из этих статей в особенности большое практическое значение имела 165 статья, по которой каждый отдельный домохозяин имел право внести выкупную сумму, следующую с него по расчёту, за находящейся в его пользовании надел, и требовать затем выдела ему соответственного участка, который становился его частной собственностью. Эта статья расшатывала общинное землевладение. Выкуп по 165 статье в конце XIX века прогрессивно возрастал: до 1882 года было выкуплено 47 735 душевых наделов в количестве 178 тысяч десятин, а к 1887 году цифра эта поднялась до 101 413 душевых наделов, в количестве 394 504 десятин, то есть за 6 лет (1882—1887) выкуплено больше чем вдвое наделов и земли против того, сколько было выкуплено за 20 предшествовавших лет.

Размер выкупных платежей

Выкупные платежи стали для крестьян самой тяжёлой формой прямых налогов; их размер зависел от прежде существовавшего оброка. Однако, выкупные платежи, как можно видеть по способу их исчисления, были меньше оброчных. Эффективно развитие выкупной операции было равносильно замене бессрочных, возвышаемых через каждые 20 лет оброчных платежей за землю, находящуюся только в постоянном пользовании, относительно умеренными срочными платежами за ту же землю, переходящую в собственность крестьян.

В нечернозёмных промысловых губерниях имела место несоразмерность выкупных платежей за землю, определённых на основе оброка (который крестьяне уплачивали, занимаясь отхожим промыслом) со сравнительно низкой ценностью и доходностью земли. В этих губерниях требование помещиками выкупа представляло для них прямой экономический расчет, так как помещик, несмотря на сопряженный с этим отказ от дополнительных взносов и потерю на курсе в процентных бумагах (если он желал реализовать в деньгах выкупную ссуду), в сущности как бы продавал крестьянам землю за цену, далеко превышавшую действительную её стоимость. На 1877 год число сделок по требованию помещиков почти вдвое превышало число сделок по обоюдному соглашению, что несомненно доказывает, что оброчные платежи и основанная на них выкупная стоимость наделов были, в общем, гораздо выше действительной ценности и доходности земли и что выкупная операция была весьма выгодною для помещиков. По относительному проценту выкупных сделок, совершенных по требованию помещиков, на первом месте стояли все промысловые губернии, где более половины выкупных сделок были совершены по требованию помещиков.

Несмотря на сделанное по закону 28 декабря 1881 г. значительное понижение выкупных платежей бывших помещичьих крестьян, выкупные платежи бывших государственных крестьян в большинстве губерний были на 20 и более процентов ниже, чем у бывших помещичьих крестьян.

По оценкам авторов БСЭ, оценка земли по выкупу была значительно выше её цены: в чернозёмных губерниях — 342 млн рублей и 284 млн рублей; в нечернозёмных — 342 млн рублей и 180 млн рублей.

Роль операции в снабжении помещиков капиталом

Крестьянская реформа привела к коренному изменению в способе хозяйничанья или извлечения дохода из земли. Даровой труд отменялся, надо было рассчитывать на наемных рабочих, которые не могли довольствоваться одною натуральной платой. К этому присоединялась еще прежняя задолженность русского землевладения, с одной стороны, и ликвидация, с 1859 года, старых кредитных учреждений — с другой. Ко времени крестьянской реформы в государственных кредитных установлениях состояло в залоге 44 166 имений, на которых числилось долгу 425 503 061 р. При такой громадной задолженности, свидетельствующей о большой нужде помещичьего класса в деньгах, приостановление Высочайшим повелением 16 апреля 1859 года, в видах преобразования государственных кредитных установлений, выдачи из них ссуд под залог помещичьих населенных имений, вызывало настоятельную нужду в новом источнике займов. Устройство частных земельных банков началось только в 1864 году, а до этого времени, с 1861 года, выкупная операция представляла единственный изобильный источник удовлетворения потребности помещиков в капитале.

Положение допускало перевод помещичьего долга прежним кредитным установлениям на надельные земли крестьян, состоявших на оброке, причем с остальной земли снималось запрещение; но этот способ был все-таки менее удобен с точки зрения получения под залог имения возможно большей ссуды, потому что перевод долга допускался лишь в размере 70% выкупной ссуды.

Задолженность дворянского землевладения значительно облегчила финансовую сторону выкупной операции, так как при переводе помещичьих долгов кредитным установлениям на крестьянские наделы не требовалось выпуска процентных бумаг на всю сумму выкупной ссуды. По балансу операции на 1 января 1881 года, на 748 531 385 р. 29 к. выкупной ссуды приходилось 302 666 578 р. 88 к. долга помещиков бывшим кредитным установлениям.

Обязательный выкуп

Действие причин, заставлявших помещиков соглашаться на выкуп или требовать его, с течением времени постепенно ослабевало, так что к 1880-м годам временнообязанных крестьян оставалось еще свыше 15%. Наибольшее число временнообязанных крестьян оставалось в тех местностях, где помещику казалось невыгодным требовать выкупа или согласиться на выкупную сделку при условиях, желательных для крестьян. Положение временнообязанных крестьян, по собранным правительством сведениям, оказывалось крайне неудовлетворительным и в общем гораздо худшим, чем положение крестьян-собственников в той же местности — а между тем надеяться на добровольный выкуп с каждым годом становилось труднее. Временнообязанные отношения крестьян грозили в некоторых местностях превратиться в вечнообязательные. Ввиду такого положения дела, правительство установило, законом 1881 года, обязательный выкуп, с 1 января 1883 года, для всех крестьян, остававшихся еще к тому времени во временнообязанных отношениях.

В 9 Западных губерниях (Виленской, Гродненской, Ковенской, Минской, Витебской, Могилевской, Киевской, Подольской и Волынской) обязательный выкуп был введен указами 1863 года. Применение его началось для некоторых местностей этой области с мая и сентября 1863 года, для других — с 1 января 1864 года.

На Кавказе и в Закавказье обязательный выкуп был введён только в 1912—1913 годах.

Выкуп земли удельными и государственными крестьянами

Кроме бывших помещичьих крестьян выкуп земель, в силу особых законов и на несколько иных основаниях, был распространен и на две другие обособленные группы: на крестьян удельных и государственных. По положению 26 июня 1863 года о поземельном устройстве крестьян государевых, дворцовых и удельных имений, все находившиеся в пользовании этих крестьян земли были предоставлены им не в постоянное пользование, как при наделении помещичьих крестьян, а в собственность, с применением обязательного выкупа. Удельное ведомство предоставило крестьянам в собственность те земли, которые находились в их пользовании, не увеличивая прежних платежей, а обращая их в выкупные, платимые в течение 49 лет. Для определения выкупной суммы, следующей с удельных крестьян, их прежний оброк за отведенные им земли капитализировался из 6% (умножались на 16 2/3); с полученной таким образом выкупной суммы крестьяне должны вносить в течение 49 лет в доход удельного или дворцового ведомства по 6 коп. с рубля. Таким образом, выкуп земель бывшими удельными крестьянами был совершён без посредства выкупной операции, то есть без выдачи уделу капитальной суммы процентными бумагами.

Вначале по положению 24 ноября 1866 года о поземельном устройстве бывших государственных крестьян, за этими крестьянами были закреплены в постоянное пользование их наделы, с платежом так называемой оброчной подати (и лесного налога за лесные наделы), устанавливаемой в неизменном размере на каждые 20 лет. Таким образом, первая переоброчка должна была наступить в 1886 году; но с приближением этого срока было решено оброчную подать превратить в выкупные платежи. Мнение государственного совета от 28 мая 1885 преобразовало оброчную подать на основаниях, необходимых для окончательного её выкупа в сорокачетырехлетний срок, с 1 января 1887 года, с тем, чтобы общая сумма имеющих заменить её выкупных платежей превышала не более чем на 45 процентов нынешнюю общую сумму этой подати и чтобы распределение выкупных платежей между селениями было, по возможности, соразмерно с ценностью и доходностью состоящих в их распоряжении наделов.

Примечания

  1. Полное собрание законов Российской империи. Собрание третье. — СПб., 1908. — Т. XXV. 1905 год., № 26871, 26872.
  2. Озеров И.Х. Основы финансовой науки. Бюджет. Формы взимания. Местные финансы. Кредит / (переиздание 1906 года). — М.: Изд. ЮрИнфор-Пресс, 2008. — 622 с. (недоступная ссылка), стр. 601.
  3. Приведены данные о сборе налогов за 1900 год как последний спокойный год до начала аграрных волнений, источник: Отчет Государственного контроля по исполнению государственной росписи и финансовых смет за 1900 год. — СПб., 1901., страница 27.
  4. Право собственности сельских общин и владельцев подворных участков никаким образом и ни в каком случае не было полным (в отличие от некрестьянского частного землевладения), однако его ограничения носили столь специфический и плохо проработанный в юридическом смысле характер, что не могут быть сведены к четкому определению с терминах современного права. Даже юристы XIX — начала XX века вели оживленную профессиональную полемику, безуспешно пытаясь сформулировать правовые основы крестьянского землевладения. Примером может служить книга: Изгоев А.С. Общинное право. — М.: Тип. «Надежда», 1906. — 160 с. Архивировано 4 сентября 2007 года. Архивная копия от 4 сентября 2007 на Wayback Machine, в которой анализу различных теорий посвящена глава IV.
  5. А. И. Васильчиков. О самоуправлении. Тип. Г. Мюллера, СПб, 1869. С. 330.
  6. А. И. Васильчиков. Землевладение и земледелие в России и других европейских государствах. Т. 1, СПб, 1876. С. 231.
  • Выкупная операция // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.
  • Выкупная операция // Большая советская энциклопедия : / гл. ред. А. М. Прохоров. — 3-е изд. — М. : Советская энциклопедия, 1969—1978.

Из статьи:

  • Лосицкий А., Выкупная операция, СПб. 1906
  • Зайончковский П. А., Отмена крепостного права в России, 3 изд., М., 1968.

Вам также может понравиться

Об авторе admin

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *