Косвенные доказательства

Теория и практика применения косвенных доказательств в гражданском судопроизводстве (на примере практики судов общей юрисдикции) (Смольников Д.И.)

Одно из возможных оснований для разграничения прямых и косвенных доказательств <1>, которое может быть наиболее полезно практике, — деление в зависимости от типа устанавливаемого факта. Если доказательство подтверждает наличие или отсутствие главного факта, то принято говорить о прямом доказательстве. Доказательство, устанавливающее доказательственный факт, через который с помощью умозаключения можно прийти к выводу о наличии либо отсутствии главного факта, является косвенным. Именно такое деление позволяет уравнять прямые и косвенные доказательства, а также ответить на главный вопрос: достаточно ли только косвенных доказательств, чтобы установить главный факт? Так косвенные доказательства будут пониматься и в этой статье.
———————————
<1> В доктрине не сложился единый подход к определению косвенных доказательств. Раскрыть содержание этого термина не помогает и история доказательственного права (исторически деление доказательств на прямые и косвенные проводилось по различным основаниям). Преобладающая в российской науке точка зрения, согласно которой косвенные доказательства — это доказательства, имеющие многозначную связь с главным фактом, вряд ли полезна для практики. Более того, такой подход может привести к весьма спорному и опасному для судопроизводства умозаключению: если косвенные доказательства обладают многозначной связью, то они, во-первых, «хуже» прямых. Во-вторых, только совокупность косвенных доказательств может привести к верному и единственно возможному умозаключению, поскольку только совокупность, а точнее система доказательств, устраняет многозначность, поскольку каждое из них подтверждает другое. Однако такая совокупность нужна не всегда (косвенное доказательство косвенному рознь), и косвенные доказательства всегда оставляют место для иной интерпретации (такова их сущность). Подробнее см.: Смольников Д.И. К вопросу о косвенных доказательствах (история и современность) // Законодательство. 2015. N 5. С. 60 — 69.
В законе нет особых правил для косвенных доказательств
Процессуальное законодательство каким-либо образом не ограничивает использование, сбор, представление суду и оценку косвенных доказательств. Правила оценки доказательств, закрепленные в процессуальных кодексах, универсальны и рассчитаны на любые виды доказательств. Любые доказательства — независимо от того, прямые они или косвенные, — могут и должны соответствовать критериям этой оценки.
Попытки выделить особенные правила для использования косвенных доказательств вряд ли будут удачными. Тем не менее в доктрине распространен следующий тезис: только совокупность косвенных доказательств может установить главный факт, а одного косвенного доказательства будет недостаточно <2>. Вывод о необходимости именно совокупности косвенных доказательств встречается и в судебной практике <3>. В целом ряде апелляционных определений Ленинградского областного суда <4> встречается довольно любопытная позиция, раскрывающая «выработанные правила использования косвенных доказательств». Согласно этим «правилам» для установления главного факта необходима лишь совокупность косвенных доказательств. Также суд подчеркивает, что «достоверность каждого из косвенных доказательств не должна вызывать сомнений», такие доказательства должны подтверждать и дополнять друг друга, а в совокупности они выявляют «однозначную связь с доказываемым фактом».
———————————
<2> См., например: Треушников М.К. Судебные доказательства. М., 2005. С. 113; Молчанов В.В. Основы теории доказательств в гражданском процессуальном праве. М., 2012. С. 133.
<3> Причем иногда суды подчеркивают, что совокупность должна быть непротиворечивой. См., напр.: Определение Свердловского областного суда от 30.10.2012 N 33-12871/2012.
<4> См.: Определения Ленинградского областного суда от 25.04.2013 по делу N 33а-1828/2013, от 18.12.2014 по делу N 33-6350/2014, от 03.04.2014 по делу N 33-1680/2014.
Нетрудно заметить, что эти правила принципиально не отличаются от выработанного в законе и теории подхода к оценке любых доказательств. Так, совокупность доказательств необходима вне зависимости от вида доказательств. В законе также указано, что суд оценивает относимость, допустимость, достоверность каждого доказательства в отдельности, а также достаточность и взаимную связь доказательств в их совокупности (ч. 3 ст. 67 ГПК РФ). Как понимается это правило? В теории отмечается, что «оценка доказательств с точки зрения их достаточности и взаимной связи состоит в том, чтобы устранить противоречия между доказательствами, ликвидировать сомнения в истинности вывода <…> При недостаточности доказательств выводы суда относительно фактических обстоятельств дела становятся вероятными» <5>. Непротиворечивость доказательств воспринимается и практикой как одно из обязательных свойств совокупности доказательств <6>. Иными словами, доказательства, положенные в основу решения, не противоречат, а дополняют друг друга. Чем отличаются озвученные ранее областным судом правила, а также доктринальное правило о необходимости именно совокупности косвенных доказательств от законодательно закрепленных правил оценки всех доказательств, непонятно. Поэтому можно утверждать, что ГПК РФ не предусматривает для косвенных доказательств особые правила.
———————————
<5> Треушников М.К. Указ. соч. С. 155.
<6> См., напр.: Апелляционные определения Нижегородского областного суда от 09.12.2014 по делу N 33-10728/2014, Омского областного суда от 05.06.2014 по делу N 33-5595/2014.
Убедительность и достаточность косвенных доказательств
Проблема убедительности любых доказательств связана с проблемой человеческого познания (насколько познаваем мир доступными средствами). Впрочем, у проблемы убедительности косвенных доказательств есть и сугубо юридическая составляющая — возможность использования косвенных доказательств наравне с прямыми (иными словами, чтобы судья воспринимал их как равные).
Возможным препятствием в равном использовании косвенных доказательств является то, что такие доказательства всегда предположительны — установление главного факта с помощью косвенного доказательства всегда делается через предположение. Зачастую даже совокупность косвенных доказательств оставляет возможность для существования иного варианта <7>.
———————————
<7> Стоит заметить, что и прямые доказательства, по сути, являются доказательствами предположительными, так как истинность прямых доказательств основана на предположении — презумпции точности и достоверности свидетелей, вещей или документов (Best W.M. The principles of the law of evidence: with elementary rules for conducting the examination and cross-examination of witnesses. New York, 1882. P. 26).
Вторая проблема — проблема достаточности косвенных доказательств — тесно переплетена с первой (убедительности). Следует подчеркнуть, что проблема достаточности доказательств возникает не только применительно к косвенным доказательствам, но именно с косвенными доказательствами она становится острее. Кратко она бы звучала так: можно ли вынести решение только на основе косвенных доказательств?
В поиске ответа на предыдущий вопрос логично возникает другой: регулируется ли достаточность доказательств в законе? Четкого ответа на этот вопрос теория не дает. Например, можно встретить утверждение, что в законе нет каких-либо формальных критериев достаточности доказательств, а пределами доказывания является необходимость и достаточная совокупность доказательств, которые, будучи собраны по делу, обеспечивают правильное его разрешение <8>. Достаточность — это совокупность доказательств, необходимых для установления обстоятельств по делу «в соответствии с объективной действительностью и вынесением обоснованных решений» <9>. В специальных работах можно встретить и другое определение. Полнота или достаточность доказательств — критерий логического основания, требующий всестороннего обоснования решения суда, рассмотрения всей совокупности доказательств, исключения вынесения решения по неполно или недостаточно выясненным обстоятельствам дела <10>.
———————————
<8> Лельчицкий К.И. Проблемы оценки доказательств в гражданском процессе: дисс. … канд. юрид. наук. М., 2008. С. 133.
<9> Там же. С. 144.
<10> Коваленко А.Г. Комплексное исследование института доказывания в гражданском и арбитражном процессе: дисс. … докт. юрид. наук. СПб., 2003. С. 261.
Такие определения лишь увеличивают количество вопросов. Например, что значит «вся совокупность доказательств» или «достаточная совокупность»? Как проверить соответствие доказательств объективной действительности? В учебной литературе также однозначного ответа нет. Более того, в одной из работ указано, что «невозможно дать какой бы то ни было однозначный ответ о достаточности доказательств, приемлемый на все случаи. Можно лишь сказать, что доказательств достаточно тогда, когда суд в состоянии разрешить дело» <11>. В этом подход к определению достаточности мало чем отличается от того, что высказывался в советской литературе <12>, несмотря на то что, казалось бы, произошли кардинальные изменения в организации отправления правосудия.
———————————
<11> Гражданский процесс: учебник / под ред. В.В. Яркова. М., 2009. С. 239.
<12> См., напр.: Советский гражданский процесс: учебник / отв. ред. М.С. Шакарян. М., 1985. С. 172.
Очевидно, что вопрос достаточности тесно связан с внутренним убеждением судьи. В законе закреплено, что российский судья оценивает любое доказательство по своему внутреннему убеждению (ч. 1 ст. 67 ГПК РФ). Несмотря на законодательные правила оценки, этот процесс остается во многом субъективным <13>. Достижение внутреннего убеждения возможно лишь через систему непротиворечивых доказательств. Из приведенных выше определений и других, высказываемых в литературе мнений можно прийти к выводу: в деле должна быть установлена истина. Иными словами, все иные возможные варианты должны быть отвергнуты, а вывод суда должен соответствовать действительным событиям и не быть вероятностным (или скорее возможным, чем невозможным).
———————————
<13> Не углубляясь в исследование вопроса о формировании внутреннего убеждения, стоит лишь отметить, что процессуалисты традиционно относят уровень правосознания и правовой культуры судьи (явления, несомненно, субъективные) к факторам, влияющим на формирование внутреннего убеждения.
Как оценка по внутреннему убеждению уживается с состязательностью? Стороны самостоятельно представляют доказательства тех обстоятельств, на которые они ссылаются и которые посчитают нужными. Вместе с тем суд сам определяет, какие обстоятельства имеют значение для дела (ч. 2 ст. 56 ГПК РФ), и вправе предложить сторонам представить иные доказательства, подтверждающие эти обстоятельства (ч. 1 ст. 57 ГПК РФ). Конечно, суд по своей инициативе доказательства не истребует. Но если сторона эти доказательства не представит, то она рискует проиграть процесс <14>. Поэтому участники должны представлять суду все доказательства, опасаясь, что недостаток доказательств не позволит судье прийти к единственно возможному выводу. К тому же не исключено, что сторона, у которой просто нет достаточных доказательств (например, их утаивает оппонент, несмотря на судебные штрафы), должна смириться с проигрышем: ведь ее доказательств недостаточно для установления истины. Очевидно, что в российской модели состязательности переплелись состязательное и инквизиционное начала (что, в принципе, всегда признавалось теоретиками).
———————————
<14> В первую очередь вопрос достаточности доказательств возникает применительно к истцу, так как именно он инициирует процесс и именно на нем лежит обязанность доказательства обстоятельств, на которые он ссылается как на основание своих требований (п. 1 ст. 56 ГПК РФ).
Нетрудно догадаться, что косвенные доказательства даже в своей совокупности не всегда способны достигнуть «стандарта истинного вывода», поскольку они по своей природе не свободны от иных интерпретаций. В отсутствие установленных в законе запретов на использование косвенных доказательств (о чем было сказано выше) они могут не восприниматься судьями из-за своей неубедительности или вероятности, что влечет проблему реализации права на защиту.
Применение судами косвенных доказательств
Как к косвенным доказательствам относятся российские суды? Изложенные выше теоретические рассуждения могли бы заставить прийти к выводу о том, что судьба косвенных доказательств должна быть неутешительной.
В самом начале небольшого анализа практики следует отметить, что иногда судьи <15> неверно относят то или иное доказательство к косвенным. Например, в деле о взыскании убытков из-за потравы посевов суд посчитал, что справки о расходах на посев пшеницы и договоры аренды участков, на которых был урожай, являются косвенными (решение судебного участка N 2 по Бакалинскому району Республики Башкортостан от 14.02.2014 по делу N 2-25/2014). Непонятно, какой доказательственный факт подтверждали эти доказательства <16>. Также нередко в практике можно встретить отнесение к косвенным доказательствам факта несовершения какого-либо действия, которое ожидается от разумного и добросовестного лица.
———————————
<15> Для анализа были взяты решения мировых судей, районных судов как судов первой и апелляционной инстанций. На момент подготовки статьи решения мировых судов и апелляционные определения районных судов найти на официальном сайте ГАС «Правосудие» не удалось. В статье были использованы тексты судебных решений, размещенные на сайте www.sudact.ru.
<16> Вероятно, судья счел их косвенными потому, что они подтверждали обоснованность требований истца (что семена закупались и что земля действительно использовалась под засев). Однако доказывание расходов на посевы, если они и использовались для расчета убытков, входит в главный факт (для взыскания убытков, как известно, следует доказать, в частности, сумму ущерба). Также не совсем понятно, что подтверждали договоры аренды. Изменилось бы решение судьи, если бы потерпевшая сторона самовольно заняла участок, а не арендовала его?
Так, в одном деле требовалось установить собственника транспортного средства, который причинил вред другому транспорту в ДТП. Ответчик отрицал, что автомобиль принадлежит ему, ссылаясь на то, что автомобиль на момент ДТП был продан. Одним из косвенных доказательств принадлежности автомобиля ответчику стало то, что ответчик не оспорил постановление о привлечении к административной ответственности за нарушение Правил дорожного движения во время управления спорным автомобилем (Апелляционное определение Кировского районного суда города Омска N 11-52/2015 от 31.03.2015 по делу N 11-52/2015). Вероятно, по логике суда, если бы автомобиль не принадлежал ответчику, он бы смог доказать отсутствие состава правонарушения и непременно сделал бы это.
Проблема оценки поведения в качестве доказательства довольно сложна и заслуживает отдельного рассмотрения. Возникает как минимум два вопроса: является ли бездействие доказательством, а если и является, то будет ли оно относимым. Стоит заметить, что поведению должно придаваться значение только тогда, когда на это прямо указано в законе. В иных случаях оценка поведения именно как доказательства будет довольно спекулятивной.
Использование косвенных доказательств вместе с прямыми, как правило, затруднений не вызывает, поскольку в таком случае косвенные доказательства лишь дополняют прямые, играя вспомогательную роль. Так, в одном из дел истица обратилась в суд, требуя расторгнуть договор купли-продажи мобильного телефона. По ее словам, телефон, вопреки заверениям продавца, не воспроизводил музыку в формате MP3. Предоставление недостоверной информации в момент заключения договора и стало правовым обоснованием заявленных требований. Показания истицы подтвердили свидетели, которые находились в магазине в момент приобретения телефона (прямые доказательства). Мировой судья учла, в частности, и косвенное доказательство: в этот же день истец купила и флеш-карту, на которой должны были храниться музыкальные файлы (решение мирового судьи Вологодской области по судебному участку N 50 от 14.02.2013 N 2-37/2014).
Действительно, приобретение флеш-карты является косвенным доказательством. Покупка «внешней памяти» для телефона, который не может воспроизвести музыку, выглядела бы странной. При этом в данном деле этого косвенного доказательства было бы недостаточно, поскольку телефон имел функцию фотосъемки. В таком случае из факта приобретения флеш-карты можно было бы сделать и другой вывод: карта приобреталась для хранения фото, а не для музыки <17>.
———————————
<17> Решение оставляет вопросы. По мнению судьи, продавец не представил доказательств предоставления покупателю всей необходимой информации о товаре. Но чем бы мог подтвердить этот факт продавец? Письменным бланком, содержащим всю информацию о товаре, с подписью покупателя, которая бы подтверждала ознакомление с ним? Разве покупатель, проявляя обычную степень заботливости и осмотрительности, не знакомится с техническими характеристиками, которые представлены на упаковке товара, в его инструкции, а также в различных рекламных буклетах?
Косвенные доказательства могут помочь оспорить мнимую сделку (решение <18> Октябрьского районного суда города Саранска от 27.12.2010 по делу N 2-2258/10). Однако одних лишь косвенных доказательств для оспаривания такой сделки вряд ли будет достаточно (решение <19> мирового судьи судебного участка N 46 Вологодской области от 23.09.2013 по делу N 2-685/2013).
———————————
<18> В этом деле прокурор, оспаривая сделки купли-продажи гаражей, зарегистрированных в качестве недвижимости, на муниципальных участках земли, в частности, указал, что ответчик не мог физически построить гаражи в зимнее время года. Ответчик этот довод не опроверг, например, с помощью доказательств, что он использовал специальные материалы или технологии для строительства в зимнее время года.
<19> В этом деле супруга пыталась оспорить сделку купли-продажи автомобиля, находившегося в совместной собственности, которую ее муж совершил (а) без ее согласия, (б) по заведомо низкой цене, (в) накануне развода в целях уменьшения общего имущества, подлежащего разделу. Примечательно, что (г) покупателем стала «сожительница» ответчика. Здесь сразу видно несколько оснований для оспаривания сделки. Суд отказался признавать ее недействительной, сославшись на то, что косвенные доказательства «притворности» сделки недостаточны. Суд называет оспариваемую сделку притворной, хотя она, конечно, является мнимой.
Также с косвенными доказательствами не возникает проблем, если их использование «легитимировано». Например, в делах о признании права собственности на земельные участки, которые предоставлялись во владение еще в СССР. Вместо документов по отводу земель суды принимают в качестве доказательств факта владения определенным участком «данные первичной инвентаризации», ссылаясь на письмо Министерства жилищно-коммунального хозяйства РСФСР N 20-15-1-4/Е-9808р (решение мирового судьи судебного участка N 3 города Воронежа от 21.01.2015 по делу N 2-5/2015). Действительно, документы инвентаризации доказывают лишь то, что истец владеет участком определенной площадью на протяжении многих лет. Не исключено, что именно таким участок и был изначально <20>.
———————————
<20> Хотя, конечно, несколько странно, что суд, оценивая допустимость иных средств доказывания, ссылается на письмо министерства РСФСР. Приведенный пример использования этого письма не является единичным.
Доказывание исключительно с помощью косвенных доказательств на практике бывает затруднено. В качестве иллюстрации можно привести два дела о взыскании убытков. В первом деле департамент лесного хозяйства подал иск о взыскании ущерба, нанесенного лесному фонду РФ незаконной рубкой деревьев, якобы совершенной ответчиком. Департамент представил ряд косвенных доказательств. А именно: ответчик заключил договор купли-продажи лесных насаждений, получив право на рубку на лесном участке. Арендованный участок был смежным с участком, на котором была совершена незаконная рубка. Законная и незаконная рубка были совершены примерно в один период времени. У ответчика был трактор, на котором можно было вывезти срубленные деревья. К тому же ответчик проживал в доме с печным отоплением, значит, ему требовались дрова. Наконец, ответчик проживал рядом с местом незаконной рубки.
Суд посчитал, что представленные истцом косвенные доказательства не являются неопровержимым доказательством того, что ответчик незаконно расширил площадь рубки более чем в пять раз. В деле были и показания свидетелей, которые видели следы трактора на месте незаконной рубки (к слову, тоже косвенное доказательство). Однако свидетели не смогли определить направление следов. Более того, органы дознания, проводившие предварительные следственные действия по факту незаконной рубки, не выявили следы после таяния снега, не сравнили со следами на участке, выделенном под законную рубку леса. Истец не представил и спилов с пней, взятых на участках, отведенных под рубку, и на участках, где была незаконная рубка, что тоже было бы косвенным доказательством (решение мирового судьи судебного участка N 48 Вологодской области от 14.01.2013 по делу N 2-5/2013).
В другом деле владелец автомобиля пытался взыскать убытки с двух женщин, которые пытались привести в действие сигнализацию. Вначале они били по колесам, а потом — по лобовому стеклу. Действие происходило ночью. Когда сигнализация сработала, истец выбежал на улицу и после небольшой словесной перепалки с женщинами обнаружил трещину на лобовом стекле. Ответчицы вину отрицали, ссылаясь на то, что стекло было занесено снегом, а били они ребром ладони в перчатке. Это же подтвердил и свидетель — водитель такси, который наблюдал за стараниями двух женщин неподалеку, а после, проезжая мимо автомобиля, заметил трещину на стекле. Он также предположил, что из-за мороза стекло могло стать хрупким. Другой свидетель пояснил, что до инцидента лобовое стекло было целым.
Мировой судья, а за ним и судья районного суда пришли к выводу, что истец не представил прямых доказательств причинения вреда. При этом совокупность косвенных доказательств, собранных по делу, не позволяет однозначно судить о наличии причинно-следственной связи между действиями ответчиков и возникшими у истца убытками (Апелляционное определение Березовского городского суда Свердловской области N 11-3/2015 11-75/2014 от 02.03.2015 по делу N 11-3/2015).
Приведенные выше дела о взыскании убытков весьма показательны. Косвенные доказательства даже в своей совокупности могут приводить к различной степени убежденности. В первом деле, казалось бы, сложилась необходимая совокупность. Однако для доказывания серьезных требований (превышение площади законной вырубки в пять раз!) они оказались недостаточными. Как и во втором деле. Вполне возможно, что это связано с тем, что заявлен деликтный иск <21>, который требует высокой степени убежденности суда. Но в первом деле суд прямо указывает, что не было представлено иных косвенных доказательств (и они могли быть представлены). Во втором же деле прямые доказательства объективно не могли быть представлены (теоретически — только показания очевидца, находившегося в машине), потому право истца осталось незащищенным. В любом случае косвенные доказательства, оставляющие вариант для иного толкования, не могут достигнуть высокого стандарта истинности вывода.
———————————
<21> Гражданско-правовой деликт тесно связан с уголовным правонарушением. Не удивительно, что в рамках первого дела было проведено дознание.
Литература
1. Гражданский процесс: учебник / под ред. В.В. Яркова. М., 2009. С. 239.
2. Коваленко А.Г. Комплексное исследование института доказывания в гражданском и арбитражном процессе: дисс. … докт. юрид. наук. СПб., 2003. С. 261.
3. Лельчицкий К.И. Проблемы оценки доказательств в гражданском процессе: дисс. … канд. юрид. наук. М., 2008. С. 133.
4. Молчанов В.В. Основы теории доказательств в гражданском процессуальном праве. М., 2012. С. 133.
5. Смольников Д.И. К вопросу о косвенных доказательствах (история и современность) // Законодательство. 2015. N 5. С. 60 — 69.
6. Советский гражданский процесс: учебник / отв. ред. М.С. Шакарян. М., 1985. С. 172.
7. Треушников М.К. Судебные доказательства. М., 2005. С. 113.

Классификация доказательств и их характеристика

Судебные доказательства — сведения, способные подтвердить (опровергнуть) имеющие значение для правильного разрешения дела факты, полученные, исследованные и выраженные в строго установленном процессуальным законом порядке.

Иначе, доказательствами по делу являются полученные в предусмо­тренном законом порядке сведения о фактах, на основе которых суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, обо­сновывающих требования и возражения сторон, а также иных обстоятельств, имеющих значение для правильного рассмотрения и разрешения дела.

Классификация доказательств имеет большое значение как теоретическое, так и практическое:

  • указывает на объем средств и способов доказывания, которыми располагает суд;
  • выявляет особенности отдельных видов доказательств, учесть которые важно в процессе их собирания, исследования и оценки;
  • помогает избежать ошибки в судебном производстве.

В процессуальной науке наиболее распространенной является следующая классификация доказательств:

1) по характеру связи содержания доказательств с доказываемым фактом:

    • прямые;
    • косвенные.

2) по процессу формирования сведений о фактах:

    • первоначальные;
    • производные.

3) по источнику доказательств:

    • личные (источник до­казательства — человек);
    • вещественные или предметные (источник до­казательства — материальный объект).

Прямые и косвенные доказательства

Прямыми называются доказательства, содержание которых имеет однозначную связь с устанавливаемым фактом. Однознач­ная связь позволяет сделать единственный вывод о наличии или отсутствии искомого факта. Например, прямым письменным до­казательством факта заключения брака является свидетельство о браке установленной формы и содержания.

Косвенными именуются доказательства, в которых содержание имеет с доказываемым фактом многозначную связь. Косвенное доказательство, взятое в отдельности, даёт основание не для определённого, а для нескольких предположительных выводов, несколько версий относительно искомого факта. Например, квитанция о почтовом денежном переводе не является основанием для однозначного вывода о наличии между сторонами договора займа (передача денежных средств могла быть произведена как во исполнение договора, так и вызвана другими обстоятельствами).

Косвенное доказательство, взятое не в отдельности, а в связи с остальными доказательствами по делу, то, при их сопоставлении, можно откинуть необоснованные версии и прийти к одному определённому выводу. Косвенные доказательства могут использоваться не только как самостоятельное средство, но и в совокупности с прямыми доказательствами, подкрепляя их, или наоборот, ослабляя.

В этой связи необходимо подчеркнуть, что одного косвенного доказательства недостаточно для установления искомого факта, поскольку какое-то из возможных предположений, вероятно сле­дующих из содержания данного доказательства, является априори ложным.

Подробнее

Прямые доказательства не всегда играют больше роль, чем косвенные. В судебной практике косвенные доказательства применяются широко по гражданским делам в случаях, когда по делу нет прямых доказательств или их недостаточно. Однако использование косвенных доказательств, сложнее, чем прямых. Задачей суда в отношении прямых доказательств заключается в установке и проверке достоверности таких доказательств. Проверив и установив их достоверность, использование прямого доказательства не представляет препятствий, так как искомый факт прямо подтверждается или опровергается.

Практическое значение деления доказательств на прямое и косвенное заключается в том, что различия между этими доказательствами усчитывается судьей при собирании доказательств. Косвенные доказательства должны быть в таком объеме, чтобы имелась возможность исключения всех предположений, вытекающих из них, кроме одного.

Наличие прямых доказательств не исключает возможности опровержения их содержания. Прямые и косвенные доказательства влияют на содержание судебного доказывания: использование косвенных доказательств удлиняет путь доказывания, вводит для суда дополнительные ступени на пути к решению основных вопросов дела.

Различия прямых и косвенных доказательств требует соответственно учета их характеристик при оценке доказательств. Прямые, как и косвенные, доказательства не имеют заранее предусмотренной силы для суда и должны оцениваться в совокупности с другими доказательствами.

Первоначальные и производные доказательства

Первоначальными называются доказательства, полученные из первоисточника. Они формируются в результате непосредственного воздействия искомого факта (дей­ствия, события) на носитель информации. Первоначальным доказательством будет показание свидетеля, первона­чальными письменными доказательствами являются подлинники документов, а также следы, оставшиеся на земле или предметах.

Производными в свою очередь называются доказательства, которые воспроизводят содержание другого доказательства (воспроизводят сведения, полученные из других источников). Производное доказательство возникает на базе первоначального, оно тоже может быть достоверным, но к его оценке суд должен подходить с осторожностью. Производным доказательством будет показание свидетеля, который узнал о факте от другого лица, а также копия документа, слепки со следов.

При анализе первоначальных и производных доказательств основное внимание в юридической литературе уделяются производным доказательством, т.е. именно они таят в себе возможность допущения ошибки в процессе их формирования. В соответствии с принципом непосредственности, суд должен в основном исследовать обстоятельства дела по первоисточникам, а производные доказательства следует использовать прежде всего в качестве средств для обнаружения первоисточников.

Практическое значение данной классификации состоит в значении процесса формирования тех и других доказательств, позволяет правильно вести процесс исследования доказательств в ходе судебного разбирательства, правильно ставить вопрос перед стороной, свидетелем, экспертом и выяснять сведения, необходимые по делу.

Суд не может отказать в приобщении к делу доказательства по причине того, что они не являются первоисточниками. Достоверность как первоначальных, так и производных доказательств оценивается судом в результате сопоставления тех и других со всеми материалами дела.

Понятие и основные признаки доказательств

Понятие и основные признаки доказательств

Принадлежность (относимость) и допустимость доказательств

Классификация доказательств

Оценка доказательств

Доказательства- это любые фактические данные, на основании которых суд устанавливает наличие или отсутствие оспариваемых обстоятельств. Есть доказательством является не факт, не обстоятельства, а фактические данные. Факт — это явление объективной социальной действительности. Они существуют независимо от того, знают ли о них лица, осуществляющие судебное разбирательство. Фактические данные, т.е. сведения о факте — это информация, с помощью которой познается факт, что имеет значение для решения дела.

Доказательства, т.е. любые фактические данные (информация), могут быть представлены в различной форме. Так, фактические данные, имеющие значение для правильного разрешения дела, могут быть получены (установлены) судом на основании объяснений сторон, третьих лиц и их представителей, свидетелей, письменных и вещественных доказательств, заключений экспертов.

Доказательства получаются в установленной процессуальным законом форме. Несоблюдение (нарушение) формы получения доказательств обусловливает то, что они при решении судом дела во внимание приниматься не будут. Кроме того, доказательства должны соответствовать определенным требованиям, т.е. должны быть надлежащими и допустимыми. Ни одно доказательство, содержащий информацию о предмете доказывания (обстоятельства спора), не имеет для суда заранее установленной силы.

Итак, доказательства — это информация об обстоятельствах по делу, полученная судом из источников — средств доказывания. На основании этой информации суд устанавливает наличие или отсутствие: обстоятельств, которыми стороны, а также другие лица, которые принимают участие в деле, обосновывают свои требования и возражения; других обстоятельств, имеющих значение для разрешения дела. Поскольку доказательства информации, они могут быть правдивыми или ложными. Суд, устанавливая обстоятельства по делу, оценивает доказательства, чтобы определить, какие из них являются правдивыми, и отбросить ложные.

Процессуальной форме доказательств являются определенные гражданским процессуальным законом средства доказывания, в которых содержатся фактические данные, обосновывающих требования и возражения сторон, и иные обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения дела. В гражданском процессе средствами доказывания являются:

1) объяснения сторон, третьих лиц, их представителей, допрошенных в качестве свидетелей,

2) показания свидетелей,

3) письменные доказательства;

4) вещественные доказательства, например, аудио и видеозаписи,

5) выводы экспертов.

Перечень средств доказывания является исчерпывающим. Хотя с появлением новых носителей информации (например, компьютерных дисков, карт памяти и т.д.) этот перечень средств доказывания сам по себе изменений не претерпел, однако расширился их объем.

При определении понятия судебных доказательств необходимо исходить из признаков судебных доказательств. Их выделяют четыре:

1) любые фактические данные (первый признак),

2) относящиеся к делу (второй признак),

3) полученные с соблюдением процессуального порядка, установленного законом (третий признак)

4) из предусмотренных законом средств доказывания (четвёртый признак).

Судебные доказательства характеризуются, прежде всего, тем, что представляют собой любые фактические данные, т.е. достоверные, истинные данные (сведения), содержание которых правильно отражает обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения дела. Истинность данных, выступающих в качестве доказательств по делу, должна быть проверена и установлена судом в судебном заседании при рассмотрении дела по существу.

Истинность данных, выступающих качестве судебных доказательств, суд проявляет путем исследования процесса их формирования, сохранения и воспроизведения, посредством сопоставления их с другими материалами, при помощи экспертизы и иными законными способами. Истинность данных, предоставленных в качестве доказательств, суд окончательно оценивает в совещательной комнате при вынесении решения по делу. В основу решения могут быть положены только достоверные данные (ст.62 ГПК). Принятие судом в качестве предположительных, недостоверных или ошибочных данных ведет к неправильным выводам суда об обстоятельствах дела.

Вторым признаком судебных доказательств является то, что это – не просто фактические данные, а такие, которые относятся к делу.

В свою очередь, М.К. Треушников считает, что рассмотрение относимости доказательств только как признака судебных доказательств или только как условия допущения доказательств в процесс значительно обедняет смысл и значение данного правового явления. Такая трактовка относимости доказательств несколько односторонняя и неполная.

Правильное решение вопроса об относимости к делу материалов и данных, предоставленных в качестве доказательств, обеспечивает полное и объективное выяснение всех обстоятельств с наименьшей затратой сил и средств. Напротив, ошибки здесь приводят либо к недостаточности доказательственного материала, либо к бесполезной трате сил, средств, времени на изучение ненужных сведений, к замедлению производства.

Судебными доказательствами могут быть лишь фактические данные, подтверждающие наличие или отсутствие обстоятельств, имеющих значение для правильного разрешения дела. Относящимися к делу считаются фактические данные, которые связаны с обстоятельствами, значимыми для дела, и потому служат средством установления этих обстоятельств.

Третий признак судебных доказательств – судебные доказательства представляют собой фактические данные, относящиеся к делу, полученные судом с соблюдением процессуального порядка, установленного законом.

Законодательство о гражданском судопроизводстве предусматривает такой порядок получения и исследования судом доказательств, который позволяет проверить истинность данных, предоставленных в качестве доказательств, правильно установить связи между фактическими данными, и фактами подлежащими доказыванию, гарантирует достоверность выводов суда об обстоятельствах дела.

Фактические данные, поступившие в суд с нарушением порядка, определенного законом, не являются доказательствами.

Четвертым признаком судебных доказательств является то, что доказательства – это фактические данные, полученные судом из предусмотренных законом средств доказывания, т.е. объяснений сторон и третьих лиц, показаний свидетелей, письменных и вещественных доказательств и заключений экспертов. Фактические данные, взятые из источников, не указанных в законе (слухи, анонимные письма и т.д.), не могут служить судебными доказательствами.

Принадлежность (относимость) и допустимость доказательств

ГПК в ст. 58 устанавливает правила относимости доказательств, которые определяют объективную возможность доказательства подтверждать обстоятельство, что имеет значение для решения дела. Правила относимости доказательств направлены прежде всего на достижение процессуальной экономии путем устранения из судебного рассмотрения доказательств, не имеющих значения для разрешения дела.

Надлежащими есть доказательства, относящиеся к предмету доказывания. Суд отобрать только те доказательства, содержащие информацию о предмете доказывания, исключив из процесса доказывания доказательства, не относящиеся к делу, наличие которых затрудняет процесс доказывания, установления действительных обстоятельств дела, затягивает рассмотрение дела. Значение признака принадлежности состоит в том, что она позволяет правильно определить объем доказательственного материала, отобрать только те доказательства, которые действительно нужны для установления фактических обстоятельств дела. Есть принадлежность доказательств — это наличие их значения для гражданского дела.

Для определения относимости доказательств необходимо, прежде всего, выяснить, имеют ли значение для дела фактические данные, для установки которых предлагаются источники и средства доказывания, а уже после этого надо определить, могут подтвердить ни опровергнуть доказательства-факты, относящиеся к делу.

Решая вопрос о принадлежности доказательства, суд:

а) определяет, принадлежит обстоятельство, для установки которой лицо, участвующее в деле, просит привлечь доказательство, в предмет доказывания,

б) определяет, существует объективная связь между доказательством и обстоятельством, что ее предстоит установить. В случае, если ответы на эти оба вопроса положительны, доказательство необходимо привлечь к делу как надлежащий. В случае, когда суд не принимает доказательство к рассмотрению по мотивам его непринадлежности, он должен своим постановлением отказать в удовлетворении ходатайства и обосновать отказ. Возможны также случаи, когда в процессе исследования доказательства оказывается его непринадлежность, тогда он в мотивировочной части постановления должен указать об этом, а также о мотивах, по которым он считает, что доказательство не является надлежащим. Кроме того, объем надлежащих доказательств по делу может изменяться в случае изменения истцом фактических оснований, а также предмета иска.

Надлежащими есть доказательства, обосновывающие заявленные требования или возражения сторон или имеют другое значение для решения дела (например, указывают на причины пропуска срока исковой давности) и подлежат установлению при принятии судебного решения.

Такие доказательства должны входить в состав оснований иска или оснований возражений против него и характеризоваться значимости фактов для определения спорных правоотношений и предопределенностью этих фактов нормами материального права.

Правило о принадлежности дает возможность суду не только избегать перегрузки гражданского дела лишними доказательствами, не относящихся к предмету доказывания, но и не допускать злоупотреблений со стороны недобросовестной стороны или ее представителя правом представлять доказательства с целью запутать или затянуть процесс производства по делу.

Относимость доказательств определяется 4 группами обстоятельств, имеющих значение для дела:

1) фактами предмета доказывания,

2) доказательными фактами,

3) процессуальными фактами, например, теми, влияющие на возникновение права на предъявление иска, приостановление производства по делу и т.д.;

4) фактами, которые дают основания для вынесения частного определения по делу.

Относимость доказательств — правовая категория, свидетельствующая о взаимосвязи доказательств с обстоятельствами, подлежащими установлению как для решения всего дела, так и для совершения отдельных процессуальных действий.Определенность обстоятельств, подлежащих установлению для совершения процессуальных действий, облегчает выделение надлежащих доказательств. Однако и для совершения отдельных процессуальных действий могут быть предусмотрены оценочные категории. Оценочный характер доказательств вызывает много трудностей в процессе доказывания и часто является основанием для отмены решений судов в апелляционном или кассационном порядке.

Правила допустимости доказательств определяют легитимную возможность конкретного доказательства подтверждать определенную обстоятельство по делу. Правила допустимости доказательств установлены с целью объективности и добросовестности в подтверждении доказательствами обстоятельств по делу, исходя из того, что нелегитимные средства не могут использоваться для достижения легитимной цели, а также учитывая то, что правосудность судебного решения, которое было принято с учетом нелегитимного доказательства , всегда будет под вопросом.

Допустимость доказательств является важным признаком доказательств, характеризует их форму. Допустимость доказательств означает, что обстоятельства дела, которые по закону должны быть подтверждены определенными средствами доказывания, не могут подтверждаться другими средствами.Допустимость доказательств имеет общий и специальный характер.

Общий характер допустимости означает, что во всех делах должно соблюдаться требование о получении информации из определенных законом источников и средств доказывания с соблюдением порядка сбора, представления и исследования доказательств (соблюдение процессуальной формы доказывания). Соответственно, нарушение этих требований приводит к признанию доказательств недопустимыми.

Специальный характер допустимости — это правила, которые приписывают использование определенных доказательств для установления обстоятельств дела или запрещают использование определенных доказательств (негативная допустимость).Положительная допустимость может быть предусмотрена в случаях, когда закон обязывает провести судебно-психиатрическую экспертизу и т.п.. Доказательства, полученные с нарушением порядка, установленного нормами материального и процессуального права, являются недопустимыми.

Недопустимы доказательства:

а) полученные с нарушением порядка, установленного законом;

б) происходят из других средств доказывания, чем те, которые определены законом для подтверждения определенных обстоятельствах.

Суд может установить, что доказательство является недопустимым:

а) во время рассмотрения ходатайства о привлечении доказательства — в таком случае суд отказывает в удовлетворении ходатайства с указанием мотивов, по которым он считает доказательство недопустимым

б) во время исследования доказательств — в таком случае суд может прекратить исследования этого доказательства и исключить его из числа доказательств по делу,

в) после получения доказательств — суд, принимая решение, не принимает соответствующего доказательства во внимание, а в мотивировочной части постановления указывает о недопустимости доказательства и приводит соответствующее обоснование

г) в суде высшей инстанции — суд вправе изменить или отменить судебное решение, принятое с учетом недопустимого доказательства

д) во время производства по вновь открывшимся обстоятельствам — суд, который осуществляет этот вид производства, может отменить судебное решения по делу и вынести новое решение без учета недопустимого доказательства.

С помощью допустимости ограничивается круг сведений об обстоятельствах дела, которые сторона в споре может предоставить в качестве судебных доказательств в подтверждение своих заявлений. При этом сведения, полученные с нарушением порядка, остаются вне круга судебных доказательств. Целью такого ограничения является прежде всего обеспечение достоверности судебных доказательств, достаточной для того, чтобы использовать эти доказательства в судебном доказывании и делать выводы о существовании или несуществовании юридических фактов, составляющих предмет доказывания.

Еще одной целью, достигается с помощью правил допустимости, является защита прав и законных интересов лиц, участвующих в деле. Важнейшим условием допустимости доказательств является соблюдение принципа состязательности и равноправия сторон, закрепленного в Конституции. Нарушение этих правил может повлечь признание полученных доказательств недопустимыми и лишить их доказательственной силы.

Согласно Конвенции о защите прав человека и основных свобод каждый имеет право на справедливое судебное разбирательство.В соответствии с положениями о минимальных гарантии Конвенции (ст. 6) задача суда состоит в том, чтобы убедиться, был судебное разбирательство в целом справедливым, в том числе и то, как были получены доказательства. Есть судебные доказательства должны быть получены способом, который гарантирует право на справедливый суд. Таким образом, правила допустимости в современном гражданском процессе является способом обеспечения прав лиц, участвующих в деле, при этом должны быть гарантированы не только процессуальные права, но и права и свободы человека, закрепленные в Конституции.

Итак, допустимость доказательств — это установленная законодательством требование, ограничивающее использование конкретных средств доказывания, или требование, то предлагает обязательное использование конкретных средств доказывания при установлении определенных фактических обстоятельств дела при осуществлении доказывания в процессе рассмотрения отдельного вида дел в порядке гражданского судопроизводства.

Доказательства также имеют такие признаки, как достоверность и достаточность. Достоверность доказательств — это такое свойство доказательств, которые устанавливает суд вследствие их исследования и оценки. Суд не может положить в основу своего решения доказательства, достоверность которых вызывает сомнения. Вывод суда о достоверности доказательств содержится в мотивировочной части решения по делу и подтверждается протоколом судебного заседания, письменными заявлениями и ходатайствами лиц, участвующих в деле, письменными и вещественными доказательствами, заключениями экспертов, аудио — и видеозаписями.Достоверность доказательств — это свойство доказательства, характеризующее точность, правильность отражения обстоятельств, относящихся к предмету доказывания.Достоверным является доказательство, содержащий правдивую информацию о действительности. Достоверность доказательства зависит от доброкачественности источника информации (сведений), соответствия доказательств друг другу, общей оценки всех собранных и исследованных доказательств.

Достаточность (полнота и всесторонность) доказательств — это взаимосвязь совокупности доказательств, которая позволяет суду сделать достоверный вывод о существовании факта, в подтверждение которого они собраны. Есть достаточность доказательств — это совокупность доказательств по делу, которая позволяет решить дело. Исчерпывающее исследование факта предполагает использование всех надлежащих и допустимых доказательств, доступных лицам, которые принимают участие в деле.

Классификация доказательств

Классификация доказательств позволяет правильно организовать процесс их собирания, исследования и оценки, а также определить их место в системе доказательств по делу. Классификация доказательств, используемых в гражданском процессе, позволяет ответить на ряд практических вопросов, в частности:

а) касается доказательство частноправового спора вообще и в какой мере (т.е. вопрос принадлежности определенного доказательства к гражданскому делу)

б) насколько полно доказательство подтверждает наличие или отсутствие определенных обстоятельствах частноправового спора

в) откуда (источник) происходит доказательство, которое используется в гражданском деле

г) каким образом (в какой форме) доказательство воспроизведен извне, то есть в виде чего он представлен

д) соблюдены требования процессуального закона относительно формы и способа получения доказательства.

1. В зависимости от источника получения сведений об обстоятельствах частноправового спора доказательства могут быть личностными, вещественными и смешанными.

— Личностными есть доказательства, которые происходят от конкретного лица, например, от свидетелей, сторон, третьих лиц и т.п..

— Вещественными есть доказательства, связанные с объектами материального мира, вещами (письменные и вещественные доказательства). Вещественными доказательствами являются предметы, которые в силу своей связи с событием и обстоятельствами, которые являются предметом судебного разбирательства, способствуют правильному разрешению дела в суде и приобщены к делу в качестве доказательств специальным документом.

— Смешанными есть доказательства, которые сочетают в себе признаки и различные виды доказательств. Так, к смешанным доказательств можно отнести, например, заключение эксперта, сообщение, посланное с помощью средств сотовой связи, диск с записанным на нем файлом т.п..

2. В зависимости от связи доказательств с обстоятельствами, подлежащими доказыванию (за связью с предметом доказывания), доказательства могут быть прямыми и косвенными (опосредованными, побочными).

— Прямые доказательства — это доказательства, которые однозначно указывают на наличие или отсутствие определенных фактических обстоятельств частноправового спора.

— Косвенные доказательства — это доказательства, которые позволяют сделать предположение о наличии или отсутствии определенного обстоятельства. Это доказательства, содержанием которых есть сведения о фрагментарные факты, в предмет доказывания не входят, однако в силу своего объективного связи с ними дают основания для вывода о наличии или отсутствии исследуемого частноправового спора.

3. В зависимости от способа образования (процесса формирования) доказательства могут быть первичными (первоначальными) и производными.

— Первоначальные доказательства — это доказательства, непосредственно формируются под влиянием событий (исследуемых фактов), которые устанавливаются и проверяются в судебном заседании. Первоначальные доказательства — это первоисточники, которые впитывают в себя фактические обстоятельства и фиксируются на соответствующем носителе информации (например, показания свидетеля, который был очевидцем события, оригинал документа).

— Производные доказательства — это доказательства, которые воспроизводят содержание другого доказательства, то есть несут в себе информацию, которая зафиксирована в них не вследствие самих обстоятельств, а вследствие переноса данных из другого источника (например, показания свидетеля, который не был непосредственным очевидцем события, но получил информацию о ней от других лиц, копия документа). Производные доказательства можно использовать для проверки первоначальных доказательств.

4. В зависимости от цели доказывания доказательства могут быть основными и противоположными (контрдоводы).

— Основные доказательства — это доказательства, подтверждающие наличие или отсутствие определенного обстоятельства.

— Противоположные доказательства — это доказательства, то опровергают основное доказательство.

Наличие основного и обратного доказательства об определенном обстоятельстве позволяет сделать вывод, что по крайней мере один из них является ложным, а потому они нуждаются в проверке другими доказательствами. При отсутствии такой возможности и в случае одинаковой убедительности основного и противоположного доказательства суд может признать недоказанной наличие или отсутствие обстоятельств, которые подтверждаются основным доказательством.

Кроме того, по содержанию доказательства могут быть непосредственными и побочными, в зависимости от характера полученной субъектом информации, доказательства могут быть обработанным (концентрированными) и обычными, в зависимости от методов выявления доказательства могут быть непосредственными и опосредованными.

При рассмотрении и решения частноправового спора фактические обстоятельства дела устанавливаются с помощью четко определенного круга средств доказывания. Средства доказывания является внешним проявлением доказательств, их также называют источниками доказательств, т.е. источниками, из которых суд получает фактические данные (доказательства).

Одним из элементов доказывания, применяемый для достижения правильных знаний в судебном деле, является оценка доказательств. Правильная оценка судом доказательств имеет большое значение для вынесения законного и обоснованного решения по делу. Оценка судебных доказательств — это не только логическая операция, но и составной элемент всего процесса доказывания, урегулированный нормами процессуального права.

Следовательно, оценка доказательств — это психическая деятельность субъектов познания, происходит в логической и процессуальной формах, по определению качеств и свойств доказательств при рассмотрении и решения конкретных судебных дел.

Элементами процессуальной формы оценки доказательств являются:

а) совокупность процессуальных требований, предъявляемых к умственной деятельности по оценке доказательств,

б) процесс реализации этих требований в ходе мыслительной деятельности судей по оценке доказательств

в) процессуальный результат, что находит свое отражение в судебном решении.

Нормы права устанавливают не порядок мышления и ход размышлений судей, а условия и цель оценки судебных доказательств, принципы оценки, внешнее проявление в процессуальных документах результатов оценки. Т.е. оценка доказательств имеет внутреннюю (логическую) и внешнюю (правовую) стороны. Результаты оценки всегда объективно оказываются в совершенной процессуально-правовом воздействии. Закон не может регулировать порядок размышлений судей. Этот процесс подчинен общим законам мышления. Однако нормы права устанавливают внешние условия, гарантии, обеспечивающие истинность логических выводов судей.

Суд оценивает принадлежность, допустимость, достоверность каждого доказательства в отдельности, а также достаточность и взаимную связь доказательств в их совокупности. Оценка доказательств — это мыслительная, познавательная деятельность суда, состоящая в исследовании качественных и количественных признаков собранных доказательств и осуществляется по его внутреннему убеждению, которое основывается на всестороннем, полном и объективном рассмотрении всех обстоятельств конкретного дела в их совокупности на основании принципов судопроизводства. К тому же, суд оценивает относимость, допустимость, достоверность каждого доказательства в отдельности, а также достаточность и взаимную связь доказательств в их совокупности, что является залогом принятия справедливого решения судом.

Оценка доказательств

Оценка доказательств по внутреннему убеждению означает, что определение достоверности и силы доказательств производится, собственно, судом. Закон предоставляет суду возможность самому оценивать каждый доказательство, при этом критерием должно быть внутреннее убеждение судьи. Внутреннее убеждение имеет сложную многоуровневую структуру и сложный смысл, в котором динамично взаимодействуют объективные и субъективные факторы. Объективную основу в убеждении судьи составляют обстоятельства рассматриваемого дела, а субъективная сторона внутреннего убеждения судей заключается в их уверенности в достоверности установленных фактов, возникает в процессе осознания ими личной ответственности за правильное решение дела.

Оценка доказательств, даваемая судом в зависимости от уровня познания имеет характер предварительной, окончательной и контрольной.

Предварительной является оценка доказательств, дается судьей (судом) при принятии, истребования, исследования доказательств, то есть к моменту выхода суда в совещательную комнату. Результаты оценки на этом этапе выявляются внешне в постановлениях суда о принятии доказательств, относящихся к делу, или в отказе в принятии таких, в удовлетворении ходатайств о присоединении письменных доказательств к делу, в назначении судом дополнительной экспертизы и т.д..

Окончательной является оценка доказательств, которая дается только судьей (судом) в условиях совещательной комнаты и является основной для принятия волевого акта — судебного решения. Целью окончательной оценки доказательств является достижение правильного знания о фактических обстоятельствах по делу, адекватного реальности.

Контрольная ветчина доказательств производится вышестоящим судами при рассмотрении дел в апелляционном и кассационном порядке. При осуществлении пересмотра апелляционной инстанции наделен правом исследования новых доказательств, не исследовались при рассмотрении дела судом первой инстанции. Такие доказательства он может получать по собственной инициативе или по ходатайству лиц, участвующих в деле, если признает обоснованным непредставление их в суд первой инстанции или необоснованным отклонение их судом первой инстанции. Кроме того, суд апелляционной инстанции может исследовать также доказательства, которые исследовались судом первой инстанции с нарушением соответствующих требований ГПК. Суд кассационной инстанции проверяет правильность применения судами первой и апелляционной инстанций норм материального и процессуального права, правовой оценки обстоятельств по делу и не может исследовать доказательства, устанавливать и признавать доказанными обстоятельства, которые не были установлены в судебном решении, и решать вопрос о достоверности того или иного доказательства. Суд кассационной инстанции пересматривает судебные решения судов первой и апелляционной инстанций в пределах кассационной жалобы, но при этом может устанавливать нарушения норм материального или процессуального права, на которые не было ссылки в кассационной жалобе.

Суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению. На формирование внутреннего убеждения судьи существенно влияет его мировоззрение, важным элементом которого является правосознание. Правосознание помогает правильно понять и истолковать норму права, подлежащего применению, оценить собранные по делу доказательства и т.п..Гарантией объективности внутреннего убеждения судьи является принцип независимости судей и процедура оценки доказательств: независимо от постороннего влияния, учитывая совокупность имеющихся доказательств, каждый из которых не имеет заранее установленной силы. Внутреннее убеждение основывается на всестороннем, полном и объективном исследовании имеющихся в деле доказательств.

Объектом оценки является как доказательства, так и процессуальные источники, которые их содержат. К содержанию оценки доказательств как фактических данных (сведений о фактах, обстоятельствах) относятся установление их относимости, допустимости, достоверности (качественные признаки) и достаточности (количественный признак). Итак, содержанием оценки процессуальных источников доказательств является определение допустимости их использования в деле.Доказательства и их источники, полученные с грубым нарушением норм процесса доказывания, конституционных и других прав граждан, а тем более в результате преступного нарушения норм, устанавливающих условия и порядок сбора и проверки доказательств и их источников, всегда вызывают сомнения в их достоверности и недопустимости для использования в процессе доказывания.

Уголовное право, гражданское право

Деление доказательств на прямые и косвенные имеет своим основанием их отношение к устанавливаемому обстоятельству. Прямое доказательство указывает на доказываемое обстоятельство прямо, непосредственно, одноступенчато. Содержание прямого доказательства и есть доказываемый факт. Например, свидетель-очевидец рассказывает об обстоятельствах наблюдавшегося им преступления. Его показания прямо указывают на те события, которые он описывает. Прямое доказательство — это прямое усмотрение факта (или, как раньше говорили, прямое усмотрение истины). Косвенное доказательство указывает на доказываемое обстоятельство не прямо, не непосредственно, но опосредованно. Оно указывает на какой-то другой факт, который сам по себе не имеет юридического значения, но посредством определенного ряда вытекающих из него выводов косвенное доказательство позволяет подтвердить искомый факт. Если свидетель описывает не само совершение преступления, а его последствия, например, он видел, как подозревае мый уходил (или убегал) с места совершения преступления, из этого может быть сделан вывод о возможности совершения им преступления.

В то же время данный свидетель прямо указывает на факт удаления подозреваемого с места совершения преступления, следовательно, по отношению к этому факту его показания являются прямым доказательством. Таким образом, любое доказательство одновременно является и прямым, и косвенным. Прямо указывая на какой-либо промежуточный факт, доказательство в то же время является косвенным по отношению к тому главному факту, который может быть установлен с помощью этого промежуточного факта путем ряда последовательных выводов.

Например, свидетельскими показаниями устанавливается ссора на почве ревности между супругами. Показания свидетеля — прямое доказательство факта ссоры, из которого может быть сделан вывод о наличии мотива к совершению убийства. Наличие ссоры — косвенное доказательство ревности, ревность — косвенное доказательство совершения ревнивцем убийства.

Классификация уголовно-процессуальных доказательств на прямые и косвенные, таким образом, зависит от того, что мы принимает за точку отсчета, т.е. за основание классификации. Однако по вопросу об основаниях этой классификации в теории уголовного судопроизводства единого мнения так и не выработано. Часть ученых считает, что основанием классификации является отношение доказательства к предмету доказывания, другие же полагают, что к главному факту. Отталкиваясь от понятия обязанность доказывания, сформулированного в ст. 14 УПК, можно считать, что предметом доказывания по уголовному делу является виновность лица в совершении преступления. Виновность лица может быть установлена разными способами в зависимости от содержания подтверждающих ее доказательств. Прямое доказательство связывает определенное лицо с фактом совершения преступления. Косвенное доказательство связывает лицо не с фактом совершения преступления, а с каким-либо другим (промежуточным) фактом, из которого можно сделать вывод о совершении обвиняемым преступления . Если за основание классификации мы берем главный факт, понимаемый только как факт совершения лицом преступления, следует признать, что значительная часть доказательств носит характер косвенных или вообще не поддается такой классификации, находится за пределами деления доказательств на прямые и косвенные .

Вряд ли такой подход к классификации доказательств может считаться обоснованным. Поскольку главный факт — это не вся совокупность подлежащих доказыванию обстоятельств, а лишь часть их, то рассматриваемое основание классификации не соответствует одному из условий любой научной классификации, так как не охватывает всех классифицируемых явлений.

С другой стороны, главный факт состоит не из какого-то одного факта, он включает в себя, как мы видели, множество фактов, образующих в своей совокупности состав преступления. Каким считать доказательство, которое прямо устанавливает место или время совершения преступления? Может ли существовать такое доказательство, которое способно прямо и непосредственно устанавливать весь состав преступления? Размышления над этими вопросами приводят к выводу, что за основание деления доказательств на прямые и косвенные не может быть принят ни предмет доказывания, ни его главный факт. Таким основанием является отношение доказательства к каждому конкретному, единичному доказываемому обстоятельству или, говоря языком логики, к доказываемому тезису.

Деление доказательств на прямые и косвенные обусловлено существованием различных путей установления тех или иных обстоятельств. В целом можно утверждать, что путь прямого доказывания проще и короче, чем путь косвенного доказывания. Связь прямого доказательства с предметом доказывания очевидна, она проста и в дополнительном обосновании не нуждается. «Объективная связь таких фактов с предметом доказывания — это связь части и целого… Здесь задача сводится лишь к установлению достоверности сведений об этом факте», — пишет один из основных исследователей косвенных доказательств А. А. Хмыров . Содержание прямого доказательства — сведения об обстоятельстве, подлежащем доказыванию .

Путь косвенного доказывания более сложен. Содержанием косвенного доказательства являются сведения о факте, не входящем в предмет доказывания, т.е. о промежуточном факте, поэтому связь косвенного доказательства с предметом доказывания не проста, не очевидна, опосредована. Обнаружив косвенное доказательство и установив достоверность его содержания, следователь может ни на шаг не приблизиться к цели доказывания. Связь косвенного доказательства с делом может оказаться случайной, видимой, маловероятной. Поэтому доказывание на основе косвенных доказательств требует не только установления опосредованной связи их содержания с предметом доказывания и достоверности этого содержания, но и наличия объективной связи между самими косвенными доказательствами.

Итак, основанием деления доказательств на прямые и косвенные служит наличие или отсутствие непосредственной связи между содержанием доказательства и подлежащим доказыванию обстоятельством. Прямые доказательства — это доказательства, которые прямо, непосредственно, од-ноступенчато устанавливают обстоятельства, подлежащие доказыванию. Содержанием прямого доказательства являются сведения об обстоятельствах предмета доказывания. Косвенные доказательства — это доказательства, которые устанавливают промежуточные факты, посредством которых путем умозаключений можно прийти к выводу о существовании главного факта .

Рассмотрим характерные особенности косвенных доказательств.

1. Связь содержания косвенного доказательства с обстоятельствами дела всегда многозначна. Косвенное доказательство не позволяет сделать однозначный, т.е. категорический вывод о существовании доказываемого обстоятельства; вытекающий из него вывод всегда носит характер предположения. Так, наличие следов крови на одежде подозреваемого в убийстве еще не означает его виновности в совершении преступления, но правдоподобно объясняет происхождение этих следов.

2. С учетом сказанного одно косвенное доказательство не может служить надежным средством установления какого-либо обстоятельства. Доказывание на основе косвенных доказательств требует, чтобы каждый промежуточный факт был установлен несколькими доказательствами.

3. Доказывание на основе косвенных доказательств в силу многозначности их связи с доказываемым фактом нуждается в гораздо большей совокупности доказательств, чем при использовании прямых доказательств. Это обусловлено тем, что каждое косвенное доказательство должно быть, во-первых, проверено с точки зрения достоверности его содержания, во-вторых, сопоставлено с другими доказательствами, содержание которых направлено на установление того же факта.

4. Косвенное доказательство способно служить надежным средством доказывания лишь в том случае, если оно находится в определенной взаимосвязи с другими доказательствами. Наличие такой взаимосвязи проявляется в совпадении выводов, вытекающих из косвенных доказательств, полученных из различных источников, и в отсутствии возможности сделать иной вывод из имеющейся совокупности доказательств.

5. Относимость косвенного доказательства на начальном этапе доказывания всегда лишь вероятна, поскольку его связь с обстоятельствами дела может быть обнаружена лишь через сопоставление с другими такими же доказательствами. Существующая опасность утраты этой информации вследствие неправильной оценки ее относимости требует внимательного отношения к отбору поступающих органу расследования сведений.

Хотя, как было сказано, прямым или косвенным путем могут устанавливаться любые элементы предмета доказывания, следует признать, что деление доказательств на прямые и косвенные имеет значение исключительно для доказывания виновности. Поэтому даже те ученые, которые называют главный факт в качестве основания классификации доказательств, вынуждены сужать это понятие применительно к рассматриваемому аспекту до факта совершения лицом преступления . Для доказывания именно виновности органы расследования привлекают огромное количество косвенных доказательств. В целях решения именно этой проблемы наукой была создана специальная теория улик — совокупность научно-обоснованных рекомендаций использования косвенных доказательств для обоснования вины . Поэтому мнение о том, что основанием классификации доказательств является характер связи доказательства с фактом совершения преступления (главным фактом), можно с определенными оговорками считать верным.

Рассмотрим использование косвенных доказательств на примере уголовного дела об убийстве пожилой женщины с корыстной целью.

Первоначальное подозрение пало на К. в связи с тем, что он имел судимость, и на рукаве его куртки были обнаружены следы крови.

Для изобличения обвиняемого использовались следующие доказательства:

  • показания почтальона, разносившего пенсию, о том, что накануне убийства потерпевшая получила пенсию, в том числе одну крупную купюру, что являлось довольно редким для небольшого села;
  • показания свидетеля, согласно которым подозреваемый накануне убийства просил у него деньги в долг для покупки деревянного сруба в соседней деревне;
  • показания другого свидетеля о том, что на следующий день после совершения преступления у подозреваемого он видел указанную крупную купюру.
  • Взятые изолированно друг от друга, эти доказательства могли и не иметь связи с преступлением, но в своей совокупности они позволяли сформулировать предположение о совершении подозреваемым этого преступления.

Это предположение подтверждала другая группа полученных доказательств:

  • в ходе осмотра с места происшествия изъят стул с мягкой поверхностью;
  • согласно заключению эксперта, на мягкой поверхности стула имеются микрочастицы следов наложения посторонних тканей;
  • у подозреваемого изъяты брюки, в которые он был одет в день происшествия;
  • сравнительное исследование брюк подозреваемого и микрочастиц следов наложения посторонних предметов на стуле, изъятом в доме потерпевшей, показало их полную идентичность;
  • в доме потерпевшей (в частности, на ковше для воды) обнаружены отпечатки пальцев рук подозреваемого.

Еще одна группа доказательств была направлена на опровержение показаний матери подозреваемого о том, что ее сын пришел домой с пастбища в 19.00 и больше не отлучался. Убийство же совершено около 21.00:

  • сожительница подозреваемого показала, что в вечер убийства он приходил к ней и ушел около 20 часов 30 минут;
  • изготовленная при осмотре места происшествия схема свидетельствовала, что путь от дома сожительницы к дому матери подозреваемого мог пролегать мимо дома убитой;
  • в ходе следственного эксперимента установлено, что время движения от дома сожительницы до места совершения преступления занимает от 20 до 25 минут.

Точно так же последовательно опровергались объяснения самого подозреваемого о том, что он оставил следы в доме потерпевшей за два дня до убийства, поскольку заходил к ней поговорить о ее сыне. В частности, в доме не был обнаружен альбом с фотографиями, который подозреваемый якобы рассматривал вместе с потерпевшей.

Совокупность взаимосвязанных косвенных доказательств вела к одному выводу и не оставила в конечном итоге места для сомнений. К. признан виновным и осужден. Что же касается первоначальной подозрительной улики — следов крови на рукаве куртки, то она, как выяснилось, не принадлежала человеку.

Деление доказательств на прямые и косвенные не является свидетельством превосходства одних перед другими. Прямые доказательства не лучше косвенных, они так же, как и косвенные, подлежат проверке и оценке с точки зрения относимости, допустимости, достоверности и достаточности. Переоценка значения прямых доказательств чаще всего и приводит к недостаточности совокупности доказательств. Как верно заметил А. А. Хмыров, «значение прямого доказательства столь же очевидно, сколь очевидны и последствия его недостоверности» . Недостоверность косвенного доказательства, не имеет таких губительных последствий. Предубеждение части практических работников против косвенных доказательств как доказательств не вполне надежных, неспособных привести к достоверному выводу, основано на незнании правил обращения с косвенными доказательствами, неумении группировать доказательства и делать логические выводы из комплексов доказательств, желании упростить процесс доказывания путем получения прямого доказательства.

Желание иметь прямые доказательства, лучше всего — признание обвиняемым своей вины — отголоски той самой теории формальных доказательств, о которой речь шла выше. Пытаясь противостоять продолжению практики поиска лишь совершенных доказательств, И. Я. Фойницкий писал, что «деление доказательств на такие, которыми прямо и непосредственно удостоверяется искомое обстоятельство (прямые доказательства), и такие, из которых лишь при помощи умозаключений можно сделать вывод об искомом по связи их с посчедним (косвенные доказательства), не может быть признано правильным» . Ученый обращал внимание на то, что умозаключение от доказательства к доказываемому обстоятельству не свойственно одним только косвенным доказательствам. Прямые доказательства также требуют логической деятельности суда, т.е. свободной оценки доказательств. Полностью разделяя это мнение, мы не можем согласиться с отказом отделения доказательств на прямые и косвенные в связи с наличием объективных различий в характере их связи с доказываемым обстоятельством.

Оценка доказательства как прямого или косвенного может меняться в зависимости от содержания предмета доказывания. Например, угроза убийством является косвенным доказательством по делу об убийстве и прямым по делу о вымогательстве, совершенном с угрозой применения насилия. Обнаружение у обвиняемого пистолета — косвенное доказательство по делу об убийстве, но прямое по делу о хранении огнестрельного оружия.

В литературе обсуждается вопрос о доказательственном значении так называемых улик поведения и подобных фактов.

Улики (доказательства) поведения — это такие действия обвиняемого, которые свидетельствуют о знании им обстоятельств преступления или о стремлении уклониться от следствия и суда, а также ввести следствие или суд в заблуждение. Например, обвиняемый уничтожает следы преступления — протирает места возможного нахождения отпечатков своих пальцев, стирает окровавленную одежду, коротко стрижет или обгрызает ногти, инструктирует свидетеля или потерпевшего перед допросом и т.д. Такие особенности поведения обвиняемого в целом позволяют выдвинуть предположение о его причастности к преступлению, т.е. считать их косвенным доказательством. Однако нельзя забывать, что психологическим детерминантом такого поведения является стремление избежать не только ответственности за преступление, но и самого обвинения в преступлении. Такое поведение в равной мере характерно для лица как совершившего, так и не совершившего преступление. Поэтому доказательственная ценность улик поведения крайне низка и в определенной мере зависит от времени их проявления — до начала уголовного преследования лица или после. Но в любом случае они не могут подменить собой объективных доказательств совершения преступления.

Тем более, не является доказательством (пусть даже косвенным) и не может быть принята во внимание при оценке доказательств манера поведения обвиняемого на допросе, а также его отказ от дачи показаний. Встречающееся в следственной и судебной практике стремление истолковать поведение обвиняемого в связи с производством по уголовному делу как желание уйти от уголовной ответственности следует рассматривать как пережиток прошлого опыта, имеющего явно выраженный обвинительный уклон. Поведение обвиняемого может лишь служить основанием для постановки перед ним дополнительных или проверочных вопросов, ориентирует на более тщательный поиск доказательств. Предотвращая возможную ошибку, п. 6 ч. 3 ст. 340 УПК обязывает председательствующего обратить внимание коллегии присяжных на то, что отказ подсудимого от дачи показаний или его молчание в суде не имеют юридического значения и не могут быть истолкованы как свидетельство виновности подсудимого.

Подобные факты — это установленное сходство способа совершения нескольких преступлений, использование анадогичных приемов нападения или проникновения в хранилище, выбор места, времени, жертвы преступления, позволяющие сделать предположительный вывод о совершении серии преступлений одним лицом. Подобные факты, являющиеся следствием сформированного динамического стереотипа, играют неоценимую роль в раскрытии преступлений, позволяют предвидеть и предотвратить следующее преступление. Но могут ли они использоваться в качестве доказательств? По мнению Г. М. Миньковского, совпадение способа совершения преступления может рассматриваться в качестве косвенного доказательства, поскольку и все другие косвенные доказательства позволяют высказать лишь предположение. Однако автор подчеркивает, что только на «подобных фактах», как и «уликах поведения», основывать вывод о виновности недопустимо . Например, доказав совершение обвиняемым одного преступления, нельзя осудить его еще за ряд преступлений, совершенных аналогичным способом.

В теории было предложено считать разновидностью косвенных доказательств так называемые вспомогательные доказательства (оценочные и ориентирующие). С этим трудно согласиться. Ни те, ни другие не являются ни прямым, ни косвенным подтверждением факта совершения преступления, но с их помощью прямо или косвенно могут быть установлены другие факты, имеющие значение для дела. Например, факт родственных отношений свидетеля и обвиняемого или факт нахождения свидетеля на месте преступления.

Деление доказательств на прямые и косвенные касается не только обвинительных, но и оправдательных доказательств. Косвенные обвинительные доказательства называются уликами , косвенные оправдательные доказательства называют иногда противоуликами . Наиболее значимым прямым оправдательным доказательством является алиби (лат. alibi), т.е. нахождение обвиняемого в момент совершения преступления в другом месте. В то же время само алиби может быть установлено не только путем прямых доказательств (очевидцы свидетельствуют о присутствии обвиняемого в определенное время в определенном месте), но и косвенным путем (свидетели видели не самого обвиняемого, а например, его машину). Поэтому пока алиби не опровергнуто, обвинение не может считаться доказанным. Круг косвенных оправдательных доказательств может быть широким. Например, по делу М., обвиняемого в умышленном убийстве двух и более лиц способом, опасным для жизни многих людей, оправдательными доказательствами являются:

  • факт получения его братом телесных повреждений, причинивших вред здоровью средней тяжести, от действий потерпевших;
  • факт поступления на телефонный номер обвиняемого звонков с телефонного номера брата в момент его избиения;
  • отсутствие какого-либо иного мотива совершения обвиняемым инкриминируемых ему действий;
  • беспорядочный и неприцельный характер стрельбы;
  • добровольная явка обвиняемого с повинной.

Будучи установленными, эти факты в своей совокупности свидетельствовали о наличии в действиях обвиняемого признаков необходимой обороны.

См.: Строгович, М. С. Курс советского уголовного процесса. — Т.1. — С. 377.

Строгович, М. С. Указ. соч. — С. 384.

Отвечая на этот вопрос утвердительно, А. И. Трусов привел как пример прямого доказательства показания потерпевшего о том, что его ограбили неизвестные лица. Другие авторы (А. И. Винберг, Г. М. Минь-ковский, Р. Д. Рахунов) все такие доказательства относили к косвенным. Возражая им, М. С. Строгович обоснованно заявил, что это доказательство не является ни прямым (в нем нет указания на виновное лицо), ни косвенным (в нем нет доказательственного факта).

См.: Строгович, М. С. Указ. соч. — С. 384.

См.: Хмыров, А. А. Косвенные доказательства /А. А. Хмыров. — М. : Юрид. лит., 1979. — С. 12.

Исходя из двойственного определения понятия доказательства, М. С. Строгович полагал, что деление доказательств на прямые и косвенные касается только доказательств как источников сведений о фактах: прямое доказательство — это источник сведений о главном факте, косвенное — источник сведений о доказательственном факте. Доказательства-факты (доказательственные факты), по мнению ученого, могут быть только косвенными доказательствами. В прямых доказательствах доказательственные факты отсутствуют. См.: Строгович, М. С. Указ. соч. — С. 377.

Главный факт здесь понимается как обстоятельство, подлежащее доказыванию.

Так, М. С. Строгович, трактующий главный факт довольно широко, как совокупность А: 1) события преступления и обстоятельств его совершения; 2) совершения преступления обвиняемым; 3) наличие вины, т.е. умысла или неосторожности в действиях обвиняемого; 4) обстоятельств, отягчающих и смягчающих ответственность обвиняемого; 5) обстоятельств, характеризующих личность обвиняемого, а также Б: 1) фактов, опровергающих какой-либо из фактов группы Л и 2) обстоятельств, устраняющих возбуждение или влекущих прекращение уголовного преследования, и называющий основанием деления доказательств на прямые и косвенные их отношение к главному факту, тем не менее пишет, что «прямыми и косвенными доказательствами являются именно те, которые относятся к установлению виновности или невиновности». «Все косвенные доказательства по делу должны приводить к одному единственному выводу — о виновности обвиняемого — и должны исключать возможность всякого иного вывода». Строгович, М. С. Указ. соч. — С. 369, 384, 387.

См. об этом, например: Гродзинский, М. М. Улики в советском уголовном процессе / М. М. Гродзинский / Ученые записки Всесоюзного института юридических наук. — Вып. 7. — 1945; Шалимов, М. П. Теория улик / М. П. Шаламов. — М.: Госюриздат, 1960; ВинбергА. И. Косвенные доказательства в советском уголовном процессе / А. И. Винберг, Г. М. Миньковский, Р. Д. Рахунов. — М. : Госюриздат, 1956.

Хмыров, А. А. Косвенные доказательства. — С. 141.

Фойницкий, И. Я. Курс уголовного судопроизводства. Т. 1. — С. 194.

См.: Теория доказательств в советском уголовном процессе. — С. 277.

Ранее на основе этимологического значения слова «улика» (от «уличать») было высказано мнение о том, что улика — это любое обвинительное доказательство, т.е. как прямое так и косвенное. См.: Строгович, М. С. Материальная истина и судебные доказательства в уголовном процессе / М. С. Строгович. — М., 1955. — С. 247.

Используемый ранее М. М. Гродзинским (см. Указ соч. — С. 102), А. А. Хмыровым (Указ. соч. С. 8), этот термин в наши дни пытается реанимировать И. Н. Макагон. См.: Макагон, И. Н. Обоснование вины обвиняемого и подозреваемого путем построения комплексов улик : дис…. канд. юрид. наук / И. Н. Макагон. — Самара, 2006.

Лазарева В. А. Доказывание в уголовном процессе. Глава 7. Классификация доказательств.
§ 2. Доказательства прямые и косвенные.
— М.: Юрайт, 2010. С. 216-227

Прямые и косвенные доказательства.

Поделись с друзьями

По отношению к предмету доказывания доказательства делятся на прямые и косвенные. Деление доказательств на прямые и косвенные основано на том, что одни из них содержат сведения об обстоятельствах, составляющих предмет доказывания, другие — о так называемых «доказательственных», «промежуточных», «вспомогательных» фактах.

Прямыми доказательствами являются такие фактические данные, которые содержат информацию об обстоятельствах, входящих в предмет доказывания, а косвенные — содержат информацию о побочных фактах, из которых можно сделать вывод об искомых по делу фактах.

Прямыми называются доказательства, которые служат непосредственно установлению обстоятельств, подлежащих доказыванию по делу. Это, прежде всего, событие преступления, факт совершения его определенным лицом, виновность этого лица в виде умысла или неосторожности, то есть обстоятельства, образующие главный факт. Но и обстоятельства, смягчающие или отягчающие ответственность, как и все другие, перечисленные в ст. 73 УПК, могут выясняться с помощью прямых доказательств. Прямые доказательства указывают на совершение лицом преступления или исключают его причастность к нему.

Показания обвиняемого, признающего свою вину и объясняющего, по каким мотивам, когда, где и при каких обстоятельствах он совершил преступление, являются прямым доказательством. Прямым доказательством является показание свидетеля о том, как обвиняемый наносил удары потерпевшему. При использовании прямых доказательств задача состоит только в установлении их достоверности (т. е. надо установить, говорит ли обвиняемый, свидетель правду), так как значение сообщенных сведений для установления предмета доказывания здесь очевидно. Для установления достоверности доказательства каждое из них должно быть рассмотрено в совокупности всех доказательств. Никаких преимуществ в силе прямое доказательство не имеет, поэтому недопустимо считать «главным» доказательством, «царицей» доказательств такое прямое доказательство, как признание обвиняемым своей вины (ч. 2 ст. 77 УПК). Важнейшая отличительная особенность прямых доказательств состоит в том, что в их содержание входят сами обстоятельства, подлежащие доказыванию, в виде непосредственной информации о них. Обвиняемый рассказывает о том, как он готовил и совершал преступление, свидетель — очевидец преступления — дает показания о действиях обвиняемого и потерпевшего в момент преступления и т. д. Во всех таких случаях мы имеем дело с прямыми доказательствами, когда фактические данные, сообщаемые теми или иными лицами, прямо и непосредственно указывают на одно или несколько обстоятельств, подлежащих доказыванию по делу, в конечном счете, входящих в главный факт.

Косвенными называются доказательства, которые служат установлению промежуточных (доказательственных) фактов, на основании совокупности которых делается вывод о существовании или несуществовании обстоятельств, подлежащих доказыванию по делу (главного факта). Косвенные доказательства содержат сведения о фактах, которые предшествовали, сопутствовали или следовали за устанавливаемым событием и по совокупности которых можно сделать вывод о том, имело ли место событие преступления, виновен или не виновен обвиняемый. Так, при расследовании дела об убийстве на основании косвенных доказательств (принадлежность обвиняемому ножа, которым совершено убийство, обнаружение на месте совершения преступления следов обуви обвиняемого, установление неприязненных отношений обвиняемого и потерпевшего и других фактических данных) формируется вывод следователя, суда о совершении обвиняемым данного преступления. Путь установления обстоятельств дела с помощью косвенных доказательств более сложный, чем при прямых доказательствах. С помощью косвенных доказательств устанавливаются не сами обстоятельства, которые перечислены в ст. 73 УПК, а лишь связанные с ними факты, анализ которых в совокупности может привести к выводу о существовании или не существовании этих обстоятельств. Например, по делу о краже личной собственности обвиняемый виновным себя не признал, но имеются показания свидетеля, видевшего, как обвиняемый направлялся к месту, где произошла кража, непосредственно перед преступлением; при обыске в жилище обвиняемого найдена часть похищенных вещей, что зафиксировано в протоколе обыска

Ни одно из этих доказательств само по себе не может служить основанием для вывода о том, что преступление совершил обвиняемый. Каждое из них, взятое изолированно, допускает различные, многозначные истолкования в части отношения его содержания к доказываемым обстоятельствам.

При пользовании прямыми доказательствами для установления подлежащих доказыванию обстоятельств достаточно удостовериться в доброкачественности их источника, убедиться в соответствии их содержания действительности, чтобы сделать вывод о существовании искомого факта. При пользовании же косвенными доказательствами нужно не только убедиться в доброкачественности источников доказательств и достоверности сведений, образующих их содержание, но и проделать сложную работу по формулированию правильных выводов из совокупности этих данных. Пользование косвенными доказательствами осложняется тем, что связь их содержания с подлежащими доказыванию обстоятельствами не очевидна, а каждое из них допускает неоднозначное истолкование значения его для вывода по поводу доказываемых обстоятельств. Однако нет оснований противопоставлять прямые и косвенные доказательства. Установление истины по делу во многих случаях происходит на основании использования и прямых и косвенных доказательств, взаимно дополняющих друг друга.

Первоначальные и производные доказательства в уголовном судопроизводстве

В системе классификации доказательств наибольший практический интерес вызывает классификация, основанием которой выступает деление их на первоначальные и производные. В следственно-судебной практике зачастую возникают ошибки при работе с производными доказательствами.

Традиционно в теории доказывания под первоначальными доказательствами понимаются факты, полученные из первоисточника (например, показания свидетеля о совершённом преступлении, которое он лично воспринял посредством наблюдения). И напротив, производные доказательства – это фактические данные, полученные из другого источника (показания свидетеля, в которых излагаются факты, которые он узнал от другого лица). Производное доказательство всегда производно от первоначального доказательства и в науке получило название «след следа».

При рассмотрении вопроса о классификации доказательств в уголовном судопроизводстве интересным является тот факт, что между всеми существующими в теории и практике классификациями доказательств имеются корреляционные связи. Так, производные доказательства, которым в настоящей статье будет уделено особое внимание, а доказательствам первоначальным постольку поскольку, они взаимосвязаны с производными, могут быть личными и вещественными, прямыми и косвенными и др.

Совершенно правильно отмечают Александров А.С., Бостанов Р.А., что при работе с производными доказательствами необходимо иметь в виду несколько принципиально важных положений, а именно:

1.необходимо установить, существовал ли первоначальный факт;

2.является ли допустимым и оправданным обращение к производным доказательствам?;

3.было ли законным происхождение производного доказательства от первоначального?

Бест У. оправданно выделяет формы производных доказательств, называя такие случаи как:

1. когда предполагаемое устное свидетельство выведено через другое устное свидетельство (показания свидетеля о данных известных ему от другого лица);

2. когда представляемое письменное доказательство передаётся через другое письменное доказательство;

3.когда представляемое устное доказательство приводится через представление письменного;

4. когда предполагаемое письменное свидетельство представляют через устное;

5. когда о вещественном доказательстве сообщают устно или иначе.

Примечательно, что все указанные пять форм выведенные Бестом имеют свойство трансформации. Например, доказательства первой формы могут (и скорее всего будут) трансформированы в третью форму и т.д.

Необходимо также отметить, что в кругу теоретиков как советских, так и российских возникали вопросы о допустимости производных доказательств. Но данный вопрос всегда решался однозначно. В соответствии с ч. 2 ст. 17 УПК РФ «никакие доказательства не имеют заранее установленной силы». Таким образом, если при расследовании уголовного дела в распоряжение следователя поступят такие доказательства, то это вовсе не означает, что заранее, подобные доказательства будут признаны недопустимыми.

Известный интерес в теории доказательственного права представляют первоначальные и производные вещественные доказательства. Так С.А. Зайцева, Н.А. Попова в качестве основания для деления вещественных доказательств на первоначальные и производные называют наличие или отсутствие промежуточного носителя доказательственной информации, а также отношение источника сведений о доказываемом факте к самому факту. К первоначальным вещественным доказательствам в качестве примера они относят предметы-подлинники, оригиналы (орудие преступления, предмет со следами преступления). И при этом совершенно справедливо отмечают, что не всегда представляется изъять предмет-носитель по причинам нецелесообразности либо невозможности, например в силу громоздкости. Именно в таких случаях используются производные вещественные доказательства. Ю.К. Орлов выделяет следующие виды производных вещественных доказательств:

· копии вещественных доказательств (слепки либо оттиски различных следов);

· предметы-аналоги, которые применяются взамен вещественного доказательства, когда последний не обнаружен (например, вместо необнаруженного ножа – орудия преступления на экспертизу направляется нож такого же типа);

· образцы для сравнительного исследования.

Интересной представляется позиция, которой придерживался Р.С. Белкин. Он подчёркивал, что «возможность получения производных доказательств коренится в сущности вещественного доказательства». «Доказательственную силу, строго говоря, имеет не сама вещь как таковая, а лишь отдельные её свойства, что эти «свойства-доказательства» бывают существенными с точки зрения качества вещи и неотделимыми от неё, а бывают и несущественными, они могут быть глубинными (внутренними) и внешними (поверхностными). Производное вещественное доказательство может быть получено только в том случае, если требуется копия, слепок «свойств-доказательств», относящихся к категории внешних, поверхностных, поддающихся воспроизведению в силу своего содержания, ибо нельзя получить адекватную копию вещи, тождественной только самой себе, но можно воспроизвести некоторые её свойства как элементы общности нескольких материальных тел».

Таким образом, по мнению Р.С. Белкина производные вещественные доказательства могут иметь место, так как это объективно оправданно, тем, что зачастую для получения доказательства и тем более при невозможности получения его целиком, возможно получение отдельных свойств того или иного предмета.

Резюмируя всё изложенное, можно подытожить, что знание о классификации доказательств в уголовном процессе, в частности о первоначальных и производных доказательствах имеет важное значение не только в науке, но и в практической деятельности следственно-судебных органов.

Вам также может понравиться

Об авторе admin

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *