Классиком теории политических систем является

Классификация современных политических концепций и теорий

Размещено на http://www.allbest.ru/

Реферат

Классификация современных политических концепций и теорий

политический бихевиоризм конфликт

Введение

Актуальность политических концепций и теорий дает развитие для дальнейшей политической деятельности современного общества, его взаимодействия с государством. Что приводит к эффективности развития политических теорий и концепций. Современное общество может различать и выбирать лучшие для себя политические теории, которые развивались учеными ХХ столетия. Этот выбор дает развитие во взаимодействии общества с политикой.

В процессе развития политическая мысль всё более обогащалась достояниями мировой политической мысли, современной политической науки. За последние годы проблемы политики и политической власти выдвинулись на передний план теоретических разработок в отечественной политологии.

Цели современной политической концепции и теории является рассмотрение в первичном существовании в человеческом обществе социализированного индивида.

Мировая и украинская политическая мысль как объект изучения политологии, а также политика как технология приобретают в украинском политическом мире культурно-исторический смысл, своё еще не полное освоение, требующее фундаментального изучения как национально-политического достояния, так и всего богатства мировой политической науки.

Политические теории и концепции дали развитие политической мысли.

Так например процесс зарождения политических элит постепенно привел к осмыслению того, что выживает сильнейший, вместо тебя придут другие, что в конечном счете привело к развитию цивилизации.

Рассмотрение политических теорий и концепций приводит к углублению понимания развития общества в политической системе.

Задачей исследования есть изучение отношение индивида к политике, то есть психологический механизм его личности, разделения власти в обществе.

Политические теории

Нынешний век по сравнению с предшествующим отличается чрезвычайно высоким развитием политической мысли. Это время обострения идеологической борьбы и начала сближения, взаимообогащения политических идеологий; появления новых методологических подходов, возрождения и обновления старых, традиционных методологий; зарождения новых политических идей и возврата, переосмысления завоеваний прошлого.

Политическая мысль современного мира продолжает находиться под значительным влиянием теоретических разработок выдающихся ученых конца XIX — начала ХХ в. М. Вебера, В. Парето, г. Моски, Р. Михельса и др.

Теория государственной бюрократии

Немецкий социолог и политолог Макс Вебер (1864-1920) получил широкое признание в западных странах как разработчик теории государственной бюрократии. Анализируя такое общественное явление, как государственная бюрократия, он пришел к выводу, что бюрократия — это рациональная форма коллективной деятельности людей, а капитализм — «концентрированное выражение рациональности». В современном обществе, подчеркивал М. Вебер, бюрократическая система государственной организации по надежности и дисциплине превосходит любую другую общественную систему. Если в государстве функционирует развитой бюрократический механизм, отмечал он, то такой механизм имеет вид машины в сравнении с немеханическими видами производства. Именно в этом исследователь усматривал преимущества бюрократической системы государственной организации и ее возможность соответствующим образом планировать и определять функциональную эффективность деятельности людей в обществе.

Большое внимание в своей теоретической деятельности М. Вебер уделял проблемам власти. Пытаясь типологизировать это общественно — политическое явление, он пришел к выводу, что в истории развития общества существовало три типа власти: традиционная, харизматическая и рациональная.

Традиционная власть характеризуется верой подчиненных в то, что власть в обществе является законной, поскольку существовала всегда. Этот тип власти характеризуется наличием традиционных норм, на которые постоянно ссылается правитель, организуя свою деятельность. Однако правитель, который пренебрегает и нарушает существующие в обществе традиции, может и лишиться своей власти.

Харизматическая власть (харизма — исключительный дар, особый талант, при сущий человеку) базируется на вере в то, что правитель обладает какими-то сверхособыми, даже магическими способностями. Народ верит в то, что харизматический правитель призван выполнять некую особую общественную миссию, требующую полного ему подчинения. Такая власть вытекает из личных качеств правителя и основана на праве. По мнению М. Вебера, она присуща лидерам и вождям революции, опытным дальновидным политическим деятелям, религиозным руководителям.

Рациональная власть предполагает всевластие рациональной бюрократии.

Прогрессирующая рационализация — неминуемая судьба западного мира, и движущей силой этого процесса является рациональная бюрократия. Рациональный тип власти означает выбор политического правителя путем демократических процедур и предоставление ему полномочий, за злоупотребление которыми он ответствен перед избирателями. Кстати, современная политическая наука во многом находится под влиянием идей М. Вебера.

Теория элиты

Значительный вклад в развитие политической мысли ХХ в. внесли представители теории элиты. Классикой элитизма стали концепции Вильфреда Парето (1848-1923), Гаэтано Моеки (1858-1941) и Роберта Михельеа (1876-1936). По теории В. Парето, в любом обществе реально правит определенная элита, выступающая как избранная часть населения, а ей противостоит другая часть. В обществе элита образуется в экономической, политической, духовной и других сферах жизни и делится на правящую (господствующую) и неправящую. Ученый считал, что существование правящей элиты вытекает из психологических черт людей, способности их господствовать и навязывать свою волю подчиненным классам. Такая ситуация приводит к тому, что в обществе происходят постоянная борьба и смена различных элит путем их циркуляции: старая господствующая элита со временем уступает место новой. Необходимо отметить, что новая элита выдвигается из наиболее одаренных представителей низших слоев общества, которые остро ощущают потребность во власти. Проходит время, и новая элита в процессе борьбы сменяется новейшей, и эти циклы подъема и упадка элит, по мнению В. Парето, выступают как закономерность существования и развития человеческого общества.

По мнению Г. Моски, разделение общества на господствующее меньшинство и политически зависимое большинство (массу) также является непременным условием существования цивилизации. В процессе развития общества постоянно меняется состав, структура «правящего класса» без изменения его функций. Осуществление власти меньшинства над большинством становится возможным вследствие лучшей организации первого. В то же время правление меньшинства, как полагает Г. Моска, может быть и автократическим, и либеральным.

Еще один представитель теории элит Р. Михельс утверждал, что общество не может существовать без господствующего политического класса. Исследователь обосновал свой «железный закон олигархических тенденций», согласно которому демократическое развитие общества может происходить успешно только при создании соответствующей организации. А этот процесс невозможен без выделения в обществе элиты — активного меньшинства, коему масса должна доверять из-за объективной не возможности прямого контроля широких слоев населения над большой организацией. В таких условиях, по мнению Р. Михельса, демократия неминуемо должна трансформироваться в олигархию.

Политические концепции

Интересным явлением в политической науке стали сближение и попытки

интеграции элитарных и плюралистических концепций. Американский политолог Роберт Даль, например, разработал теорию плюралистической элиты. Современную политическую власть он понимает как правление лидеров нескольких элитарных групп, которые достигли стабильного взаимопонимания. Р. Даль назвал эту ситуацию «полиархией». Суть ее заключается в следующем. При всей демократичности политических институтов западных обществ обязательно существуют элиты и их власть. Роль политической системы состоит в том, чтобы каждой элите предоставить альтернативу и возможность соперничества, тогда как центральная власть должна противостоять им и уравновешивать их. Кроме того, соответствующие институты и механизмы должны защищать общество от тяжких последствий борьбы между элитами. Существование и развитие элит — общая тенденция. Но элиты необходимо держать под контролем, иметь «пространство» для свободы соперничества, для равенства. Впрочем, реальная ситуация, судя по работам американских социологов и политологов Р. Миллса, Ф. Хантера, Т. Дося и др., весьма далека от идеала.

Полиархия, по мнению Р. Даля, улучшает и дополняет принцип демократии, управление большинства путем усовершенствования системы плюралистического представительства, усиления гарантии прав меньшинства, использования электорального и других средств для управления представителями большинства. Демократией он называет систему, в которой власть дисперсна, т. е. имеет множество центров.

Вторая мировая война существенно повлияла на развитие политической мысли в странах Запада. Политические исследования охватили широкий круг вопросов и проблем: бихевиоризм, системный анализ, изучение групповых интересов и политических партий, анализ политических взглядов, позиций и поведения во время выборов и т. п. Особое место занимает бихевиоризм как специфический метод исследования политической жизни. Принципами бихевиористской политологии являются научная нейтральность, опора на результаты выборочных эмпирических исследований, выполненных на основе систематических и математических обработок, точная формулировка и эмпирическая проверка гипотез.

Бихевиоризм

Классиком политического бихевиоризма считают Гарольда Ласуэлла (1902-1979), наиболее известного представителя консервативного направления американской политической науки. В своих исследованиях он широко использовал фрейдистский подход и сформулировал на его основе теорию «политического психоанализа». Согласно этой теории одним из главных факторов, через действие которого проявляется отношение индивида к политике, есть психологический механизм его личности.

Из исследований Г. Ласуэлла вытекает, что существует определенная связь между психологическим типом личности и выполнением ею соответствующих политических ролей. Так, человек определенного психологического типа может эффективно выполнять функции политического администратораи в то же время быть плохим теоретиком. Представитель другого психологического типа может быть глубоким теоретиком и даже прекрасным агитатором, но не проявлять элементарных административных способностей. В этой

связи известный польский политолог Ежи Вятр подчеркивает: «В реальной политической жизни ключом к успеху часто является такой подбор политической руководящей группы, при котором отдельные члены выполняют функции, наилучшим образом соответствующие чертам их личности.

Предложенная Г. Ласуэллом классификация психологических типов личности учитывает также особенности психики политических лидеров. Например, по мнению американского политолога, «вождями-агитаторами» руководит чувство вины. Они «ищут для себя облегчение с помощью таких механизмов, как обвинение других». Идеологические лидеры — это индивиды, пережившие в детстве крах многих надежд. Психологическая личность, мечтающая о лидерстве, как подчеркивает Г. Ласуэлл, тоже часто стремится прийти в политику. «Выброшенные из политики искатели власти имеют возможность выхода в бизнес, профсоюзы, организованную преступность, где они могут надеяться … господствовать над другими». По мнению политолога, для таких субъектов не имеет значения, как и где они будут утверждаться, главное — властвовать.

На политическую мысль нынешнего века существенно повлиял фрейдизм. Хотя большинство политологов считают спорным объяснение всех социально-политических отношений с точки зрения преобразованных форм сексуальных импульсов, однако психоаналитическая методология безусловно дает немало полезного, если ее использовать для исследования проблем «лидер — масса», «лидер — определенная группа» и т. п. Идеи Зигмунда Фрейда (1856-1939) продолжают жить и распространяться, например, в трудах американского ученого Эриха Фромма (1900-1980).

В отличие от З. Фрейда, который изучал внесоциальные особенности индивида, Э. Фромм выходит из тезиса о первичном существовании в человеческом обществе социализированного индивида. В центр внимания он ставит анализ потенциальных человеческих качеств, которые проявляются на протяжении «приспособления» людей к конкретной социально-экономической деятельности .

Согласно Э. Фромму, человек свободен лишь на уровне антрополого-экзистенциальной ситуации, но социально-экономические условия на протяжении истории не позволяли (не позволяют и до сих пор) наполнить его жизнь смыслом полнокровного бытия, чтобы прожита она была «по-человечески». В таких условиях жизнь для конкретного субъекта утрачивает смысл, и все больше людей погружаются в беспокойство и отчаяние. Следовательно, социальная действительность современного общества через систему прямых и косвенных запретов и притеснений порождает больного человека. Разумеется, речь идет не о психической болезни, а о социальной аномалии, ибо человек, не будучи клинически больным, фактически становится невротиком. Очень убедительно это звучит в книге Э. Фромма «Бегство от свободы» (1941). Огромное впечатление на ее читателей произвел психологический анализ предпосылок становления и формирования фашистской системы в Германии. Не утратил он актуальности и сегодня, хотя сейчас он интересует нас в ином аспекте. Это подчеркивал и сам Э. Фромм: любому обществу необходимо учитывать опасность, таящую в себе особенности человеческого характера, а именно — готовность принять любую идеологию и любого вождя за обещание красивой жизни, за предложение политической структуры и символов, которые будут придавать жизни индивида какую-то видимость смысла и порядка. Отчаяние обездоленных становится питательной средой для тоталитарных режимов. Люди не могут бесконечно пребывать в состоянии «свободы «, если они не могут перейти от свободы негативной к свободе позитивной, они стремятся избавиться от свободы вообще.

Некоторая эйфория нашего общества от снятия запрета с тезиса о приоритете общечеловеческих ценностей над государственными и классовыми нуждается в трезвом понимании предостережений Э. Фромма. Возвращение в цивилизованный демократический мир открывает возможность приобщиться к общечеловеческим ценностям свободы, морали, гуманизма. В то же время это возвращение далеко не в идеальный мир, ибо в нем немало и сомнительных человеческих ценностей, негативных социальных процессов. Значительно чаще, чем на равные возможности для всех мы наталкиваемся на грубость, наглость, унижение человеческого достоинства. Отсюда и реалии повседневной жизни — бегство от решительных действий, уклонение от личного выбора, безответственность, апатия и почти тотальная ориентация на потребление.

Трезвый анализ Э. Фромма показал, что современное общество способно либо грубо и насильственно, либо тихо и незаметно искоренять человеческое в человеке и в конечном счете деградация человека может оказаться необратимой. Не нужно идеализировать какое бы то ни было общество, не следует забывать об опасности, которую может нести человечеству прогресс. Именно об этом свидетельствуют сочинения выдающегося немецкого и американского ученого Э. Фромма.

Одним из влиятельнейших представителей американской политической науки был также Ганс Моргентау (1904-1980)ведущий теоретик США по внешнеполитическим вопросам.

Подчеркивая, что национальные интересы являются главным двигателем внешней политики любого государства,

Г. Моргентау, разумеется, отдавал предпочтение американским интересам. По его мнению, необходимо было принимать все возможные меры для обеспечения политического лидерства США в Европе и баланса сил в Европе и Азии.

Концепции национальных интересов

Обосновывая концепцию национальных интересов, Г. Моргентау большое значение придавал силе. Политика, по его мнению, никогда не сможет быть эффективной, если она не подкреплена экономической, военной и политической мощью. Вот почему достижение могущества и силы, согласно Г. Моргентау, является главной задачей и определяющей чертой государства.

Он чрезвычайно реалистично подходил к осмыслению места силового фактора в ядерную эпоху. Исследователь постоянно подчеркивал опасность того, что мышление людей, их социальные, политические и идеологические институты остались на уровне доядерной эпохи. И общий его вывод звучит весьма убедительно: любая попытка независимо от ее изобретательности и дальновидности, направленная на установление жесткой связи ядерного могущества с целями и методами государственной политики, может свести ее на нет огромной разрушительной силой ядерного оружия. Из этого вытекает и пожелание Г. Моргентау ядерным государствам: не приспосабливать ядерное могущество к целям и методам государственной политики, а сами эти цели и методы адаптировать к потенциальным возможностям ядерного могущества.

Видными представителями современной политической мысли являются французские теоретики Р. Арон и М. Дюверже.

Одной из центральных проблем научного творчества Реймона Арона (1905-1983) было разделение власти в обществе. Разделение власти, или, по определению политолога, дисперсия — распыление власти среди многих субъектов, неоднозначно влияет на политическую жизнь общества. С одной стороны, разделение власти усиливает демократические тенденции в обществе, предотвращая создание условий для концентрации власти в руках небольшой группы лиц или правящей элиты, с другой — распыление власти ведет к повышению влияния и авторитета высших ее представителей, прежде всего тех, кто берет на себя ответственность за окончательное принятие политических решений.

Это обстоятельство, по мнению Р. Арона, делает очень актуальным вопрос о персонализации политической власти, которая в политической жизни стран мира приобретает универсальный характер. В ядерную эпоху роль политических лидеровличностей исключительно возрастает. Если в демократических, плюралистических обществах эта роль, как правило, уравновешивается распылением власти, то в тоталитарных странах она может принимать форму тирании.

Наиболее влиятельным французским государствоведом является Морис Дюверже (р. 1917). Одна из центральных проблем его творчества — проблема демократии. Изучая ее, политолог пытается углубленно осмыслить и проанализировать соответствующий политический опыт демократического развития западных стран. Исследование этого вопроса позволило ему прийти к выводу, что западные страны живут в условиях плутодемократии — политического правления, когда властвуют одновременно и народ (demos), и богатство (plutos).

Такое политическое правление — всего лишь псевдодемократия, в каких бы формах она ни осуществлялась. Подлинная же демократия, по мнению М. Дюверже, — нечто иное: более скромное и реальное. Она определяется через свободу для народа и для каждой части народа, как записано во Французской конституции 1793 г. Свобода не только для привилегированных, но реальная свобода для всех.

Теория конфликтов

ХХ век — период невиданных по масштабам и глубине социальных конфликтов. И политическая наука не остается в стороне от животрепещущих проблем: существует специальное направление политологии — теория конфликтов. Наиболее весомый вклад в ее разработку сделали Л. Козер, Р. Дарендорф и К. Боулдинг.

Льюис Козер утверждает, что не существует социальных групп без конфликтных отношений, а социальные конфликты имеют положительное значение для функционирования и изменения общественных систем. Свою концепцию, получившую название «концепция положительно-функционального конфликта», он строил как дополнение к классическим теориям структурного функционализма. Ученый пытался обосновать положительную роль конфликта для обеспечения общественного порядка и уравновешивания определенной социальной системы. Стабильность всего общества, по его мнению, зависит от существующих в нем конфликтных отношений и типа связей между ними. Чем больше различных конфликтов пересекается в обществе, тем сложнее деление его на группы и соответственно тем труднее создать единый фронт, который разделял бы членов общества на

два лагеря, не имеющих общих ценностей и норм. Следовательно, чем больше независимых друг от друга конфликтов, тем лучше для единства общества.

Ральф Дарендорф (р. 1929) — немецкий социолог и политический деятель — считает конфликт перманентным состоянием социального организма. Как раз не наличие, а отсутствие конфликта, утверждает Р. Дарендорф, является чем-то странным и ненормальным. В любом обществе всегда присутствуют дезинтеграция и конфликт, вообще общественная жизнь конфликтна, ибо она постоянно изменяется. В человеческих обществах не бывает стабильности, поскольку в них нет ничего устоявшегося. А потому именно в конфликте можно найти творческое ядро любого содружества и возможность свободы, а также средства для рационального овладения и контроля над социальными проблемами.

Американский политолог и экономист Карл Боулдинг, автор «общей теории конфликта», пытался создать целостную научную теорию конфликта, описывая в ее рамках все явления живой и неживой природы, индивидуальной и общественной жизни. В своей книге «Конфликт и защита. Общая теория» он отмечает, что все конфликты имеют общие элементы и общие образцы развития, и именно изучение этих общих элементов может представить феномен конфликта в любом его специфическом проявлении. Это положение несет основную методологическую нагрузку в «общей теории конфликта».

Выводы

Слишком длительное игнорирование проблематики социального конфликта в нашем обществе привело к тому, что общественные науки оказались не готовы предложить государственным и общественным институтам, политикам исчерпывающий теоретический анализ феномена конфликтности и практические рекомендации по урегулированию процесса развития конкретных конфликтных ситуаций. В таких условиях чрезвычайно актуальна задача максимально освоить накопленный мировой научной мыслью теоретический опыт в области конфликтологии, а также ускорить развитие собственных исследований. Это тем более важно, что сегодня Украина представляет собой уникальную лабораторию, где проблематику конфликта можно исследовать на огромном фактическом материале.

Итак, политическая наука занимает особое место в системе зарубежного обществоведения. Это самостоятельная гуманитарная дисциплина с высокой степенью профессионализма и специализации. Она способствует разработке стратегических политических установок для обеспечения внутренней и внешней политики, исследует факторы, которые способствуют стабилизации политической жизни общества. Понятно, что наш обзор тенденций развития современной политологии далеко не полон. Политическая жизнь порождает все новые политические явления и процессы, что позволяет сделать однозначный вывод: социальные условия для развития политической науки не исчезнут и у политической теории будущего огромные перспективы. Это еще более повышает значение развития украинской политической мысли, трудов патриархов национальной политологической школы. Весомый вклад в историю мировой политической науки внесли украинский народ, его политические мыслители М. Грушевский, М. Драгоманов, М. Костомаров и др.

Список использованной литературы

1.В.Д. Мирончук, В.О. Храмов. Основы политологии. -К., 2000

2.В.В. Касьянов, С.И. Самыгин. Политология для технических вузов.- Ростов-на-Дону., 2001

3.С.А. Матвеев, Л.С. Буланенко, С.А. Михеев. Политология.// Учебное пособие. -Харьков., 2003

4.Гаджиев К.С. О природе конфликтов и воин в современном мире.// Вопросы философии,- 1997, №6

5.Гаджиев К.С. Политические идеологии: концептуальный аспект.// Вопросы философии — 1998, №12

Размещено на Allbest.ru

Парето: Принцип Парето, процесс «циркуляция элит» («лисицы» и «львы») и конфликт с теорией Маркса

Поразительно, насколько часто законы и правила становятся чем-то вроде народной мудрости. Вот и известный принцип «лучшее — враг хорошего», согласно которому 20% приложенных усилий дают 80% достижимого результата, на самом деле является правилом, открытым итальянским инженером Вильфредо Парето, родившимся в Париже 15 июля 1848 года. Это была эпоха великих перемен и фундаментальных открытий. Прежний мир, существовавший веками по неизменным законам, уступал место новому, еще неизведанному, создаваемому на глазах. Консерваторы пытались с ним бороться, новаторы стремились его возглавить, а такие, как Парето попытались его изучить.
Маркиз, ставший инженером
История жизни этого человека похожа на богатый событиями приключенческий роман. Он родился в семье итальянского маркиза, бежавшего из Генуи в Париж из-за своих либерально-республиканских убеждений. Наполеон Бонапарт, став императором всех французов, произвел Парето-старшего в бароны. Спустя десять лет после рождения наследника, в 1858 году, семья Парето вернулась в Италию, где Вильфредо получил классическое гуманитарное и техническое образование. Впрочем, тогда эти понятия друг другу еще не противопоставлялись. Образованный инженер, в особенности архитектор и конструктор, должен был владеть, например, навыками черчения, в значительной степени основанными на принципах художественной перспективы. Для формирования четкости изложения лучшим средством считалось изучение латыни и древнегреческого.
Однако более всего будущий великий экономист любил математику, а в качестве своей жизненной стези видел путь инженера. В этой роли он и трудился 24 года с момента окончания Политехнической школы в Турине в 1869 году, делая карьеру инженера путей сообщения в железнодорожном ведомстве Италии, а потом в частной металлургической компании.
За это время в Европе отгремели франко-прусские войны и установилось относительное спокойствие. Научно-технический прогресс начал активно переворачивать, казалось бы, на века устоявшийся мир. В начале 1890-х годов Вильфредо Парето публикует свои исследования в области теории экономических процессов и математической экономики, что уже к 1893 году приводит его на должность профессора политической экономии Лозаннского университета в Швейцарии. Там он совмещал преподавание с исследованиями, результаты которых впоследствии легли в основу его трудов, в свою очередь, ставших фундаментальными элементами всех современных экономических концепций. В 1897 году увидел свет «Курс политической экономии», в 1906-м — «Учебник политической экономии», а в 1911-м в свет вышла основополагающая экономическая работа Парето — «Математическая экономика».
Судить о степени масштаба воздействия идей Парето на мир того времени можно хотя бы по тому, что последователем его экономической школы себя называл, к примеру, Бенито Муссолини, сделавший Парето сенатором Итальянского королевства, за что экономиста потом обвиняли в пособничестве фашизму. Хотя следует признать, что разработанная им теория элит и впрямь использовалась теоретиками фашистской идеологии.
Впрочем, сам Парето не увидел апофеоза «торжества элит». Последние год по окончании преподавательской деятельности Вильфредо Парето мирно прожил у себя на вилле в швейцарском Селиньи, где и был похоронен после своей кончины 20 августа 1923 года.
Лисы, львы и экономическое равновесие
Принципы, открытые Парето, сегодня используются в концепциях практических всех экономических школ мира, а также в самых разных областях науки и техники, в том числе в теории игры и теории управляющих систем. Выводы Парето применяются в математическом моделировании самых разных процессов, от оптимизации цепочек промышленного производства до анализа поведения покупателей в супермаркете, методики работы RISC-процессоров и даже моделировании общевойскового боя.
В своих работах Парето исходил из представления экономики как своего рода сложного механизма, устанавливающего равновесие между потребностями людей и ограниченными средствами их удовлетворения. Важное отличие его взглядов от других экономистов классической школы заключалось в переводе фокуса конечного смысла функционирования экономики с абстрактной всеобщей пользы для общества на утилитарный оптимум пользы для каждого конкретного отдельного человека. Экономика стремится к достижению равновесия между своими субъектами (как довольными, так и недовольными ее результатами) в текущих промышленных, сырьевых, финансовых и даже географических и климатических условиях. Это называется принципом оптимальности или «оптимумом по Парето». Благосостояние общества достигает максимума, а распределение ресурсов становится оптимальным, когда любое их изменение ухудшает благосостояние как минимум одного субъекта.
Из этой теоремы выведено множество важных следствий, сейчас ставших почти самостоятельными измерительными инструментами. Это и закон (принцип) Парето, еще известный как принцип 20/80 (20% усилий дают 80% результата, а остальные 80% усилий — лишь 20% результата), и кривая безразличия, отражающая множество комбинаций сочетания разных благ (точнее, факторов), по мнению потребителя, имеющих одинаковую полезность. Последнее оказалось чрезвычайно полезным механизмом оптимизации при выстраивании производственных техпроцессов — для понимания тех пределов, за которыми лучшее перестает быть действительно значимым.
Важным отличием подхода Парето к экономике является универсальность предложенного им механизма, включающего в себя не только хаос «невидимой руки рынка», но и все аспекты его монополизации, а также государственного вмешательства в экономику. С точки зрения механизма в целом все это являлось просто дополнительными факторами, влияющими на равновесие, определяемое степенью удовлетворенности запросов потребителей — по субъективному мнению самих потребителей. Это позволило не только понять сами принципы степени полезности (уровня значимости), но и ввести в оборот механизм ранжирования. Его применение, скажем, в медицине при сортировке массово поступающих пострадавших при катастрофах повысило уровень выживаемости людей по меньшей мере на 19–22%. Составление оптимума целевых функций и их оптимизация по Парето позволяет вырабатывать стратегии продвижения товаров как внутри одного рынка, так и на множестве разных рынков одновременно.
Так как общество состоит из людей, то, по мнению Парето, оно функционирует тоже по закону оптимального равновесия. Оно точно так же, по принципу 20/80, делится на элиту и прочих людей. В свою очередь, элита также подразделяется на правящую, то есть управляющую процессами в настоящее время, и не правящую, чей доступ к управлению обществом в данный момент ограничен. Это вылилось в теорию элит, в рамках которой обосновывалось существование «лисиц» и «львов». Лисицы характеризуются преимуществом комбинации, с помощью которой они стремятся в первую очередь адаптироваться к социальным изменениям, используя для управления манипулятивные приемы вроде обмана, подкупа и популизма. Краткосрочные интересы у них доминируют над долгосрочными, материальные — над идеальными, индивидуальные — над коллективными. Их противоположностью являются львы, убежденные в преимуществе постоянства. Они характеризуются склонностью к силовому решению проблем, стремлением к сохранению неизменного status quo, авторитарностью, агрессивностью, бескомпромиссностью, упорством. Противостояние этих двух крайностей является необходимым условием существования общества в его стремлении к оптимальному равновесию. Парето называл этот процесс «циркуляция элит».
Читатель с легкостью применит теорию Парето к современной мировой и внутрироссийской политике.
О разнице между теорией и практикой
Следует отметить, что, в отличие от множества прочих исследователей, Парето открыто признавал существование несоответствия между экономической теорией и ее воплощением на практике. Это несоответствие порождала разница в трактовке поведения потребителей и правящих элит при выработке управленческих решений. В теории оно постулировалось строго рациональным и разумным, но в реальности таковым не являлось. На поступки людей огромное влияние имеет фактор субъективности, в частности зависящий от степени информированности, от уровня образованности, от интеллектуальной развитости и даже от того, насколько оптимальное решение отличается от традиционного, привычного.
Это привело Парето к конфликту с теорией Маркса. По мнению итальянца, общество состоит в основном из хаоса предрассудков, мифов, верований, ложных и иррациональных представлений. Парето говорил, что марксизм «подкупает» этот хаос высокой степенью эмоциональности изложения своей модели экономики, в то время как на самом деле в любом обществе просто идет борьба различных элитных группировок. Все остальное — лишь попытка придать субъективным инстинктивным поступкам видимость рациональной обоснованности.
Сегодня, с высоты нынешних знаний и исторического опыта, многое из постулатов Парето кажется столь же наивным, как этажерка братьев Райт по сравнению с новейшими бомбардировщиками, однако следует признать, что сформулированные им ключевые элементы экономической теории не только не утратили актуальности по сей день, но и послужили мощным толчком к развитию знаний в самых разных, подчас очень далеких от экономики областях. Уже одно это позволяет считать Вильфредо Парето великим мыслителем, внесшим огромный вклад в наследие всего человечества.

Львы и Лисы у Вильфредо Парето и Никколо Макиавелли

Одним из самых известных последователей и развивателей Макиавелли в конце 19-го начале 20-го века был Вильфредо Парето (1848-1923) – мыслитель энциклопедист, склонный к точным и метафоричным формулировкам. Он считается создателем теории элит и известен своим учением о том, как львы и лисицы сменяют друг друга.

По мнению Вильфредо Парето, развитие общества происходит посредством периодической смены, циркуляции двух главных типов элит. Он называет их элитами «львов» и «лис». «Львы» и «лисы» имеют свои преимущества и недостатки и постоянно сменяют друг друга у власти.

Для «львов» — характерны открытость, решительность в управлении, опора на силовые, авторитарные методы властвования. «Львы» — крайне консервативны.

Второй тип — «Лисы» — властвует с помощью использования различных средств манипуляции, политических комбинаций, обмана, компромисса. Они чаще прибегают к сделкам, компромиссам.

Это очень популярная метафора.

Я сам несколько раз прибегал к ней. Например, когда Кадима вдруг осталась без Шарона и с Ольмертом во главе, то я кинул эту идею. Это хорошо кушали журналисты – и израильские, и ииностранные. Сам Ольмерт потом стал называть себя «старым политическим лисом».

Однако, после того как я продал эту метафору Парето несколько раз в нескольких местах, захотелось мне найти её источник у самого Макиавелли, поскольку я помнил, что первый раз о властителях львах и лисицах я читал в «Государе», а не у Парето.

И точно. В главе XVIII «О ТОМ, КАК ГОСУДАРИ ДОЛЖНЫ ДЕРЖАТЬ СЛОВО» есть этот отрывок:

«И раз государю необходимо владеть искусством подражания зверям, из всех живых существ пусть государь уподобится двум: льву и лисе. Лев не защищён от капканов, а лиса — от волков. Следовательно, нужно быть лисой, чтобы избежать ловушек, и львом, чтобы отпугнуть волков. Те, кто выбирает одного льва, этого не понимают. Тот, кто всегда подобен льву, может не заметить капкана».

Но Макиавелли, которого типа развивает Парето, не делит политиков на львов и лисиц, а требует от властителя совмещения того и этого. Государь, чтобы удержаться у власти и добиться своих целей – должен быть и львом и лисомм одновременно.

Более того, если кто славится односторонностью, то экзаменовать его будет история именно на наличие других качеств. И льву приходится порой быть более лисом, чем лис, а лисице – более львом, чем сам царь зверей в политическом обличие.

Так в Израиле Шарон глава правительства более всего проявил себя как опытный политический комбинатор, разыгрывавший такие трюки, что даже противники замирали от восторга. А Ольмерт рванул на Вторую Ливанскую, в которую Шарон бы не ввязался (одна из причин – ему не надо было доказывать, что он лев, который может и зарычать, и зубами, и лапой).

Я думаю, что российско-грузинская война 8.08.08 не приняла бы такой оборот, если бы пост президента занимал Путин.

И наконец последнее. ,Свое рассуждения о лисьей натуре годаря, Макиавелли заканчивает призывом натуру это хорошенько прикрывать. Ибо хитер не тот, кто кажется хитрым, а тот, кто кажется простаком…

Vilfredo Federico Damaso Pareto — родился в Париже в семье итальянского эмигранта, женатого на француженке. Его отец долгое время был вынужден жить в изгнании, что несколько способствует культурному кругозору семьи. В 1858 г. родителям Парето разрешили вернуться в Италию. После окончания в 1869 Туринского университета, где Вильфредо Парето изучал математику и физику, поступил на работу инженером в железнодорожную компанию. Затем Парето поступил на службу в сталелитейный концерн. Он много путешествовал по Европе и получил основательные познания в области хозяйственной практики. В начале своей карьеры Парето пытался было заняться политической деятельностью, но он потерпел поражение на первых же выборах. Сначала Парето нападал на правительство и, наконец, на ведущих политических деятелей, в отместку ему запретили читать лекции и работать в университетах. Когда он в 1893 г. покинул Италию, то все вздохнули с облегчением. В Швейцарию (в 1894 году) Парето становится профессором кафедры политической экономии Лозаннского университета.

В последний год жизни Парето в Италии уже установился фашистский режим. Некоторые видные деятели этого режима, и прежде всего сам Муссолини, считали себя учениками лозаннского профессора. В связи с этим в 1923 г. он был удостоен звания сенатора Италии. Парето выразил сдержанную поддержку новому строю, одновременно призвав фашистский быть либеральным и не ограничивать академических свобод.

Интересы Парето были весьма разносторонними, он занимался древней историей, философией, социологией, языками и религией, равно как и математикой и экономикой. Для некоторых Парето прежде всего экономист (представитель математической школы в экономике), для других – социолог, для третьих философ. Его эрудиция ощущается практически во всех работах.

По мысли Парето, общество имеет пирамидальную структуру, на вершине которой находится элита — социальный слой, руководящий и направляющий жизнь всего общества. Залог успешного развития — своевременная ротация (обновление) элиты.

Парето говорит о круговороте правящих групп, называя историю кладбищем элит, то есть привилегированных меньшинств, которые борются, приходят к власти, пользуются этой властью, приходят в упадок и заменяются другими меньшинствами. Элиты имеют тенденцию к упадку, ведь зачастую дети элиты могут не обладать всеми выдающимися качествами родителей. Прежние элиты теряют энергию, которая помогла им когда-то завоевать место под солнцем.

«Ариэль Шарон – имя которого в переводе «лев божий», был подлинным львом героического периода израильской государственности никто не сомневается. Команда его преемников, во главе с Эхудом Ольмертом, — это элита прагматически мыслящих энергичный деятелей, успешных администраторов, призванная закрепить завоевания «львов» и нормализировать государство. «Циркуляция элит» является непреложным законом общественной жизни и приход к власти Ольмерта, по-мнению многих наблюдателей, обещает сделать Израиль гораздо более спокойной, прагматичной и надежной страной» и т.д.

>Теории элит

Теории элит

Элита (от фр. elite) означает лучший, отборный, избранный. В повседневном общении этим словом можно охарактеризовать самые различные предметы и явления (например, элитный клуб, элитное зерно и т.д.).

Начиная с XVI в. слово «элита» стало употребляться для обозначения определенной избранной категории людей, занимающих в иерархической социальной структуре общества привилегированное положение. При этом в каждой сфере жизнедеятельности, как правило, имеется своя элита, например: «литературная элита», «научная элита», «творческая элита» и т. д.

Концепции элит возникали еще в глубокой древности. Например, Платон выделял особую привилегированную группу людей (философов-аристократов), которая знает, как управлять государством, и выступал против того, чтобы к управлению допускались выходцы из низов. В последующем подобные взгляды высказывали Н. Макиавелли, Ф. Ницше, Г. Карлейль, А. Шопенгауэр и др.

Система взглядов и представлений в виде теорий элит сформировалась в социологии и политологии на рубеже XIX-XX вв. Все теории элит сходятся в том, что в любом обществе, в любой сфере жизнедеятельности существует сравнительно немногочисленный высший слой людей, который доминирует над остальными.

В советском обществоведении на протяжении многих лет теория политических элит рассматривалась как псевдонаучное буржуазное учение, противоречившее принципам народовластия (народной демократии). В.И.Ленин, в частности, говорил о том, что в социалистической стране каждая кухарка сможет управлять государством. Поэтому политическая элита у большевиков ассоциировалась с политической аристократией буржуазного типа, которой в пролетарском государстве быть не должно. Но действительность опровергла иллюзии и догмы теоретиков бесклассового общества, и в СССР со временем была сформирована мощная и закрытая политическая элита.

Из всех видов элит политическая элита занимает особое место, так как она участвует в использовании государственной власти, обладает определенными властными полномочиями.

Политическая элита — немногочисленная, относительно привилегированная, достаточно самостоятельная, высшая группа (или совокупность групп), в большей или меньшей степени обладающая определенными психологическими, социальными и политическими качествами, необходимыми для управления другими людьми и непосредственно участвующая в осуществлении государственной власти.

Люди, входящие в политическую элиту, как правило, занимаются политикой на профессиональной основе. Элигизм как целостная система был сформирован в первой половине XX в. благодаря работам В. Парето, Г. Моски и Р. Михельса.

Вильфредо Парето (1848-1923) — итальянский экономист и социолог. Он утверждал, что все общества делятся на управляющих и управляемых. Управляющие должны обладать особыми качествами (гибкостью, хитростью, умением убеждать других), чтобы уметь подчинять себе других. Они также должны обладать готовностью использовать насилие.

В. Парето делил управляющих на два основных психологических типа: «лис» и «львов». «Лисы» — это элиты, которые предпочитают хитрость, изворотливость. Такие типы элит больше подходят для правления в стабильных демократических режимах власти. «Львы» — элиты, которые предпочитают жесткие методы руководства. Они больше подходят для принятия решений в экстре:мальных условиях.

В. Парето также обосновал теорию смены элит. Например, если «лисы» не могут эффективно управлять в сложившейся ситуации, то им на смену приходят «львы», и наоборот. Кроме того, он делил элиты на правящую (участвующую в управлении) и не правящую (контрэлиту) — людей, обладающих элитными качествами, но пока не имеющих доступа к руководящим функциям.

Гаэтано Моска (1858-1941) — итальянский социолог и политолог. В своей работе «Правящий класс» он утверждал, что все общества разделены на два класса: правящий (элиту) и управляемый. Правящий класс монополизирует власть, используя законные и незаконные методы для ее поддержания. Господство элит существует в любом обществе — это закон, который подтверждается всей историей человечества.

Г. Моска считал, что важнейшим критерием формирования господствующего класса является его способность к управлению другими людьми. Элита, которая сосредоточена исключительно на своих личных интересах, постепенно теряет свое политическое и идеологическое влияние и может быть свергнута.

По мнению Г. Моски, существует два основных способа обновления (пополнения) правящей элиты: демократический и аристократический. Первый является открытым и способствует постоянному притоку свежих достаточно подготовленных руководителей. Второй способ — аристократический (закрытый). Попытка правящего класса формировать элиту только из своих рядов приводит к се вырождению и застою в общественном развитии.

Роберт Михельс (1876-1936) — немецкий социолог, политик. В своей наиболее известной книге «Политические партии» он утверждал, что любая социальная организация подвергается господству олигархии. Власть элит зависит от организованности, а сама организация общества требует элитарности руководства и неизбежно воспроизводит ее. Так сформулиран «железный закон олигархии» Р. Михельса.

В ходе формирования элит в организации (обществе) происходит выделение руководящего ядра и аппарата, которые постепенно выходят из-под контроля рядовых членов. Во-первых, рядовые члены, по мнению Р. Михельса, в силу своей инертности и некомпетентности не в состоянии контролировать лидеров. Во-вторых, массам присуща психологическая потребность в лидерах и лидерстве, тяга к сильной власти и преклонении перед харизматическими качествами элит.

Р. Михельс считал, что демократия в строгом смысле невозможна. В лучшем случае она сводится к соперничеству двух олигархических групп.

Современные теории элит

В настоящее время существует много школ и направлений в развитии теории элит. Идеи Г. Моски, В. Парето, Р. Михельса и других, входящих в так называемую макиавеллистскую школу, объединяет то, что ими признавались:

  • элитарность любого общества, его разделение на властвующее творческое меньшинство и пассивное большинство;
  • особые психологические качества элиты (природный дар и воспитание);
  • групповая сплоченность и элитарное самосознание, восприятие себя особым слоем;
  • легитимность элиты, признание массами ее права на руководство;
  • структурное постоянство элиты, ее властных отношений. Хотя персональный состав элиты постоянно меняется, отношения господства и подчинения в своей основе остаются неизменными;
  • формирование и смена элит происходит в ходе борьбы за власть.

Кроме макиавеллистской школы в современной политологии и социологии существуют и многие другие теории элит. Например, ценностная теория исходит из того, что элита является наиболее ценным элементом общества и се господствующее положение отвечает интересам всего общества, потому что это наиболее продуктивная часть общества.

Согласно плюралистическим концепциям в обществе существует множество элит в различных сферах жизнедеятельности. Конкуренция между элитами позволяет массам контролировать деятельность элит и не допускать складывания единой господствующей группы.

Политическая элита делится на две основные категории. К первой принадлежат чиновники государственных органов и работники аппаратов партий и движений. Они назначаются на свои должности руководителями организаций. Их роль в политическом процессе сводится в основном к подготовке политических решений и юридическом оформлении уже принятых решений.

Ко второй категории относятся публичные политики, для которых политика не только профессия, но и призвание. Они не назначаются на должности, а завоевывают свое место в политической структуре в открытой политической борьбе.

Кроме того, политическая элита делится на правящую и оппозиционную (контрэлиту), на высшую, среднюю и административную.

В целом же элита является необходимым элементом в организации и управлении любого общества, любой социальной общности. Поэтому надо бороться не против элиты, а за качества самой элиты, чтобы ее формировали наиболее активные, инициативные, компетентные и обладающие моральными качествами люди. Одна из трагедий современного российского общества заключается в том, что у нас пока еще не сформировалась элита, отвечающая перечисленным выше требованиям. Поэтому можно согласиться с мнением Ж. Т. Тощенко, который считает, что нельзя называть элитой каждую обладающую политической властью группу и «что нами правят — и в политике, и в экономике — не элиты, а группы людей, к которым наиболее применимы и соответствуют их духу, целям и методам работы такие понятия, как «клика», «кланы», «касты». Они характеризуют специфические социальные образования, сплоченность которых базируется на корпоративном сознании, а не на общественных интересах».

Существуют три основных метола выявления политической элиты:

  • позиционный анализ — определение элиты по занимаемым позициям (должностям) в формальной политической структуре;
  • репутационный анализ — выявление тех групп политиков, которые вне зависимости от занимаемых формальных позиций оказывают реальное влияние на политический процесс;
  • анализ принятия решений — выявление тех политиков, которые реально принимают важнейшие политические решения.

Имеются и другие методы выявления политической элиты, например экспертный анализ, социологический опрос и пр.


Современные теории элит

Концепции «элигизма» достаточно разнообразны. Они имеют свои истоки в социально-политических представлениях глубокой древности. Еще во времена разложения родового строя появляются взгляды, разделяющие общество на высших и низших, благородных и чернь, аристократию и простой люд. Наиболее последовательное обоснование и выражение эти идеи получили у Конфуция, Платона, Карлейля и ряда других мыслителей. Однако эти элитарные теории серьезного социологического обоснования еще не получили.

Исторически первые классические концепции элит возникли в конце XIX — начале XX вв. Они связаны с именами итальянских политологов Гаэтано Моски (1858-1941 гг.) и Вильфредо Парето (1848-1923), а также немецкого политолога и социолога Роберга Михельса (1876-1936). Это представители так называемой макиавеллистской школы (но имени итальянского мыслителя, философа и политического деятеля Николо Макиавелли (1469-1527).

Так Г. Моска попытался доказать неизбежное деление любого общества на две неравные но социальному положению и роли группы. Еще в 1896 г. в «Основах политической науки» он писал: «Во всех обществах, начиная с самых среднеразвитых и едва достигших зачатков цивилизации и кончая просвещенными и мощными, существуют два класса лиц; класс управляющих и классу управляемых. Первый, всегда более малочисленный, осуществляет все политические функции, монополизирует власть и пользуется присущими ему преимуществами, в то время как второй, более многочисленный, управляется и регулируется первым… и поставляет ему… материальные средства поддержки, необходимые для жизнеспособности политического организма».

Г. Моска проанализировал проблему формирования (рекрутирования) политической элиты и ее специфических качеств. Он считал, что важнейшим критерием формирования политического класса является способность к управлению другими людьми, т.е. организаторская способность, а также материальное, моральное и интеллектуальное превосходство. Хотя в целом этот класс наиболее способен к управлению, однако не всем его представителям присущи передовые, более высокие но отношению к остальной части населения качества. Политический класс постепенно меняется. По его мнению, существуют две тенденции в его развитии: аристократическая и демократическая.

Первая из них проявляется в стремлении политического класса стать наследственным если не юридически, то фактически. Преобладание аристократической тенденции приводит к «закрытию и кристаллизации» класса, его вырождению и, как следствие, к общественному застою. Это же, в конечном счете, влечет за собой активизацию борьбы новых социальных сил за занятие господствующих позиций в обществе.

Вторая, демократическая тенденция выражается в обновлении политического класса за счет наиболее способных к управлению и активных низших слоев. Такое обновление предотвращает дегенерацию элиты, делает ее способной к эффективному руководству обществом. Равновесие между аристократической и демократической тенденциями наиболее желательно для общества, ибо оно обеспечивает, как преемственность и стабильность в руководстве страной, гак и его качественное обновление.

Концепция политического класса Г. Моски, оказав большое влияние на последующее развитие элитарных теорий, подвергалась критике за некоторую абсолютизацию политического фактора в принадлежности к управляющему слою и в социальном структурировании общества.

Применительно к современному плюралистическому обществу такой подход, действительно, во многом неправомерен. Однако теория «политического класса» нашла свое подтверждение в тоталитарных государствах. Здесь политика приобрела главенствующее положение над экономикой и всеми другими сферами общества и, в лице номенклатурной бюрократии сформировался специфический прообраз «политического класса», описанного Г. Моской. В тоталитарных обществах вхождение в политическую номенклатуру, приобщение к власти и партийногосударственному управлению стали первопричиной экономического и социального господства «класса управляющих».

Примерно в эго же время теорию политических элит разрабатывал В. Парето. Он, как и Г. Моска, исходит из того, что миром во вес времена правило и должно править избранное, наделенное особыми психологическими и социальными качествами меньшинство — элиты. «Нравится это некоторым теоретикам или нет, — писал он в «Трактате но общей социологии», — но человеческое общество неоднородно и индивиды различны физически, морально и интеллектуально». Совокупность индивидов, которые отличаются, по его мнению, результативностью, действуют с высокими показателями в той или иной сфере деятельности, и составляет элиту. Она делится на правящую, эффективно участвующую в управлении, и не- нравящую — людей, обладающих характерными для элиты психологическими качествами, но не имеющими доступа к руководящим функциям в силу своего социального статуса и различного рода барьеров.

В. Парето утверждал, что развитие общества происходит посредством периодической смены, циркуляции элит. Поскольку правящая элита стремится сохранить свои привилегии и передать их по наследству людям с неэлитарными индивидуальными качествами, то это ведет к качественному ухудшению ее состава и одновременно к количественному росту «контрэлиты», которая с помощью мобилизуемых ею недовольных правительством масс свергает правящую элиту и устанавливает собственное господство.

Крупный вклад в развитие теории политических элит внес Р. Ми- хельс. Исследуя социальные механизмы, порождающие элитарность общества, он особо выделяет организаторские способности, а также организационные структуры общества, стимулирующие элитарность и возвышающие управляющий слой. Он утверждает, что сама организация общества требует элитарности и закономерно воспроизводит ее.

В обществе, но его мнению, действует «железный закон олигархических тенденций». Его суть состоит в том, что создание крупных организации неизбежно ведет к их олигархизации и формированию элиты вследствие действия целой цепочки взаимосвязанных факторов. Человеческая цивилизация невозможна без наличия крупных организаций. Руководство же ими не может осуществляться всеми членами организаций. Эффективность таких организаций требует рационализации функций, выделения руководящего ядра и аппарата, которые постепенно, но неизбежно выходят из-под контроля рядовых членов, отрываются от них и подчиняют политику собственным интересам руководства, заботятся в первую очередь о сохранении своего привилегированного положения. Большинство же членов этих организаций недостаточно компетентны, порой пассивны и проявляют равнодушие к повседневной деятельности, и политике в целом.

Концепции элит Г. Моски, В. Парето и Р. Михельса положили начало широким теоретическим и эмпирическим исследованиям групп, руководящих государством или претендующих на это.

Их объединяют следующие общие черты:

  • • признание элитарности любого общества, его разделение на привилегированное властвующее творческое меньшинство и пассивное, нетворческое большинство. Такое разделение закономерно вытекает из естественной природы человека и общества;
  • • особые психологические качества элиты. Принадлежность к ней связана в первую очередь с природными дарованиями, образованием и воспитанием;
  • • групповая сплоченность. Элита представляет собой более или менее сплоченную группу, объединяемую не только общностью профессионального статуса и социального положения, но и элитарным самосознанием, восприятием себя особым слоем, призванным руководить обществом.
  • • легитимность элиты, более или менее широкое признание массами ее права на политическое руководство;
  • • структурное постоянство элиты, ее властных отношений. Хотя персональный состав элиты изменяется, ее отношения господства в своей основе неизменны;
  • • формирование и смена элит в ходе борьбы за власть. Господствующее привилегированное положение стремятся занять многие люди, обладающие высокими психологическими и социальными качествами, однако никто не хочет добровольно уступать им свои посты и положение.

Макиавсллистскис теории элит подвергаются критике за преувеличение значения психологических факторов и антилиберализм (игнорирование личностной свободы каждого человека), а гак же за переоценку роли руководителей, недооценку активности масс и недостаточный учет эволюции общества.

Преодолеть слабости макиавеллистов пытаются гак называемые ценностные теории элиты. Они, как и макиавеллисгские концепции, считают элиту главной конструктивной силой общества, однако значительно смягчают свою позицию по отношению к демократии, стремятся приспособить элитарную теорию к реальной жизни современных демократических государств.

Многообразные ценностные концепции элит существенно различаются по степени их аристократизма, отношению к массам, демократии и г.д. Однако они имеют и ряд общих установок:

  • 1. Элита — наиболее ценный элемент общества, обладающий высокими способностями и показателями в наиболее важных для всего государства сферах деятельности.
  • 2. Господствующее положение элиты отвечает интересам всего общества, поскольку это наиболее продуктивная и инициативная часть населения, к тому же обычно обладающая более высокими нравственными устремлениями. Масса же — эго не мотор, а лишь колесо истории, проводник в жизнь решений, принимаемых элитами.
  • 3. Формирование элиты не столько результат ожесточенной борьбы за власть, сколько следствие естественного отбора обществом наиболее ценных представителей. Поэтому общество должно стремиться совершенствовать механизмы такой селекции, вести поиск своих достойных представителей, рациональной, наиболее результативной элиты.
  • 4. Элитарность закономерно вытекает из равенства возможностей и нс противоречит современной представительной демократии. Социальное равенство должно пониматься как равенство возможностей, а не результатов и социального статуса. Поскольку люди нс равны физически, интеллектуально, по своей жизненной энергии и активности, то для демократии важно обеспечить им примерно одинаковые стартовые условия. На финиш же они придут в разное время, с разными результатами.

Ценностные теории элиты рассматривают эволюцию руководящего слоя как результат изменения потребностей социальной системы и ценностных ориентаций людей. В ходе развития у общества отмирают многие старые и возникают новые потребности, функции и ценностные ориентации. Это приводит к постепенному вытеснению носителей наиболее важных для своего времени качеств новыми людьми, отвечающими современным требованиям.

Ценностные теории элиты претендуют на наибольшее соответствие реальностям современного демократического общества. Их идеал, как пишет один из авторов данной теории немецкий мыслитель В. Роике (1899- 1966), «это здоровое спокойное общество с неизбежной иерархической структурой, в котором индивид обладает счастьем знать свое место, а элита — внутренним авторитетом». По существу таких же представлений об обществе придерживаются современные неоконсерваторы. Они утверждают, что элитарность необходима для демократии. Но сама элита должна служить нравственным примером для других граждан и внушать к себе уважение. Подлинная элита не властвует, а руководит массами с их добровольного согласия, выражаемого на свободных выборах. Высокий авторитет — необходимое условие демократической элитарности.

Ценностные представления об элитах лежат в основе концепций демократического элитизма, получивших широкое распространение в современном мире. Видные представители этого направления — американские ученые Р. Даль, С.М. Липсет, Л. Зиглер и др.

Элитарные теории демократии рассматривают руководящий слой не только как группу, обладающую необходимыми для управления качествами, но и как защитницу демократических ценностей, способную сдержать часто присущий массам идеологический и политический иррационализм, эмоциональную неуравновешенность и радикализм. В 70-е — 80-е годы XX столетия утверждения о сравнительном демократизме элиты и авторитаризме масс были в значительной мере опровергнуты эмпирическими исследованиями.

Оказалось, что представители элит обычно превосходят низшие слои общества в принятии либерально-демократических ценностей (свободы личности, слова, печати, политической конкуренции и т.д.). Но вместе с гем в политической толерантности, терпимости к чужому мнению, в осуждении диктатуры и т.п., но они более консервативны в вопросе о признании и реализации социально-экономических нрав 1раждан: на труд, забастовку, организацию в профсоюз, социальное обеспечение и т.д.

Некоторые демократические установки ценностной теории элиты развивают и существенно обогащают концепции множественности, плюрализма элит (представители западной социологии — О. Штаммер, Д. Рис- мэн, С. Келлер и др.). Некоторые исследователи расценивают их как отрицание элитарной теории, хотя, в данном случае вернее было бы говорить лишь об отрицании ряда жестких установок классической макиавеллист- ской школы элигизма.

Концепции множественности элит нередко называют функциональными теориями элиты. Они базируются на следующих постулатах:

  • 1. Отрицание элиты как единой привилегированной относительно сплоченной группы. Существует множество элит. Влияние каждой из них ограничено специфической для нее областью деятельности. Ни одна из них не способна доминировать во всех областях жизни. Плюрализм элит определяется сложным общественным разделением труда, многообразием социальной структуры. Каждая из множества материнских, базисных ipynii — профессиональных, региональных, религиозных, демографических и других — выделяет свою собственную элиту, которая выражает ее интересы, защищает ценности и в то же время активно воздействует на ее развитие.
  • 2. Элиты находятся иод контролем материнских трупп. С помощью разнообразных демократических механизмов: выборов, референдумов, опросов, прессы, групп давления и т.д. — можно шраничигь или вообще предотвратить действие открытого Р. Михельсом «железного закона олигархических тенденций» и удержать элиты под влиянием масс.
  • 3. Существует конкуренция элит, отражающая экономическую и социальную конкуренцию в обществе. Она делает возможной подотчетность элит массам, предотвращает складывание единой господствующей элитарной lpyniibi. Эта конкуренция развертывается на основе признания всеми ее участниками «демократических правил игры», требований закона.
  • 4. В современном демократическом обществе власть распылена между многообразными общественными группами и институтами, которые с помощью прямого участия, давления, использования блоков и союзов могут налагать вето на неугодные решения. Отстаивать свои интересы, находить взаимоприемлемые компромиссы. Сами отношения власти изменчивы. Они создаются для вполне определенных решений и могут заменяться для принятия других решений. Это ослабляет концентрацию власти и предотвращает складывание стабильных господствующих социально- политических позиций и устойчивого властвующего слоя.
  • 5. Различия между элитой и массой относительны, условны и часто достаточно размыты. В современном правовом социальном государстве граждане весьма свободно могут входить в состав элиты, участвовать в принятии решений. Главный субъект политической жизни — не элиты, а группы интересов. Различия между элитой и массой основаны главным образом на неодинаковой заинтересованности в принятии решений. Доступ к лидерству открывает не только богатство и высокий социальный статус, но прежде всего личные способности, знания, активность и т.п.

Концепции множественности элит выступают важной составной частью идейно-теоретического арсенала плюралистической демократии. Однако они во многом идеализируют действительность. Многочисленные исследования свидетельствуют о явной неравномерности воздействия различных социальных слоев на политику. Учитывая этот факт, некоторые сторонники плюралистического элитизма предлагают выделять наиболее влиятельные, «стратегические» элиты, «чьи суждения, решения и действия имеют важные предопределяющие последствия для многих членов общества» (С. Келлер).

Своего рода идейным антиподом плюралистического элитизма выступают леволиберальные теории элиты. Важнейшим представителем этого направления является американский социолог Р. Миллс (1916-1962), который еще середине истекшего столетия пытался доказать, что США управляются не многими, а одной властвующей элитой. Лсволиберальные теории нередко относят к макиавеллистской школе в исследовании элит. Действительно, у этих двух направлений немало общего: признание единой, относительно сплоченной, привилегированной властвующей элиты, ее структурного постоянства, группового самосознания и т.д.

Однако леволиберальный элигизм имеет и существенные отличия, свои специфические черты. К ним относятся:

  • 1. Критика элитарности общества с демократических позиций. В первую очередь эта критика касалась системы политической власти США. По мнению Р. Миллса, она представляет собой пирамиду из трех уровней: нижнего, который занимает масса пассивного, фактически бесправного населения; среднего, отражающего групповые интересы; и верхнего, на котором и принимаются важнейшие политические решения. Именно верхний уровень власти занимает правящая элита, по существу не допускающая остальную часть населения к определению реальной политики. Возможности влияния масс на элиту с помощью выборов и других демократических институтов весьма шраничены.
  • 2. Структурно-функциональный подход к элите, ее трактовка как следствия занятия командных позиций в общественной иерархии. Властвующая элита, пишет Р. Миллс, «состоит из людей, занимающих такие позиции, которые дают им возможности возвыситься над средой обыкновенных людей и принимать решения, имеющие крупные последствия… Это обусловлено тем, что они командуют важнейшими иерархическими институтами и организациями современного общества… Они занимают в социальной системе стратегические командные пункты, в которых сосредоточены действенные средства, обеспечивающие власть, богатство и известность, которыми они пользуются». Именно занятие ключевых позиций в экономике, политике, военных и других институтах обеспечивает людям власть и таким образом конституирует элиту. Такое понимание элиты отличает леволиберальные концепции от макиавеллисгских и других теорий, выводящих элитарность из особых психологических и социальных качеств людей.
  • 3. Существует глубокое различие между элитой и массой. Выходцы из народа могут войти в элиту, лишь заняв высокие посты в общественной иерархии. Однако реальных шансов на это у них сравнительно немного.
  • 4. Властвующая элита не ограничивается элитой политической, непосредственно принимающей важнейшие государственные решения. Она имеет сложную структуру. В американском обществе, как считает Р. Миллс, ее ядро составляют руководители корпораций, политики, высшие государственные служащие и высшие офицеры. Их поддерживают интеллектуалы, хорошо устроившиеся в рамках существующей системы. Сплачивающим фактором властвующей элиты являются не только социально- политический консенсус, общая заинтересованность в сохранении своего привилегированного положения, стабильности существующей социальной системы, но и близость социального статуса, образовательного и культурного уровня, круга интересов и духовных ценностей, стиля жизни, а также личные и родственные связи. Внутри правящей элиты существуют сложные иерархические отношения. Однако в целом в ней нет однозначной экономической детерминации. Хотя Миллс остро критикует господствующую элиту США, раскрывает связь политиков с крупными собственниками, но он при этом не сторонник классового подхода, рассматривающего политическую элиту лишь как выразителей интересов монополистического капитала.

Сторонники лсволиберальной теории элиты обычно отрицают прямую связь экономической элиты с политическими руководителями. Действия последних, считают они, не определяются крупными собственниками. Однако политические руководители развитого капитализма согласны с основными принципами существующей рыночной системы и видят в ней оптимальную для современного общества форму социальной организации. Поэтому в политической деятельности они стремятся гарантировать стабильность общественного строя, основанного на частной собственности в плюралистической демократии.

В западной политологии основные постулаты леволиберальной концепции элиты подвергаются острой критике, особенно утверждения о закрытости властвующей элиты, непосредственном вхождении в нее крупного бизнеса и др.

Таково содержание основных концепций «элитизма», сформировавшихся в недрах западной социально-политологической мысли.

44. Теория элит в.Парето, г.Моска, р.Михельса. Теория элит г.Моски

Идеи политического элитизма, согласно которым функцию управления обществом должны выполнять избранные, лучшие из лучших, аристократы, появились еще в глубокой древности. Наиболее четко эти идеи прослеживаются

в работах Конфуция, Платона, Макиавелли, Карлейля, Ницше. Но серьезного социологического обоснования эти идеи

еще не получили. Как определенная система взглядов элитарные теории были сформулированы в конце XIX – началеХХ века в работах итальянских мыслителей Гаэтано Моска (1858-1941), Вильфреда Парето (1848-1923) и немецкого социолога Роберта Михельса (1878-1936). Г.Моска в работе «Правящий класс» утверждал, что во

всех обществах существуют два класса: класс управляющих (элита) и класс управляемых. Правящий класс является малочисленным, он монополизирует власть и осуществляет управленческие функции. Господство меньшинства предопределено тем, что это господство организованного меньшинства над инертным, неорганизованным большинством.

Правящий класс стремится упрочить свое господство, используя свои знания и опыт в сфере государственного управления, военную силу, священнический статус, распространяя и поддерживая в обществе ту идеологию, которая способствует легитимации его власти. Вхождение в состав правящего класса, по мнению Г.Моски, обусловлено следующими критериями: способностью к управлению другими людьми (организаторская способность), а также интеллектуальным, моральным и материальным превосходством.

Правящий класс постепенно обновляется. Существуют дветенденции в его развитии. Аристократическая тенденция проявляется в стремлении передать власть наследникам или

ближайшим соратникам, что постепенно приводит к вырождению элиты. Демократическая тенденция реализуется посредством включения в состав правящего класса лучших

представителей из класса управляемых, что предотвращает дегенерацию элиты. Оптимальное сочетание этих двух тенденций наиболее желательно для общества, т.к. позволит

обеспечить преемственность и стабильность в руководстве страной и качественное обновление правящего класса.

Теория «циркуляции элит» В.Парето

В.Парето, введший в политическую науку термин «элита», так же, как и Моска, считал, что все общества делятся на управляющих (элиту) и управляемых. В элите он выделял два главных типа, последовательно сменяющих друг

друга: элиту «львов» и элиту «лис». Для «львов» характерно использование силовых методов правления, консерватизм. «Лисы» предпочитают поддерживать свою власть

пропагандой, они мастера политико-финансовых комбинаций, обмана, хитрости, изворотливости. Правление «лис»эффективно, когда политическая система неустойчива, когда требуются новаторы, комбинаторы. Но «лисы» не способны применять насилие, когда оно необходимо. Тогда им на смену приходит элита «львов», которая готова действовать решительно. Постоянная смена одной элиты другой обусловлена социальной динамикой общества. Каждый тип элиты обладает определенным преимуществом, которое постепенно перестает соответствовать потребностям руководства обществом. Поэтому обеспечение равновесия социальной и политической системы требует постоянной замены одной элиты другой.

Парето выделял также правящую и неправящую элиты. Представители, входящие в состав потенциальной элиты (контрэлиты), наделены характерными для элиты качествами, но не обладают властью из-за своего социального статуса. Со временем правящая элита начинает вырождаться и неэффективно управлять обществом, тогда активизируется контрэлита, претендующая на власть. Но чтобы прийти к власти, ей необходима поддержка масс, которые

она побуждает к активным действиям и с помощью которых свергает правящую элиту. Очередная правящая элита со временем также утратит свои выдающиеся качества, придет в упадок и будет отстранена от власти новой контрэлитой. Через некоторое время процесс «циркуляции элит» повторится вновь и вновь. Парето считал, что постоянная смена и циркуляция элит позволяет понять историческое движение общества, которое предстает как история

постоянной смены аристократий: их возвышений, властвования, упадка и замены новым правящим привилегированным меньшинством. Поэтому революции, с точки зрения Парето, – лишь борьба элит, смена правящей и потенциальной элиты.

«Железный закон олигархичеких тенденций» Р.Михельса

Р.Михельс исследовал социальные механизмы, порождающие элитарность общества, и пришел к выводу, что сама организация общества требует элитарности и закономерно воспроизводит ее. В обществе действует «железный закон олигархических тенденций». Его суть состоит в том, что

развитие общества сопровождается формированием крупных организаций. Руководство такими организациями не может осуществляться всеми ее членами. Для эффективного функционирования организациям (в том числе и политическим партиям) требуется создание системы иерархически организованного управления, которое приводит в конечном счете к концентрации власти в руках правящего ядра и аппарата. Происходит, таким образом, образование правящей элиты. Правящая элита обладает преимуществами перед рядовыми членами: она в большей степени обладает навыками политической борьбы, имеет превосходство в знании и информации, осуществляет контроль над формальными средствами коммуникации. Рядовые члены организации недостаточно компетентны, информированы и зачастую пассивны.

Правящая элита постепенно выходит из-под контроля своих рядовых членов, отрывается от них и подчиняет политику собственным интересам, заботясь о сохранении своего привилегированного положения. В результате любой, даже демократической организацией, реально правит олигархическая группа, члены которой не уступают свою власть массам, передавая ее другим лидерам. Во всех партиях независимо от их типа «демократия ведет к олигархизации». Это

закономерность развития политической организации. Олигархизация означает, что власть в организации концентрируется в руках руководящего аппарата, происходит снижение роли рядовых членов организации в принятии решений.

Увеличивается разница между интересами и идейной позицией руководителей и членов партий с преобладанием интересов руководящего звена.

По существу, Михельс сформулировал одну из первых концепций бюрократизации правящей элиты.

Правящая и неправящая элиты

Согласно Парето, индивиды неравны между собой в физическом, интеллектуальном, нравственном отношениях. Поэтому и социальное неравенство представляется ему совершенно естественным, очевидным и реальным фактом.

Люди, которые обладают наиболее высокими показателями в той или иной области деятельности, составляют элиту. В каждой сфере деятельности существует своя элита.

Парето различает два вида элиты: правящую, т. е. принимающую участие в осуществлении политической власти, и неправящую. В целом социальная стратификация изображается в его теории в виде пирамиды, состоящей из двух слоев: ее вершину составляет немногочисленная элита («высший слой»), а остальную часть — основная масса населения («низший слой») . Элиты существуют во всех обществах, независимо от формы правления.

В качестве синонимов этого термина Парето использует термины «правящий класс», «господствующий класс», «аристократия», «высший слой», это просто объективно «лучшие» в определенной области деятельности: «Может быть аристократия святых или аристократия разбойников, аристократия ученых,

аристократия преступников и т.п.» . Проблема, однако, остается: как определить «лучших», наиболее компетентных и т.п.? Парето, по существу, игнорировал относительность «элитарных» качеств и их тесную связь с определенными социальными системами, каждая из которых вырабатывает свои специфические критерии оценки этих качеств.

Парето стремится к чисто описательной трактовке термина «элита», не внося в него оценочного элемента. Тем не менее ему не удалось избежать известной противоречивости в истолковании этого понятия. С одной стороны, он характеризует представителей элиты как наиболее способных и квалифицированных в определенном виде деятельности, как своего рода результат естественного отбора. С другой стороны, в «Трактате» встречаются утверждения, что люди могут носить «ярлык» элиты, не обладая соответствующими качествами. Очевидно, что вторая трактовка противоречит первой. По-видимому, в первом случае Парето имеет в виду общество с открытой классовой структурой и совершенной системой социальной мобильности, основанное на принципе «естественного отбора». В этом случае элитарные качества и элитарный статус должны совпасть, но подобная ситуация, разумеется, в истории встречается нечасто. И все-таки в целом у Парето доминирует представление о том, что элиты формируются из людей, действительно обладающих соответствующими качествами и достойных своего высшего положения в обществе.

Характерные черты представителей правящей элиты: высокая степень самообладания; умение улавливать и использовать для своих целей слабые места других людей; способность убеждать, опираясь на человеческие эмоции; способность применять силу, когда это необходимо. Последние две способности носят взаимоисключающий характер, и управление происходит либо посредством сипы, либо посредством убеждения. Если элита неспособна применить то или иное из этих качеств, она сходит со сцены и уступает место другой элите, способной убедить или применить силу. Отсюда тезис Парето: «История — это кладбище аристократий».

Как правило, между элитой и остальной массой населения постоянно происходит обмен: часть элиты перемещается в низший слой, а наиболее способная часть последнего пополняет состав элиты. Процесс обновления высшего слоя Парето называет циркуляцией элит. Благодаря циркуляции элита находится в состоянии постепенной и непрерывной трансформации.

Концепции элит Моски, Парето и Михельса объединяют следующие идеи:

1. Особые качества элиты, связанные с природными дарованиями и воспитанием и проявляющиеся в ее способности к управлению или хотя бы к борьбе за власть.

2. Групповая сплоченность элиты. Это сплоченность группы, объединяемой не только общностью профессионального статуса, социального положения и интересов, но и элитарным самосознанием, восприятием себя особым слоем, призванным руководить обществом.

3. Признание элитарности любого общества, его неизбежного разделения на привилегированное властвующее творческое меньшинство и пассивное, нетворческое большинство. Такое разделение закономерно вытекает из естественной природы человека и общества. Хотя персональный состав элиты изменяется, ее господствующие отношения к массам в своей основе неизменны. Так, например, в ходе истории сменялись вожди племен, монархи, бояре и дворяне, народные комиссары и партийные секретари, министры и президенты, но отношения господства и подчинения между ними и простым людом сохранялись всегда.

4. Формирование и смена элит в ходе борьбы за власть. Господствующее привилегированное положение стремятся занять многие люди, обладающие высокими психологическими и социальными качествами. Однако никто не хочет добровольно уступать им свои посты и положение. Поэтому скрытая или явная борьба за место под солнцем неизбежна.

5. Руководящая и господствующая роль элиты в обществе. Она выполняет необходимую для социальной системы функцию управления, хотя и не всегда эффективно. Стремясь сохранить и передать по наследству свое привилегированное положение, элита имеет тенденцию к вырождению, утрате своих выдающихся качеств.

Понятие политической элиты и ее первые классические концепции

123

Политические представления средневекового общества

Система взглядов человека Cредневековья определялась такими понятиями, как вера в Бога, сотворение мира, первородный грех и Страшный суд, загробная жизнь и т. д. Абсолютное господство религии в средневековом мировоззрении, образе жизни, культуре наложило отпечаток и на политические взгляды: все явления в сфере политики оценивались с позиций христианского учения. Политические проблемы рассматривались как часть проблем теологических (рассматривающих божественное начало).

С таких позиций трактовал их крупнейший католический теолог Августин Аврелий (Блаженный) (353–430), по мнению которого деятельность государства должна быть всецело подчинена реализации воли Божьей. Если же эта воля не реализуется, то искажается его предназначение, смысл которого состоит в реализации заповеданной Богом общей пользы. Источник зла, социальных и политических потрясений философ видел в свободе воли человека, отходящего от божественных предначертаний. В своем труде «О граде Божием» он выдвигает принцип безусловного приоритета церковной власти над светской.

Идею божественного происхождения государственной власти развивает и Фома Аквинский (1225–1274). Сущность власти, определяемая Богом, – благая, но конкретные ее формы, реализуемые людьми, могут быть и дурными, противоречить божественной воле. Этого люди могут избежать в случае познания всеобщего порядка изменений, установленного Богом и по-разному проявляющего себя в разных сферах действительности, и следования этому порядку.

Законы государства должны гармонировать с этим более общим законом и направлять поведение людей в соответствии с его требованиями. Если государственная власть не делает этого, отходит от требований божественного закона, подданные имеют право не следовать ее требованиям.

Теологическая интерпретация политики подвергается реформированию в эпоху Возрождения – знаменательное явление Средневековья. Этот процесс связан прежде всего с работами и взглядами итальянского теоретика политики Никколо Макиавелли (1469–1527), который создал принцип реалистического, светского видения политики. Он доказывает, что в этой сфере люди руководствуются специфическими, отличными от других сфер жизни мотивами поведения, и успех здесь предопределяется не религиозным рвением и не благородством замыслов, но верным расчетом, умением предвидеть последствия тех или иных действий и событий.

По мнению Н. Макиавелли, политика – отражение природы человека. Исследования Н. Макиавелли – «Государь», «Рассуждая о первой декаде Тита Ливия» – построены на учете исторического опыта итальянских государств и адресованы вполне конкретным людям – их тогдашним правителям. Автор выстраивает определенную концепцию о природе государства, его сущности, формах государственного устройства и способах осуществления власти. Он подчеркивает зависимость политики от естественных сил: климата, места, полезных ископаемых. Политика для него – удел избранных, но хорошему правлению можно научиться, ибо существуют отработанные веками правила политики, знание которых ведет к успеху, а пренебрежение ими – к поражению и неудаче.

Понятие политической элиты и ее первые классические концепции

Политическая элита — немногочисленная, относительно привилегированная, достаточно самостоятельная, высшая группа (или совокупность групп), в большей или меньшей степени обладающая определенными психологическими, социальными и политическими качествами, необходимыми для управления другими людьми и непосредственно участвующая в осуществлении государственной власти.

Концепции элит возникали еще в глубокой древности. Например, Платон выделял особую привилегированную группу людей (философов-аристократов), которая знает, как управлять государством, и выступал против того, чтобы к управлению допускались выходцы из низов. В последующем подобные взгляды высказывали Н. Макиавелли, Ф. Ницше, Г. Карлейль, А. Шопенгауэр и др.

Система взглядов и представлений в виде теорий элит сформировалась в социологии и политологии на рубеже XIX-XX вв. Все теории элит сходятся в том, что в любом обществе, в любой сфере жизнедеятельности существует сравнительно немногочисленный высший слой людей, который доминирует над остальными.

Из всех видов элит политическая элита занимает особое место, так как она участвует в использовании государственной власти, обладает определенными властными полномочиями.

Люди, входящие в политическую элиту, как правило, занимаются политикой на профессиональной основе. Элигизм как целостная система был сформирован в первой половине XX в. благодаря работам В. Парето, Г. Моски и Р. Михельса.

Вильфредо Парето (1848-1923) — итальянский экономист и социолог. Он утверждал, что все общества делятся на управляющих и управляемых. Управляющие должны обладать особыми качествами (гибкостью, хитростью, умением убеждать других), чтобы уметь подчинять себе других. Они также должны обладать готовностью использовать насилие.

Гаэтано Моска (1858-1941) — итальянский социолог и политолог. В своей работе «Правящий класс» он утверждал, что все общества разделены на два класса: правящий (элиту) и управляемый. Правящий класс монополизирует власть, используя законные и незаконные методы для ее поддержания. Господство элит существует в любом обществе — это закон, который подтверждается всей историей человечества.

Г. Моска считал, что важнейшим критерием формирования господствующего класса является его способность к управлению другими людьми. Элита, которая сосредоточена исключительно на своих личных интересах, постепенно теряет свое политическое и идеологическое влияние и может быть свергнута.

Роберт Михельс (1876-1936) — немецкий социолог, политик. В своей наиболее известной книге «Политические партии» он утверждал, что любая социальная организация подвергается господству олигархии. Власть элит зависит от организованности, а сама организация общества требует элитарности руководства и неизбежно воспроизводит ее. Так сформулиран «железный закон олигархии» Р. Михельса.

В ходе формирования элит в организации (обществе) происходит выделение руководящего ядра и аппарата, которые постепенно выходят из-под контроля рядовых членов. Во-первых, рядовые члены, по мнению Р. Михельса, в силу своей инертности и некомпетентности не в состоянии контролировать лидеров. Во-вторых, массам присуща психологическая потребность в лидерах и лидерстве, тяга к сильной власти и преклонении перед харизматическими качествами элит.

Р. Михельс считал, что демократия в строгом смысле невозможна. В лучшем случае она сводится к соперничеству двух олигархических групп.

Современные теории элит

В настоящее время существует много школ и направлений в развитии теории элит. Идеи Г. Моски, В. Парето, Р. Михельса и других, входящих в так называемую макиавеллистскую школу, объединяет то, что ими признавались:

§ элитарность любого общества, его разделение на властвующее творческое меньшинство и пассивное большинство;

§ особые психологические качества элиты (природный дар и воспитание);

§ групповая сплоченность и элитарное самосознание, восприятие себя особым слоем;

§ легитимность элиты, признание массами ее права на руководство;

§ структурное постоянство элиты, ее властных отношений. Хотя персональный состав элиты постоянно меняется, отношения господства и подчинения в своей основе остаются неизменными;

§ формирование и смена элит происходит в ходе борьбы за власть.

Кроме макиавеллистской школы в современной политологии и социологии существуют и многие другие теории элит. Например,ценностная теория исходит из того, что элита является наиболее ценным элементом общества и се господствующее положение отвечает интересам всего общества, потому что это наиболее продуктивная часть общества.

Согласноплюралистическим концепциям в обществе существует множество элит в различных сферах жизнедеятельности. Конкуренция между элитами позволяет массам контролировать деятельность элит и не допускать складывания единой господствующей группы.

Политическая элита делится на две основные категории. К первой принадлежат чиновники государственных органов и работники аппаратов партий и движений. Они назначаются на свои должности руководителями организаций. Их роль в политическом процессе сводится в основном к подготовке политических решений и юридическом оформлении уже принятых решений.

Ко второй категории относятся публичные политики, для которых политика не только профессия, но и призвание. Они не назначаются на должности, а завоевывают свое место в политической структуре в открытой политической борьбе.

Кроме того, политическая элита делится на правящую и оппозиционную (контрэлиту), на высшую, среднюю и административную.

Существуют три основных метода выявления политической элиты:

§ позиционный анализ — определение элиты по занимаемым позициям (должностям) в формальной политической структуре;

§ репутационный анализ — выявление тех групп политиков, которые вне зависимости от занимаемых формальных позиций оказывают реальное влияние на политический процесс;

§ анализ принятия решений — выявление тех политиков, которые реально принимают важнейшие политические решения.

Имеются и другие методы выявления политической элиты, напримерэкспертный анализ, социологический опрос и пр.

КОНЦЕПЦИЯ ПРАВ ЧЕЛОВЕКА: ИСТОРИЯ И СОВРЕМЕННОСТЬ

То, что сейчас принято называть правами человека, восходит к идее естественного права, которая зародилась в древнем мире.Суть ее в том, что человек независимо от его положения в обществе обладает равными с другими правами, которые даны ему самой природой. Государство же возникло как следствие договора между людьми и является вторичным по отношению к правам, данным природой.

Еще Мо Цзы говорил о равенстве людей перед небом и договорном происхождении государства. В буддийском тексте «Трипитака» мы также обнаружим идею о договорной концепции государства. Бог иудеев, перед которым они все были равны, также заключил с ними некий договор. Аристотель также говорил о естественном праве, которое должно быть образцом и основой для законодателя. Чем точнее условное (созданное в обществе) право совпадает с естественным, тем более счастливой жизнью живут люди в этом государстве. Особое внимание Аристотель уделял естественному праву человека на частную собственность, которое, по его мнению, коренится в самой природе человека.

Существенный вклад в концепцию естественного права внесли такие мыслители как Г. Гроций, Т. Гоббс, Д. Локк, Ш.-Л. Монтескье, Т. Джефферсон и др. Они понимали права человека на жизнь, свободу, безопасность, частную собственность как фундаментальные и неотъемлемые.

Под фундаментальным набором прав человека понимают те из них, которые свойственны человеку независимо от политических установлений и законодательных гарантий государства. Это право на жизнь, телесную неприкосновенность, свободу о произвольного ареста, свободы веры и совести, право родителей на воспитание своих детей, право на сопротивление угнетателям и т. д.

В более широком смысле под правами человека понимается весь спектр прав и свобод личности, которые могут быть предоставлены человеку в современном обществе и государстве.

Концепция прав человека была систематизирована и получила юридическое оформление в 1776 году в Вирджинской декларации, положенной в основу Билля о правах и конституции США 1789 г. В том же году во Франции появилась Декларация прав человека и гражданина которая закрепила конституционно ряд основополагающих прав человека: право на собственность, безопасность, сопротивление угнетению, свободу личности. Заглавная статья этого документа гласит так: «Люди рождаются и остаются свободными и равными в правах». Целью государственного союза объявлялось обеспечение естественных и неотъемлемых прав человека. Причинами общественных бедствий и пороков правительств является «невежество, забвение прав человека и пренебрежение к ним».

Понятие свободы в Декларации формулировалось как возможность гражданина «делать все, что не приносит вреда другому», не препятствует всем прочим гражданам пользоваться теми же самыми правами. Границы этих прав определяются только законом. Сам закон объявлялся как выражение общей воли, равным и обязательным для всех.

«Драгоценным правом» человека Декларация именует «свободное выражение мысли и мнений», равное право каждого «высказываться, писать и печатать свободно под угрозою ответственности лишь за злоупотребление этой свободой в случаях, предусмотренных законом».

Четко сформулированы в документе требования и механизмы обеспечения неприкосновенности и безопасности личности. Особо подчеркивалось, что «… никто не может подвергнуться обвинению, задержанию или заключению, как в случаях, предусмотренных законом». Не менее важным требованием к правосудию стало закрепление в Декларации принципа презумпции невиновности: «Каждый предполагается невиновным, пока не установлено обратное». В случае же задержания лица всякая излишняя строгость, не вызываемая необходимостью в целях обеспечения его задержания, должна была сурово караться законом.

Впервые в истории человеческой цивилизации Декларация провозгласила принцип народного представительства: вся власть исходит из нации. «Никакая корпорация, ни один индивид не могут располагать властью, которая не исходит явно из этого источника». Наделенным властью общественным должностным лицам вменялось в обязанность отчитываться о своей деятельности перед обществом. Всем гражданам в равной мере открывался «доступ ко всем общественным должностям, местам и службам сообразно их способностям и без каких-либо различий, кроме обусловленных их добродетелями и способностями».

В сентябре 1791 года «Декларация прав человека и гражданина» полностью вошла в принятую Учредительным собранием Конституцию Франции.

10 декабря 1948 года в Париже Генеральная Ассамблея ООН приняла «Всеобщую декларацию прав человека». О своеобразной перекличке времен свидетельствует содержание 1-ой статьи, которая гласит, что «все люди рождаются свободными и равными в своем достоинстве и правах. Они наделены разумом и совестью и должны поступать в отношении друг друга в духе братства». Содержание последующих статей пронизано принципами создания условий для реализации гражданских и политических (ст. 3 — 21), экономических, социальных и культурных прав человека (ст. 2 — 27) «без какого бы то ни было различия, как то в отношении расы, цвета кожи, пола, языка, религии, политических или иных убеждений, национального или социального происхождения, имущественного, сословного или социального происхождения» (ст. 2). В заключительных статьях (28 — 30) признается право каждого человека на социальный и международный порядок – необходимое условие полного существования всех прав и основных свобод личности.

Классические теории элит и современные концепции политического элитизма общества.

Из признания элитарности человеческого общества постепенно формировались различные теории элит, объясняющие их природу, функции, принципы формирования, качественные, количественные характеристики и др. Уже в государствах Древнего мира получили оформление различные теории, объясняющие и разъясняющие причины элитарности общества, ее необходимость и обязательность. В античной философии элитарное мировоззрение было наиболее полно сформулировано Платоном. Он решительно выступал против допущения демоса (народа) к управлению государством, называл его «толпой», враждебной мудрости. А главным носителем мудрости, дающей основание принадлежать к элите, Платон считал аристократию. Вели свой поиск объяснения элитарности общества Конфуций, Н. Макиавелли, Р. Ницше, О. Шопенгауэр и др.

Однако такого рода элитарные теории сколько-нибудь серьезного социологического обоснования тогда еще не получили. Первые современные классические концепции элит возникли в конце XIX — начале XX вв. Они связаны с именами Гаэтано Моска, Вильфредо Парето и Роберта Михельса.

Итальянский социолог В. Парето (1848 — 1923) исходит из того, что миром во все времена правило и должно править избранное, наделенное особыми психологическими и социальными качествами меньшинство — элита. Главный тезис В. Парето заключается в том, что люди чрезвычайно отличаются друг от друга по уму, таланту, трудолюбию, честолюбию, духовному богатству. Совокупность индивидов, которые отличаются результативностью, достигают высоких показателей в той или иной сфере деятельности, и составляет элиту. Она делится на правящую, прямо или опосредованно (но эффективно) участвующих в управлении, и неправящую (контрэлиту) — людей, обладающих характерными для элиты психологическими качествами, но не имеющих доступа к руководящим функциям в силу своего социального статуса и различного рода барьеров. В своем известном труде «Подъем и падение элит» он писал: «История человечества — это история постоянной смены элит: одни возвышаются, другие приходят в упадок».

Относительно социальных революций, причину которых многие видят в социальном и, главное, экономическом неравенстве, В. Парето давал свое разъяснение, утверждая, что управлять обществом всегда будет меньшинство — элита, и, таким образом, результатом революций может быть только смена элит. Элиты формируются, борются, достигают власти и приходят в упадок, чтобы смениться другими элитами. В. Парето назвал этот процесс циркуляцией элит.

Кроме того, он сформулировал свой закон распределения доходов, в соответствии с которым одна и та же формула распределения доходов применима ко всем странам вне зависимости от формы правления и экономических условий. Отсюда вывод: «Неравенство распределения доходов, очевидно, зависит гораздо больше от самой природы человека, чем от экономической организации общества». Благосостояние бедных классов может улучшить скорее рост производства, чем уравнительное распределение. В. Парето приходит к выводу: наиболее верное средство улучшения положения бедных классов — сделать так, чтобы богатство росло быстрее населения».

«Сами же революции, — по В. Парето, — происходят потому, что с замедлением циркуляции элиты или но какой-либо другой причине в высших стратах общества накапливаются деградировавшие элементы, которые более не обладают остатками, необходимыми для удержания власти, которые избегают применения силы, в то время как в низших стратах возрастает число элементов высшего качества, обладающих остатками, необходимыми для выполнения функции управления, и склонных к использованию силы».

Выдающийся итальянский социолог и политолог Г. Моска (1858 — 1941) проанализировал проблему формирования политической элиты и ее специфических качеств. Он считал, что важнейшим критерием вхождения в нее является способность к управлению другими людьми, т.е. организаторская способность, а также выделяющие элиту из остальной части общества материальное, моральное и интеллектуальное превосходства.

Г. Моска полагал, что политическая элита постепенно меняется, в ее развитии прослеживаются две тенденции: аристократическая и демократическая. Первая из них проявляется в стремлении правящего класса стать наследственным, если не юридически, то фактически. Преобладание аристократической тенденции ведет к «закрытию и кристаллизации» элиты, ее вырождению. Вторая выражается в обновлении политической элиты за счет наиболее способных к управлению и активных представителей низших слоев.

Крупный вклад в развитие теории политических элит внес Р. Михсльс (1876-1936). В основном солидаризируясь с Г. Мос- кой в трактовке причин элитарности, он особо выделяет организаторские способности, а также организационные структуры общества, усиливающие элитарность и возвышающие управляющий слой, и сделал вывод, что сама организация общества требует элитарности и закономерно воспроизводит ее. Р. Михельс связывал это с тем, что развитие крупных организаций неизбежно ведет к формированию элиты, поскольку руководство такими объединениями не может осуществляться всеми их членами. Эффективность их деятельности требует функциональной специализации и рациональности, выделения руководящего ядра и аппарата, которые постепенно, но неизбежно выходят из-под контроля рядовых членов, отрываются от них и подчиняют политику собственным интересам, заботятся в первую очередь о сохранении своего привилегированного положения. Р. Михельс указывает на три главных условия, способствующих олигархизации элит. Первое — узкая специализация в управлении, которая препятствует контролю за управляющими. Второе — политическая индифферентность, тяга к сильной власти и другие психологические свойства масс. Третье условие олигархизации элиты — харизматические качества вождя, его способность навязывать свою волю подвластным.

Классические труды В. Парето, Г. Моски и Р. Михельса сформировали фундамент современных теорий элит, наметили основные направлении их исследования политологией:

  • — выделение и описание особых характеристик, присущих политическим элитам;
  • — изучение процессов, происходящих внутри элитарного

слоя;

  • — рассмотрение проблем взаимоотношений элиты с массами;
  • — определение роли, места и функций элиты в обществе;
  • — научное исследование процессов рекрутирования (формирования) политических элит.

Исследование вопросов этих основных направлений научного познания элитарности человеческого общества и, более конкретно, политических элит происходит в рамках нескольких, наиболее влиятельных школ.

Исторически первой группой теорий, не утративших современной значимости, является так называемая макиавелистская научная школа. Их объединяют следующие идеи:

  • — любому обществу присуща элитарность. В основе этого лежит факт естественных различий людей: физических, психологических, умственных, моральных;
  • — элита характеризуется особыми политическими и организаторскими качествами;
  • — массы признают право элиты на власть, т.е. легитимность;
  • — элиты сменяют друг друга в ходе борьбы за власть, поскольку добровольно власть никто не уступает.

Элита выполняет необходимую для социальной системы функцию управления, хотя и не всегда эффективно. Стремясь сохранить и передать по наследству свое привилегированное положение, элита имеет тенденцию к вырождению, утрате своих выдающихся качеств.

Концепции ценностной теории элит утверждают, что:

  • — элитарность — условие эффективного функционирования любого общества. Она основана на естественном разделении управленческого и исполнительного труда, закономерно вытекает из равенства возможностей и не противоречит демократии;
  • — элита — наиболее ценный элемент социальной системы, ориентированный на удовлетворение ее важнейших потребностей;
  • — положение элиты как высшего слоя оправданно, так как отвечает интересам общества в целом;
  • — формирование элиты — не столько результат ожесточенной борьбы за власть, сколько следствие естественного отбора обществом наиболее ценных представителей. Поэтому общество должно стремиться совершенствовать механизмы такой селекции, вести поиск рациональной, наиболее результативной элиты во всех социальных слоях;
  • — взаимоотношения между элитой и массой имеют характер не столько политического или социального господства, сколько руководства, основанного на согласии и социальном партнерстве;
  • — формирование элиты не противоречит принципам демократии. Социальное равенство людей должно пониматься как равенство возможностей.

Некоторые сторонники ценностной теории элит пытаются разработать количественные показатели, характеризующие ее влияние на общество. Так, Н. А. Бердяев вывел так называемый «коэффициент элиты» как отношение высокоинтеллектуальной части населения к общему числу грамотных. Коэффициент элит, составляющий выше 5%, означает наличие в обществе высокого потенциала развития. Как только этот коэффициент опускался примерно до 1%, в обществе наблюдались застой и окостенение. Сама же элита превращалась в касту, жречество.

В современной политологии наиболее аргументированными и находящими конкретное воплощение в политической практике являются функциональные концепции элит (или по-другому — плюрализма элит). Авторы, сторонники этих концепций полагают, что:

  • — политические элиты — это функциональные элиты. Квалификационная подготовленность к выполнению функций управления конкретными общественными процессами — важнейшее качество, определяющее принадлежность к элите;
  • — в современном обществе существует множество элит. Элита больше не является единой сплоченной группой. Влияние каждой группы элиты ограничено специфической для нее областью деятельности. Ни одна из них нс способна доминировать во всех областях жизни. Плюрализм элит определяется сложным общественным разделением труда, многообразием социальной структуры;
  • — деление общества на элиту и массу относительно. Между ними существуют скорее отношения представительства или постоянного руководства. С помощью разнообразных демократических механизмов — выборов, референдумов, опросов, прессы, групп давления и т.д. можно удержать элиты под влиянием масс. Этому способствует конкуренция элит, отражающая экономическую и социальную конкуренцию в современном обществе;
  • — границы между элитами и массами условны. Доступ в элиту открыт не только представителям крупного богатства, но и тем, кто обладает выдающимися личными способностями, знаниями.

Антиподом концепций плюрализма элит являются леволиберальные теории элиты. Они жестко критикуют современные политические системы, отталкиваясь в своей аргументации от основных положений макиавелистской научной школы элит. Леволиберальные концепции, сформировавшиеся в 50-60-е гг. XX в., утверждают, что:

  • — главный элитообразующий признак — не выдающиеся индивидуальные качества, а обладание командными позициями, руководящими должностями;
  • — сплачивающим фактором властвующей элиты являются общая заинтересованность составляющих ее групп в сохранении своего привилегированного положения и обеспечивающего его общественного строя;
  • — важнейшая функция властвующей элиты в обществе — обеспечение своего собственного господства. Именно этой функции подчинено решение управленческих задач;
  • — рекрутирование элиты осуществляется преимущественно из своей собственной среды на основе принятия ее социально- политических ценностей. Важнейшими критериями отбора являются обладание ресурсами влияния, а также деловые качества и конформистская социальная позиция;
  • — представители масс могут войти в элиту, лишь заняв высокие посты в общественной иерархии. Однако реальных шансов на это у них немного;
  • — возможности влияния масс на элиту посредством выборов и других демократических институтов весьма ограничены. С помощью денег, знаний, отработанного механизма манипулирования сознанием властвующая элита управляет массами фактически бесконтрольно.

Разрабатывая многочисленные направления изучения политических элит современных обществ, представленных как постиндустриальными государствами, так и теми, которые находятся на более низких ступенях экономического и социального развития, различные научные школы признают неизбежность наличия элит. При этом политическая наука выделила и сформулировала основные факторы, которые обусловливают эту неизбежность:

  • 1. Выделение в процессе длительной эволюции общественного разделения труда в качестве особого вида профессиональной деятельности управленческого труда, требующего особой, специальной подготовки, компетентности, особых знаний и способностей.
  • 2. С точки зрения необходимости управления обществом неизбежно его социальное деление на руководителей и исполнителей, управляющих и управляемых.
  • 3. Становлению политической элиты способствуют сама структура политической организации общества, необходимость выделения особого аппарата управления общественными процессами. Политическая власть всегда осуществляется как власть одной социальной группы над другой.
  • 4. Формирование политической элиты стимулируется возможностью получения различного рода материальных и моральных привилегий, почета, славы.
  • 5. Отчужденность большинства граждан от власти и политики вследствие существования естественного неравенства людей но их умственным, психологическим, нравственным и организаторским качествам и способностям к управленческой деятельности.

Таким образом, в основе деления общества на политическую элиту и массы лежат объективные факторы политического, социального и экономического характера.

Вам также может понравиться

Об авторе admin

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *