Инфляционному таргетированию

Содержание

Что значит «таргетировать инфляцию»?

Роман Корнев 705 4 года назад Финансовый аналитик. Люблю поумничать. Twitter: @roma_kornev

Это такой вид денежно-кредитной политики, при котором центральный банк (ЦБ) назначает ориентир по значению годовой инфляции, а потом меняет свою процентную ставку в течение года таким образом, чтобы достичь целевого значения. ЦБ понижает ставку, чтобы стимулировать экономику, когда ожидаемая инфляция низкая, и повышает ставку, чтобы ее «охладить» когда инфляция высокая.

Принято считать, что инфляционное таргетирование — это более продвинутый способ управления инфляцией и обеспечения ценовой стабильности в стране по сравнению с управлением валютным курсом. Однако в условиях развивающихся экономик переход к таргетированию инфляции — это скорее такой «наукообразный» способ объяснить рынку, что на поддержание курса у страны не осталось достаточных финансовых ресурсов.

По факту в отсутствии зрелой экономики управлять инфляцией, меняя процентную ставку, практически невозможно, поскольку на таких рынках высока доля импортных товаров, на стоимость которых процентная ставка не оказывает никакого влияния.

Как инфляционное таргетирование влияет на динамику цен?

Через ограничение или расширение возможностей банковской системы вливать деньги в экономику. Это называется механизмом денежной трансмиссии. Он показывает, как предложение денег влияет на ситуацию на рынке товаров и услуг.

Происходит это примерно так:

  1. ЦБ меняет величину предложения денег.
  2. В результате меняется ставка процента на денежном рынке.
  3. Происходит реакция совокупных расходов.
  4. В ответ на это меняются цены и объемы производства в реальном секторе.

На изменение процентной ставки реагируют все виды расходов. При ее росте хозяйствующие субъекты сокращают инвестиции, а при «удешевлении» денег — увеличивают. Домохозяйства, которые пользуются потребительским кредитом, при его удорожании сокращают потребительские расходы, а при снижении — увеличивают.

Иностранные партнеры тоже реагируют, когда ЦБ повышает ставку процента. Это приводит к притоку иностранного капитала, в основном краткосрочного, и предопределяет рост курса национальной валюты. Соответственно, падает экспорт и увеличивается импорт.

Снижение процентных ставок запускает противоположный процесс: иностранный капитал, ориентированный на получение быстрых доходов, уходит из страны, курс национальной валюты снижается. Это стимулирует экспорт и ограничивает подорожавший импорт.

Цены в этом режиме реагируют на изменение спроса из-за изменения предложения денег. Если сдерживается спрос всех участников экономической деятельности, то и рост цен должен замедлиться, потому что возможность продать товары и услуги ограничена. А сдерживание роста цен — это и есть цель инфляционного таргетирования.

Инструменты инфляционного таргетирования

Основной инструмент — процентная ставка центрального банка по краткосрочным кредитам (однодневным, недельным, месячным), предоставляемым коммерческим банкам. В Узбекистане эта ставка равна ставке рефинансирования ЦБ.

Когда повышается ставка рефинансирования, коммерческие банки кредитуют клиентов по более высоким ставкам и сокращают спрос на кредиты ЦБ, стараются привлечь деньги с межбанковского рынка. Количество денег на рынке сокращается, возрастают процентные ставки для реального сектора, население и бизнес снижают спрос на кредитные ресурсы и свои расходы. Совокупный спрос снижается, и рост цен замедляется.

Не все банки обращаются в ЦБ за кредитными ресурсами, поэтому дополнительным инструментом инфляционного таргетирования можно считать нормы обязательных резервов (резервные требования). Это минимальная величина кассовых денежных резервов, которые банки должны постоянно хранить в виде вкладов на резервных счетах в ЦБ в качестве обеспечения своих обязательств.

Когда нормативы растут, у коммерческих банков остается меньше средств для кредитования реального сектора, из-за этого процентные ставки по кредитам растут, расходы реального сектора сокращаются, что замедляет рост цен.

В странах, где развит рынок краткосрочных государственных ценных бумаг, операции ЦБ по их купле-продаже — так называемые операции на открытом рынке — также могут быть инструментом влияния на ставки процента. При продаже государственных ценных бумаг происходит прямое изъятие денежных средств с финансового рынка, что вызывает рост процентных ставок по кредитам с теми же последствиями, что и описаны выше для других инструментов.

Плюсы инфляционного таргетирования

Преимущества режима инфляционного таргетирования его сторонники видят в следующем:

  • упрощается оценка успешности ДКП. Совокупность ориентиров ЦБ (объем денежной массы, курс национальной валюты, размер чистого притока капитала и др.) заменяется одним, представляющим собой синтез многих макроэкономических факторов — индексом роста цен;
  • большая свобода и гибкость для действий ЦБ — он не обязан немедленно реагировать на изменение валютного курса или платежного баланса. ЦБ обещал только, что «инфляция не превысит прогнозного уровня», а другие показатели — это результат взаимодействия многих рыночных сил;
  • снижается негативного воздействия «рациональных ожиданий» на результативность ДКП. Например, ЦБ добивается снижения курса национальной валюты, чтобы ограничить импорт и стимулировать экспорт, и для этого скупает иностранную валюту в течение некоторого времени. Население и бизнес, понимая, что импортные товары будут дорожать, стараются приобрести их уже сейчас, для чего увеличивают спрос на иностранную валюту. В результате в краткосрочном плане происходит не сокращение, а рост импорта, а курс национальной валюты снижается «рывком», потому что все ожидают, что он будет падать. Инфляционное таргетирование не афиширует ни инструментов, ни конкретных точек приложения усилий ЦБ, это сокращает возможности рыночных агентов «играть на опережение» и снижать эффективность политики;
  • стабилизация инфляционных ожиданий. Если «все знают», что цены будут расти, но не знают, насколько, каждый продавец старается уже сегодня максимально повысить цены. При этом не все продавцы могут продать свои товары или услуги по той цене, которую запрашивают. В экономике появляется нестабильность, препятствующая долгосрочному планированию, инвестиционной и инновационной деятельности. Заявление ЦБ, что он «не выпустит» инфляцию из прогнозных рамок, увеличивает определенность и стимулы к долгосрочной (а значит, прежде всего, к производственной, а не спекулятивной) экономической деятельности.

Всегда ли инфляционное таргетирование эффективно?

Инфляционное таргетирование эффективно, если рост цен вызван монетарными факторами, то есть его причины возможно устранить мерами ДКП. Когда рост цен вызывается внешними факторами, инфляционное таргетирование не приносит результата.

К внешним факторам относятся:

  • рост цен на важные для экономики импортные товары и сырье (металлы, нефтепродукты, древесину и др.), вызывающий повышение уровня цен внутри страны (импортируемая инфляция);
  • низкий уровень конкуренции, когда значительное число цен устанавливается монополистами. Потребители не могут отказаться от покупки товаров и услуг монополистов (будь то природный газ, сахар или автомобили), потому что не могут найти им замену. Это позволяет держать монопольные цены на границе платежеспособности и повышать их, не опасаясь оттока потребителей;
  • государственное регулирование значительной части цен и тарифов или важных для экономики цен;
  • неблагоприятные погодные условия в сельском хозяйстве или другие внешние неблагоприятные события. Если цены на сельхозпродукцию растут из-за неурожая, их невозможно сдержать мерами ДКП;
  • стремление органов власти осуществить определенные программы и профинансировать расходы вне зависимости от наличия источников средств. Если жесткая ДКП не сопровождается сокращением и оптимизацией государственных расходов, то инфляционное таргетирование бесполезно. А ЦБ не уполномочен осуществлять бюджетную политику.

Необходимо бороться с этими причинами и только потом переходить к инфляционному таргетированию. Иначе либо целевые параметры не будут выполнены, либо экономике будет больше вреда, чем пользы.

Из-за замедления роста совокупных расходов может замедлиться и экономический рост, из-за их сокращения могут снизиться объемы производства и занятости. При этом в глазах общественности «виноватым» окажется инфляционное таргетирование, потому что эти трудности возникли после его введения.

Чтобы эффективно использовать режим инфляционного таргетирования, необходимо доверие бизнеса и общества к политике ЦБ, к его способности осуществлять заявленную политику и добиваться поставленных целей Это подразумевает прозрачность и открытость деятельности ЦБ.

Инфляционное таргетирование имеет смысл только тогда, когда проблема инфляции действительно требует приоритетного решения.

Использование низкого уровня инфляции в качестве формальной цели ДКП и фактическая ее ориентация на решение других задач подрывает доверие к политике ЦБ и делает ее неэффективной.

Поэтому ЦБ должен быть достаточно самостоятельным, чтобы не допускать использования инструментов ДКП для решения других задач экономической политики (например, обеспечения определенной динамики курса национальной валюты) в ущерб достижению установленных показателей инфляции.

При использовании жесткого (полноценного) режима инфляционного таргетирования не следует также устанавливать целевых ориентиров по другим показателям денежной сферы, например, темпам роста денежной массы, потому что эти цели могут противоречить друг другу.

Лица, принимающие решения, должны осознать, что борьба с ростом цен административными мерами приводит к обратному результату, потому что у хозяйствующих субъектов появляются издержки, вызванные вмешательством государства в рыночные процессы.

Инфляция может быть снижена путем осуществления жесткой денежно-кредитной политики. Важно правильно выбрать меру этого ужесточения, чтобы краткосрочное отрицательное воздействие снижения предложения денег на реальный и финансовый сектор не было чрезмерным. Но период высокой инфляции — точно не время для осуществления всякого рода стимулирующей политики, приводящей к росту количества денег в обращении.

Инфляционное таргетирование основано на прогнозах, поэтому предъявляет высокие требования к статистическим и исследовательским подразделениям ЦБ.

При прогнозировании инфляции определяющую роль играет знание работы передаточного механизма ДКП. Однако это знание всегда несовершенно из-за множества факторов, опосредующих воздействие предложения денег на реальный сектор, и временных лагов (промежутка между мерами ДКП и реакцией на нее экономики).

Проблема усугубляется качеством статистических данных и длиной доступных хронологических рядов данных. Отсутствие или несопоставимость данных серьезно затрудняет качественное прогнозирование и снижает эффективность использования инфляционного таргетирования.

Чего можно ждать от инфляционного таргетирования в Узбекистане?

В информации об итогах 2017 года и задачах на 2018 год на сайте ЦБ РУз говорится, что «с учетом потребностей экономики в кредитах, в 2018 году предусматривается удержание темпов роста денежной массы в пределах 12−14%». В то же время ЦБ прогнозирует рост ВВП Узбекистана на 5,5−6%.

При этом темпы инфляции прогнозируются на уровне 11,5−13,5% в следующем году, что выглядит заниженным из-за недооценки скорости обращения денег.

Переход к инфляционному таргетированию объявляется задачей, которая будет решаться в среднесрочной перспективе. В таком случае переход к этому режиму можно начать с установления экспериментального (или упрощенного) таргетирования инфляции (inflation targeting lite).

Хотя есть понимание того, что инфляция по меркам стран с развитой рыночной экономикой «будет высокой», но пока нет четких целевых ориентиров инфляции. К тому же существуют не менее приоритетные задачи, которые должны решаться средствами денежно-кредитной политики — поддержание экономического роста, стабильность валютного курса, поддержание ликвидности банковской системы.

Не следует сбрасывать со счета и тот факт, что уровень доверия населения и хозяйствующих субъектов и населения к банковской системе и ДКП пока недостаточно высок. В таких условиях преждевременно устанавливать жесткие ориентиры по инфляции и снимать с ДКП ответственность за другие показатели. Важнее не превысить складывающегося «имплицитно» прогноза по инфляции.

Если ЦБ спрогнозировал, что ИПЦ в 2018 году не превысит 13,5%, то добиться этого важнее, чем установить какие-то более жесткие ориентиры и потом не выполнить их.

Выполнение заявленного прогноза повысит доверие к политике ЦБ и сделает возможным переход к полноценному инфляционному таргетированию с одновременным отказом от решения других задач средствами ДКП.

Если бизнес и население поверят в способность ЦБ сдерживать инфляцию, а бюджетная политика будет умеренной и также направленной на сдерживание роста цен, макроэкономическая ситуация в стране улучшится, возникнут предпосылки для планирования и расширения долгосрочных инвестиций, роста ВВП и занятости на рыночной основе.

Снижение темпов роста цен приведет к росту благосостояния населения не только потому, что не будут стремительно расти расходы, но и потому, что увеличится возможность получения доходов.

Инфляционное таргетирование — самый популярный монетарный режим, на который за последние три десятка лет перешли центробанки большинства развитых и развивающихся стран. Так утверждают экономисты. Объясняем простыми словами, что такое инфляционное таргетирование, как и зачем ЦБ таргетирует инфляцию и с какими выгодами и издержками это связано для российской экономики.

ЧИТАЙТЕ В СТАТЬЕ:

✔ Что такое инфляционное таргетирование?

✔ Как происходит таргетирование инфляции?

✔ Развивающиеся рынки: надо быть гибче?

✔ Таргетирование инфляции: российская модель

✔ Инфляционное таргетирование: за и против

✔ Таргетирование работает? — мнение экономиста

© При использовании материалов сайта и цитировании — ссылка с URL-адресом обязательна

Что такое инфляционное таргетирование?

Рост цен всегда был большой проблемой для экономических властей во всех странах. Из-за высокой инфляции растут цены на товары, обесцениваются сбережения, происходит бегство капитала за рубеж, снижается инвестиционная привлекательность экономики. Это, в свою очередь, замедляет экономический рост, усиливает макроэкономическую неопределенность и заставляет население сильно нервничать. Ответом на эту проблему и стало распространение режима инфляционного таргетирования.

Инфляционное таргетирование — режим денежно-кредитной политики, при котором главной задачей центрального банка становится поддержание стабильно низких цен в экономике. На практике это означает, что когда экономике угрожает высокая инфляция, центробанки, как правило, начинают повышать процентную ставку. И наоборот, снижение инфляции — сигнал к смягчению денежно-кредитной политики, то есть снижению ставок.

Первой режим инфляционного таргетирования в начале 1990 г. ввела Новая Зеландия. Затем примеру новозеландского Резервного банка. последовали регуляторы Чили, Канады, Великобритании, Швеции и Финляндии.

Автором идеи инфляционного таргетирования считают шведского экономиста Кнута Викселля. Именно он в конце 1890-х годов впервые озвучил мысль о том, что главной целью политики центральных банков должны быть стабильные цены. Для XIX столетия концепция казалась довольно революционной: тогда считалось, что приоритетом регуляторов должен быть стабильный валютный курс с привязкой к цене золота. Викселль считал, что ЦБ должен контролировать в первую очередь инфляцию посредством процентных ставок: повышать ставку, если цены растут, и снижать ставку, если цены падают.

Развивающиеся страны начали активно применять таргетирование инфляции в конце 1990-х — начале 2000-х гг. В числе пионеров были Южная Корея, Бразилия, Колумбия, Таиланд, а также Польша и Чехия. Во второй половине 2000-х идею инфляционного таргетирования подхватили монетарные власти Индонезии, Румынии, Турции, Сербии, Ганы и Парагвая.


* В скобках указана официальная дата перехода на режим инфляционного таргетирования
** Страны, вошедшие в зону евро
Источники: Доклад Института Гайдара, данные по инфляции — tradingeconomics.com

Сейчас инфляционное таргетирование используют в общей сложности 36 стран, посчитали эксперты Института Гайдара, выпустившие в начале 2019 года доклад об особенностях перехода на таргетирование инфляции.

Развивающиеся рынки: надо быть гибче?

В развивающихся странах, по данным МВФ, режим инфляционного таргетирования стал вторым по популярности. Сейчас инфляцию таргетируют 25 развивающихся экономик. При этом классический вариант инфляционного таргетирования предполагает, что власти отказываются от таргетирования любых экономических показателей, кроме инфляции. В частности, валютного курса, уровня зарплат, уровня занятости и т. п. Проблема в том, что развивающиеся страны, чьи экономики сильно зависимы от доллара, а значит внешних шоков, сталкиваются с высокими курсовыми рисками, которые часто приводили к резкой и неуправляемой девальвации национальных валют. Поэтому, таргетируя инфляцию, развивающимся странам приходится быть гибче и допускать участие монетарных властей в процессе курсообразования, например, в виде валютных интервенций (как это делает ЦБ РФ в рамках бюджетного правила), сделок РЕПО в иностранной валюте, заключения операций «валютный своп». При этом официальные, декларируемые цели по динамике/уровню обменного курса отсутствуют.

Таргетирование инфляции: российская модель

Центробанк России официально перешел к режиму таргетированию инфляции в конце 2014 года. Таргет по инфляции был установлен на уровне 4%. Регулятор объявил, что намерен выйти на этот показатель к концу 2017 года, при том что в новейшей истории России годовой показатель инфляции ни разу не опускался ниже 6%. ЦБ и раньше публиковал прогнозные значения инфляции, но выйти на эти показатели практически никогда не удавалось, так как в приоритете у монетарных властей был контроль курса бивалютной корзины, а не показатели роста цен.


*Основные направления единой государственной денежно-кредитной политики
Источник: Банк России

Переход к политике повышения ставок ЦБ начал еще в середине 2014 года. В результате чего ключевая ставка выросла с 5.5% в марте 2014 года до 9.5% в ноябре 2014-го. Но завершать смену монетарного режима ЦБ пришлось в совсем жестких условиях: в результате кризиса, который случился в конце 2014 года, цены на нефть упали со $110 до $55 за баррель, а рубль подешевел вдвое. Регулятор принял радикальное решение повысить ключевую ставку до 17%, чтобы приостановить дальнейшую девальвацию рубля и неконтролируемый рост инфляции. По итогам 2014 года уровень инфляции в стране составил 11.4%.


Источник: Банк России

Несмотря на шоковую ситуацию в экономике, от таргета по инфляции ЦБ не отказался. Правда, за это решение пришлось заплатить: по итогам 2015 года спад ВВП составил 2.5%, а инфляция почти достигла уровня 13%. В следующие два года переломить инфляционный тренд регулятору все же удалось, благодаря высоким ставкам и ценой рецессии в экономике. В 2016 году инфляция составила уже 5.4%, а по итогам 2017 года — 2.5%. Это позволило ЦБ в 2017 году снова перейти к циклу снижения ставок, который продолжался вплоть до сентября прошлого года, когда регулятор впервые с декабря 2014 года снова поднял ключевую ставку из-за роста инфляционных рисков и опасений, связанных с волатильностью рубля.

Инфляционное таргетирование: за и против

Споры вокруг того, несет ли таргетирование инфляции больше пользы для экономики или скорее вред, ведутся столько же лет, сколько и существует этот монетарный режим.

Поклонники инфляционного таргетирования считают, что главный бонус, который получает любая экономика от таргетирования инфляции — это стабильность цен. Благодаря низкой инфляции у бизнеса, инвесторов и населения появляется больше уверенности в макроэкономической стабильности, горизонт планирования увеличивается, объемы кредитования растут, в экономике появляется больше длинных денег, у бизнеса и населения возникает больше стимулов к инвестициям, экономика начинает расти. Правда все это происходит не мгновенно, а в долгосрочной перспективе, по мере роста доверия к национальной валюте, денежным властям и той политике, которую они проводят.


Источник: Банк России

Скептики утверждают, что хотя дезинфляционные процессы и обещают выигрыш когда-то в будущем, он вряд ли перекроет те потери, которые несет экономика и реальный сектор в настоящем из-за роста процентных ставок и низкой доступности кредита. Это особенно актуально в ситуации с Россией: в случае усиления санкций, роста геополитической напряженности, нового кризиса на развивающихся рынках, высокой волатильности нефтяных цен и рубля Банк России может отложить переход к нейтральной монетарной политике и даже снова перейти к ужесточению ДКП. А значит режим ожидания положительных эффектов от таргетирования инфляции, в котором находится российская экономика и который (как утверждают экономисты) в среднем составляет 3-5 лет, может серьезно затянуться.

Кроме того, хотя инфляционное таргетирование сегодня все еще считается наиболее продвинутым монетарным режимом в мире, отдельные экономисты начинают высказывать робкие сомнения по поводу того, что именно за ним будущее. Так, в июне 2019 г. ФРС проведет конференцию, посвященную пересмотру параметров ДКП. Итогом этих обсуждений может стать повышение цели по инфляции, а возможно (хотя и маловероятно) и вовсе отказ от инфляционного таргетирования в пользу таргетирования денежной массы, ВВП или других показателей, подчеркнул, выступая в январе на Гайдаровском форуме старший аналитик Центра экономического прогнозирования Газпромбанка Кирилл Кононов: «Очевидно, что какие-то изменения в американской денежно-кредитной политике будут и скорее всего это приведет к тому, что инфляционный уровень как в Штатах, так и в мире в целом может несколько повыситься. Было бы здорово, если бы мы успели запрыгнуть на этот поезд. Не хотелось бы, чтобы Россия оказалась в ситуации, когда она наконец-то научилась таргетировать инфляцию в тот момент, когда все остальные перестали это делать».

МНЕНИЕ

Александр Исаков, главный экономист по России, ВТБ Капитал

— Как вы считаете, чем можно объяснить рост популярности такого монетарного режима, как таргетирование инфляции, к которому перешли практически все развитые и многие развивающиеся страны?

— Чтобы понять логику изменений денежно-кредитной политики, невероятно полезно прочитать одни за другими «Основные направления…» Банка России — это документ, в котором Центральный банк с 2000 года заявляет, каких целей и как он собирается достигать в ближайшие годы.

При внимательном чтении этих документов, на мой взгляд, достаточно наглядно видно, что логика развития денежно-кредитной политики состоит в постепенном осознании серьезных ограничений, связанных с тем, чего в принципе возможно достигнуть инструментами, имеющимися в распоряжении ЦБ.

Ранние «Основные направления…» чрезвычайно амбициозны: в них устанавливаются целевые траектории для денежной массы и отдельных ее компонент, задаются границы для валютного курса и ставок денежного рынка, определяются целевые уровни безработицы и инфляции. В тихое и спокойное время такая сложная конструкция с не вполне ясными приоритетами и путаницей целей и инструментов (стабильный валютный курс — это и есть цель политики? Или это инструмент для достижения низкой инфляции?) может какое-то время работать. Но любой сколько-нибудь значимый внешний шок становится ультиматумом: так что же важнее — стабилизировать уровень занятости или курс? Курс или ставки? Ставки или инфляцию?

В итоге по мере осознанного отказа от контроля за многочисленными индикаторами в основном в силу осознания невозможности их контролировать в принципе или необходимости для этого отказаться от целей, которые кажутся более важными, большинство центральных банков пришло к сравнительно простой схеме: главная цель — стабильность роста цен, главный инструмент — короткий ставки в национальной валюте.

— В чем, по-вашему, заключаются основные преимущества и недостатки инфляционного таргетирования в современных условиях?

— Преимущество состоит в том, что этот подход имеет одновременно ясную цель и достаточно мало жестких ограничивающих правил. Если мы посмотрим на пятилетнюю историю таргетирования в России, то оно началось с радикального отказа от операций Центробанка на рынке, перехода к «ритмичным покупкам» для пополнения резервов, а теперь таргетирование инфляции оказалось вполне совместимо с бюджетным правилом. Из-за гибкости подхода назвать недостатки непросто — текущий опыт не знает ни одного случая отказа центрального банка от инфляционного таргетирования.

— В чем особенности именно «российской модели» таргетирования инфляции? Насколько успешно, на ваш взгляд, регулятор осуществил переход на этот режим и управляет им последние годы?

— Думаю, что одной из особенностей инфляционного таргетирования в российских условиях является уровень волатильности инфляции. Эта волатильность объективно предопределена структурой потребительской корзины с высоким весом продовольствия, масштабом внешних шоков рынков сырья или потоков капитала на развивающиеся рынки.

Простой иллюстрацией этого является то, что нередко прогнозы роста цен на 1-2 месяца вперед даются с погрешностью ±0.3 п.п., это довольно много.

— Если сравнить российский опыт с опытом других стран, применяющих инфляционное таргетирование, чей пример (успех) кажется вам наиболее показательным?

— Это простой вопрос — пример Чешского Национального Банка. Этот центральный банк демонстрирует беспрецедентный уровень открытости, уделяет огромное количество времени популяризации своей деятельности и ведет фундаментальную научную работу, помогающую многим из нас, экономистов, лучше понять взаимосвязи и механику экономических процессов.

— Нужна ли российской модели таргетирования инфляции определенная корректировка, с вашей точки зрения? Если да, то в чем именно?

— Думаю, что сейчас основная корректировка требуется не в части принципов политики, а в части ее коммуникации. Объективные данные говорят о том, что уровень предсказуемости денежно-кредитной политики пока ниже, чем в странах, на которые нам бы хотелось равняться. Часть этой непредсказуемости объективная — мы уже говорили о структуре потребления, экономики. Но часть — вполне искусственная, которую можно снизить. На мой взгляд, этого возможно было бы достичь следующим образом: 1) повысить стандартны открытости в части аналитических инструментов Банка России — публиковать исходные расчеты, код расчетных моделей так, чтобы заинтересованные внешние наблюдатели могли бы с ними познакомиться, возможно, предложить свои наработки по их улучшению; 2) публиковать прогнозную траекторию или траектории ключевой ставки Банка России — так делает Банк Чехии и ряд других центральных банков, их опыт крайне положительно оценивается; 3) публиковать более подробно собственные прогнозы — сегодня, скажем, оценки инфляции доступны только на конец года, это создает неопределенность относительно того, что оказывается выше или ниже ожиданий ЦБ РФ в отдельные месяцы, а это в свою очередь создает неопределенность относительно решений ЦБ.

— Среди отдельных экономистов есть мнение, что инфляционное таргетирование в принципе не работает. Вы с ним согласны?

— Нет, принципиально не согласен. Можно по-разному оценивать природу замедления инфляции, которое мы наблюдаем последние годы — важно учитывать и серьезный вклад последовательной политики Минфина, и вклад изменений в принципы индексации регулируемых цен, и процессы, которые идут в сельском хозяйстве. Тем не менее, сложно оценивать данные за последние пять лет иначе, как подтверждение того, что таргетирование работает.

Самое важное!

✔ Инфляционное таргетирование — монетарный режим, при котором главной задачей монетарных властей становится поддержание стабильно низкого уровня цен в рамках официально озвученного таргета по инфляции. ЦБ контролирует инфляцию посредством процентных ставок: повышает ставку, если цены растут, и снижает ставку, если цены падают.

✔ Классический вариант инфляционного таргетирования предполагает, что власти отказываются от таргетирования любых экономических показателей, кроме инфляции. В частности, валютного курса, уровня зарплат, уровня занятости и т.п.

✔ Сейчас инфляционное таргетирование используют в общей сложности 36 стран, в том числе и Россия, которая перешла к таргетированию инфляции в 2014 году в период кризиса. Российский регулятор поставил цель достичь таргета по инфляции в 4% к концу 2017 года. Благодаря высоким ставкам ЦБ это удалось, но экономика в тот период находилась в рецессии.

✔ Поклонники инфляционного таргетирования считают, что стабильность цен, которой удается достичь с помощью этого монетарного режима, в долгосрочной перспективе обеспечивает макроэкономическую стабильность, способствует росту кредитования, инвестиций и экономики в целом.

✔ Критики инфляционного таргетирования ставят под сомнение саму способность центральных банков управлять инфляцией с помощью ставок. Кроме того, они полагают, что из-за роста процентных ставок и низкой доступности кредита экономика и реальный сектор несут большие потери в настоящем.

Таргетирование валютного курса

Таргетирование валютного курса означает привязку курса национальной валюты к валюте страны или группы стран с низким уровнем инфляции. Сущность данного режима состоит в ограничении величины и волатильности импорта инфляции. Средствами обеспечения стабильности номинального обменного курса являются изменения процентных ставок и прямые валютные интервенции.

Условиями успешного применения таргетирования на основе обменного курса являются проведение макроэкономической политики, обеспечивающих низкую разницу темпов инфляции относительно страны – якоря, достаточный уровень международных резервов, а в среднесрочном плане – поддержание конкурентоспособности и общей кредитоспособности страны.

Международный опыт применения режима таргетирования обменного курса позволил выявить ряд его преимуществ и недостатков.

К преимуществам данного режима можно отнести:

— привязка внутреннего уровня инфляции к темпам роста цен на торгуемые товары и таким образом сдерживание импорта инфляции;

— снижение инфляционных ожиданий в случае устойчивости валюты страны привязки и доверия к ее монетарной политике;

— понимание данного режима субъектами хозяйствования и населением;

— относительная простота осуществления монетарной политики.

Недостатки режима привязки к обменному курсу состоят в следующем:

— снижение эффективности инструментов монетарной политики из-за невозможности использования обменного курса для стабилизации внутриэкономической ситуации в случае возникновения и реализации рисков в экономическом развитии;

— возможность распространения на экономику страны шоков, происходящих в стране валюты-якоря;

— риск спекулятивной атаки на национальную валюту, который возрастает при продолжительном поддержании переоцененного фиксированного обменного курса. Растущая при этом вероятность нестабильности ведет к повышению процентных ставок.

Таргетирование на основе обменного курса реализуется в нескольких вариантах.

1. Основной вариант – фиксация курса национальной валюты к валюте одной или нескольких стран. Как правило, это крупная страна с низкой инфляцией и значительной долей во взаимной торговле.

2. Разновидностью режима курсового таргетирования являются установление диапазона номинального обменного курса, в пределах которого он свободно плавает. В этом случае потоки спекулятивного капитала уменьшаются вследствие роста неопределенности обменного курса и увеличения автономности монетарной политики.

3. Модификация «скользящей фиксации» предполагает контролируемую плавную девальвацию обменного курса, но обычно меньшую, чем разница темпов инфляции за соответствующий период. Данная модификация препятствует избыточному укреплению реального обменного курса, что могло бы привести к снижению ценовой конкурентоспособности продукции страны.

4. Крайним вариантом таргетирования на основе обменного курса является валютный комитет, при котором национальная валюта эмитируется только в соответствии с ростом международных резервов при фиксированном курсе.

Курсовое таргетирование в наибольшей степени подходит для малых открытых экономик, в которых обменный курс является существенным фактором формирования уровня цен. Обменный курс является относительно удобным якорем для регулирования потоков капитала, уменьшая риск спекуляции на валютном курсе.

«Таргетирование инфляции» и роль Центробанка

На чужом языке

Во-первых, «таргетирование инфляции» – это яркий пример засорения русского языка разного рода новыми словечками иностранного происхождения. Документы, которые выходят из недр Центрального банка Российской Федерации, Минфина, Минэкономразвития, аппарата правительства, напоминают «смесь французского с нижегородским» (это явление прекрасно описано А.С. Грибоедовым в «Горе от ума»). Внимательно слежу за языком наших компрадорских чиновников и вынужден констатировать: русский уже забывают, а английским ещё не овладели. Создаётся впечатление, что те документы, которые рождаются в правительстве, – переводы с разного рода «рекомендаций» Международного валютного фонда или «заключений» англоязычных аудиторов, консультантов и советников.

То, что происходит в нашей логосфере (словесная среда обитания человека), прекрасно описал Джордж Оруэлл в романе «1984» с помощью понятия «новояз». Можно лишь добавить, что кроме неологизмов типа «таргетирование инфляции» в лексиконе чиновников появляются эвфемизмы – слова и выражения, смягчающие и искажающие смыслы. Например, «отрицательные темпы экономического роста». Но это уже тема другого разговора.

«Таргетирование инфляции» как попрание Конституции

Во-вторых, любопытен правовой аспект вопроса. В российском законодательстве терминов «таргетирование инфляции» или «инфляционное таргетирование» нет. Его, как мы узнаём из информации, размещённой на сайте Банка России, ввёл Центробанк в 2014 году, когда разразился валютный кризис (обвал курса рубля). По согласованию с правительством РФ Банк России установил среднесрочную цель по инфляции на уровне 4% в год, что было зафиксировано в документе под названием «Основные направления единой государственной денежно-кредитной политики».

Между тем в Конституции Российской Федерации в статье 75 (пункт 2) говорится о том, что основной функцией Центрального банка Российской Федерации является «защита и обеспечение устойчивости рубля». Эта же формулировка воспроизводится в Федеральном законе «О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)» от 10.07.2002 N 86-ФЗ.

В статье 3 указанного закона перечисляются цели деятельности Банка России (всего пять), и на первом месте стоит «защита и обеспечение устойчивости рубля». Если расшифровывать для простого обывателя эту формулировку, то за ней скрываются два аспекта: 1) поддержание устойчивости рубля по отношению к миру товаров и услуг, обращающихся на российском рынке; 2) обеспечение устойчивости рубля по отношению к денежным единицам других стран.

Первый аспект цели предполагает поддержание устойчивости покупательной способности рубля на российском рынке. Снижение покупательной способности означает рост цен на товары и услуги, и этот рост принято называть инфляцией. Повышение покупательной способности влечет снижение цен и приводит к дефляции.

Второй аспект цели означает, что курс рубля по отношению к денежным единицам других стран на валютном рынке должен быть неизменным; по крайней мере, колебания валютного курса рубля должны быть минимальными и не выходить за пределы установленных границ.

Э. Набиуллина. Фото: www.globallookpress.com

Когда в Банк России на пост председателя пришла Эльвира Набиуллина, Центробанк фактически отказался от обязанностей, возложенных на него Конституцией РФ и федеральным законом о Центральном банке. Нет, лобового отказа не было, но установленная законом главная цель подверглась чудовищной «редакции», точнее редукции. Банк России объявил, что отныне будет заниматься «таргетированием инфляции». От поддержания валютного курса (второй аспект главной цели) он громогласно отказался. Также фактически он отказался от исполнения главной цели в первом её аспекте. Ведь таргетирование инфляции (то есть поддержание инфляции в определенных границах) и обеспечение устойчивости рубля на российском рынке товаров и услуг – две большие разницы, как говорили в старой доброй Одессе.

Казалось бы, компетентные институты «правового государства» (а именно так определена Российская Федерация в статье 1 Конституции) должны были бы прореагировать и поставить на место зарвавшийся Центробанк. Однако никакой реакции со стороны Государственной думы, Генеральной прокуратуры, Следственного комитета, Конституционного суда и других институтов, призванных охранять закон в нашем государстве, не последовало.

Дымовая завеса для уничтожения экономики

В-третьих, из предыдущего вытекает предположение, что таргетирование инфляции – это совсем не то, что думают некоторые наши доверчивые граждане. Это дымовая пропагандистская завеса, помогающая наших недругам планомерно и систематически уничтожать российскую экономику. Здесь экономика и пропагандистская ложь в духе Геббельса тесно переплетаются.

Уже пятый год мы наблюдаем дешёвый спектакль под названием «таргетирование инфляции». Зрители смотрят на ярко освещенную сцену, где мелькают фигуры Набиуллиной, Силуанова, Орешкина, Кудрина, Грефа и т. д. Со сцены звучат пафосные монологи и реплики типа: «Удвоим ВВП!», «Сделаем рубль мировой валютой!», «Превратим Москву в международный финансовый центр!», «Станем пятой экономикой мира!», «Даешь рывок!», «Станем магнитом мировой экономики!». А в это время за пределами зала, где сидят заворожённые зрители, происходит разграбление имущества этих самых зрителей. Они об этом узнают, когда покинут театр.

Итак, я более чем уверен, что с инфляцией наши власти бороться не собираются. Даже если бы её не было, её надо было бы создать. Почему? Потому что инфляция является для Центрального банка аргументом поддержания высокой ключевой ставки. Она у нас в настоящее время равна 7,75% (такое значение сохраняется ещё с прошлого года).

Банк России объясняет, что бо́льшая часть номинальной ставки – инфляция. Фото: www.globallookpress.com

Банк России объясняет, что бо́льшая часть номинальной ставки – инфляция. Так, по итогам 2018 года Росстат сообщил, что инфляция составила 4,30%. Получается, что реальная ставка – 3,45%. Много это или мало? Если сравнивать с другими странами, особенно теми, которые принято называть экономически развитыми, то много. Ключевая ставка Федеральной резервной системы США находится в диапазоне 2,25-2,50%. В конце прошлого года, когда ФРС подняла ключевую ставку на четверть процентных пункта, президент США Дональд Трамп рвал и метал, заявляя, что Федеральный резерв убивает американскую экономику, что он является для Америки большей угрозой, чем Китай.

А вот ключевые ставки некоторых других Центробанков: Банк Англии – 0,75 (до недавнего времени было 0,5); Банк Канады – 1,75; Резервный банк Австралии – 1,50. А как обстоят дела в еврозоне? Там ключевая ставка Европейского центрального банка уже давно держится на нулевой планке. И это не предел, у некоторых Центробанков ключевая ставка имеет отрицательные значения: Банк Японии – минус 0,10; Банк Швеции – минус 0,25; Национальный банк Швейцарии – минус 0,75.

Высокая ключевая ставка – признак зависимой, полуколониальной экономики. Но даже среди стран, входящих в группу БРИКС, Россия оказывается рекордсменом по уровню ключевой ставки. В Китае она составляет 4,35; в Индии – 6,25; в Бразилии – 6,50.

Следует иметь в виду, что ключевая ставка Банка России – ориентир, который российские коммерческие банки используют для определения процентных ставок по своим кредитам. В среднем при этом происходит удвоение процентной ставки. А это убийственно для предприятий большинства отраслей российской экономики.

Грубым ориентиром для определения того, помогают кредиты предприятиям или, наоборот, убивают их, является показатель рентабельности. Используются два вида показателей рентабельности – продаж и активов.

Фото: www.globallookpress.com

Средний показатель рентабельности продаж по всем отраслям российской экономики в 2018 году составил 8,1%, показатель рентабельности активов – 6,4%. Есть, конечно, некоторые отрасли, в которых показатели рентабельности существенно выше средних. Среди них особенно выделяется добыча топливно-энергетических полезных ископаемых (показатели были равны 23,8 и 8,1% соответственно). Предприятия этих отраслей ещё могут держаться на плаву при нынешних процентных ставках. Но не более. А, например, у производства машин и оборудования (отрасли, которая, если верить нашим властям, и должна обеспечить «рывок») – 4 и 5,2. Для предприятий машиностроения нынешние дорогие кредиты становятся самой настоящей удавкой.

В спектакле под названием «таргетирование инфляции» Банк России делает вид, что он изо всех сил борется с инфляцией. И под видом этой борьбы сжимает денежную массу, являющуюся «кислородом» экономики.

В последние годы уровень монетизации российской экономики (отношение денежной массы, измеряемой с помощью показателя М2, к ВВП) находился около планки в 40%. Для сравнения: в США он примерно равен 90%, в Великобритании и Канаде – 140%. А вот в Китае – в районе 200%, в Японии – 250%. И что-то в перечисленных странах никакой гиперинфляции и даже простой (однозначной) инфляции часто не наблюдается, а кое-где даже имеет место дефляция. Итак, борьба Банка России с инфляцией мне напоминает горькую шутку, что лучшим средством от головной боли является гильотина. Банк России нашу экономику методично убивает.

Главный источник инфляции – Банк России

Более того, я заявляю, что главным виновником инфляции в России является именно Центробанк.

Во-первых, деньги в экономике становятся запредельно дорогими. В структуре издержек производства многих российских компаний, подсевших на иглу ростовщических кредитов, главной составляющей становятся не расходы на зарплату или сырьё, а расходы на обслуживание кредитов. Процентные расходы предприятий питают рост издержек и цен (оптовых и розничных) на товары и услуги.

Фото: www.globallookpress.com

Во-вторых, самым эффективным способом борьбы с инфляцией является увеличение товарной массы. Это аксиома, которая была ключевой в старых учебниках по экономике. Ведь инфляция – нарушение пропорции между товарной и денежной массами. Банк России мог бы быстро покончить с инфляцией, если бы занялся кредитованием собственной экономики и тем самым способствовал бы увеличению предложения товаров и услуг. Если бы он выдавал кредиты под те же проценты, которые он получает от размещения валюты на депозитах иностранных банков или от покупки казначейских бумаг других государств. Там, если посмотреть показатели за многие годы, средняя доходность не превышает 1% в год. Неужели в России нельзя найти проекты, которые бы обеспечивали Банку России доходы в размере 2-3% в год (именно такой могла бы быть оптимальная ключевая ставка)? До тех пор пока Банк России будет душить российскую экономику с помощью высокой ключевой ставки и сжатия денежной массы при одновременном размещении своих ресурсов в зарубежных активах, инфляция будет сохраняться.

В-третьих, Банк России отказался от поддержания валютного курса рубля, что делает импортные товары всё более дорогими. Несмотря на многочисленные призывы к импортозамещению, значительная часть потребительских товаров и услуг имеет импортное происхождение. Это очень важный фактор, подпитывающий инфляционные процессы в России.

Многие не понаслышке знают о том, что такое инфляция. Безработица, высокие цены, падение заработной платы и одновременный рост стоимости услуг и самых необходимых продуктов – это лишь малая часть негативных последствий кризисного времени. В своем наихудшем проявлении инфляция способна спровоцировать крах всей экономической системы и глобальную нищету населения. Конечно, государство делает все возможное для стабилизации кризисного положения и недопущения роста инфляции.

В этих целях используется таргетирование инфляции, это методы, которыми оперирует Центробанк. А главным направлением таргетирования является стимулирование роста стоимости, что самым положительным образом отзывается на состоянии экономических процессов, и потребления, ведь население заинтересовано тратить денежные средства либо инвестировать их в целях улучшения будущего финансового благосостояния.

Таргетирование — ряд эффективных мер, направленных на борьбу с инфляцией

Причины развития инфляционных процессов

Инфляция – процесс довольно длительный, отличающийся устойчивостью и планомерным развитием. Многие обыватели порой путают кризис с обычными сезонными подорожаниями. Настоящий кризисный процесс базируется на росте ценовой стоимости всех товаров/продуктов и услуг (такой процесс называется «дефлятор ВВП»). Но в некоторых областях промышленности на фоне кризиса может отмечаться и некоторое снижение цен (на определенные позиции).

Показатели товарной стоимости, свидетельствующие о развитии инфляционных процессов, обладают собственными особенностями и зависят от типа и причин появления кризиса.

Суть инфляции

Современные экономисты-аналитики определяют несколько основных причин развития инфляционных процессов. И подразделяют их на три основные подкатегории:

Основные:

  • дополнительный выпуск денежных средств (эмиссия), основанная на растущих потребностях страны (госрасходы);
  • стойкий дефицит казны государства;
  • чрезмерно активное кредитование населения и юрлиц, что приводит к быстрому росту денежного оборота по стране;
  • появление рыночных монополистов на определенные группы продукции/товаров;
  • монополия со стороны профсоюзов, ратующих за повышение зарплаты;
  • милитаризация экономических процессов;
  • появление дефицитов в отношении группы товаров, приведшее к дисбалансу спрос-предложение;
  • понижение объемов нацпроизводителей, что приводит к развитию инфляционных процессов.

Внешние:

  • всеобщие кризисы (мировые), например, производственные или валютные;
  • стабильно растущее ценообразование на импорт;
  • обесценивание национальной валюты.

Внешние причины инфляции характерны для стран, обладающих открытой экономикой. А, например, в России кризис провоцируется снижением расценок на цветметаллы и топливо (эти позиции являются для нашей страны основным экспортируемым товаром).

Внутренние:

  • недостаточный уровень активов в государственном бюджете;
  • рост объемов, выделяемых на военные нужды;
  • увеличение расходов на социальные нужды и цели;
  • дисбаланс в экономической сфере конкретной страны.

Как развиваются инфляционные процессы

Рассматривая исторические предпосылки развития инфляции в России, можно сделать вывод о том, что основной причиной кризиса в нашей стране становится стабильное отставании в развитии многочисленных отраслей потребительского сектора экономики. Особенно в сравнении с развитием тяжелой промышленности. К причинам аналитики относят и недостаточное регулирование в работе хозяйственной сферы.

Таргетирование, как основные меры защиты от инфляции

Рассуждая о том, что такое таргетирование инфляции, необходимо обратить внимание на деятельность Центрального банка рассматриваемой страны. Ведь именно это финансовое учреждение использует в целях стабилизации кризисного периода такое направление. В роли главного финансового института выступает:

  • в России: Центробанк РФ;
  • в США: Федеральный Резерв (или FED);
  • в странах Евросоюза: Европейский Центробанк.

Если говорить простыми словами, то такую методику, как таргетирование, можно обрисовать следующими моментами:

  1. Центробанк четко обозначает цель, касающуюся уровня инфляционных процессов. Они должны находиться в умеренно-положительных рамках, что позволит стимулировать и улучшать показатели экономического роста.
  2. Проводит разноплановую политику, итогом которой становится изменение и корректировка базовой ключевой ставки. Это действие помогает сдерживать темпы роста кризиса и подводит инфляцию к ранее установленным рамкам.

Шаги действия Центробанка по политике таргетирования

Главные задачи

Политика таргетирования инфляции сводится к достижению показателей кризиса в пределах 2,00%. Российский ЦБ устанавливает планку до 4,00%. При внедрении в жизнь методов, направленных на достижение этого уровня, следует учитывать, что ценовая рыночная политика на продукты и потребительскую корзину достаточно изменчивая (волатильная) и зависит от многих факторов (урожай, изменение в налоговом законодательстве и ситуации внешних рынков).

Поэтому одновременно Центробанк отслеживать и контролирует все подобные процессы. К одной из мер, направленных на подобную корректировку, является процентная ставка, ключевая для позиции кредитно-финансовых учреждений страны. Изменение данного показателя не приводит к моментальному изменению дел, эта политика имеет длительное, постепенное, но надежное воздействие.

Установление ключевой процентной ставки от ЦБ России в нашей стране является главным и основным способом таргетирования инфляционных процессов.

Суть проводимых мер

Режим таргетирования инфляции действует на основании прогноза ЦБ РФ относительно предполагаемого изменения ценовой политики и последующего сравнения показателей с поставленными целями по корректировке инфляции. Полученная разница и показывает масштаб проводимых действий в кредитно-финансовых программах. Результатом становится запланированный уровень инфляции (до 4,00%).

Необходимые условия для таргетирования

Исходные требования к таргетированию

Центральный банк придерживается два типа условий, требуемых для грамотного осуществления запланированных действий по стабилизации кризиса. Это:

  1. Необходимый уровень независимости ЦБ от правительства. Это касается выбора нужных инструментов, задействованных в осуществлении запланированных действий.
  2. Отказ органов власти от проводимого тарегтирования в отношении иных показателей экономической сферы. Например, в регулировке уровня зарплаты, занятости населения и валютного курса.

Схема действий

К главным мероприятиям, направленным для эффективного осуществления разработанного плана таргетирования, относятся несколько направлений. В частности:

  • разработка модели прогнозирование (методологии);
  • определение основных инфляционных показателей, необходимых для осуществления таргетирования;
  • привлечение на свою сторону участников рынка и работа в целях их понимания, что поставленные цели по стабилизации кризиса намного важнее, чем все остальные;
  • выбор основного монетарного инструмента, с помощью которого и будет проводиться работа по снижению кризисных показателей;
  • исследование и определение по итогам иных эффективных инструментов для достижения целевого порога инфляции.

Квалификационные признаки инфляционного таргетирования

  • Денежные власти устанавливают и публично объявляют количественную цель по инфляции, которая признается главной (конечной) целью денежно-кредитной политики.
  • Центральный банк опирается на процентную политику (управление краткосрочной процентной ставкой), что отличает инфляционное таргетирование от других режимов денежно-кредитной политики.
  • Решения по денежно-кредитной политике основаны на широком массиве информации, включая прогнозы развития экономики и инфляции.
  • Центральный банк несет публичную ответственность за достижение количественной цели по инфляции, для чего обеспечивает транспарентность решений по денежно-кредитной политике.

После глобального финансового кризиса 2007—2008 годов произошла модификация инфляционного таргетирования, которая смешала его квалификационные признаки. Хотя ценовая стабильность как конечная цель денежно-кредитной политики сохранилась, другие отличительные особенности режима претерпели изменения. Центральные банки приобрели двойной мандат (ценовая и финансовая стабильность), появились элементы таргетирования денежного предложения, произошёл отход от краткосрочной процентной ставки как основного инструмента денежно-кредитной политики, новации в политике коммуникаций коснулись раскрытия прогноза будущей ставки и альтернативных оценок инфляции.

Макроэкономические эффекты инфляционного таргетирования

Инфляционное таргетирование позволяет достигнуть несколько макроэкономических успехов:

  • обеспечить стабильность потребительских цен, не оказывая влияния на долгосрочный экономический рост;
  • поддерживать низкие и устойчивые инфляционные ожидания, которые увеличивают эффективность денежно-кредитной политики;
  • снизить зависимость долгосрочного реального валютного курса от процентной политики центрального банка.

Однако макроэкономические эффекты могут быть сведены на «нет» прочими факторами, особенно если они являются институциональными. Для инфляционного таргетирования необходимо, чтобы центральный банк обладал политической и экономической независимостью, что, в свою очередь, требует высокой транспарентности его политики и публичной подотчетности. Эффективность денежно-кредитной политики может быть ограничена, если отсутствуют структурные реформы и адекватная налогово-бюджетная политика. Денежно-кредитная политика может также быть слабо эффективной в отсутствие качественного пруденциального надзора за финансовым сектором.

Международное распространение инфляционного таргетирования

С конца 1980-х годов около десятка экономически развитых стран решили перейти на инфляционное таргетирование. Первыми стали Новая Зеландия и Канада, затем к ним присоединились Великобритания, Финляндия, Швеция, Австралия и Испания. Последующее распространение режима привело к тому, что он стал новым стандартом денежно-кредитной политики. По состоянию на 2017 год МВФ считает, что режим инфляционного таргетирования действует в 38 странах, включая Японию и еврозону. Неопределенными остаются режимы денежно-кредитной политики Швейцарского национального банка и ФРС США, которые ввели целевые ориентиры инфляции в свою политику, соответственно, в 2000 и 2012 годах. Не в последнюю очередь благодаря МВФ после Азиатского финансового кризиса 1997-98 годов инфляционное таргетирование приобрело большую популярность в мире развивающихся экономик. По состоянию на 2017 год доля развивающихся экономик среди приверженцев инфляционного таргетирования достигает 73% и медленно продолжает расти за счет стран Азии.

Вам также может понравиться

Об авторе admin

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *