Донорство в России

Содержание

Как продать почку и получить $200 000

Не смотря на то, что мой блог посвящен теме инвестиций, как-то я опубликовал статью Как сдать сперму за 120000 руб и кровь — за 20000 руб. Неожиданно эта публикация стала самой популярной на сайте. Я решил продолжить тему заработка на своем теле и его составляющих и рассказать о том, сколько стоит почка в России и в мире, где и как продать почку и стоит ли оно того.

Если забить в интернет-поисковике «сколько стоит продать почку», система выдаст сотни тысяч предложений. Определенная масса людей сегодня видит в продаже органов едва ли не единственное эффективное решение всех своих финансовых проблем.

И такая ситуация складывается не только в отечественном сегменте сети. Это явление одинаково распространено как в относительно небогатых азиатских и восточноевропейских странах, так и во вполне зажиточных и цивилизованных. За сколько можно продать почку? Как и где это сделать? В государственной клинике или на чёрном рынке — эти вопросы обязательно нужно как следует изучить перед тем, как пойти на такой ответственный шаг.

Сколько стоит продать почку сегодня

Очевидно, что наиболее денежным является рынок Западной Европы. Здешние покупатели готовы платить за здоровый орган до 400–450 тыс. евро. И хотя чаще всего донор не получит и четверти от этой суммы, разовый заработок всё равно выходит очень даже солидным.

  • $300 000 — столько стоит продать почку в Сингапуре.
  • Влиятельные персоны из ЮАР готовы заплатить за почку ~$200 000.
  • В США за донорскую почку в среднем готовы выложить $120–150 000.
  • Израильские же покупатели дают около $125–135 000.

Учитывая популярность европейского направления, многие вербовщики сразу предлагают провести операцию на территории ЕС (в списке лидирует город Мюнхен, в клиники которого попадает большая часть желающих поделиться своими органами). Впрочем, учитывая стоимость операции здесь (примерно 30 000 евро), посредники чаще всего организовывают поездки в Турцию или Таиланд. Ведь по этому направлению и с визой проще и издержки гораздо ниже (в среднем $10 000). Но нужно учитывать, что в данном случае качество операции для донора здесь будет не таким высоким.

За сколько можно продать почку? В зависимости от страны проживания, продать почку можно примерно по таким ценам:

  • страны Центральной и Западной Европы — $250–300 тыс.;
  • Украина и Россия — $50–150 тыс.;
    Коста Рика — $20 тыс.;
  • Китай — $10 тыс.;
  • Турция, Пакистан, Иран — $10 тыс.;
  • Перу, Таиланд — $3–8 тыс.;
  • Молдова, Египет, Бангладеш, Вьетнам — $2–5 тыс.;
  • Кения, Индия — $650-1000.

Такой приблизительный прайс составили аналитики ресурса Havocscope. Как видно из этих цифр, органы наших соотечественников на мировом рынке ценятся довольно высоко, что и вынуждает последних всё чаще задумываться над тем, как продать почку.

Сразу нужно отметить, что практически во всех цивилизованных странах коммерческая продажа донорских органов находится вне закона. Впрочем, как и всегда, это мало кого останавливает. Да и правительственные службы частенько прикрывают на это глаза (как, например, в Израиле). Ведь даже с учётом потока нелегальных продавцов донорских органов всё равно недостаточно для всех нуждающихся. Вот и происходит так, что вербовщики орудуют, практически не таясь, и выстраивают почти легальные схемы с транспортировкой донора, его проживанием, операцией, реабилитацией и возвращением на родину. Но это, конечно, если повезёт попасть на порядочного посредника. Поэтому, решив для себя «хочу продать почку», сперва нужно позаботиться о том, чтобы найти надёжного и проверенного посредника.
На цену почки влияют следующие факторы:

  • состояние здоровья донора;
  • наличие или отсутствие аллергии на медицинские препараты;
  • наличие или отсутствие у донора вредных привычек;
  • группа крови;
  • функциональное состояние органа;
  • срочности операции.

Последний фактор очень важен. Часто бывает так, что пользуясь трудным положением человека, посредники сбивают цену почти на треть от заявленной.

В среднем номинально продать почку в Москве можно за сумму от 10 до 100 тыс. долларов в зависимости от описанных выше факторов, но в реальности «на руки» доноры получают обычно не более 5 тыс. долларов, так как остальное идет на реабилитационный курс, проживание, питание, авиаперелет и т.д., либо просто присваивается посредниками.

Посредники и нелегальные клиники, куда продать почку может любой, предлагают донорам еще меньшие деньги, но в связи с сильной бедностью многие рассматривают и 500-1500$ как достаточное вознаграждение.

Одно из самых худших положений в СНГ сложилось в Молдавии, где можно продать почку всего за 2-3 тыс. долларов и процесс давно поставлен на поток.

Более всего теневая трансплантология распространена в Ираке, Индии, Пакистане, Колумбии, на Филиппинах, где ничего не стоит продать почку, а доноры получают совсем гроши в виде 1-3 тыс. долларов, в то время как реципиенты (чаще всего из богатых стран) платят по 20-100 тыс., большая часть которых идет посредникам.

Где можно продать почку и за сколько

По данным Organs Watch, в мире за год на черном рынке продается около 15-20 тыс почек.

Официально продать почку легально можно лишь в некоторых «цивилизованных» странах. В настоящее время на законодательном уровне торговлю человеческими органами разрешают такие государства, как Ирак, Иран, Таиланд, Индия и Пакистан. Коммерция на рынке трансплантации органов здесь достигает 75% от общего объёма сделок, поэтому они являются популярным направлением «медицинского туризма».

Сразу можно сказать, продать почку срочно здесь не получится. Поскольку в этих странах практически все клиники специализируются на данного рода услугах, на их территории организовываются настоящие «фермы» почек. Под этим названием подразумевают особые гостиничные или квартирные комплексы, в которых размещаются люди, прошедшие обследование. Они проживают там за счёт будущей сделки и ждут своей очереди на операцию. Сюда, как правило, стекаются десятки тысяч бедняков, а основными их клиентами становятся граждане США и богатых восточных стран.

Как продать почку в России

Как отмечают врачи, к ним в клиники постоянно приходят люди, которые предлагают на продажу свои почки и другие органы. При этом легально в России ни купить, ни продать такой «товар» нельзя.

Запрещенной является торговля органами, операции же по их пересадке (в том числе и почек) в России не только разрешены, но и бесплатны в государственных лечебных учреждениях для тех, кто в этом нуждается по медицинским показаниям. Другое дело, что желающих слишком много, а операций производится всего около 1000 в год, что создает огромные очереди на годы вперед, так что в случае внезапных серьезных проблем больным рассчитывать нужно только на частные клиники (для сравнения, в Беларуси количество подобных операций в среднем в 2 раза больше, в США — в 18, а в Германии и Израиле в 20-25).

Основными медицинскими центрами, постоянно выполняющими трансплантации почек, являются:

  • МА им. Сеченова (Москва);
  • НИИ им. Пирогова (Москва):
  • Крупные центры хирургии РАМН;
  • Российская Детская Клиническая Больница (Москва);
  • Центр трансплантологии им. Шумакова (Москва);
  • Университет им. Павлова (Санкт-Петербург).

Операции по пересадке производят и другие федеральные и региональные центры, расположенные не только в Москве и СПБ, но и по всей России (Новосибирск, Рязань и др.).

В СНГ это, например, «РНПЦ трансплантации органов и тканей» (Минск), «Институт хирургии и трансплантологии им. Шалимова» (Киев), «Центр трансплантологии почки» (Ташкент) и др.

Но Закон гласит, что при жизни стать донором может только кровный родственник, который добровольно согласится поделиться почкой с кем-то из родителей, сестрой, братом или ребёнком. Причём некровным родственникам (муж, жена) отдать орган уже нельзя. Исключение делает только для костного мозга.

Поэтому продать почку в Москве, Спб и других городах РФ можно только через вербовщиков, которые организуют выезд в другую страну, где будет выполнена операция.

Можно ли продать почку на Украине

Согласно новому закону «О трансплантации» (да, собственно, и старому тоже), свободно купить или продать орган в Украине нельзя. Возможна только пересадка от родственных доноров или трупов. Поэтому вся эта деятельность осуществляется на чёрном рынке. Достаточно только открыть интернет и сразу можно найти множество тематических ресурсов — от простых досок объявлений и групп в социальных сетях до настоящих онлайн-супермаркетов, где любой желающий может предложить на продажу орган, прилагая всю необходимую информацию, справки и т. д.

Изъятие органов происходит либо на территории Украины (в основном в клиниках Киева, Запорожья и Днепра), либо донор по уже традиционной схеме транспортируется в Турцию или Таиланд (реже Израиль или страны ЕС), где всё и происходит. Цена почки, как уже было отмечено, колеблется от 50–60 до 180–200 тыс евро.

Сколько стоит продать почку в Казахстане

Можно ли продать почку в Казахстане? В данном случае резиденты этой страны имеют некоторые преимущества перед жителями остальных республик бывшего СССР. Продать почку легально здесь, конечно, не получится — это запрещает Закон, но есть в нём и небольшая лазейка. Она называется «Анатомический дар» (всё полностью официально и нотариально заверено). Безвозмездно передать свой орган другому человеку имеют право его кровные родственники или самые близкие друзья. Пользуясь этим, посредник может провернуть коммерческую сделку, представив донора в качестве дарителя. Впрочем, в последние годы контроль за этим строгий и при подозрении на мошенничество участники могут попасть под следствие.

Так что, и здесь вопрос того, как можно продать почку, чаще всего упирается в заграничную «командировку». Основной рынок предложений находится в интернете, а сами посредники чаще всего предлагают съездить «на заработки» в Индию, Малайзию или Таиланд, где изъять донорские органы можно при минимальных затратах и почти без препятствий со стороны официальных властей. Сколько стоит продать почку в этом случае? Если верить данным уже упомянутого ресурса Havocscope, в среднем местный донор может рассчитывать получить от 5 до 10 тысяч долларов США. Гораздо реже 20–30 тысяч и то, если удастся найти порядочного посредника.

Как не потерять и почку, и деньги

В настоящий момент большинство подобных сделок заключается в интернете, так что на этом рынке очень распространены различные схемы мошенничества. Одна из самых популярных — «развод» на дополнительных тратах.

Чаще всего его жертвами становятся люди, желающие продать почку срочно. Здесь посредники не мучают человека долгими и дорогими проверками и анализами, а сразу называют цену.

Но суть заключается в том, что сумма указывается не «чистыми», а без учёта стоимости оформления визы, перелёта, проживания, питания, операции и реабилитации. Поэтому, если вначале речь идёт, к примеру, о $50–60 тыс., то после вычета всех затрат от неё может остаться $20–30. И расчёт здесь идёт на то, что жертва всё равно не пойдёт жаловаться.

Другая популярная схема — «развод» на анализы. Мошенник находит человека, который ищет, где продать почку, и приглашает его сдать анализы в частной клинике. После того, как несостоявшийся донор пройдёт по кругу несколько комплексных обследований со сдачей всех возможных анализов, ему сообщают, что его орган не подходит. В итоге клиника и посредник вполне легально зарабатывают на анализах и фактически подкопаться тут не к чему.

  • Есть здесь и совсем ужасные истории из разряда мифологии, в которых говорится о: трансплантологах-беспредельщиках, которые режут людей в каких-то подвальных лабораториях, а потом без денег выкидывают на улицу; трансплантологах-потрошителях, заманивающих доноров и полностью разбирающих тех на части; мошенниках, бросающих людей в другой стране после операции, не заплатив им ничего.

Но они в 99% случаев являются выдумкой.

  1. Во-первых, грамотно изъять орган и упаковать его для доставки по назначению может далеко не каждый врач и проделать такую операцию можно лишь в хорошо оснащённой клинике с квалифицированным вспомогательным персоналом.
  2. Во-вторых, даже при условии того, что тела несчастных жертв «потрошителей» никто не найдёт, исчезновение большого количества людей никогда не останется незамеченным.
  3. Ну, и в третьих, бросать человека без органа в чужой стране чревато весьма опасными последствиями. При наличии официальных жалоб подобного рода, задействуются правоохранительные службы, которым вычислить и поймать преступников будет не так и трудно.

Так что, желающим стать коммерческим донором и заработать на продаже своих органов следует опасаться только двух схем, перечисленных выше. Если оговорить все моменты вначале и чётко разъяснить права и обязанности сторон, сделка обещает быть выгодной.

Я такого мнения: продажа почки — это всего лишь временное решение ваших проблем.

Если человек не справился со своей жизнью с головой, двумя руками и ногами, то почка не будет помощником.

Деньги потратятся за месяц, а дальше все с начала, только уже больше проблем, ведь у вас уже только одна почка и нужно лечение.

Update!

Внимание, я принял решение закрыть комментарии к этой статье, так как за несколько месяцев добавилось более сотни комментариев с телефонами и email, а также комментариями вроде «хочу продать почку».

Я понимаю, что у некоторых читателей могут быть затруднительные ситуации в жизни, но эта статья информационного характера и без намеков на посредничество. Если у вас есть желание продать почку, то здесь вы НЕ найдете покупателя или продавца.

ПОЖАЛУЙСТА! Не пишите в личные сообщения о том, что вы хотите продать почку, я не отвечаю на такие письма.

Помните, продажа почек является нелегальной в РФ.

Спасибо за понимание!

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

>Как продать почку и заработать на сперме

Донорство крови

Обычно слово «донорство» ассоциируется с кровью. Это неслучайно. В мире существует закономерность: чем больше в стране развито гражданское общество, тем больше в ней доноров на душу населения. Например, в США и Канаде оно составляет приблизительно 50 человек на 1000 жителей, в Европе – 25, а в России – чуть больше 10. Интересно, что в США донорство крови строго безвозмездно с начала 1970-х годов. В России же до 2013 года ситуация сильно различалась в регионах в зависимости от их финансового положения. Например, в Москве за одну сдачу 450 мл крови платили до 5 тыс. руб., тогда как в глубинке компенсация донорам зачастую не была заложена в местный бюджет. С 20.01.2013 вступила в действие новая редакция закона о донорстве, закрепившая его безвозмездный характер. В крупнейших городах число доноров заметно сократилось, что вновь сделало тему вознаграждения актуальной. Тем не менее, будут ли в закон внесены изменения, сказать трудно.

В Москве донорам снова решено платить, но уже в виде социальной поддержки. Другим городам России такая роскошь недоступна. И всё же, есть один нюанс, позволяющий заработать на донорстве деньги. По закону в день сдачи крови, а также следующий за ним, донор получает оплачиваемые отгулы. Ими можно воспользоваться сразу или добавить к отпуску. Если же отказаться от этих отгулов, за них можно получить компенсацию, как за неиспользованный отпуск. За год допускается 6 раз сдать кровь. Соответственно, число отгулов может максимально равняться 12. Но если сдавать не цельную кровь, а плазму, то в течение года допускается 12 сдач, а каждая сдача точно так же даёт право на 2 отгула. В сумме набегает почти месяц. Значит, максимальный заработок на донорстве близок к месячной зарплате. Для кого-то это совсем небольшая сумма, а для кого-то – весьма приличная, которую можно вложить в прибыльные активы. Впрочем, здесь всё зависит от работодателя, который из-за финансового положения может оказаться не готов к дополнительным расходам.

Донорство спермы

В России эта тема до сих пор стыдливо замалчивается, в то время как за рубежом она превратилась в целую индустрию.Да-да, речь идёт о донорстве семенной жидкости или попросту спермы! В плане заработка здесь всё намного интереснее, но и попасть в «генофонд» почти так же сложно, как в космонавты. Начнём с условий, которым должен удовлетворять потенциальный донор.

  • возраст 18 – 35 лет;
  • практически идеальное здоровье, отсутствие хронических заболеваний;
  • отсутствие наследственных патологий;
  • соответствие спермы жёстким критериям.

Перед взятием пробы спермы, кандидат должен пройти комплексное медицинское обследование. Кстати, оно бесплатное и может оказать большую помощь в диагностике заболеваний, о наличии которых человек даже не подозревал. Это уже большой плюс. Обследование включает в себя:

  • oбследование у гeнетика;
  • oсмотр тeрапевтом, психиатром, урологом;
  • aнализы на венeрические инфекции: сифилис, гонококк, хламидии
  • aнализ на герпес;
  • aнализ на ВИЧ;
  • aнализ на гепатит В;
  • aнализы на цитомeгаловирус, микоплазму и уреаплазму.

Лишь после этого, при отсутствии любых отклонений от нормы, допускается взятие пробы спермы. Но предварительно нужно заполнить подробную анкету. Внимание уделяется мельчайшим подробностям от национальности и деталей внешности до психологического портрета, вероисповедания и профессии. Само собой, курение и употребление алкоголя значительно снижают ценность генетического материала. Кроме того, требуется указать, перенёс ли кандидат в доноры ряд заболеваний в прошлом, в основном те, на которые его уже обследовали. Перечень и формы документов содержатся в Приложении № 4 к приказу Министерства здравоохранения Российской Федерации от 30.08.2012 №107н. Несмотря на то что по российскому законодательству, как донор, так и будущая мать вступают в правовые отношения только с медицинским учреждением, сбор информации призван выбрать самый качественный генетический материал. Наибольшим спросом в мире пользуется сперма жителей скандинавских стран. На этом фоне позиции россиян, мягко говоря, скромны: сказывается значительный разрыв в уровне жизни, что влияет на наследственность.

Итак, все анализы сданы, все анкеты заполнены. Пора взять пробу спермы для анализа на соответствие стандартам. Они вкратце таковы:

  • Более 60% активных сперматозоидов;
  • Число сперматозоидов — 80 млн на 1 мл;
  • Устойчивость семени к разморозке – более 50%.

Именно на этом этапе отбора отсеивается большинство кандидатов, успешно прошедших предшествующий осмотр. Кроме того, за 5-7 дней до сдачи спермы запрещаются:

  • Половые контакты;
  • Посещение бани и сауны;
  • Употребление спиртного и курение;
  • Жирная и жареная пища;
  • Большие физические и психические нагрузки.

Сам по себе процесс сбора пробы ничем не примечателен. Донор уединяется в кабинете и собирает пробу в специальный контейнер. После этого на основе анализа пробы клиника принимает решение, заключать ли договор с донором. Кстати, первая проба не оплачивается. И только если всё прошло удачно и договор заключен, начинается заработок донора. Обычно он составляет от 1500 до 3000 р. С учётом того, что в месяц можно сдавать до 5-6 порций, годовой заработок доходит до 200 000 р. На первый взгляд, это серьёзная прибавка к доходу, но какой ценой! Донор должен фактически находиться в положении монаха: полностью исключаются секс, большие физические и психологические нагрузки, резко ограничивается рацион, не допускаются алкоголь и т.д. Это равносильно отказу от привычного образа жизни, включая множество профессий. С этой точки зрения говорить о регулярной сдаче спермы как о хорошем заработке, не приходится. И ещё: если в регионе более 20 детей на 800 тыс. жителей уже родились от спермы одного донора, договор с ним прекращается.

Донорство костного мозга

Донорство костного мозга овеяно страшными легендами и слухами. Существует стереотип, что это очень болезненное мероприятие, потенциально опасное для донора. Хорошая для скептиков новость заключается в том, что это не более, чем заблуждение. Весь процесс представляет собой прокол, с помощью которого из тазовых костей отбирают порцию стволовых клеток. Проводится это под общим наркозом и через 2-3 дня донор отправляется домой. И этим хорошее исчерпывается. В России донорство костного мозга находится в стадии зародыша. На всю страну оно проводится в считанных клиниках, причём исключительно на безвозмездной основе.

Уникальный клеточный материал, способный сохранить жизнь онкобольным, не подлежит хранению, в отличие от крови и спермы. Он должен быть собран непосредственно перед пересадкой, для чего донору придётся приехать в клинику. Это может произойти в самый неожиданный для него момент, что поставит под угрозу многие планы. За рубежом информация о донорах костного мозга хранится в специальных базах данных – регистрах. Проблема заключается в крайне сложном подборе совместимого с организмом реципиента материале. Регистр доноров США содержит информацию о 10 млн человек, в Германии – о 5 млн. В России зарегистрировано не более 50 тыс. доноров костного мозга. Вопрос о достойной компенсации их деятельности государством пока не рассматривается.

Сколько можно заработать на почках

Истории о похищении людей ради органов слышали все. Особенно много таких страшилок ходит в бедных странах, где доведённые до отчаяния люди готовы на всё ради выживания. А как обстоят дела в России? Согласно закону «О трансплантации органов и (или) тканей человека», стать донором органов может только человек, состоящий с реципиентом в генетическом родстве и только на добровольной безвозмездной основе. С одной стороны, генетическое родство значительно повышает шансы на благоприятный исход пересадки. С другой стороны, это мера по борьбе с чёрным рынком трансплантологии.

Таким образом, официально заработать на продаже своего органа в России невозможно. При этом интернет буквально кишит объявлениями от желающих как продать, так и купить почку. На сегодняшний день официально такие сделки разрешены только в Иране, разумеется, под жёстким медицинским контролем и с соблюдением всех юридических формальностей. Там за свою почку можно получить от 25000$, стоимость самой операции начинается с 20000$. В остальных странах допускается только посмертное донорство органов. В России чёрного рынка трансплантологии практически нет. Однако, он процветает в соседнем Казахстане, куда и едут отчаявшиеся от долгов россияне. В среднем донор может получить на руки 5-10 тысяч долларов, да ещё и подвергнуться смертельному риску, поскольку все операции делаются в подпольных условиях.

Заключение

Таким образом, вопреки легендам и слухам, официально разбогатеть на донорстве проблематично. По крайней мере, для россиян. Все рассказы о больших заработках касаются чёрного рынка, но тут стоит задуматься, стоят ли разрушенное здоровье, а то и сама жизнь такого риска.

Всем профита!

С нынешней экономикой шутки плохи: то курс удивит, то цены вырастут. Невольно задумаешься о дополнительном доходе. Тут в буквальном смысле пригодится здоровый организм. «Комсомолка» выяснила, сколько можно заработать в Петербурге, без вреда сдав кровь, волосы и другие «возобновляемые ресурсы» человеческого тела.

НИ КАПЛИ МИМО, НИ КОПЕЙКОЙ БОЛЬШЕ

Сдача крови — самый распространенный вид донорства. Она необходима всегда, поэтому донором стать довольно просто, но и денег особо не заработаешь. Многие и вовсе делают это бесплатно. Если рассматриваете такой способ заработка, полезно знать, что мужчина может сдать кровь только пять раз в год, женщина — на один раз меньше. Есть еще нюанс: кроме цельной крови, можно сдать плазму. За нее платят больше.

Требования к донору: мужчина или женщина от восемнадцати до шестидесяти лет, вес более пятидесяти килограммов. За двое суток до сдачи нельзя есть жирное, жареное, копченое, острое, молоко, яйца. Нельзя пить алкоголь и принимать лекарства, особенно аспирин и анальгетики. За час до сдачи крови не курить.

Сколько можно заработать: цельная кровь — 1054 рубля, плазма — 1876 рублей.

А ЗА ПОДСТРИЖКУ — ДЕНЕЖКУ

Если вы гордитесь роскошной копной волос, можно и ее превратить в хрустящие банкноты. Локоны всегда в цене, к тому же через несколько месяцев они хоть чуть-чуть опять отрастут. В Петербурге принимают любые шевелюры, как по фактуре, так и по цвету. Даже седые берут. На волосах озолотиться сложно, но если растить их подольше, раз в год можно зарабатывать неплохие деньги.

Как сдать: срезать волосы можно как дома, так и в местах, где их принимают. Коммерсанты, кстати, заодно предлагают стрижку. Но если решили сделать все самостоятельно, помните: неправильно срежете — и грош цена вашим волосам. Перед продажей необходимо помыть волосы, расчесать их и перетянуть по всей длине несколькими резинками или сплести косу.

Сколько можно заработать: от 35 до 40 сантиметров — 10-15 тысяч рублей за килограмм, 1-1,5 тысячи за сто граммов, 40 и более сантиметров — 30-50 тысяч за килограмм, 3-5 тысяч за сто граммов. Седые волосы — около 8 тысяч рублей за килограмм независимо от длины.

БОГАТЕЕМ ОДНОЙ ПРАВОЙ

Этот вид донорства больше похож на обычную работу. Сдавать сперму разрешается далеко не всем. Придется пройти массу анализов и доказать, что вы абсолютно здоровы. Быстро обогатиться тоже не получится. За одну сдачу платят относительно немного. Компенсация ощутимо вырастает через полгода — этот период сперма находится на карантине. Если все хорошо, за нее платят еще. Из плюсов: ежемесячное обследование за счет клиники, с которой работает донор.

Требования к донору: мужчина от 18 до 35 лет, желательно с высшим образованием, не алкоголик и не наркоман. Донора проверяют на наличие заболеваний, передающихся половым путем, и гепатиты, берут анализ крови и спермы. Обязательно обследование у психиатра, терапевта и уролога, а также флюорография. Сдавать сперму можно шесть раз в месяц.

Сколько можно заработать: в зависимости от клиники от 1,5 до 3 тысяч рублей за одну сдачу. Итого от 12 до 18 тысяч рублей в месяц.

ОТТУДА БЕРУТСЯ ДЕТИ

В этом виде донорства все еще строже, чем в других. Это деликатная процедура для женского организма, и на подготовку уходит несколько недель. Дело в том, что до забора генетического материала женщине делают инъекции гормональных препаратов. Так увеличивают количество генного материала. Чтобы донорство было удачным, одной-двух яйцеклеток мало, необходимо примерно десять — двадцать штук.

Требования к донору: большой плюс, если кандидат в доноры уже родила здорового ребенка. Это лишнее подтверждение для врачей, что женщина здорова. Тем не менее ее все равно проверяет нарколог, психолог и терапевт. Также у будущего донора берут анализы на наличие болезней, проверяют кровь, делают УЗИ, флюорографию.

Сколько можно заработать: за одну сдачу яйцеклетки женщинам-донорам платят от 30 до 60 тысяч рублей.

СЧИТАЛКА «КП»

Сколько примерно можно заработать в год

Мужчина: полностью здоров, без вредных привычек, пять раз сдал кровь, отрастил сорок сантиметров волос, по шесть раз каждый месяц сдавал сперму.

Итого: 261 тысяча 270 рублей.

Женщина: полностью здорова, без вредных привычек, четыре раза сдавала кровь, отрастила пятьдесят сантиметров шикарных волос, шесть раз за год сдавала яйцеклетку по средней цене.

Итого: 354 тысячи 216 рублей.

Права родственников умершего донора

Это один из наиболее проблемных аспектов посмертного донорства. По действующему законодательству, родственники покойного при отсутствии его прижизненного согласия имеют право воспротивиться изъятию органов с целью трансплантации. Однако закон никак не регламентирует действия врача в такой ситуации. Доктор должен сообщить людям о смерти или предсмертном состоянии близкого человека, но беседу о возможности посмертного донорства он проводить не обязан. Получается, что родственники умершего (умирающего) человека должны поднимать данный вопрос по собственной инициативе. Стоит ли говорить о том, что в большинстве случаев они не способны это сделать (из-за недостаточной информированности или вследствие тяжелого эмоционального состояния). Кроме того, родственники покойного могут иметь разные взгляды на посмертное донорство, а закон не объясняет, мнение кого из них должно быть решающим для врача. В такой ситуации неизбежны конфликты, которые наносят вред и медицинскому персоналу, и родным усопшего.

Правила диагностики смерти донора

Этот момент прописан в законе наиболее четко: органы могут быть изъяты только в том случае, если у человека констатирована смерть мозга или биологическая смерть, то есть остановка дыхания и сердцебиения. Дело в том, что смерть мозга не всегда означает прекращение всех жизненных функций организма: в условиях реанимации сердцебиение и дыхание можно поддерживать с помощью аппаратуры несколько дней.

Время начала процедуры констатации смерти мозга зависит от диагноза и лечения, которое получал больной (в частности, от лекарственных препаратов, которые ему вводили). Для диагностики смерти мозга должен собраться специальный консилиум. Его члены изучают историю болезни и проводят исследования, призванные установить наличие или отсутствие мозговой активности (компьютерную томографию головного мозга, проверку возможности самостоятельного дыхания и т. д.). Решение о смерти мозга не может быть принято раньше чем через 6 часов наблюдений за пациентом.

Впрочем, многие трансплантологи утверждают, что и данная часть законодательства несовершенна. Достаточно того, что для больных, которым водили седативные препараты (а к указанной категории относятся практически все пациенты реанимационных отделений), процедура диагностики смерти мозга должна быть отложена минимум на 20 часов. По мнению врачей, за это время в организме начинаются процессы распада, и к моменту принятия решения о возможности изъятия органы уже становятся непригодными для пересадки.

Детское донорство

До недавнего времени маленькие россияне, нуждавшиеся в пересадке донорских органов, могли рассчитывать лишь на помощь зарубежных клиник. Изъятие органов у умерших детей не было запрещено, но практически не осуществлялось, поскольку процедура диагностики смерти мозга у таких пациентов не была законодательно регламентирована. В 2015 году это упущение было исправлено, и врачи получили возможность изымать органы пациентов, умерших в возрасте от 1 года до 18 лет. Разумеется, данные процедуры можно проводить только с информированного и письменно оформленного согласия родителей покойного.

Отношение большинства россиян к посмертному донорству можно охарактеризовать как негативное. Согласно результатам социологических опросов, около 20% наших сограждан не желают завещать свои органы для трансплантации по религиозным соображениям, хотя ни одна из официальных религий донорство не осуждает. Особенно тревожным представляется тот факт, что почти 40% респондентов не решаются дать согласие на посмертное изъятие органов из опасения, что их волеизъявление станет причиной недобросовестного оказания медицинских услуг или вообще спровоцирует криминальные действия врачей.

Очевидно, что причиной подобного отношения к чрезвычайно важной проблеме является несовершенство законодательства. С 2015 года существует законопроект «О донорстве органов человека и их трансплантации», подготовленный Минздравом, но до сих пор не рассмотренный Госдумой РФ. Этот документ отчасти восполняет пробелы в законодательстве. Например, он содержит положения об организации федерального регистра волеизъявлений потенциальных доноров, отсутствие которого препятствует использованию даже тех ограниченных возможностей, которые сейчас имеются у отечественных трансплантологов. Ожидается и создание общероссийского регистра реципиентов (сегодня медики располагают только региональными листами ожидания). Впрочем, по мнению специалистов, данный законопроект содержит и нормы, которые будут не столько облегчать, сколько усложнять положение пациентов, нуждающихся в трансплантации. В частности, в список органов, разрешенных для изъятия, опять не включена почка, а именно ее пересадка показана огромному количеству больных.

Число людей, нуждающихся в трансплантации органов, всегда будет превышать количество потенциальных доноров. В нашей стране эта проблема стоит особенно остро, и ее решение, к сожалению, – дело весьма отдаленного будущего.

Видео с YouTube по теме статьи:

Донорство органов после смерти: как будут меняться российские законы

— Презумпция согласия — это звучит страшно. Значит ли это, что тело после смерти человеку уже не принадлежит?
Презумпция согласия — нормальная практика, есть во многих странах, в прошлом году ее ввели в Великобритании. При этом презумпция согласия и информированное согласие одинаковы по своей гуманности. С точки зрения этики важно, чтобы взрослый человек сам принимал решение о донорстве.

— Могут ли родственники вмешаться?
В России у родственников есть право сообщить о своем несогласии на изъятие органов умершего близкого человека. Закон не обязывает врачей спрашивать об этом у родственников, но и не запрещает, поэтому как поступит врач — дело личной этики.

— Случаи злоупотребления презумпцией согласия есть?
Улучшить действующее законодательство Конституционный суд призвал еще в 2003 году после скандальной истории в Саратовской области. Тогда врачи областной больницы не сумели сказать матери о смерти сына, она сидела у его постели, и чтобы изъять органы, они забрали тело под предлогом проведения исследований. Конституционный суд подтвердил, что презумпция согласия не нарушает права граждан, но практика применения нуждается в уточнении. Этого до сих пор не произошло.

— Что делают, чтобы это больше не повторилось?
Несколько лет назад Минздрав представил законопроект «О донорстве органов, частей органов человека и их трансплантации (пересадке)». Если он наконец будет принят, врачей обяжут попытаться связаться с родственниками, чтобы сообщить им о смерти близкого человека. Но, боюсь, врачи, которые хотят избежать разговора с родственниками, легко обойдут этот пункт. Например, мать сидит у постели больного, а ей звонят на домашний телефон. А в случае возникновения судебных разбирательств недобросовестный врач скажет, что на спине женщины, которая у постели сидит, не написано, что она мама. Вот такие вещи могут быть, понимаете?

Самое важное, что есть в последней редакции законопроекта, — создание процедуры, которая позволит при жизни зафиксировать волю человека, как поступать с его органами после смерти. Ходили слухи, что планируется создать базы людей, которые отказались от донорства, и кто-то даже предлагал отказывать таким пациентам в трансплантации. Это, конечно же, глупость и нарушение прав человека, нужно проследить, чтобы ничего такого в новом законе не появилось. Волеизъявление в отношении посмертного донорства должно быть свободным от любого давления, иначе такую практику нельзя считать этичной.

— Много ли людей в России готовы завещать свои органы? Как вообще такое может в голову прийти?
Опросы в России показывают, что тех, кто согласен стать донором после смерти, не меньше 20 процентов. Я сам хочу, чтобы мои органы использовали после смерти. И моя точка зрения основана на гуманных соображениях — я вижу, как плохо людям, которым нужна трансплантация, в листе ожидания несколько десятков тысяч человек. И когда органы больше не смогут мне служить, я готов ими поделиться с теми, кто в них нуждается. В западной литературе это называется «последний дар», последний подарок, который человек может сделать кому-то.

— В России и за рубежом количество трансплантаций похоже или отличается?
Ежегодно в России выполняется около 1000 трансплантаций почки. И это сравнимо с данными западных стран в плане пропорций: количество ожидающих и количество выполняемых трансплантаций.

ГЛАВНЫЙ ТРАНСПЛАНТОЛОГ РОССИИ О ПОСМЕРТНОМ ДОНОРСТВЕ.

Руководитель Научного центра трансплантологии и искусственных органов имени Шумакова, главный трансплантолог РФ Сергей Готье рассказал, стоит ли россиянам бояться, что их близких втихаря разберут на органы, где брать доноров для детей и в каком состоянии пребывает сегодня отечественная трансплантология.

«Презумпция согласия на изъятие органов не противоречит конституции и способствует развитию трансплантологии». Такой вердикт Конституционный суд РФ вынес при рассмотрении дела семьи Саблиных, которые обратились в суд после того, как без их согласия у погибшей в ДТП дочери изъяли органы для пересадки. После этого решения в соцсетях вновь начались разговоры о том, что презумпция согласия спровоцирует многочисленные злоупотребления.

— После решения КС по делу Саблиных вновь начались разговоры о том, что презумпция согласия развяжет руки «черным трансплантологам». Такое возможно?

Сергей Готье:
— Главная проблема — неосведомленность и предубеждение граждан относительно трансплантации. Да, в России принята презумпция согласия, когда для изъятия органов не нужно спрашивать согласия родственников. В немалой степени это вынужденная мера, поскольку население России в большинстве своем настроено против посмертного донорства. Стало популярным выражение «разобрать на органы», желтая пресса формирует у людей искаженное представление о трупном донорстве, якобы органы забирают у живых людей.

— Только у мертвых?

— Потому оно и называется трупным. Это сложнейшая медицинская и юридическая проблема. Для установления факта смерти мозга как основания для забора органов существует сложная процедура, в которой участвуют не только медики, но и представители правоохранительных органов.

— Смерть мозга однозначно означает смерть человека?
— Да. Физически смерть мозга означает смерть человека. Но благодаря сложной аппаратуре, дорогостоящим фармацевтическим препаратам и профессионализму реаниматологов работу других органов какое-то время можно поддерживать даже при умершем мозге. Это называется кондиционированием. За это время при функционирующей кровеносной системе можно забирать органы умершего с тем, чтобы они восстановились в организме реципиента. В каком-то подвале или в подпольной клинике такие операции невозможны по многим причинам. Для того чтобы сердце донора сохранило свои функции во время изъятия, консервации, транспортировки, пересадки и восстановления, нужны врачи высочайшей квалификации и высокотехнологичное оборудование. В какой-то условной «подворотне» ничего этого нет.

— Но презумпция согласия все же не снимает этических вопросов. Мы не знаем, какие планы были у покойного относительно его органов.

— Этические вопросы возникают из-за того, что у нас, к сожалению, нет регламентированного законом института прижизненного документального волеизъявления. Нет так называемых «карточек донора» или иных форм выражения дееспособным человеком готовности после смерти пожертвовать органы нуждающимся. Видите ли, это вопрос социальный, вопрос просвещения, работы с населением. Каждый при определенных неблагоприятных обстоятельствах может стать как донором, так и потенциальным реципиентом. И не надо об этом забывать. У покойных есть права, разумеется, но все же каждый из нас в сложной ситуации надеется на помощь медиков, в том числе трансплантологов.

— Негативное отношение к забору органов у мертвых люди часто объясняют религиозными убеждениями.

— Есть религии, не допускающие трансплантации, но, в общем, большинство конфессий не возражают против нее. В Испании, где традиционно сильна католическая церковь, именно она убеждает людей, что, соглашаясь на посмертное донорство — при жизни или за умершего родственника — человек совершает благое дело. Нужна работа с населением, разъяснение, социальная реклама. Нужно доносить до граждан, что никто не убивает потенциальных доноров, что органы забирают после смерти мозга, и эта смерть юридически устанавливается посредством сложных процедур. В противном случае это тяжкое преступление. Введение «карточки донора», конечно, было бы большим шагом вперед, но люди, нуждающиеся в пересадке, умирают каждый день.

— Какие органы пользуются наибольшим спросом?

— Почки. Потребность в пересадке этого органа значительно превышает потребность в трансплантации сердца, легких или печени. Поэтому мы очень хотим, чтобы пересадка почки была доступна во всех регионах, даже в отдаленных. Сейчас людям приходится ехать в Москву, Санкт-Петербург, Новосибирск и несколько других городов. Это неудобно, это дорого. Из-за этого пациенты часто отказываются от пересадки и доживают жизнь на диализе или у них разваливаются семьи от долгих разлук. Это плохо, нужно, чтобы трансплантацию почки эти люди могли сделать ближе к дому.

— В вашем Центре какие органы пересаживают?

— От живых доноров мы пересаживаем почки и части печени, от трупных берем легкие, поджелудочную железу, печень, почки и, конечно, сердце. Центр Шумакова входит в первую тройку мировых учреждений по количеству пересадок сердца. В последние три года число таких операций превышает сотню в год.

— Сколько больных у вас умирает после пересадки сердца?

— Мы укладываемся в международные стандарты — восемь-девять процентов летальности во время пребывания в больнице. Но учтите: это стандарт установлен для пациентов, которые не требуют «искусственного сердца» (аппарат искусственного кровообращения ЭКМО), чтобы дожить до операции. А у нас очень много тяжелых пациентов, у которых собственное сердце уже не работает и надо, чтобы больной дотянул до пересадки. В прошлом году более 40 процентов ожидали трансплантации на «искусственном сердце». В мире для этой группы стандарт госпитальной летальности приближается к 18 процентам, а мы все же удерживаем восемь-девять. Считаю, что это большое достижение.

— В вашем Центре оперируют маленьких детей. Как это соотносится с тем, что забор детских органов у нас запрещен?

— До недавнего времени детская трансплантация в России, действительно, была возможна только от взрослого донора. Сейчас мы используем для детей от трех месяцев и старше часть печени или почку от взрослого донора (исключительно — кровного родственника). Иногда используем часть трупной печени или почку, опять же от взрослого донора. Недавно такие операции провели мальчику из Бурятии и двум московским мальчикам-сиротам, у которых не было кровных родственников. Им пересадили часть трупной печени. Но с 1 января этого года действует инструкция Минздрава, в которой предусмотрена возможность констатации смерти мозга у детей в возрасте от одного года. Она должна стать основой для появления у нас трансплантации органов от детей-доноров. Разумеется, все это возможно с согласия родителей. Тут однозначно действует презумпция их согласия.

— А как быть с сиротами?

— Вопреки муссируемым в СМИ утверждениям, что детей-сирот теперь начнут «разбирать на органы», такие дети не смогут быть донорами. Действие инструкции на них не распространяется.

— Однако в прессе и сейчас появляются страшилки о похищении детей «на органы». То ли будет после первых таких пересадок.

— Надеюсь, вы не верите в подобную ерунду? Трансплантология, как я уже говорил, — высокотехнологичная область медицины, и пересадки органов, тем более педиатрические, на коленке не производятся. Особенно глупо выглядят измышления о похищении детских органов для пересадки взрослым: детский организм слабее, больше подвержен инфекциям, и если уж мыслить в этих категориях, то логичнее похищать взрослых. Не читайте таких глупостей.

— Говорят, детское донорство — единственный шанс для тех малышей, которые нуждаются в новом сердце.

— Да, с сердцем все сложнее: его нельзя разделить, как печень, а по антропометрическим показателям (росту, весу, объему грудной клетки и пр.) даже маленькое сердце взрослого человека подходит только подросткам. Осенью 2015 года у нас двенадцатилетняя девочка весом около 20 килограмм получила сердце от совершеннолетнего донора. Выпал случай получить миниатюрное взрослое донорское сердце, и мы этой девочке помогли, она поправляется. Год назад такая операция была сделана 15-летнему ребенку. И, наконец, в особо тяжелых случаях мы работаем с зарубежными клиниками в странах, где допускается пересадка детского донорского сердца. В Индии, например. Уровень трансплантологии и хирургии там довольно высок и получены неплохие результаты. Их оценивала специально присланная комиссия Минздрава РФ. Но все же нужна законодательная работа, чтобы такие операции были возможны в России: иначе получается, что мы пользуемся высокой детской смертностью в других странах. Была ситуация, когда наша совершеннолетняя пациентка весьма хрупкого телосложения, с маленькой грудной клеткой, предпочла обратиться к общественности для сбора средств на пересадку ей детского сердца в Индии. Это, безусловно, ее право: больной волен сам решать, где и как проходить лечение. При этом наши специалисты дважды подбирали пациентке подходящее сердце взрослого донора, но оба раза она отказалась. Официально, расписку дала.

-Есть шансы у детей, страдающих муковисцидозом? Им ведь тоже нужны маленькие легкие.

— Пересадка легких — неплохо освоенная в мире, но сравнительно новая для России методика. Отечественные специалисты сейчас разрабатывают технологию сплит-трансплантации легкого ребенку от взрослого донора. Одно донорское легкое делят на части, чтобы сформировать два маленьких легких. Если все получится, это будет начало педиатрической программы пересадки легких и большой шаг вперед в помощи детям с муковисцидозом. Пока мы помогли нескольким взрослым и это произвело хорошее впечатление в медицинском сообществе. Лист ожидания пересадки легких в Центре Шумакова резко вырос.

— Пересадка легких больному муковисцидозом — это выход? Ведь это инфекционное заболевание, и новые легкие тоже будут поражены. Надолго их хватит?

— Люди с муковисцидозом в основном погибают от сложных пневмоний, вызванных специфической флорой, либо от цирроза печени. Пересадка легких, как и пересадка печени, однозначно улучшает качество жизни таких пациентов и продлевает ее. Надолго ли? Это зависит от тяжести заболевания. Еще пять лет назад диагноз «муковисцидоз» был противопоказанием для пересадки легких или печени, а сейчас получены хорошие результаты трансплантаций, и мы с такими пациентами работаем.

— У всех на памяти «дело трансплантологов», после которого посмертное донорство едва ли не прекратилось. В каком состоянии сегодня отечественная трансплантология?

— По мне так она вполне жива и развивается. Но проблема в том, что ее слишком мало «на душу населения». Потребность пока превышает фактическую возможность медучреждений в десять раз. То есть каждый день, повторюсь, умирают люди, не дожившие до трансплантации. Но в последние несколько лет мы много работаем и расширяем географию трансплантационных центров в России. Центр имени Шумакова выступает как образовательный. Мы делаем первые пересадки в клиниках, которые начинают трансплантационную программу. Учим коллег, тренируем, помогаем с первыми операциями.

Как завещать органы после смерти

Если уже принято окончательное решение о посмертном донорстве, необходимо предпринять следующие шаги:

  1. Посетить поликлинику по месту жительства или прописке, к которой относится будущий возможный донор.
  2. Оформить заявление о желании посмертно пожертвовать своими органами.
  3. Пройти высококвалифицированную медицинскую комиссию, включающую осмотр всеми специалистами и сдачу большого количества всевозможных анализов. Это позволит определить степень пригодности к донорству. Данная комиссия может признать человека частично пригодным, т.е. когда только часть органов полностью здорова и пригодна к дальнейшей трансплантации.

По прохождению всех пунктов процедуру согласия на посмертное донорство можно считать оконченной. Все, кто подписал такое согласие, вносятся в единый реестр доноров государства.

После естественной или в случае внезапной смерти производится повторная оценка состояния органов и вынесение повторного решения. При положительном результате трансплантация производится тому реципиенту (получателю донорских органов), который подходит по группе крови, генотипу и другим показателям. В противном случае есть высокий риск отторжения.

Презумпция согласия на трансплантацию

В Российской Федерации существует закон, принятый ещё в 1992 году, согласно которому человек после смерти является донором по умолчанию. В случае внезапной смерти или получения травмы, которую невозможно вылечить, человек автоматически становится донором. Под понятием «смерть» подразумевают прекращение работы мозга, но возможность дальнейшей жизнедеятельности других здоровых органов. Преимущественно используют внутренности молодых людей, погибших вследствие автомобильной катастрофы или других несчастных случаев. Старики или больные не могут быть донорами. Также, согласно федеральному закону, презумпция согласия на донорство органов в России действует на всех граждан в возрасте от 18 лет. Трансплантация детских частей тела не практикуется.

Принудительная пересадка невозможна в случае прижизненного написания отказа от донорства лично человеком или его родственниками уже после смерти. Вследствие этого возникает множество судебных разбирательств по поводу не уточнения патологоанатомом согласия на изъятие органов после смерти. Из соображений человечности, после сообщения о кончине, врачи обычно не спрашивают родственников о разрешении забрать органы. Люди, убитые горем вряд ли трезво оценят ситуацию и, как уже говорилось, в большинстве случаев воспринимают это как надругательство над умершим.

Прежде чем отказываться от автоматического согласия на пересадку, стоит задуматься – что же произойдет, если хотя бы каждый десятый подпишет отказ? В таком случае, наступит тотальный дефицит органов, а соответственно резко возрастёт смертность населения. Демографические показатели станут значительно ниже. К сожалению, большая часть людей с лёгкостью отказываются от донорства собственных частей тела в случае, когда они им уже не нужны. Однако при необходимости трансплантации выражение согласия на органы после смерти другого человека встречается в 99% случаев.

О презумпции согласия человек чаще всего узнает, только столкнувшись лично. Государство, к сожалению, не считает нужным ставить об этом в известность граждан. По закону, доктор имеет полное право не спрашивать разрешения у родственников погибшего, а об изъятии нескольких частей тела они узнают уже из заключения патологоанатома.

Подробнее о законе об автоматическом завещании органов

На данный момент этот проект находится на этапе доработки. В конечном итоге планируется издать закон, который будет гарантировать надёжность и безопасность обеим сторонам – донору и реципиенту, а также их близким. Проект будет включать описание таких процессов:

  • установление точного времени смерти;
  • оценивание состояния внутренних органов и масштабов повреждений;
  • определение подходящих для пересадки частей;
  • возможность влияния родственников на разрешение трансплантации;
  • создание единой базы прижизненно отказавшихся или согласившихся, базы нуждающихся в пересадке с указанием необходимого органа, группы крови и других факторов, влияющих на успешность трансплантации;
  • возможность отследить весь путь органа, начиная от донора и заканчивая реципиентом.

Те, кто выступают против этого законопроекта, аргументируют свою позицию возможной опасностью для жизни тех, кто записан в реестре. К примеру, похищение людей, убийства под маской несчастного случая и прочее.

Однако те, кто участвует в создании документа, заверяют, что доступ к этой базе будет ограничен. То есть, любой желающий просмотреть данные не сможет. При создании такого реестра учитывается опыт американских коллег. Там доступ имеют только сотрудники экстренных служб – полиция, пожарная служба, скорая помощь, спасатели. Также, в США согласие или отказ на трансплантацию оформляется при получении водительского удостоверения.

Кроме этого, в законе предусматривается создание государственных стандартов для врачей, которые должны осуществлять координацию среди больниц, в которых происходит констатация смерти и центрами трансплантологии. Также эти специалисты будут производить оценку донорских частей тела, проверку отказа или согласия на трансплантацию органов, их пригодность и совпадение по основным параметрам.

В России единственным городом, где система трансплантации налажена на государственном уровне, является Москва. Здесь есть около 10-12 больниц, специализирующихся на пересадках разных уровней сложности.

Как продать свою почку. Десять вопросов о донорстве органов

Иллюстрация: GettyImages

1. Нужно ли заявлять о своем желании стать донором после смерти?

В России, как и во многих других странах, действует презумпция согласия. Это означает, что каждый взрослый дееспособный гражданин после смерти считается потенциальным донором. Тем не менее можно заявить о своем желании или нежелании сделать последний подарок и спасти чью-то жизнь. Согласно закону «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации», достаточно просто сказать об этом при свидетелях, письменное заявление придется заверить у нотариуса или руководителя больницы. Об эффективности такой системы сложно судить, и уже несколько лет ведутся разговоры о создании федерального регистра волеизъявлений граждан, но пока ничего подобного не существует.

2. Могут ли родственники запретить использование органов умершего?

Родственники имеют право вмешаться, если человек не заявил о своей воле при жизни. Врачи должны предпринять попытку сообщить родственникам о смерти их близкого, прежде чем приступать к изъятию органов. При этом закон не обязывает врачей спрашивать, не возражают ли родственники против донорства. Никто не учит врачей разговаривать на такие темы и не требует, чтобы они это умели. Из-за этого нередко возникают конфликты.

«Если нам по телефону сказали, что не возражают против донорства, а потом утверждают, что были категорически против, то никто ничего доказать друг другу не может, — рассказывает заместитель главного врача по анестезиологии и реанимации Санкт-Петербургского НИИ скорой помощи им. И. И. Джанелидзе Вячеслав Афончиков. — Порой есть разногласия между родственниками, и что в таком случае должен делать врач, кого слушать? Как фиксировать волеизъявление? Совершенно непонятно. И ничего не поменяется, пока не появится единый регистр, куда люди смогут вносить сведения о своей воле. А на враче ведь еще лежит ответственность, нужно психологически подготовить родственников к смерти близкого человека, если состояние безнадежное. Это трудно, многие в такой ситуации будто не воспринимают негативную информацию, и требуется терпение и такт, иначе родственники могут, например, подумать, что мы рукой махнули, а это не так, разумеется».

3. Могут ли врачи забрать органы у живого человека?

Прежде чем изъять органы, врачи должны констатировать биологическую смерть или смерть мозга. Вне реанимации гибель мозга приводит к остановке сердца и дыхания (биологической смерти), но с помощью интенсивной терапии функции сердца и легких можно поддерживать несколько дней. Для констатации смерти мозга существует специальный порядок, требования к процессу диагностики очень строгие.

4. Как диагностируют смерть мозга?

Собирается консилиум, врачи изучают историю болезни, минимум шесть часов наблюдают за пациентом, проводят компьютерную томографию, проверяют, может ли человек дышать самостоятельно (для этого на какое-то время отключают от аппарата искусственной вентиляции легких). Нередко проводят дополнительные проверки и исследования. Например, если у пациента наблюдается спинальный автоматизм — движения руками или ногами. Это рефлексы, которые замыкаются на уровне спинного мозга, а его активность повышается, когда головной мозг перестает функционировать и оказывать тормозное влияние.

У порядка, в котором устанавливается диагноз смерти мозга человека, есть недостатки. «По инструкции, если мы вводили пациенту седативные препараты, то потом должны выждать от 20 до 100 часов и только потом начинать процедуру диагностики смерти мозга, — говорит Афончиков, — Почему столько? Никто не знает, так Минздрав решил. Только если мы 100 часов ждать будем, получим гнойные осложнения и потеряем донора. А если будем только 20 часов ждать, то завтра придут люди в погонах и спросят, почему так мало. И вот тут нам приходится импровизировать. Мы проводим токсико-химические исследования и ждем, когда получим анализ, который покажет, что препарата в организме уже нет».

Иллюстрация: GettyImages

5. Можно ли стать донором органов при жизни?

При жизни можно стать родственным донором, поделившись почкой или кусочком печени со своим ребенком, кем-то из родителей, сестрой или братом. При этом ни мужу, ни жене отдать эти органы нельзя. И для родственника, и для незнакомого человека, и даже для самого себя можно стать донором костного мозга. Чтобы проверить, подходит ли костный мозг для пересадки, у потенциального донора берется на анализ кровь и проводится типирование. Во многих городах можно сдать анализ и зарегистрироваться в базе добровольцев, которые потенциально готовы передать костный мозг незнакомым людям.

6. Можно ли продать или купить органы?

Легально в России нельзя ни продать, ни купить органы. При этом люди постоянно обращаются в клиники и предлагают свои почки. «Как правило, продавцы становятся жертвами мелких мошенников: им предлагают заплатить несколько тысяч рублей за анализ на совместимость, и на этом все заканчивается», — рассказывает доктор медицинских наук, руководитель отделения пересадки почки Российского научного центра хирургии им. академика Б. В. Петровского РАМН Михаил Каабак.

7. Могут ли ВИЧ-положительные люди стать донорами и реципиентами?

Реципиентом могут, а донором нет. «Помимо ВИЧ донорству препятствуют гепатиты, — говорит Михаил Каабак. — Это, разумеется, глупость, в развитых странах дела обстоят иначе, российские профессиональные сообщества давно выступают за отмену этих ограничений. Но, к сожалению, ничего не меняется».

8. Может ли человек, которого не опознали, стать донором?

С точки зрения этики одинаково плохо использовать органы того, кто не хотел стать донором, и не учитывать волю человека, который этого желал. Но в случае с пациентом, которого не смогли опознать, у врачей нет выбора: забирать органы запрещает закон. «Это чисто юридическое. Например, по закону иностранные граждане донорами быть не могут. А если опознать человека нельзя, то и определить гражданство тоже, даже когда наличие татуировки на правом предплечье “Не забуду мать родную” со всей очевидностью указывает на то, что пациент наш земляк», — говорит Вячеслав Афончиков.

9. Разрешено ли в России детское посмертное донорство?

Детское донорство не было запрещено, но для того, чтобы использовать органы, у ребенка нужно диагностировать смерть мозга, а порядок проведения этой процедуры был утвержден лишь год назад. Сейчас юридических препятствий для детского донорства нет, но реальных случаев пока не было.

«Думаю, можно ожидать, что это случится в ближайшие месяцы, — считает Михаил Каабак. — Детское посмертное донорство необходимо для трансплантации сердца детям, важно для трансплантации печени. И это удел развитых обществ, поскольку помимо помощи реципиентам дает утешение людям, потерявшим ребенка в результате травмы или болезни. За последние три месяца я дважды сталкивался с ситуациями, когда родители умирающего ребенка искали такую возможность».

10. Что изменится, если будет принят новый закон о донорстве?

Если будет принят новый закон «О донорстве органов человека и их трансплантации», то врачей обяжут предпринять попытку сообщить родственникам умершего о его смерти до того, как приступить к изъятию органов.

«Закон пишется так, что остается вероятность, что мои действия будут истолкованы как противозаконные, — комментирует Вячеслав Афончиков. — Где взять контакты родственников? Что делать, если не дозвонился?»

Кроме того, должна появиться система регистрации волеизъявлений граждан. Еще закон обязывает вести электронный регистр доноров и реципиентов. Теоретически это должно навести порядок в распределении органов, сейчас в стране нет даже общего листа ожидания трансплантации, лишь региональные.

«Принципы распределения органов должны быть справедливыми и понятными, и у общества должна быть возможность проверить, соблюдаются ли эти принципы, — говорит Михаил Каабак. — К сожалению, разрабатываемый Минздравом электронный регистр не позволяет осуществлять контроль за этой системой».

Вам также может понравиться

Об авторе admin

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *