Демидовы на урале

Демидовские заводы на Урале

История Демидовских заводов на Урале началась с того как в марте 1702 года указом Петра I Никите Демидову был отдан Невьянский металлургический завод. Петр I как никто другой понимал важнейшую роль частного предпринимательства и всячески поддерживал его не только словом, но и делом. В качестве поддержки выделялись огромные беспроцентные займы, и невозвратные субсидии. Основатели заводов освобождались от налоговых пошлин и всяческих обязательных в то время повинностей.

Свою первую продукцию демидовский завод выдал уже в начале 1703 года. А до 1709 года предприятия Никиты Демидова выдали 850 пушек с полным комплектом снарядов к ним. Таким образом, успех Полтавской битвы со шведами в июне 1709 года, приведший к перелому в Северной войне, был выкован на Урале.

Интересно происхождение имени Демидовых. Родоначальником династии был государственный крестьянин Демид Григорьевич Антуфьев. Работал он на Тульских оружейных заводах, имел трёх сыновей Никиту, Семёна и Григория. Самым энергичным и предприимчивым из них был старший сын Никита, который успешно продолжал оружейное ремесло отца. Образцы ружей изготовленных Никитой Антуфьевым настолько понравились Петру I, что он сделал его поставщиком оружия для армии. А в 1702 году вместе с передачей Невьянского завода, Никита Антуфьев стал именоваться Демидовым.

Никита Демидов со своим сыном Акинфием постепенно обживались на Урале, разведывали новые месторождения руды, накапливали капитал и создавали новые заводы. К 1727 году во владении Демидовых было уже шесть заводов.

Вступив в права наследования, после смерти Никиты Демидова в 1725 году, его сын Акинфий еще более стремительно развивал своё дело на Урале, и к 1745 году количество Демидовских заводов выросло до 32. Марка Демидовых «Старый соболь» стала известна по всему миру, их железо и чугун использовали повсеместно. Например, полы одной из церквей Киево-Печорской лавры выложены чугунными плитами с одного из демидовских заводов.

Большое внимание уделялось инфраструктуре Демидовских заводов. Так, например, дороги, проложенные во владениях Демидовых, считались в то время лучшими в Европе. Пьянство пресекалось в корне. Демидовы даже платили некое подобие налога, в качестве компенсации той потерянной прибыли, которую могли приносить государству «14 могущих здесь быть кабаков». Были и постоялые дворы на территории заводов не взимавшие с путешественников плату за проживание.

Настоящий рассвет Демидовских заводов произошёл в конце XVIII начале XIX века. В это время заводами управляли уже внуки и правнуки Никиты Демидова. Количество заводов, как и состояние династии Демидовых, продолжало стремительно увеличиваться. При строительстве заводов сталаприменяться новая тактика. Передельные заводы и доменные печи стали ставить на расстоянии друг от друга. Коммуникации между ними осуществлялись дешёвым водным путём. Использовались как существующие реки и озера, так и строились новые многочисленные каналы, дамбы и плотины. Множество остатков гидротехнических сооружений времён Демидова сохранились, например, в Каслинском районе Челябинской области (см. Пименова плотина и старинная дамба на Зацепинском пруду). Тактика рассредоточения заводов принесла свои плоды, в частности доменные печи, были обеспечены первейшим ресурсом необходимым для их работы – лесом.

В XIX веке помимо прочего Демидовы начали заниматься добычей золота и платины. До 1841 года на Урале было добыто около 580 пудов золота! Богатство Демидовых неуклонно росло, но не следует забывать и о том, что вместе с увеличением благосостояния росла и статья расходов на благотворительность. Так к 1841 году общая сумма пожертвований на благие дела составляла чуть более 12 миллионов рублей (в те времена это были огромные деньги, если учесть, например, что месячное жалованье депутата Государственной Думы составляло 350 рублей, приличная верховая лошадь стоила 100 рублей, а корова около 20 рублей). Были основаны Демидовский лицей и Демидовская премия.

Не надо забывать и о том, что достижения Демидовых основаны в первую очередь на труде крепостного работного люда. Много слёз и страданий стоило народу состояние династии Демидовых. На заводах, бывало, вспыхивали народные волнения, жестоко подавляемые зачастую с использованием армии. Не обошло стороной демидовские заводы и восстание крестьян под предводительством Емельяна Пугачёва. В частности Ревдинский завод принял один из Пугачёвских отрядов на своей территории.

Собственно использование крепостных в качестве базовой рабочей силы в конечном итоге привело к закату эпохи Демидовских заводов на Урале. Даже начавшаяся первая мировая война с вытекающими из неё потребностями в металле и оружии не смогла вытащить Демидовых из стадии упадка. Состояние Демидовых постепенно перешло в руки банков завладевшими большей частью их акций и облигаций. Таким образом, к 1917 году в руках потомков Никиты Демидова оставалось не более 24% от всего капитала.

Со времен династии Демидовых на Урале сохранилось множество зданий и сооружений. В таких уральских городах как Нижний Тагил, Кыштым, Касли есть множество памятников архитектуры, в бытность принадлежавших Демидовым. В краю Каслинских озёр сохранилось множество каналов, дамб и плотин созданных для инфраструктуры Демидовских заводов. Такие пруды как Пименов и Деханов (на берегу которого сейчас находится санаторий Дальняя дача) также были заложены демидовскими заводчиками. Эпоха Демидовых на Урале продлилась с 1702 по 1917 год, за это время они внесли огромный вклад в развитие и освоение Урала.

Демидовы

У этого термина существуют и другие значения, см. Демидовы (значения).

Демидовы

Описание герба: Выписка из Гербовника

В щите, разделённом горизонтально золотою полосой, в верхней части в серебряном поле изображены три зелёные лозы рудоискательные. В нижней части в чёрном поле виден серебряный молот. Щит увенчан обыкновенным дворянским шлемом. Намёт на щите серебряный, подложенный зелёным.

Том и лист Общего гербовника

I, 135

Части родословной книги

I, II, III

Родоначальник

Никита Демидов

Ветви рода

князья Сан-Донато, Лопухины-Демидовы

Период существования рода

С XVII века по настоящее время.

Место происхождения

Тула

Подданство

Российская империя

Россия

Имения

Тайцы, Сиворицы, Алмазово, Алабино, Брынь

Дворцы и особняки

Дворец в Нескучном, Особняк П. Н. Демидова, дача П. Г. Демидова, Белый дом, Вилла Пратолино

Медиафайлы на Викискладе

Деми́довы — род богатейших российских предпринимателей (заводчиков и землевладельцев), выдвинувшийся при Петре I благодаря созданию оружейных и горнодобывающих предприятий в Туле и на Урале. Основатели многих уральских городов, внёсшие неоценимый вклад в освоение и развитие уральской земли.

В XIX веке Демидовы отходят от предпринимательской деятельности и вливаются в ряды европейской аристократии (с купленным в Италии титулом князей Сан-Донато). Из их числа происходила мать югославского регента Павла Карагеоргиевича. Одна из ветвей рода в 1873 году унаследовала в лице генерал-майора Николая Петровича Демидова имя и титул светлейших князей Лопухиных (его дед гофмейстер Григорий Александрович Демидов был женат на Екатерине Петровне, урождённой светлейшей княжне Лопухиной).

Род Демидовых был внесён в I, II, III части родословных книг Московской, Нижегородской и Санкт-Петербургской губерний (Гербовник, II, 135 и XIII, 66).

Предстивители Демидовых активно занимались благотворительностью. В частности, во время эпидемии холеры в Курске ими было построено 4 больницы. Прокофий Демидов пожертвовал на строительство Московского Воспитательного Дома более 1 миллиона рублей.

Демидовыми были основаны Демидовская премия и Демидовский лицей. В память об их заслугах в Барнауле и Ярославле в XIX веке были установлены Демидовские столпы. В Петербурге их имя носит Демидов мост, соединяющий берега канала Грибоедова. Становлению семейного дела Демидовых посвящён советский исторический фильм 1983 года.

За большой финансовый и культурный вклад в жизнь Флоренции Демидовы удостоились чести быть увековеченными на фасаде собора Санта Мария дель Фьоре. Их родовой герб виден там и в наши дни.

Представители

Фамилия Демидов изначально произошла от имени родоначальника.

Генеалогическое древо Демидовых

Демид
Антюфьев
Никита
Демидов
(1656—1725)
Акинфий
(1678—1745)
Григорий
(ум. 1728)
Никита
(1680-е — 1758)
Прокофий
(1710—1786)
Григорий
(1715—1761)
Никита
(1724—1789)
Иван
(1708—1730)
Евдоким
(1713—1782)
Иван
(1725—1789)
Никита
(1728—1804)
Алексей
(ум. 1786)
Лев
(1745—1801)
Александр
(1737—1803)
Павел
(1739—1821)
Пётр
(1740—1826)
Николай
(1773—1828)
Иван
Василий
(1769—1861)
Григорий
(1765—1827)
Алексей
(1771 — до 1841)
Павел
(1798—1840)
Анатолий
(1812—1870)
Николай
(1773—1833)
Александр
(1811—1872)
Александр
(1803—1853)
Пётр
(1807—1862)
Павел
(1809—1858)
Денис
(ум. 1876)
Павел
(1839—1885)
Платон
(1840—1892)
Григорий
(1837—1870)
св. кн. Николай
Лопухин-Демидов
(1836—1910)
Александр
(1845—1893)
Михаил
(1840—1898)
Елим
(1868—1943)
Анатолий
(1874—1943)
Игорь
(1873—1946)
Александр
(1870—1937)
Павел
(1869—1935)
Николай
(1871 — 1957)
Владимир
(1907 — 1983)

Демид Клементьевич Антуфьев (варианты – Антюфеев, Антифеев, Онтюфеев)

Отец Никиты Демидова, родоначальника рода Демидовых — Демид Клементьевич Антуфьев, происходил из государственных крестьян. Он приехал в Тулу из села Павшино, чтобы заняться кузнечным делом при тульском оружейном заводе. Из троих его сыновей — Никиты, Семёна и Григория самым предприимчивым и энергичным оказался старший сын — Никита.

Никита Демидович Антюфеев

Основная статья: Никита Демидов Николо-Зарецкая церковь в Туле, где похоронены многие потомки Никиты Демидовича

О начале его известности и первых успехах существует много разных преданий, связанных с именами Шафирова и Петра Великого. Достоверно только то, что искусно приготовленные им образцы ружей понравились Петру, который сделал его поставщиком оружия для войска во время Северной войны. Так как поставляемые Никитой Демидовым ружья были значительно дешевле заграничных и одинакового с ними качества, то Пётр в 1701 г. приказал отмежевать в собственность Демидова лежавшие около Тулы стрелецкие земли, а для добычи угля дать ему участок в Щегловской засеке.

В 1702 году Демидову были отданы Верхотурские железные заводы, устроенные на реке Нейве в 1701 г. на Урале, с обязательством уплатить казне за устройство заводов железом в течение 5 лет и с правом покупать для заводов крепостных людей. В именной Грамоте от того же года Никита Демидов впервые наименован Демидовым вместо прежнего прозвища Антуфьев.

В 1703 году Пётр приказал приписать к заводам Демидова две волости в Верхотурском уезде. С 1716 по 1725 год Демидов вновь построил четыре завода на Урале и один на реке Оке.

Демидов был одним из главных помощников Петра при основании Петербурга, жертвуя на этот предмет деньгами, железом и т. д.

Акинфий Никитич Демидов

Все ветви фамилии Демидовых, 18-21 вв. Основная статья: Демидов, Акинфий Никитич

Сын Никиты Демидовича, Акинфий Никитич (1678—1745) с 1702 года управлял Невьянскими заводами. Для сбыта железных изделий с заводов он восстановил судоходный путь по Чусовой, открытый ещё Ермаком и потом забытый, провёл несколько дорог между заводами и основал несколько поселений по глухим местам вплоть до Колывани; построил 9 заводов и открыл знаменитые алтайские серебряные рудники, поступившие в ведение казны. Он же принимал меры для разработки асбеста, или горного льна, и распространял вместе с отцом добывание и обработку малахита и магнита. Предложение его уплачивать казне всю подушную подать за уступку ему всех солеварен и повышение продажных цен на соль было отвергнуто, несмотря на посредничество Бирона, делавшего у него громадные денежные займы.

В 1726 году Демидов вместе с братьями и нисходящим потомством возведён в потомственное дворянское достоинство по Нижнему Новгороду «с привилегией против других дворян ни в какие службы не выбирать и не употреблять». По его завещанию значительная доля его наследства предназначалась сыну его от второго брака, Никите; старшие сыновья возбудили процесс, и по высочайшему повелению генерал-фельдмаршал Бутурлин произвёл между ними равный раздел.

Никита Никитич Демидов

Основная статья: Демидов, Никита Никитич

Брат Акинфия Никита (кон. 1680-х/нач. 1690-х — 1758) отличался крутым нравом, и в его деревнях и на заводах часто вспыхивали крестьянские бунты. Никита Никитич, знаток горнозаводского дела, активно работал в Берг-коллегии и основал железоделательные Нижнешайтанский, Буйский, Кыштымский, Лайский заводы и Давыдовский медеплавильный завод, за что в 1742 году его возвели в чин статского советника. Никита Никитич имел пятерых сыновей.

Прокофий Акинфиевич Демидов

Основная статья: Демидов, Прокофий Акинфиевич

Старший сын Акинфия, Прокофий (1710—1786), был известен своими чудачествами. Так, в 1778 г он устроил в Петербурге народный праздник, который вследствие громадного количества выпитого вина был причиной смерти 500 человек. Однажды он скупил в Петербурге всю пеньку, чтобы проучить англичан, заставивших его во время пребывания в Англии заплатить непомерную цену за нужные ему товары. Громадные богатства, полученные по разделу (четыре завода, которые он потом продал купцу Собакину, до 10 000 душ крестьян, более 10 сел и деревень, несколько домов и пр.), и доброе сердце сделали Прокофия Демидова одним из значительнейших общественных благотворителей. На пожертвованные им 1 107 000 руб. основан Московский воспитательный дом. Им же учреждено коммерческое училище, на которое он пожертвовал 250 000 руб. (1772). Когда стали открываться народные училища и главные нар. уч., Прокофий пожертвовал на них 100 000 руб. С именем его связывается также учреждение ссудной казны и Нескучного сада в Москве.

Григорий Акинфиевич Демидов

Основная статья: Демидов, Григорий Акинфиевич

Средний сын Акинфия, Григорий (1715—1761), больше интересовался ботаникой, чем предпринимательством. Более всего он известен как создатель первого в России научного ботанического сада под Соликамском и как корреспондент шведского учёного Карла Линнея. Также Григорию выпала судьба спасать фонды библиотеки Академии наук после пожара 5 декабря 1747 года. Его трёхэтажный дом на Васильевском острове на 20 лет, до 1766 года принял библиотеку и собрание Кунсткамеры. Григорий, благодаря своим дипломатическим способностям, упорству и бесконечным благодеяниям добился в 1755 году у императрицы Елизаветы Петровны раздела Акинфиевого наследства, дав наконец возможность всем братьям вести самостоятельную жизнь.

Никита Акинфиевич Демидов

Основная статья: Демидов, Никита Акинфиевич

Младший сын, Никита Акинфиевич (1724—1789), отличался любовью к наукам и покровительствовал учёным и художникам. Он издал «Журнал путешествия в чужие края» (1766), в котором много верных замечаний, указывающих на широкую наблюдательность автора. Состоял в переписке с Вольтером; в 1779 году учредил при Академии художеств премию-медаль «за успехи в механике».

Николай Никитич Демидов

Граф Николай Демидов Основная статья: Демидов, Николай Никитич

Внук Акинфия Демидова, Николай Никитич (1773—1828), начал службу адъютантом при князе Потёмкине во время второй турецкой войны; построил на свой счёт фрегат на Чёрном море.

  • В 1807 году пожертвовал дом в пользу Гатчинского сиротского института.
  • В 1812 году выставил на свои средства целый полк солдат («Демидовский»).
  • В 1813 году подарил Московскому университету богатейшее собрание редкостей и в том же году построил в Петербурге четыре чугунных моста.

Живя с 1815 года почти постоянно во Флоренции, где он был русским посланником, он, однако, много заботился о своих заводах, принимал меры к улучшению фабричной промышленности в России, развёл в Крыму виноградные, тутовые и оливковые деревья; в 1819 году пожертвовал на инвалидов 100 000 рублей, в 1824 году, по случаю наводнения в Петербурге, на раздачу беднейшим жителям — 50 000 руб.; в 1825 году — собственный дом для «Дома Трудолюбия» и 100 000 рублей.

Составил во Флоренции богатейшую картинную галерею. Благодарные флорентинцы за основанные им детский приют и школу поставили ему памятник (1871).

Павел Григорьевич Демидов

Основная статья: Демидов, Павел Григорьевич

Павел Григорьевич (1738—1821), сын Григория Акинфиевича, правнук Никиты Демидовича, образование получил в Гёттингенском университете и Фрейбергской академии. Много путешествовал по Западной Европе. «За обширные познания в натуральной истории и минералогии» Екатерина II пожаловала его в советники берг-коллегии. Находился в переписке с Линнеем, Бюффоном и другими заграничными учёными; составил замечательную естественнонаучную коллекцию, которую вместе с библиотекой и капиталом в 100 000 руб. подарил Московскому унив. (1803).

Когда в 1802 г был издан манифест об учреждении министерств, заключавший в себе, между прочим, призыв к пожертвованиям на дело образования в России, Демидов одним из первых откликнулся на него. В 1803 г на пожертвованные им средства (3578 душ крестьян и 120 000 р.) основано «Демидовское высших наук училище» (затем Демидовский юридический лицей).

В 1805 г он пожертвовал для предполагаемых университетов в Киеве и Тобольске по 50 000 р.; тобольский капитал к 80-м годам возрос до 150 тысяч руб. и Демидов стал одним из главных учредителей Томского университета, в актовом зале которого и поныне вывешен портрет Демидова.

В 1806 г он пожертвовал Московскому университету свой мюнцкабинет, состоявший из нескольких тысяч монет и медалей. В Ярославле ему поставлен памятник, открытый в 1829 г.

Павел Николаевич Демидов

Основная статья: Демидов, Павел Николаевич

Павел Николаевич, старший сын Николая Никитича, егермейстер (1798—1841). Он несколько лет служил губернатором в Курске и прослыл благотворителем края. Во время эпидемии холеры 1831 г построил в Курске четыре больницы; за его счёт воздвигнут памятник поэту Богдановичу.

Известен как учредитель так называемых «Демидовских наград», на которые жертвовал при жизни и назначил выдавать в течение 25 лет со времени его смерти по 20 000 р. ассигнациями или 5714 руб. сер. ежегодно.

Анатолий Николаевич Демидов

Демидовы-Сан-Донато

Описание герба: Выдержка из Общего гербовника

Щит разделён на четыре части чёрным крестом с разрезанными широкими концами, суживающимися к середине. В середине щита наложен малый щиток с гербом фамилии Демидовых: щит разделён горизонтально золотым поясом; в верхней серебряной части три зелёные рудоискательные лозы, а в нижней чёрной части серебряный рудокопный молоток. В четырёх частях основного щита в шахматном порядке расположены эмблемы гербов города Флоренции и тамошней общины таким образом: в первой и четвёртой частях в червлёном поле серебряная лилия (герб Флоренции), а во второй и третьей — в серебряном поле червлёный греческий крест (герб флорентийской общины). Щит увенчан княжеским итальянским шлемом, украшенным русской дворянской короной. Нашлемник: два скрещённых серебряных рудокопных молота, обвитые зелёным сосновым венком с червлёной лентой. Намёт: справа — зелёный с золотом, слева — чёрный с серебром. Щитодержатели: два серебряных медведя с червлёными глазами и языками. Девиз: «АСТА NON VERBA» червлёными буквами на серебряной ленте. Герб украшен княжеской итальянской багряной мантией, усеянной золотыми звездочками и увенчанной княжеской итальянской шапкой.

Девиз

«АСТА NON VERBA» (Дела — не слова)

Том и лист Общего гербовника

XIII, 66

Титул

князья Сан-Донато

Родоначальник

Демидов, Анатолий Николаевич

Близкие роды

Демидовы, Лопухины-Демидовы

Период существования рода

1840-1943 гг.

Место происхождения

Италия

Подданство

Италия

Дворцы и особняки

вилла Сан-Донато
вилла Пратолино

Медиафайлы на Викискладе

Основная статья: Демидов, Анатолий Николаевич

Анатолий Николаевич (сын Николая Никитича, 1812—1870). Большую часть своей жизни прожил в Европе, изредка лишь приезжая в Россию.

Крупнейшие его пожертвования:

  • основание «Демидовского дома призрения трудящихся» в СПб., на что им дано более 500 000 руб.;
  • основание «Николаевской детской больницы», на которую он пожертвовал вместе с братом Павлом Николаевичем 200 000 руб.

В 1841 г он женился на племяннице Наполеона I, принцессе Матильде. Купив княжество Сан-Донато, он стал называться князем Сан-Донато, но только за границей.

За его счёт снаряжена была в 1837 г учёная экспедиция в Южную Россию (обзор её результатов издан под заглавием: «фр. Esquisse d’un voyage dans la Russie méridionale et la Crimée», (1838, русский пер. M., 1853); он же дал средства на путешествие по России в 1837 году французского художника Андре Дюрана (André Durand), составившего и издавшего в Париже альбом видов «Voyage pittoresque et archéologique en Russie».

Под псевд. Nil-Tag Демидов поместил о России ряд писем в «Journal des Debats» и издал их отдельной книгой: «фр. Lettres sur l’Empire de Russie».

Павел Павлович Демидов

Основная статья: Демидов, Павел Павлович

Павел Павлович (1839—1885), сын Павла Николаевича, окончил курс в юридическом факультете Спб. университета, служил в посольствах парижском и венском, был советником губернского правления в Каменец-Подольске, с 1871 по 1876 г был киевским городским головой.

Во время русско-турецкой войны 1877—78 гг. был чрезвычайным уполномоченным СПб. «Общества «Красного креста»». На его средства издавалась одно время в СПб. газета «Россия». В 1883 г. он написал брошюру «Еврейский вопрос в России». Унаследовал от бездетного дяди, Анатолия Николаевича, титул князя Сан-Донато, утверждённый за ним в 1872 г. Александром II.

Сегодня титул принц Демидофф ди сан Донато носит ещё один Павел (1937) — Паул принц Демидофф (Австрия — Мондзее). Лектор в папских колледжах и университетах. Член Папского Ордена — Св. Силвестра. Почётной гражданин города Барселоны. Великий Мастер Езотерического Ордена Тамплиеров. Рыцарь Большого Креста за заслуги Ордена Тевтонских рыцарей.

Ссылки

  • Поколенная роспись рода основателя Демидовского лицея П. Г. Демидова
  • Демидова Н. Г. История династии // Международный Демидовский фонд. (рус.) — 17.11.2008.
  • Новые данные о происхождении Демидовых
  • Елена И. Краснова. Нисходящая мужская поколенная родословная уральских промышленников Демидовых
  • Демидовский институт. Научное и культурно-просветительское общественное учреждение.
  • Демидовы, семья // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.
  • Демидовы (дворяне) // Русский биографический словарь : в 25 томах. — СПб.—М., 1896—1918.
  • Гербовое дело Демидовых Департамента Герольдии Правительствующего Сената по Владимирской, Калужской, Московской, Нижегородской и Санкт-Петербургской губ. 1871 г. РГИА, ф.1343, оп.20, д.1063
  • История Рязанского края: Демидовы. Дата обращения 16 июня 2016.

Словари и энциклопедии

Кто сделал Урал железным хребтом Российской империи.

История капитализма в России, который начал бурно развиваться при Петре Великом, прервалась после революции 1917 года и снова возобновилась в наше время. Чтобы напомнить о том, как предприимчивые коммерсанты, промышленники и финансисты добивались успеха не только в XXI веке, «Лента.ру» начинает цикл публикаций о бизнесменах Российской империи — тех, кто на протяжении сотен лет вкладывался в экономическое развитие государства.

В России до революции было немало успешных предпринимательских династий, сосредоточивших в своих руках управление целыми отраслями экономики. Демидовы — одна из самых знаменитых. Во многом благодаря их усилиям страна стала лидером в области металлургии, не только обеспечив свои потребности в чугуне и стали, но и превратившись в крупнейшего экспортера.

Железо и кровь

Начав Северную войну со Швецией, Петр I столкнулся с серьезной, хоть и ожидаемой проблемой. Противник у России был сложный, его нельзя было победить только с помощью традиционных преимуществ — многочисленности и стойкости русских солдат. Шведов, которые нанесли тяжелейшее поражение России под Нарвой, а также сокрушили ее союзников одного за другим, можно было одолеть только за счет качественного перевеса. Для этого требовалась сильная индустрия, в первую очередь бесперебойное производство «хлеба войны» — металла.

Традиционное суждение о России как о самой богатой полезными ископаемыми стране мира справедливо лишь по отношению к последним двум векам отечественной истории. В Средневековье и чуть раньше ничего этого не было. Из ресурсов в государстве хватало леса, воды, пушнины, а вот с металлами на Русской равнине как-то не задалось. В отличие от гористой Европы, где многочисленные месторождения железа, меди, серебра выходили практически на поверхность. К слову, многие историки считают, что недостаток полезных ископаемых был одним из факторов отсталости средневековой Руси. Как бы то ни было, из железа в стране добывался только «болотный» сорт — руды бурого железняка, довольно бедные собственно металлом, разрабатывались под Тулой и Олонцом. Переработка такого сырья была трудоемкой, а конечный продукт — не всегда высокого качества.

Изображение: Евгений Лансере / Public domain. Петру I нужна была сильная металлургическая отрасль, чтобы победить Швецию и начать строительство Российской империи.

Урал — совсем другое дело. Запасы руды на фоне скудных месторождений центра страны там казались неисчислимыми. И леса, необходимого для приготовления древесного угля, на Камне (так называли уральскую горную цепь первопроходцы) хватало. В той же Туле к началу XVIII века лесные массивы были практически вырублены — для нужд промышленности и строительства.

Судя по всему, металлургия в Уральских горах существовала уже во времена, когда там жили полукочевые древние индоевропейцы, однако после присоединения Урала к Руси никаких серьезных разработок там долго не велось. Регион осваивали немногочисленные поселенцы — для развития промышленности попросту не было рабочей силы. Да и от центра слишком далеко, чтобы добыча и переработка железа (месторождения цветных и драгоценных металлов на Урале открыли позже) были рентабельными. Кроме того, в то время хватало тульских мощностей.

К Северной войне сложились все условия для экономического прорыва. С одной стороны, Урал основательно заселили русские колонисты. С другой — металла из традиционных центров индустрии уже не хватало. Петр I, посовещавшись с Берг-коллегией (говоря современным языком — с министерством промышленности), принял решение о строительстве металлургических заводов на Урале.

В 1702 году на реке Нейве на казенные средства был возведен Невьянский завод, давший первый уральский чугун. Все бы ничего, но даже в только зарождающейся Российской империи эффективность госуправления в экономике, особенно в высокотехнологичных (по тем временам) отраслях была невысока. Если предприятия поблизости от столицы еще можно было как-то контролировать, то в уральской глуши государственные «менеджеры» чаще всего руководствовались принципом «до солнца высоко, до царя далеко».

Изображение: гравюра И.А. Шлаттера «Обстоятельное описание рудноплавильного дела». В начале XVIII века на Урале появились первые заводы. Некоторые из них передали в частные руки для повышения качества управления.

Из кузнецов — в олигархи

Часть новых предприятий на Урале решили передать в частные руки. Кандидатура на пост управляющего нашлась быстро.

Тульские металлургические промыслы, основанные голландцами Виниусом и Марселисом в первой половине XVII века, стремительно развивались. В городе мастеров было множество кузниц, выполняющих в том числе и госзаказ. Наиболее талантливые и предприимчивые мастера открывали собственные производства. Одним из таких заводчиков был Никита Демидович Антуфьев, происходивший из местных крестьян.

Наиболее популярная историческая версия о возвышении первого Демидова говорит о следующем. В 1696 году Петр I предложил тульским кузнецам выгодный подряд — изготовить 300 ружей по западноевропейскому образцу. Тогдашнее русское стрелковое вооружение по качеству и сложности используемых технологий уступало зарубежному. Что и неудивительно: в сравнительно бедной стране тяжело было освоить суперхайтек тех времен (по сложности производство ружей вполне можно сравнить с современной индустрией микропроцессоров). При всей конкуренции среди туляков только Никита взялся выполнить заказ. И выполнил. В результате он получил не только более чем щедрое вознаграждение из казны, но и стал близок к монарху, что в России во все времена было дороже денег.

Фото: музей Демидовых в Нижнем Тагиле. Никита Демидов основал династию «железных королей».

Именно Никита Демидович Антуфьев (потомки взяли его отчество в качестве фамилии) и приватизировал только что построенный Невьянский завод. Ему разрешалось заплатить «железную цену»: расходы казны на строительство были компенсированы в течение шести лет поставками черного металла. Сделка была выгодной для обеих сторон — Демидовы получали гарантированного покупателя и не несли никаких издержек, связанных с реализацией товара, а для правительства в тех условиях чугун и сталь были ценнее золота.

Никита и его сын Акинфий обладали двумя важнейшими качествами — они разбирались в технологических процессах лучше любого из своих подчиненных и одновременно были прирожденными коммерсантами. Это позволило им в течение пары десятков лет превратить свой плацдарм на Урале в настоящую империю — за короткий срок они открыли еще пять заводов. Чугуна выплавлялось намного больше, чем требовал Петербург, но и излишки так или иначе шли на государственные нужды. Из этого же чугуна отлили сотни артиллерийских орудий и более миллиона пушечных ядер. Изделия Демидовых стоили значительно меньше (подчас в два раза), чем продукция казенных заводов.

Тем не менее Демидовы конкуренции со стороны госпредприятий не любили и старались любой ценой выбить их с рынка. Для этого использовались все возможные средства. Несмотря на категорический запрет Берг-коллегии, промышленники открыто переманивали мастеров с государственных заводов, а по слухам, использовали и саботаж.

В военное время все это сходило Демидовым с рук, но после заключения Ништадтского мира на Урал прибыла комиссия, которую возглавил историк Василий Татищев. Отвертеться от антимонопольщиков XVIII века не удалось, и Акинфий Демидов, унаследовавший компанию от умершего к тому времени отца, был приговорен к штрафу. Абсолютное доминирование Демидовых было нарушено, но они уже настолько твердо обосновались на Урале, что укрепление государственных заводов и появление новых частных конкурентов не особо повредило их процветающему бизнесу.

Фото: Сергей Прокудин-Горский / Библиотека Конгресса США. Бизнес Демидовых быстро развивался, к середине века они владели тремя десятками предприятий.

Акинфий Демидов был, пожалуй, даже более оборотистым предпринимателем, чем его отец. При нем горно-металлургическая империя семьи достигла апогея могущества. Во многом задачу ему упрощала возможность беспрепятственно покупать крепостных для использования на производстве. Такое право было лишь у немногих промышленников того времени.

К середине века Демидовы владели более чем 30 предприятиями, на которых выплавлялось 40 процентов всего русского чугуна. В кратчайшие сроки страна смогла не только удовлетворить свои потребности в металле, но и превратиться в нетто-экспортера железа.

Более того, к концу века Российская империя обогнала Швецию, традиционного лидера европейской индустрии, по объему экспорта черных металлов в Англию и Голландию. Демидовы одними из первых русских промышленников получили право на прямой экспорт железа за рубеж, что и поспособствовало их дальнейшему обогащению.

Из-за использования труда крепостных условия на заводах Демидовых были очень тяжелыми. По крайней мере, по сегодняшним меркам. Травматичность и смертность были исключительно высокими (впрочем, как и на других европейских заводах в ту эпоху). В то же время работа на Демидовых открывала и огромные возможности. Бывший крестьянин с умелыми руками и головой на плечах мог быстро повысить квалификацию. Крестьянин на селе не заработал бы и за всю жизнь столько, сколько платили в год на демидовских заводах мастерам и опытным рабочим.

Акинфий Демидов старался лично контролировать все производственные процессы. К примеру, он уже в XVIII веке ввел систему мониторинга разговоров сотрудников, которой позавидовали бы и работодатели XXI столетия. Речь о «падающей башне» Демидовых в Невьянске. Акустика строения была такова, что из своего кабинета «хозяин Урала» мог слышать почти все, о чем толковали его проходившие поблизости работники — о чем они, естественно, не догадывались. В результате предприниматель знал о настроениях на заводе лучше, чем его «менеджеры среднего звена» на местах, что благоприятно сказывалось на управлении предприятием.

Фото: С.А. Гаврилов / Wikipedia. Невьянский завод и «падающая башня» Демидовых.

Из олигархов — в европейские князья

Часто бывает так, что внуки бизнесменов успешно просаживают огромные состояния. Но это явно не случай Демидовых. Семья знала как минимум пять поколений успешных предпринимателей, год за годом множивших финансовое могущество своей компании. Хотя Демидовы отличались многодетностью и имущество приходилось делить на нескольких наследников, вплоть до середины XIX века они сохраняли за собой титул королей металлургии. Предпринимательская жилка у них была так сильна, что некоторые из представителей династии, в молодости отличавшиеся любовью к кутежу, затем превращались в образцы купеческой этики и благочестия.

Таковым был, к примеру, Николай Демидов, правнук основателя металлургической империи. При Павле I его даже пришлось взять под опеку, чтобы он не растранжирил состояние. Но впоследствии он проявил себя как исключительно сильный управленец, внедрял наиболее продвинутые методы работы. При нем Нижнетагильский завод стал одним из самых высокотехнологичных металлургических предприятий Европы.

Все же в XIX веке династия Демидовых постепенно превратилась в классических представителей «старых денег», в основном прославившихся своей филантропией, меценатством и служением государству. Сын Николая Демидова Павел, к примеру, стал крупным чиновником и получил должность курского губернатора.

Изображение: Карл Брюллов / Wikipedia. Анатолий Демидов — европейский князь и крупный русский меценат.

Его брат Анатолий прославился еще больше. Живя в основном в Европе, он как-то выкупил итальянский титул князя Сан-Донато у спившегося приятеля. Он рассчитывал, что европейское дворянство высшего звания откроет перед ним двери всех дворцов Петербурга.

Но просчитался. Проблема бегства капиталов из России существовала уже тогда, и трата огромных денег на покупку имений за рубежом раздражала императора Николая I. Никакого монаршего расположения княжеский титул потомку великих промышленников не принес, равно как и женитьба на племяннице Наполеона Бонапарта.

Анатолий продолжал стараться: в 1840-е годы он пожертвовал полмиллиона рублей на строительство «Дома призрения трудящихся» в Петербурге, а также на детскую больницу в городе. Но своим при дворе русско-европейский меценат так и не стал.

***

Закат империи Демидовых наступил после реформ 1860-х годов, когда русская промышленность получила необходимый толчок. Новые промышленники, использовавшие более прогрессивные технологии и умевшие обходиться без крепостного труда, серьезно потеснили Демидовых на металлургическом рынке страны. Да и значение Урала в целом снизилось — дешевый уголь Донбасса обеспечил превосходство в отрасли Донецко-Криворожскому промышленному району. Акции Демидовых в их собственных предприятиях постепенно скупались банками. В итоге к революции 1917 года их доля в компании была ниже четверти. А советская власть лишила и этого.

Историческое значение Демидовых, однако, трудно переоценить. Долгие годы они были пионерами металлургической индустрии, чьему примеру следовали другие промышленники. До сих пор на Урале действуют десятки предприятий, построенных династией «железных королей».

Самый первый уральский металлургический завод в Невьянске в начале XX века был переквалифицирован в машиностроительный. И работает по сей день, успешно пережив и советскую власть, и лихие девяностые.

Характер

Акинфий Никитич родился в Туле в 1678 году (точная дата его появления на свет неизвестна). Родина Демидовых с давних времен славилась своими ремесленниками и кузнецами. В Туле семья Акинфия владела заводом по выплавке чугуна, а также фабрикой по производству огнестрельного оружия. На рубеже XVII и XVIII вв. дела Демидовых пошли в гору. Никита познакомился с Петром I и стал его главным поставщиком оружия во время Северной войны.

В 1702 году Демидовы получили первые участки земли на Урале, где они стали пионерами отечественной промышленности. Акинфий переехал поближе к «Каменному поясу» вслед за отцом. Наследник промышленника лично участвовал в строительстве и обустройстве новых заводов. От отца он унаследовал не только предприимчивость, но и способность защищать свои интересы перед высокопоставленными государственными вельможами. К примеру, Демидов Акинфий Никитич получил чин действительного статского советника и имел покровителя в лице фаворита императрицы Анны Бирона.

В диалоге с властью Акинфий опирался на поддержку и других важных чиновников. В числе его друзей был президент Коммерц-коллегии Петр Шафиров, а также Иван Черкасов – кабинет-секретарь царицы Елизаветы Петровны. Именно эти люди способствовали тому, что Акинфий Никитич Демидов двадцать лет спокойно чувствовал себя хозяином в делах, связанных с его бизнесом.

Во главе семейного дела

Никита Демидов умер в 1725 году. Старший сын сразу же приступил к управлению отцовской империей. Он развивал заводскую инфраструктуру, прокладывал дороги, возводил новые предприятия. За двадцать лет активы, которыми обладал Акинфий Демидов, увеличились в три раза. При нем на Урале появились первые заводы по добыче и обработке асбеста, малахита и других ценных пород и минералов.

Всего Акинфий Демидов построил 17 предприятий по плавке железа и меди. Главным проектом его жизни стал Нижнетагильский завод. По своим качествам этот объект ничем не уступал западноевропейским конкурентам. Предприятие получило новейшее для того времени оборудование. Символично, что оно продолжает работать и сегодня. На Нижнетагильском заводе была открыта домна, ставшая крупнейшей во всем мире. Шаг за шагом Демидов Акинфий Никитич увеличил выпуск чугуна в пять раз. К концу жизни он был обладателем 25 заводов, где работали 23 тысячи человек.

После Нижнетагильского завода, начавшего работу в 1725 году, были пущены Шайтанский (в 1727-м на Шайтанке – притоке Чусовой), Черноисточенский (в 1728-м на реке Черный Исток – притоке Тагила) и Уткинский (в 1729-м на реке Утке – притоке Чусовой).

Новые предприятия

Еще Никита Демидов получил право на освоение удобного места на реке Ревде у Волчьей горы. Осуществить проект основоположник династии не успел. Строительством занялся Акинфий. Сначала были возведены вспомогательные Нижнечугунский, Верхнечугунский и Корельский заводы (их пустили в 1730 году). И только после этого началось возведение главного предприятия. Ревдинский завод для переработки чугуна был построен в 1734 году.

Никита и Акинфий Демидовы никогда не забывали о своих старых активах. Сын полностью обновил появившийся при отце Выйский завод. Число печей на нем увеличилось до десяти. В 1729 году на заводе произошел пожар, из-за которого он некоторое время простаивал. Существовала и другая проблема. Его руда содержала слишком много железа и отличалась невысоким качеством. В связи с этим Акинфий провел реорганизацию предприятия. Сначала завод стал перерабатывать медный полуфабрикат, получаемый на других шахтах. Затем на нем появились домны.

В 1729 году по указу Берг-коллегии был построен еще один завод Акинфия Демидова – медеплавильный Суксунский. Он расположился в 45 верстах от города Кунгура. Место для завода выбрали на берегу речки Сукусун – небольшом притоке Сылвы. Его каменная плотина имела длину в 120 сажен. Это была капитальная постройка. Руда доставлялась на завод из бассейна реки Бым. Вложение оказалось не самым удачным. Так как руды были гнездовыми, никто не мог в точности оценить масштаб запасов сырья. Оказалось, что его хватило лишь на несколько лет работы. С середины 1730 гг. Суксунский завод занялся очисткой медного полуфабриката.

Акинфий и раскольники

В 1730 гг. власти Российской империи начали очередную кампанию против старообрядцев. Урал являлся регионом, где их количество было особенно велико. Старообрядцы бежали туда еще в XVII веке после раскола в Русской православной церкви, вызванного реформами патриарха Никона. Никита Демидов активно привлекал кержаков к работе на своих заводах. То же самое делал и Акинфий.

В отношении Демидовых к раскольникам был трезвый расчет. Дополнительный дешевый трудовой ресурс позволял получать большую прибыль и уменьшить расходы. Государство же стремилось выявить раскольников для того, чтобы внести их в специальные списки и согласно законодательству, обложить дополнительным налогом. Демидов прикрывал старообрядцев. По-прежнему остается дискуссионным вопрос о том, был ли он сам раскольником. Дело в том, что родная для семьи промышленников Тула еще в XVII столетии считалась центром притяжения людей, спасавшихся от репрессий церкви. Однако никаких точных доказательств того, что Акинфий Демидов, личная жизнь которого оставалась тайной, являлся старообрядцем, историки так и не нашли.

Наследники

Прокофий и Григорий, недовольные собственной долей, после смерти отца подали прошение на имя Елизаветы Петровны. Императрица удовлетворила справедливую жалобу. Власть провела переоценку имущества и поделила его на три равные части. Прокофий получил невьянские и нижегородские заводы, Григорий – предприятия Тулы и Приуралья, Никита – нижнетагильскую промышленность.

Так дети Акинфия Демидова поделили прежде единый комплекс, принадлежавший их деду и отцу. Кроме того, часть имущества перешла к государству. Казенными стали алтайские рудники. Тем не менее наследники Акинфия сохранили и преумножили то, что осталось в их руках. Демидовская династия оставалась одной из богатейших в России еще на протяжении многих лет.

Антуфьев Никита Демидович

1656–1725

Никита Демидович Антуфьев (более известный как Никита Демидов), тульский кузнец, стал родоначальником династии Демидовых.

За заслуги в развитии горного дела комиссар Никита Демидович грамотою от 21 сентября 1720 года был возведен в дворянское достоинство под фамилией «Демидов» вместе с сыновьями Акинфием, Григорием и Никитою и законным их потомством, и затем сыновья Никиты Демидовича получили диплом от 24 марта 1726 года в подтверждение пожалованного отцу их потомственного дворянства.

В правление царя Петра I Антуфьев получил огромные земли на Урале под строительство металлургических заводов и на этом сделал стремительную карьеру. Это были времена мучительного перехода отжившего строя к новой созидательной России. Именно в это время, порой кровавой ломки, пригодились личные качества тульского кузнеца – исключительная предприимчивость, жесткая, подчас жестокая целеустремленность, блестящие организаторские способности, практическая сметка.

Демид Григорьевич Антуфьев, отец Никиты, родом был из расположенного в 20 верстах от Тулы села Павшино. Село это еще в древности было известно производством железа. Демид Григорьевич происходил из государственных крестьян и имел возможность переехать в город. Он отправился в Тулу, чтобы заняться в городе кузнечным ремеслом. В 1664 году восьмилетний Никита потерял отца, и пришлось ему идти работать. Свою трудовую деятельность он начал работником у мастера-кузнеца. Проявил себя Никита прилежным учеником. Он стремился к познаниям, повышал свое мастерство. Уже тогда начали проявляться и организаторские способности. В одной из грамот 1691 года 35-летний «Никишко» Демидов известен среди троих выборных (со старостой во главе), посланных оружейниками в Москву для защиты их интересов в земельном споре.

Уже в молодом возрасте он выделялся из массы простых слободских ремесленников. Постепенно он становился Никитой Демидовичем Антуфьевым, превращаясь в тульского оружейного предпринимателя. Предполагалось, что еще до 1696 года у него была небольшая «домашняя» фабрика.

В 1696 году он основал под Тулой «своими деньгами и… без споможенья и дачи дворцовых крестьян» завод для выплавки чугуна, «действующий с помощью воды». Отсюда можно сделать вывод, что Демидов был в это время уже достаточно богат.

В 1695 или в1696 году Тулу посетил император Петр I. В этот приезд он познакомился с Демидовым и лично дал разрешение на строительство завода.

Император в 1701 году приказал отмежевать в собственность Демидова лежавшие около Тулы стрелецкие земли, а для добычи угля дать ему участок в близлежащей засеке. Также он выдал Демидову специальную грамоту, позволявшую расширить производство за счет покупки новой земли и крепостных для работы на заводах.

Когда началась Северная война, которую вел Петр I против шведов, Демидову удалось, опередив других заводчиков, перехватить государственный заказ на 500 пушек. Он брался делать пушки по полтине за пуд «против немецкого литья и против образца и чертежа, каков ему дан будет из приказа адмиралтейских дел». Петр, которому сообщили об этом в Воронеж, сформулировал требования к качеству пушек и потребовал, чтобы Демидов сделал образцы. Казенный тульский завод, владеть которым Демидову первоначально разрешено было в течение 20 лет, был отдан ему «впредь впрок бессрочно» с правом передачи по наследству.

Демидов остался верен и традиционному оружейному производству. До 1696 года тульские кузнецы должны были сдавать в казну всего две тысячи пищалей в год.

Демидов к этому времени составил себе имя, его уже хорошо знали в Москве. В 1697–1701 годах Демидов неоднократно привлекался Сибирским приказом в качестве эксперта по различным вопросам металлургического и оружейного производства.

Петр I заказал кузнецу Демидову алебарды, которых тот по иностранному образцу сковал якобы три сотни и привез через месяц в Воронеж.

Кузнец, отличившийся в изготовлении заказанных императором алебард, в дальнейшем не раз демонстрировал Петру свое мастерство, чем и заслужил его расположение.

В 1702 году силами учеников-оружейников Демидова делалось, по его словам, до пяти тысяч ружей в год.

России, вставшей на путь промышленного развития, нужно было иметь сильную армию и флот, которые, в свою очередь, могли появиться только при условии развития металлургического и горного производства. Для строительства заводов требовались крупные капиталы. У государства, как всегда, было много проблем и мало денег. Казенные заводики работали плохо. Работники не отличались старанием, и потому заводы работали из рук вон плохо: были дорогущими, давали мало металла и прибыли.

Где-то в 1996 году Демидову передали на экспертизу образцы уральской руды. В то время Сибирский приказ интересовался его отношением к переселению на Урал и освоению нового промышленного района. Тогда Демидов отказался, но через пять лет сам обратился в приказ с просьбой о передаче ему заводов. В марте 1702 года ему были отданы казенные Верхотурские железные заводы, построенные на реке Нейве на Урале еще при Алексее Михайловиче.

Демидов должен был платить казне за устройство заводов железом в течение пяти лет и имел право покупать для заводов крепостных людей. За это Демидов в знак благодарности преподнес императору коллекцию золотых изделий, извлеченных им из сибирских курганов. По приказу Петра I она стала основой организованной царем в Санкт-Петербурге Кунсткамеры.

Невьянский завод был принят его приказчиком от верхотурского воеводы в мае. Уже через шесть дней после указа Демидов просит о подорожной для работников, направляемых им в Сибирь. С этого времени в течение нескольких лет не иссякает поток отъезжающих из Тулы на Урал мастеров с семьями – и через 15 лет после передачи завода более 10 % работающих на нем составляли выходцы из Тулы. Руководил работами там старший сын Никиты Акинфий. Никите в Туле подвернулось выгодное дело, и попасть на Невьянский завод удалось только осенью 1702 года. Оружейная слобода в Туле выполняла большой заказ, по военному времени особенно ответственный. Работа, однако, шла медленно, ружья были плохими. Тогда Сибирский приказ, отстранив старосту Оружейной слободы, передал заказ Демидову. Демидов оставался в Туле до начала августа 1702 года, чтобы организовать изготовление оружия.

Дважды в течение года (в октябре – декабре 1702 года и в октябре – начале ноября 1703 года) приезжал Демидов на Невьянский завод. Первая продукция завода – две пушки и железо – была отправлена в Москву в январе 1703 года. Ядра и железо из первой партии (12 тысяч пудов) Пушечный двор Москвы принял в сентябре, остальное прибыло позже, весной 1704 года. Продукция уральских заводов – Невьянского и Каменского – сыграла важную роль в Северной войне.

С 1702 по 1706 год на демидовских заводах было изготовлено 114 артиллерийских орудий, с 1702 по 1718 год – 908,7 тысяч штук артиллерийских снарядов. При этом Демидов выставлял цену вдвое меньшую, чем другие поставщики. С 1718 года он стал единственным поставщиком железа, якорей и пушек для русского флота, в результате чего обрел при дворе могущественных покровителей.

Теперь вся жизнь Никиты Демидова была связана с Уралом.

Он скупал за бесценок земли и крепостных. Строил новые заводы, налаживал работу на них. Рабочих рук не хватало, и Демидову приходилось вопреки строгим запрещениям Берг-коллегии переманивать к себе мастеров с казенных заводов. Он приглашал шведских пленных, знавших чугунолитейное дело, укрывал беглых. Производительность труда его рабочих была очень высокой. «Демидов, у которого нет и четвертой части приписных крестьян против казенных заводов, несмотря на то, отпускает железа вдвое более против казенных заводов», – писал руководитель уральской промышленности Василий Татищев, приезжавший с инспекцией на демидовские заводы.

В 1703 году Петр I приказал приписать к заводам Демидова две волости в Верхотурском уезде. С 1716 по 1725 год Демидов построил еще пять предприятий – молотовые заводы Шуралинский (1716 год) и Быньговский (1718 год), перерабатывающие чугун Невьянского завода, а также Верхнетагильский (1720 год), Нижнелайский (1723 год) и Нижнетагильский заводы.

В 1709 году по указу Петра I Никита основал в городе Невьянске цифирную школу. Никита Демидов обладал феноменальной памятью, лично вникал во все детали заводского хозяйства. Он проявлял «ревность к отечеству», поставляя продукцию в казну по более низкой цене, оказывал помощь деньгами и железом в строительстве Петербурга. Он внес большой вклад в освоение уральских горных богатств.

Специалистов по горнозаводским делам у Никиты Демидова было немало. Рудознатцы, мастера, владеющие искусством поиска подземных целей с помощью лозы, исходили весь Урал вдоль и поперек, открыли десятки крупных рудных месторождений. Одно из них, располагавшееся на берегу реки Чусовой, там, где река прорывается у подножия горы Волчихи через Уральский хребет, было открыто еще до появления Демидова на Урале в 1702 году. Никита Демидов испытал волчихинскую руду на Тульском заводе, убедился в ее качестве. Позже, в 1724 году, он получил право на разработку месторождения. Застолбив его, поначалу отец, а затем и Акинфий оказались, тем не менее, не в состоянии освоить рудник. Более того, им пришлось вскоре убедиться, что металл из волчихинской руды получался жестким и не выдерживал необходимых для оружейного металла нагрузок. Гораздо позже, уже в ХХ веке, причины столь странного поведения руды станут понятны: в ней будут обнаружены значительные примеси титана. Технологии ХУШ века с подобными металлами справиться не могли.

В 1720 году Урал (преимущественно «демидовский») давал, по меньшей мере, две трети металла России. С 1716 года была начата отправка железа на экспорт. Между заводами были проложены дороги для транспортировки заводской продукции, расчищен судоходный путь по реке Чусовой, построены сплавные суда, пристани, склады. В 1722 году «таковых великих и прибыточных во всей России и в Швеции едва найдутся ли». В 1720 году Демидов был возведен в личное дворянство.

В это время Никита Демидов уже обладал огромным авторитетом и имел влиятельных покровителей. Его заводы на Урале образовали фактическую монополию, он не допускал туда даже своего младшего сына Никиту Никитича. Не удивительно, что Демидов пользовался благосклонностью императора.

В 1722 году В.Н. Татищев, управляющий казенными заводами на Урале, начал проводить политику развития казенных предприятий на Урале для дальнейшей передачи их в частные руки. Демидов, увидев в этом угрозу своей монополии, оклеветал высокого чиновника перед царем. По розыску явилась вина Демидова против Татищева. Для расследования споров на Урал послан был Г. В. де Геннин, нашедший, что Татищев во всем поступал справедливо. Он был оправдан. Суд наложил на Никиту Демидова огромный штраф, и на Урале начала развиваться казенная промышленность. Демидовская монополия оказалась нарушенной, на Урале впервые появились другие промышленники, пока в основном в медеплавильной промышленности.

Начало использования асбеста, или как его называли «горного льна», по преданию, тоже связано с именем Никиты Демидова.

Демидовские мастера соткали из длинноволокнистого асбеста скатерть удивительной красоты. Во время визита Петра I Никита Демидов нарочно залил скатерть вином и жирной подливой и сказал царю, что «выстирает» ее огнем. Когда слуги убрали посуду, он сдернул скатерть со стола и бросил в пламя камина. Быстро выгорели жирные и винные пятна. Демидов выхватил скатерть из огня, встряхнул и снова накрыл стол, вызвав изумление царя.

Умер Никита Демидов 28 ноября 1725 года в Туле. Главное дело и достижение своей жизни – заводы – основатель промышленной династии Никита Демидов, согласно указу о единонаследии, решил оставить своему старшему сыну Акинфию.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Вам также может понравиться

Об авторе admin

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *