Дефолт в России 1998

Россия: кризис 90-х годов

В основе экономических кризисов лежит резкое нарушение нормального соотношения предложе­ния и спроса товаров и услуг в масштабе макро­экономики. Такое нарушение может предстать в двух вариантах. В первом варианте, который мы уже рассмотрели, производство и предложение товаров значительно обгоняют спрос населения. Теперь нам предстоит проанализировать второй вариант, при котором платежеспособный спрос обгоняют предложение. Во втором случае наступает необычный для высокоразвитых стран кризис недопроизводства. Именно такой кризис имел место в нашей стране в 90-х годах. Чем он объясняется?

Первая причина заключается в том, что вСССР государство полностью монополизировало экономику и базировало ее напо­стоянной нехватке средств производства для гражданских отраслей хозяйства, в том числе для изготовления предметов потребления. Что же удивительного в том, что логическим продолжением и завершением такого дефицита явился кризис недопроизводства?

Другой причиной кризиса стала глубокаядеформация струк­туры народного хозяйства. Мы знаем, что такая деформация — следствие преобладающего роста I и III подразделений, слабого развития II подразделения и сферы услуг.

Отрицательную роль сыграла ориентация на преимущественно экстенсивное развитие хозяйства. Предпосылки кризиса недо­производства возникли еще в 70-х годах, когда экстенсивный путь стал исчерпывать свои возможности, что сказалось на сни­жении темпов экономического роста. Если среднегодовые темпы прироста национального дохода в нашей стране в 1966-1970гг. составили 7,8%, то в 1971-1975гг. — 5,7, в 1976-1980гг. — 4,3, в 1981-1985 гг.- 3,2 и в 1986-1990 гг. — 1,3%.

Кризис недопроизводства во многом обусловлен застойным состоянием сельского хозяйства, продукция которого служит исходной основой более 2/3 фондов текущего потребления в составе национального дохода. В течение 70-80-х годов урожай зерна, хлопка-сырца, сахарной свеклы, картофеля и овощей находился на неизменном уровне. По оценкам специалистов, неудовлетворенный спрос населения на продукты питания до­стиг 1/3 объема их производства.

Замедленный рост количества предметов потребления на про­тяжении шести десятилетий привел к тому, что они стали со­ставлять только 25% во всей продукции промышленности, а остальная доля приходилась на средства производства и военную продукцию (в высокоразвитых странах предметы потребления составляют 35-45% объема индустриального производства).

Третьей причиной кризиса недопроизводства явиласьглубоко ошибочная экономическая политика, которая проводилась во вто­рой половине 80-х годов и начале 90-х годов. Эта политика была направлена на все большее увеличение денежных выплат насе­лению. Она полностью противоречила реальному состоянию эко­номики, поскольку производство товаров для населения не уве­личивалось. В 1986-1990гг. рост денежной массы в обществе в 6 раз обгонял увеличение валового национального продукта. Это привело к серьезному нарушению закона денежного обра­щения. Пришли в движение своеобразные “ножницы”, лезвия которых — производство, предложение товаров и покупательский спрос — все более удалялись друг от друга.

37. Структурный кризис 90-х годов и мероприятия правительства по социальной защите населения.

В результате налицо было обострение кризиса недопроизводства, который переплелся с глубоким структурным кризисом.

Каково же течение экономического кризиса в России периода реформ?

Во-первых, во время реформ не был преодолен кризис недо­производства. В 1997 г. валовой внутренний продукт составил к уровню 1990 г. (равен 100%) только 60%, объем промышленного производства — 49% и объем продукции сельского хозяйства — 64%. Все это сказалось на снижении места экономики России в системе международных координат. По величине создаваемого ВВП наша страна замыкает десятку крупнейших стран мира, а по размеру ВВП на душу населения мы опережаем Индию и Китай, но отстаем от таких латиноамериканских стран, как Мек­сика и Бразилия. По объему промышленного производства Рос­сия находится на 5-м месте в мире (после США, Японии, Китая, Германии), однако в расчете на каждого жителя она входит во вторую десятку.

Во-вторых, внешнее течение кризиса недопроизводства в ходе реформ несколько изменилось. С одной стороны, в результате быстрого инфляционного роста цен покупательная способность населения резко и сильно снизилась и стала отставать от предложения товаров и услуг. С другой же стороны, отечественное производство предметов потребления непрерывно падает. Покупательский спрос в значительной мере покрывается за счет импорта зарубежных товаров. С 1992 по 1998 г. товарные ресурсы для розничного товарооборота за счет собственного производства снизились с 77 до 52% всего объема таких ресурсов.

В-третьих, если на Западе во время кризисов государство резко усиливает свое воздействие на спрос и предложение, то в России (особенно в 1992-1994 гг.) государство самоустранилось от активного противодействия спаду отечественного производства. Ставка делалась на стихийный рынок. Но этот расчет себя не оправдал.

Чтобы выйти из тяжелого кризисного положения, государство призвано осуществить систему крупномасштабных мер, в том числе:

привлечь внутренние и зарубежные источники накопления для расширения и качественного обновления производства;

изменить всю воспроизводственную структуру макроэконо­мики (поднять сельскохозяйственное производство, создать вы­сокоразвитый индустриальный потребительский сектор, прово­дить конверсию оборонной промышленности, значительно раз­вить сферу услуг);

оказать всемерную помощь отечественным товаропроизво­дителям в увеличении выпуска высококачественных предметов потребления;

наладить устойчивый рост макроэкономики на основе все­сторонней интенсификации, эффективного использования но­вейших достижений научно-технической революции.

§ 2. БЕЗРАБОТИЦА И ЗАНЯТОСТЬ

Дата добавления: 2015-10-01; просмотров: 221 | Нарушение авторских прав

Рекомендуемый контект:


Похожая информация:


Поиск на сайте:


Кризис 1998 года в России – ситуация технического дефолта по причине невозможности правительства РФ обслуживать постоянно возрастающий объем внутренних заимствований. Несмотря на девальвацию рубля, массовые банкротства банков и предприятий, в долгосрочной перспективе кризис имел положительные последствия для экономики.

Кризис 1998 года в России − первый дефолт в новейшей истории, объявленный государством по внутренним ценным бумагам в национальной валюте.

Причины возникновения

Первой версией финансового коллапса можно считать мнение КПРФ (Коммунистическая партия Российской федерации), имевшей наибольшее представительство (139 депутатов) в Госдуме после выборов 1995 года, которая основной причиной кризиса считает неправильную макроэкономическую политику, проводимую действующим правительством «либералов» при активной поддержке Президента Бориса Ельцина.

Вторая версия событий, отстаиваемая группой экономистов и членов правительства, утверждает, что падение экономики было неизбежным и обусловлено исключительно внешними факторами – Азиатским финансовым кризисом и снижением мировых цен на энергоносители − основную статью российского экспорта.

Обе версии при более глубоком анализе нельзя считать истинными:

  • перекладывание ответственности на правительство представляет собой стандартный политический штамп, обычно не имеющий под собой реальных оснований;
  • главенствующая роль внешних факторов должна была привести к более длительному влиянию на экономику, но первые признаки восстановления появились уже через несколько месяцев после объявления дефолта и либерализации валютного рынка.

В реальности к негативным последствиям привели ошибки как законодательной, так и исполнительной ветвей власти:

  • Слабость экономики, доставшейся в наследство РФ после распада СССР. Кроме необходимости проведения срочных реформ, ситуацию усугубило принятие Россией на себя всех обязательств СССР по внешним займам. Падение ВВП прекратилось только к 1997 году, когда зафиксирован первый рост на 1,7%. Таким образом, не был наработан резерв прочности и ситуация могла рухнуть при любых отрицательных тенденциях.
  • Политическое противостояние Думы и правительства. Фракция КПРФ, контролирующая деятельность Думы, конъюнктурно требовала постоянно увеличивать социальные выплаты, что привело к постоянному бюджетному дефициту. Вторым фактором поддержания иллюзии внешнего благополучия было искусственное поддержание высокого курса рубля с помощью интервенций Банка России и переход к политике валютного «коридора», рамки которого были далеки от реальной экономической ситуации.
  • Рост внешних и внутренних заимствований.

    Сдерживание курса рубля привело к снижению дохода от экспорта и, как следствие, налоговых поступлений от      формирующих госбюджет предприятий газовой и нефтяной сферы. Компенсация дефицита с помощью дополнительной эмиссии была запрещена в 1994 году, и для финансирования постоянно увеличивающихся расходов альтернативы заимствованиям почти не осталось. Стоит отметить, что подобная политика активно продвигалась многими членами правительства, и к 1998 году объем только внешнего государственного долга составлял более $150 млрд., тогда как в момент дефолта золотовалютные резервы РФ были на уровне $12,5 млрд.

  • Выпуск ГКО (государственных краткосрочных облигаций). Механизм выпуска и обращения был разработан в 1992 году управлением ценных бумаг Банка России. Первый выпуск на сумму 1 млрд. рублей состоялся в мае 1993 года, когда стало ясно, что финансировать исполнение бюджета только за счет внешних кредитов невозможно, особенно после ухудшений отношений с основными кредиторами – МВФ и Всемирным банком. Перед самым кризисом, в конце июля 1998 года, МВФ выделил РФ кредит в $22 млн., но впоследствии доходы государства не сумели покрыть даже процентные платежи по этому займу.

ГКО представляли собой именные дисконтные облигации со сроками погашения от трех месяцев до года, доход рассчитывался как разница между ценами погашения и покупки. Высокий спрос поддерживался Центробанком через дочерние структуры, и ведущие финансовые институты были уверены в их высокой надежности.

Постоянное увеличение доходности новых выпусков ГКО к 1998 году превратили данный рынок из источника погашения дефицита бюджета в классическую финансовую пирамиду, подобную «МММ». Большая часть банковских активов были вложены в постоянно дорожающие государственные ценные бумаги, а кредитование реального сектора экономики практически прекратилось. Последние эмиссии ГКО имели доходность около 140%, а потому к августу 1998 году были исчерпаны все ресурсы для погашения и поддержания курса рубля. Попытки правительства поменять крупные пакеты ГКО на еврооблигации также потерпели неудачу.

Согласно классической практике, в таких случаях страна должна была начать денежную эмиссию, запустить механизм инфляции, и когда национальная валюта обесценится, выполнить номинальное погашение долга. Логично, что именно такого сценария и ждали российские инвесторы, которые делали вклады в ГКО, рассчитывая, что эти вклады будут защищены фиксированным курсом национальной валюты.

Тем не менее, Россия выбрала путь дефолта, как по внешнему, так и по внутреннему долгу. Учитывая негативный опыт начала 90-х, новая волна инфляции могла быть социально опасной, а непогашение внешних долгов было неприемлемым.

Хроника кризиса

Кризис 1998 года в России кратко:

  • 5 августа 1998 года. Принято решение о резком увеличении объема внешних заимствований до $14 млрд., что подтвердило слухи о невозможности выполнения бюджета с помощью внутренних источников;
  • 6 августа 1998 года.

    История кризисов в России по годам

    Российские валютные обязательства на внешних рынках падают до минимальных значений, несмотря на очередной займ МБРР (Международный банк реконструкции и развития);

  • 11 августа 1998 года. На РТС падение котировок российских ценных бумаг достигло 7,5%, что привело к остановке торгов и массовой скупке валюты банками.
  • 12 августа 1998 года. Из-за кризиса ликвидности и увеличении спроса на валюту прекращает функционировать рынок межбанковского кредитования.
  • 13 августа 1998 года. Агентства Standart&Poor`s и Moody`s понижают долгосрочный кредитный рейтинг РФ. Правительство перекладывает проблемы поддержания валютного рынка и системы ГКО на самих банкиров.
  • 17 августа 1998 г. Премьер-министр Сергей Кириенко выступил с заявлением об объявлении моратория в 90 дней на все выплаты по государственным ценным бумагам и переходу к рыночному курсу рубля. Фактически страна оказывается в состоянии «технического дефолта».
  • 18 августа 1998 года. Операции по картам Visa блокируются или существенно ограничиваются. По решению ЦБ разница между покупкой и продажей валюты не может быть выше 15%;
  • 19 августа 1998 года. Перенос сроков реструктуризации ГКО приводит к массовому банкротству небольших банков и потере вкладов населения;
  • 23 августа 1998 года. Борис Ельцин принимает отставку правительства и премьера-министра Сергея Кириенко.

По оценкам Московского банковского союза, российская экономика до конца 1998 гола потеряла, как минимум, $96 млрд., из которых потери банковского сектора составили $45 млрд., вклады населения − $19 млрд.

За рубеж по неофициальным данным было выведено почти $1,2 трлн., что эквивалентно восьми ВВП Российской Федерации в 1998 году.

Последствия кризиса

Генеральная прокуратура РФ и комиссия Совета Федерации после расследования ситуации вокруг ГКО пришли к выводу, что их выпуск изначально был направлен только на обогащение узкого круга инвесторов, а не на решение экономических проблем. Результаты проверки в свое время были проигнорированы Президентом, новым премьер-министром и Советом Безопасности.

За объявлением дефолта последовала закономерная отставка правительства С.Кириенко и руководства Центробанка. 11 сентября Дума утвердила в должности премьер-министра Е.Примакова и главу Банка России В.Геращенко.

Переход к рыночному курсу рубля в целом оказал положительное влияние на экономику, хотя и привел к его девальвации в 4,5 раза. Экспортеры получили необходимые оборотные средства для модернизации и развития производства, возросли налоговые поступления в бюджет и уже к началу 1999 года впервые с момента дефолта был зафиксирован рост ВВП.

В отличие от промышленности, банковская система оказалась на грани полного коллапса, в первую очередь из-за краха пирамиды ГКО. Реструктуризация позволила вернуть инвесторам не более 1% вложенных средств, что привело к массовому банкротству финансовых учреждений, невозможности возврата вкладов населения и обслуживания текущих платежей.

Кроме населения, наиболее пострадавшими оказались частный бизнес, использующий сырье и товары из-за границы, а также сфера услуг. Сумели выжить те, кто вовремя оптимизировал расходы, сохранил отношения с партнерами и практически не использовал кредитные ресурсы. Постепенно увеличивался потребительский спрос, уцелевший малый бизнес стал консолидироваться в более крупные предприятия.

С момента кризиса 1998 г. прошло почти 20 лет, но он по-прежнему остается одним из наиболее значимых экономических феноменов в современной истории. Сегодня аналитики считают, что экономический кризис 1998 года в России коренным образом изменил существующую модель управления: произошел отход от экспорта сырьевых товаров как основного источника наполнения бюджета, к развитию секторов, которые ранее замещались импортом. Дефолт способствовал очищению экономики от устаревших элементов, а также привел к более ответственному отношению к планированию бюджета страны, притоку иностранных инвестиций, постепенному развитию фондового рынка и возвращению российских компаний на международный рынок.

Вопросы и ответы по теме

По материалу пока еще не задан ни один вопрос, у вас есть возможность сделать это первым



Экономический кризис в России (1998)

Россия: кризис 90-х годов

Кризис августа 1998 г.

Все три с небольшим месяца, что правительство С. В. Кириенко было у власти, оно боролось с надвигавшимся финансовым кризисом, последний этап которого пришелся на весну—лето 1998 г. Начав по традиции с лоббизма топливно-энергетического комплекса, новый премьер сумел стать государственником. Он изменил акценты в экономической политике, сделав ставку на стабилизацию финансовых рынков и разрешение бюджетного кризиса.

Одновременно правительство Кириенко пыталось найти выход из политической изоляции. Однако попытки отсечь от государственного управления олигархов кончились тем, что, приняв против них ряд жестких решений, правительство само оказалось в изоляции.

В целом правительство Кириенко, даже лишенное поддержки парламента и ведущих финансово-промышленных групп, принимало верные, хотя и запоздалые решения.

Кризисного обострения можно было бы избежать, если бы кабинет Кириенко не запаздывал с принятием решений. Впрочем, перерастание хронического кризиса российской финансовой системы в острую форму началось еще при Черномырдине (по имеющимся данным, с конца 1997 г. правительство и Центробанк начали скрывать от общества реальный масштаб финансового кризиса и, по существу, подготовили августовский кризис). Постоянная необходимость заимствования средств за рубежом для покрытия бюджетного дефицита вела к стремительному увеличению государственного долга и соответственно росту бюджетных расходов по его обслуживанию. Непростую ситуацию с бюджетом страны серьезно осложнили начавшийся еще в октябре 1997 г. мировой финансовый кризис и падение цен на нефть. Кризис вызвал отток капиталов из России. Еженедельно из страны уходило до 650 млн долларов, что при 15 млрд долл. золотовалютных резервов, было просто недопустимо. Сомнения иностранных кредиторов в способности российских властей удержать курс рубля в существующих границах стали причиной пересмотра ими своей инвестиционной политики в Россию. Часть из них вообще уходит с российских рынков, другая занимается высокодоходными спекулятивными операциями. Чтобы обеспечить свое вхождение в российский рынок, инвесторы потребовали увеличения доходности ГКО. Летом 1998 г. она достигает рекордных котировок 160–180 % годовых. В этих условиях девальвация рубля была лишь вопросом времени, поскольку внутренний долг страны был больше, чем возможности бюджета по его обслуживанию, а торговое сальдо страны было отрицательным. Завышенный курс рубля привел к снижению экспорта и увеличению импорта в страну.

Ожидание девальвации явилось причиной того, что практически все безналичные средства, обращавшиеся в российской экономике, были обращены в валюту. Поскольку кризис носил не бюджетный, а чисто валютный характер в этот момент многие независимые экономисты предлагали по примеру ряда стран Юго-Восточной Азии снизить (девальвировать) курс рубля и соответственно ограничить потребление и импорт. Главными причинами, по которым правительство и Центробанк оттягивали девальвацию, было нежелание разрушать едва возникшее доверие населения к власти, а также давление на исполнительную власть олигархов, стремившихся спасти коммерческие банки. Вместо того чтобы отказаться от искусственной поддержки курса рубля еще в мае 1998 г. и провести плавную и осознанную девальвацию, правительство С. В. Кириенко предпочло резко повысить ставку рефинансирования. В итоге при существующем курсе рубля Минфин к августу оказался не в состоянии обслуживать пирамиду ГКО – все деньги, получаемые от продажи новых порций этих ценных бумаг, уходили на погашение долгов по предыдущим. Более того, первый транш кредита МВФ в размере 4 млрд долл., выданный правительству Кириенко, был израсходован на те же цели практически за 4 недели. Правительственная антикризисная программа была подготовлена с большим опозданием, за считанные дни до 17 августа, когда наступал очередной срок выплат по обязательствам крупнейших российских коммерческих банков.

Своим нежеланием плавно девальвировать рубль правительство Кириенко фактически спровоцировало финансовый кризис в России, которого могло не быть.

Причины кризиса 90-х годов в СССР и влияние их на экономику России

Краткосрочный долг по ГКО составлял 15–20 млрд долларов, и положение можно было исправить девальвацией (при обесценении рубля долг уменьшался пропорционально размерам девальвации).

Кульминацией кризиса стали решения, принятые правительством и Центральным банком 17 августа 1998 г. о расширении границ валютного коридора до 7,1–9,5 рубля за доллар, (верхняя отметка которого была достигнута в обменных пунктах в тот же день); об отказе от обслуживания ГКО с прекращением торговли ими; о 90-дневном моратории на обслуживании внешних долгов частными российскими компаниями и банками. Россия пусть на время, но признала свою неплатежеспособность.

Однако не «черный понедельник» стал днем национальной финансовой катастрофы.

Фактически обвал рубля (девальвация в 2,5 раза) огромный инфляционный скачок (40 % инфляции за последнюю неделю августа и две первые недели сентября) и развал всех рыночных механизмов произошел 23 августа, когда кабинет Кириенко во время сложнейшего маневра в финансово-экономической политике был отправлен в отставку.

Кризис отбросил страну на несколько лет назад, кардинально изменил политическую и экономическую ситуацию в стране. Девальвация и дефолт продемонстрировали истинное положение дел в российской экономике, степень продвижения ее по пути рыночных реформ. Как выяснилось, «олигархи» оказались не слишком богатыми, очень неустойчивыми и слишком зависящими от государства людьми. Россияне узнали истинную цену своего труда. За год покупательная способность среднедушевых доходов, исчисленная по мясу, упала почти на 30 %, по сахару – на 42,5 %; реальные располагаемые доходы – на 23 %. Августовский кризис вызвал в общественном мнении массу вопросов, включая традиционные российские «Кто виноват?» и «Что делать?». Высказывались мнения, что либеральная экономическая реформа потерпела крах, что следует отказаться от монетаризма, либерализма, усилить государственное вмешательство в экономику, напечатать побольше денег. Другие утверждали, что Россия слишком быстро реформировалась, что она должна была следовать ступенчатой стратегии реформ в Китае. С этим не соглашались политики правого толка, утверждая, что собственно реформы потому и потерпели крах, что были крайне эклектичными, крайне непоследовательными, что они только дискредитировали либеральную идею. Дискуссия в российском обществе позволила в целом увидеть реальные проблемы и ошибки, избавиться от романтических мифов.

Безусловно, после 1991 г. российская экономика приобрела многие черты экономики либеральной. Это и свободные цены, и единый валютный курс, и доминирование негосударственной собственности, и многое другое. В то же время кризис недвусмысленно показал, что это лишь необходимые, но вовсе не достаточные условия, чтобы считать экономику либеральной. Что российское общество все еще живет не в цивилизованном рынке, а в экономике торга, где сами правила хозяйственной жизни не являются прозрачными и единообразными, а могут быть предметом торга власти и предпринимателей. Хотя дискуссии по этому вопросу так и не дали однозначных ответов, очевидно, что в августе 1998 г. потерпела крах вовсе не либеральная рыночная идея, а олигархический капитализм, в котором все решали связи, где многие либеральные экономические понятия совсем не соответствовали собственным значениям. После августовского потрясения почти два месяца страну лихорадило. Банковская система была парализована, взаиморасчеты практически не осуществлялись, пластиковые карточки не обслуживались. Вклады населения в большинстве «олигархических» банках были заморожены. В стране стали распространяться слухи о возможном запрете на хождение доллара.

«17 августа мы переболели корью в тяжелой форме», – констатировал впоследствии видный экономист А. Лившиц. Обрушив пирамиду ГКО и фактически отказавшись от обслуживания внутреннего государственного долга, российские власти серьезно подорвали доверие иностранных кредиторов к стране, ее экономической и политической стабильности. Зарубежные инвестиции резко снизились. За три месяца 1999 г. они составили всего 1,5 млрд доларов – ничтожная сумма для столь огромной страны.

В сентябре 1998 г. новым премьером стал бывший глава Службы внешней разведки и министр иностранных дел в правительстве Кириенко академик Е. М. Примаков. Правительство Е. М. Примакова было образовано как результат очередного компромисса между президентом и оппозицией.

Вначале Е. М. Примаков пытался опереться на представителей новой волны номенклатуры А. Шохина, В. Рыжкова, однако они не пошли в правительство. В конечном счете «коалиционное» правительство Примакова оказалось кабинетом Думы, а не президента. В нем немалую роль играли левые – Ю. Маслюков и Г. Кулик. Левая оппозиция добилась от нового правительства обязательства пересмотреть экономическую политику. Однако приглашенные для написания новой «прогрессивной» экономической программы академики не смогли предложить ничего кроме «управляемой эмиссии». В конечном итоге так и не была создана долгосрочная правительственная экономическая программа. По сути, с сентября 1998 и по май 1999 г. кабинет Примакова в экономической области мало что сделал. Это была плата за политическое согласие в обществе: правительство больше всего боялось своими непродуманными действиями дестабилизировать обстановку. Ситуацию в экономике спасали девальвация рубля и повышение цен на нефть на международных рынках. По этой причине правительство Примакова смогло завершить свое девятимесячное пребывание у власти с неплохими результатами: начался рост в некоторых отраслях российской экономики, правда пока на инфляционной основе: с августа 1998 г. все цены выросли как минимум в 2–3 раза, упала стоимость труда, снизились государственные расходы (над чем бились все либеральные правительства).

Падение курса рубля, больно сказавшееся на уровне жизни населения, помогло отечественным товаропроизводителям восстановить утраченные позиции на российском внутреннем рынке. Кроме того, правительство Примакова перестало выплачивать огромные суммы по ГКО, которые выплачивались до августа 1998 г.

К реальным заслугам правительства Примакова следует отнести осторожную политику в денежной сфере – оно не пошло, как ожидали вначале, на бесконтрольную эмиссию.

Главное упущение кабинета Примакова – время. За девять месяцев его кабинет так и не смог провести реструктуризацию банковской системы. Не состоялась налоговая реформа, хотя для таких преобразований была благоприятная обстановка. Покупательная способность населения за это время упала на 60 %.

Попытка Госдумы провести импичмент президента дала повод Ельцину для досрочной отставки правительства Е. М. Примакова.

11 мая 1999 г. Е. М. Примакова сменил «силовик» С. В. Степашин. Из-за отсутствия собственной экономической концепции и слабости команды Степашин смог продержаться лишь до 9 августа, когда президент Б. Н. Ельцин в очередной раз сменил «конфигурацию власти», и кресло главы правительства занял руководитель Федеральной службы безопасности РФ В. В. Путин. Предлагая Путина в качестве своего преемника, Б. Н. Ельцин в первую очередь думал о сохранении преемственности власти. Дума с легкостью приняла кандидатуру Путина, поскольку большинство рассматривала его как фигуру временную и техническую – «на период очередной избирательной кампании». Однако через три месяца политическая ситуация в стране кардинально меняется.

Вам также может понравиться

Об авторе admin

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *