Дефолт в России 1992

1991. Павловская реформа

Жесткая конфискационная реформа была названа по имени инициатора — министра финансов СССР Валентина Павлова. Главной целью было изъятие из экономики излишней денежной массы.

Реформа была проведена неожиданно и вызвала в стране панику. 22 января 1991 года Президент СССР Михаил Горбачев подписал указ об изъятии из обращения и обмене 50-ти и 100-рублевых купюр образца 1961 года. Телевидение объявило об этом в 21 час по московскому времени того же дня, когда практически все финансовые учреждения и магазины уже были закрыты. В итоге обмен денег напоминал, как сейчас модно выражаться, «увлекательный квест».

Обмен изымаемых купюр сопровождался существенными ограничениями. Он был проведен за три дня,с 23 по 25 января. Обменять можно было не более 1000 рублей на человека.

Одновременно ввели ограничения в Сберегательном банке СССР: снять можно было не более 500 рублей в месяц на одного вкладчика.

В итоге у жителей было изъято почти 14 млрд рублей. Реформа и последовавший вслед за ней в апреле резкий рост розничных цен забили последний гвоздь в крышку гроба СССР.

Творцы «черного вторника» оживили стройки, но «наказали» самих строителей

В минувшую субботу, 17 августа, исполнилось 15 лет обвальному обесцениванию национальной валюты. Этот день в 1998 году выпал на вторник, и к нему навсегда прикрепилось прилагательное – «черный». Еще одно название этого дня – «дефолт 98-го». В переводе с английского языка, дефолт – это невыполнение обязательств. На юридическом – это означает нарушение платежных обязательств заемщика перед кредитором, неспособность произвести своевременные выплаты по долгам. Одной из основных причин кризиса 1998-го стал российский госдолг. Эксперты по экономике называют шесть «творцов» этого кризиса. Главным идеологом считают Егора Гайдара, который в то время, не занимая официальных должностей, продолжал влиять на экономическую политику Правительства. А еще «виновниками» дефолта называют возглавившего в апреле 1998 года РАО «ЕЭС России» Анатолия Чубайса, в то время министра финансов РФ Михаила Задорнова, главу Банка России Сергея Игнатьева, заместителя управляющего от Российской Федерации в Международном валютном фонде Алексея Кудрина и первого заместителя председателя правления Центрального банка России Сергея Алексашенко.

Газета «Коммерсантъ» решила узнать, кто виноват в кризисе 1998 года, и опросила в режиме онлайн свидетелей и некоторых участников тех памятных событий. Мы приводим несколько мнений, на наш взгляд, наиболее интересных, с указанием должностей людей в тот «черный вторник» (полную версию можно прочитать на сайте газеты «Коммерсантъ»).

Член временной комиссии Совета Федерации по расследованию причин, обстоятельств и последствий принятия решений Правительства РФ и ЦБ России от 17 августа 1998 года Владимир Федоткин сказал: «Если называть фамилии виновных, то это в первую очередь Кириенко, Задорнов и Чубайс и другие. Мы выяснили, что до кризиса эти люди уже знали, что и как будет. Мы подготовили письмо на имя президента Ельцина от нашей комиссии, в котором показали, что кризис был спровоцирован, что с Запада эта линия шла, и все эти руководители все знали… Документ был принят как постановление Совфеда и направлен Ельцину, однако последствий он не имел».

Председатель Центрального банка РФ Сергей Дубинин причину кризиса увидел в сложившемся механизме на рынке государственных краткосрочных облигаций (ГКО). Российские банки покупали ГКО за рубли, но с этими инвесторами был заключен договор, что обратно они им заплатят долларами по определенному фиксированному курсу. «Тогда у нас было 2500 банков, бог знает зачем и кем созданных. Они тоже прекрасно понимали, что им грозит банкротство, поэтому совсем прекратили обслуживать население. Я принял разумное решение повесить все обязательства на Сбербанк. От банков мы на это деньги не получили, но люди приходили переоформлять депозиты и получали компенсацию. Конечно, не по желаемому валютному курсу, но это хоть что-то».

Первый заместитель председателя Правительства Борис Немцов виноватым назвал «популистский парламент во главе с Зюгановым, который принимал популистские законы». Пришлось Правительству жить взаймы, чтобы выполнять обязательства.

Заместитель председателя Правительства РФ Иван Рыбкин виновниками назвал и Государственную думу, и Президента, и само Правительство. При этом добавив: «Им хотелось славы, популярности в глазах людей, поэтому они шли на неоправданные расходы. Бюджет в те годы был около 20 миллиардов долларов. Для сравнения, сейчас бюджет более 330 миллиардов долларов. В 16 раз больше».

Вице-президент «Альфа-банка» Александр Гафин виноватыми назвал самих людей, которые «покупаются на высокопроцентные ставки. В том числе по ГКО. Они сами должны понимать, какими темпами и как развивается экономика. В первую очередь надо справедливо предъявлять претензии к себе».

Министр труда и социальной политики Оксана Дмитриева как всегда была резка в своих высказываниях. Она назвала одной из причин дефолта «всю политику до 1998 года по раскручиванию пирамиды ГКО (это, в общем, была афера) в сочетании с укреплением рубля и использованием международных траншей на удержание курса».

А вот слова пресс-секретаря ЦБ Ирины Ясиной: «Просто ситуация была очень хреновая, но меры Правительства все же вызвали потом экономический подъем».

Председатель Госдумы от фракции КПРФ Геннадий Селезнев был тоже лаконичен: «Государство не могло выполнить свои обязательства по оплате бюджетным сферам, и поэтому нужно было что-то придумать. Так что нашли выход в виде обесценивания денег и этого дефолта».

Президент НРБ Александр Лебедев считает, что в конечном итоге Правительство выиграло, жестокая мера, «однако пополнившая бюджет и позволившая перейти к длительному, сейчас уже забытому экономическому росту. Выигрыш государства произошел за счет отбирания денег у тех, кто давал этому государству, хотя и за сумасшедшие проценты».

Председатель правления «ОНЭКСИМ-Банка» Михаил Прохоров, в отличие от многих, считает, что Правительство для того времени было достаточно квалифицированным: «Но в тех финансовых условиях, при той цене на нефть и при том опыте рыночного управления у государства (всего лишь семь-восемь лет) объявлять виновным Правительство было глупо и неуместно. Я бы посмотрел на Правительство сейчас, если цены на нефть упадут с сегодняшних 100 долларов до 10 долларов 1998 года».

Первый заместитель председателя правления ЦБ Сергей Алексашенко на вопрос издания ответил коротко: «Дураки и дороги. Во всех ошибках виновата власть, а страдает народ. Что касается того, кто виноват персонально, это к следователю. У нас следователи десять лет пытались найти персонально виноватых. Не смогли».

Вице-премьер России Олег Сысуев высказал, на наш взгляд, самую мудрую мысль: «Мне кажется, главное в том, сумели ли мы извлечь уроки из того кризиса. Думаю, нет. Кроме резервов, которые, как известно, с огромной скоростью расходуются в кризисные периоды, других изменений не произошло».

Заместитель председателя комитета по обороне Госдумы Алексей Арбатов сказал: «Была построена своеобразная пирамида. Если частных лиц, как Мавроди, за пирамиду сажали, то своими государственными обязательствами бумагами государство само выстроило такую пирамиду. Продавались ценные бумаги, а вырученные деньги уходили неизвестно куда. Печатались все новые бумаги, эта пирамида все больше раздувалась и в конечном итоге лопнула, потому что экономика была в стагнации».

Член комитета по бюджету, налогам, банкам и финансам Госдумы Константин Боровой высказал свою точку зрения: «Безусловно, в кризисе виноваты коммунисты, которые создали весь этот искусственный дефицит. Он покрывался ничем не обеспеченными сумасшедшими заимствованиями на рынке. Делать их заставляла коммунистическая аграрная фракция, постоянно угрожая импичментом и отставкой Правительства». И добавил: «То, что происходит сегодня, – откачивание денег с бюджета в частные карманы, – началось при коммунистах».

Министр экономики России Яков Уринсон отметил, что виноватых вообще нет: «С 1995 года Правительство активно боролось с дефицитом бюджета. Были созданы пакеты, направленные на его пополнение, так называемые пакеты Сысуева, Немцова, пакеты по естественным монополиям, сокращению оборонных расходов. И это были шаги к оздоровлению экономики. Но ни одна из этих мер не была доведена до конца. Правительство Кириенко эти пакеты не приняло».

А теперь давайте вместе с вами, уважаемые читатели, подведем итог сегодняшнему разговору. Но сначала попробуем освежить в памяти ход тех трагических для многих людей событий. Конечно, их предвестником стала ситуация начала девяностых после развала СССР, когда наша страна активно влезала в долги. По данным Центробанка, к середине августа 1998 года резервы ЦБ составляли 24 миллиарда долларов. Краткосрочные обязательства перед нерезидентами на рынке ГКО и фондовом рынке – свыше 36 миллиардов. Ежегодные платежи кредиторам нашего государства приближались к 10 миллиардам «зеленых». Снижение цен на энергоносители и металлы, а также экономический кризис в Азии усугубили ситуацию. Валютные доходы России уменьшились, а иностранные кредиторы стали опасаться выдавать займы странам с нестабильной экономикой. Исполнительный директор МВФ Мишель Камдессю 3 июля объявил, что даже в случае исполнения Кремлем всех требований фонда, его организация не сможет организовать заем на 15 миллиардов долларов, который запросили наши правители. Спустя 4 дня ЦБ РФ прекратил выдачу банкам ломбардных кредитов. 10 июля комиссия ООН заявила, что «девальвация рубля практически неизбежна и даже желательна». Европейские эксперты посчитали, что такой шаг предоставит нашей экономике временное облегчение. 20 июля МВФ все-таки выделил экстренный внешний займ на14 миллиардов, угроза вроде бы отступила, но уже через 4 дня Центробанк понизил ставку рефинансирования до 60 процентов. Чехарда с падением котировок акций, увеличением лимита внешних заимствований, резкий спрос на валюту, массовое закрытие банковских счетов заставили Президента Бориса Ельцина «обратиться к народу». 14 августа Борис Николаевич заявил: «Девальвации рубля не будет». Через 3 дня Россия погрузилась в экономический хаос.

Как считают многие эксперты, ситуацию можно было исправить в сентябре 1997 года, объявив управляемую девальвацию, но Правительство до последнего цеплялось за валютный коридор. Есть и альтернативная точка зрения. По мнению некоторых экспертов, власть по рукам и ногам была связана оппозиционно настроенной Госдумой, которая блокировала большинство предложений Правительства, так сказать, в пику, из чувства противоречия. В итоге председатель Правительства РФ Сергей Кириенко был вынужден 17 августа объявить дефолт – приостановить обслуживание долгов. Рубль обесценился в 4 раза. Посыпались со своих постов чиновники. Исчезли многие российские банки. Впрочем, верно народ говорит, что нет худа без добра. Пока одни, заливаясь слезами, считали убытки, экспортеры от радости потирали руки. При снизившихся мировых ценах им было необходимо обесценивание национальной валюты на 50 процентов. Получили – 400 процентов! Уже к 2000 году рост ВВП в России достиг 10 процентов. Этот положительный эффект частенько относят к дефолту, но экономический рост произошел независимо от него, благодаря девальвации рубля.

Конечно же, тогда оживились все стройки за счет экспортных поставок, как и вся российская экономика. Но сами строители вместе с подавляющим большинством соотечественников сильно пострадали. Да, это был хороший урок и для власти, и для народа. Последний выводы сделал и больше уже не верит ни в какие обещания. А вот сделала ли выводы сама власть – затрудняются ответить даже опытные эксперты. Да, сейчас не 1998 год. Многое изменилось за это время в нашей стране. Не изменились только обещания: власть, как и 15 лет, клянется, что кризиса не будет. А цены на продукты и бензин постоянно ползут вверх. Да и курс рубль упрямо показывает – с весны инфляция составила уже 10 процентов! И видимо, нам снова пора готовиться пережить очередное бедствие. Снова в наши карманы могут залезть чужие руки. И чаще всего это будет дело рук самой власти… Хотя, может быть, у вас, уважаемые читатели, совсем другое мнение. Тогда просим вас высказать свою точку зрения.

Мы продолжаем внимательно следить за событиями, которые, не приведи случай, снова могут стать причиной обвального обесценивания национальной валюты…

Ваш ЗаНоСтрой.РФ

Экономический кризис в России (1998)

На странице обсуждения должны быть подробности.

У этого термина существуют и другие значения, см. Финансово-экономический кризис в России. Не путать с экономическим термином Дефолт.

Экономический кризис 1998 года в России был одним из самых тяжёлых экономических кризисов в истории России.

Кризис произошёл на фоне тяжёлой экономической ситуации в стране, усугублявшейся неэффективной макроэкономической политикой, проводившейся властями в середине 1990-х годов. В те годы жёсткая денежная политика (сдерживание инфляции за счёт отказа от эмиссионного финансирования госбюджета и за счёт удержания завышенного курса рубля) сочеталась с мягкой бюджетной политикой (необоснованно раздутые бюджеты, принимавшиеся Госдумой и подписывавшиеся президентом Ельциным).:95 Толчок к возникновению кризиса дали два внешних фактора: резкое снижение мировых цен на товары топливно-энергетического комплекса (основной статьи российского экспорта) и кризис в Юго-Восточной Азии, вспыхнувший в середине 1997 года.:105 Для стабилизации ситуации Правительство РФ и ЦБ РФ пошли на чрезвычайные меры. 17 августа 1998 года был объявлен технический дефолт по основным видам государственных долговых обязательств. Одновременно было объявлено об отказе от удержания стабильного курса рубля по отношению к доллару, до того искусственно поддерживаемого (в сторону завышения) массивными интервенциями Центробанка России.

Последствия кризиса серьёзно повлияли на развитие экономики и страны в целом, как отрицательно, так и положительно. Курс рубля упал за полгода более чем в 3 раза — с 6 рублей за доллар перед дефолтом до 21 рубля за доллар 1 января 1999 года.. Негативные результаты состояли в том, что было подорвано доверие населения и иностранных инвесторов к российским банкам и государству, а также к национальной валюте. Разорилось большое количество малых предприятий. Банковская система оказалась в коллапсе минимум на полгода, несколько банков объявили о банкротстве. Вкладчики разорившихся банков потеряли вклады, сбережения населения обесценились в пересчёте на твёрдую валюту, упал уровень жизни, количество получающих пособие по безработице удвоилось. Одновременно произошёл политический кризис: вскоре после дефолта ушли в отставку премьер-министр Сергей Кириенко и глава ЦБ РФ Сергей Дубинин. Новым премьером был утверждён Евгений Примаков, его первым заместителем — коммунист Юрий Маслюков, а руководителем ЦБ — Виктор Геращенко.

Вместе с тем шок, который испытала экономика из-за ослабления рубля, а также изменения в экономической политике правительства и ЦБ, последовавшие после смены их руководства, оказали положительное влияние на её развитие. В частности, возросла экономическая эффективность экспорта, то есть экспортноориентированные предприятия получили дополнительные преимущества в конкурентной борьбе на внешнем рынке; предприятия, производящие продукцию для внутреннего рынка, повысили свою конкурентоспособность за счёт того, что иностранная продукция резко возросла в цене; произошли многие структурные изменения в экономике. Снижение показателей развития экономики было краткосрочным и сменилось весьма масштабным подъёмом.

Предыстория

Финансовая ситуация в России в 1995—1998 годах

В рассматриваемом периоде финансовая ситуация была сложной. Назначенное президентом России Борисом Ельциным Правительство РФ провозглашало свою приверженность рыночным реформам. Госдума же контролировалась коммунистами, соответственной была и её ценностная ориентация. Между президентом и правительством России с одной стороны, и Госдумой — с другой, велась политическая борьба.

В конце 1994 года правительство России отказалось от финансирования госбюджета за счёт эмиссии. Одновременно Центробанком стала проводиться политика т. н. «валютного коридора» — удержания курса рубля к доллару США в узких рамках путём валютных интервенций.

Ужесточение денежной политики, в условиях политической борьбы, не было в должной мере поддержано бюджетной политикой. Государственная Дума, в которой действовала сильная фракция КПРФ, стремившаяся увеличить расходы, принимала несбалансированные бюджеты, то есть расходы не обеспечивались доходами. Возникшие вследствие этого противоречия российские власти пытались разрешить, наращивая государственный долг. В 1997 году соотношение внутреннего долга России к ВВП было, по международным меркам, скромным. В конце 1997 года оно составляло 21,0 % ВВП России (для сравнения, этот же показатель того времени у Германии — 57 %, США — 66 %, Японии — 107 %).:98 В 1997 году реальные ставки по государственным краткосрочным обязательствам (ГКО) снижались и в реальном исчислении (то есть с учётом инфляции) приближались к нулевым:99.

Особенности экономической политики 1995—1998 годов:

  • В качестве основной антиинфляционной меры использовалось сокращение денежного предложения, в том числе за счёт массовых невыплат зарплат и пенсий, невыполнения обязательств по госзаказу и перед бюджетными организациями;
  • Применение завышенного курса рубля с целью сокращения инфляции;
  • Финансирование дефицита госбюджета за счёт наращивания государственного долга. Причём объёмы привлечения денежных средств постоянно увеличивались. Так, объём размещения ГКО-ОФЗ вырос со 160 млрд рублей в 1995 году до 502 млрд рублей в 1997 году. Нужный объём спроса на государственные ценные бумаги поддерживался за счёт сохранения относительно высоких ставок процентов, а также за счёт привлечения спекулятивного иностранного капитала. Ориентация на последний потребовала снятия большей части ограничений на вывоз капитала;
  • Сохранение высоких налоговых ставок для поддержания доходов госбюджета.

Состояние экономики перед кризисом

Экономическая политика, проводившаяся в 1995—1998 годах, была в целом неудачной. Хотя темпы инфляции снизились, это не привело к росту инвестиций и запуску процесса модернизации экономики. Государство, применяя сомнительные методы противодействия инфляции и, превратившись в крупнейшего нарушителя финансовых обязательств, внесло большой вклад в поддержку высокого уровня недоверия в экономике, что сильно препятствовало инвестиционной активности. Следствием применения завышенного курса рубля стало снижение конкурентоспособности отечественных производителей. Следствием чрезмерного снижения денежного предложения — бартеризация экономики, массовые неплатежи и т. п. явления.

Финансирование бюджетного дефицита за счёт заимствований на финансовых рынках также имело ряд негативных последствий для экономики. В частности, высокая прибыльность операций с государственными ценными бумагами оттягивала финансовые ресурсы из реального сектора экономики в финансовый сектор. Ориентация расходов госбюджета на рефинансирование государственных ценных бумаг значительно сужала возможности государства по поддержанию социальной сферы и экономики страны. Кроме того, резкий рост госдолга приводил к значительному увеличению рисков, связанных с колебаниями курсов ценных бумаг и курса российского рубля. А либерализация международных операций с валютой ослабляла защиту экономики страны от внешнего давления на российский рубль и от утечки капиталов.

Следствием проводившейся в те годы макроэкономической политики стали, в частности, спад производства и значительный отток капитала из страны. На фоне этих процессов происходило ухудшение финансовой ситуации, в том числе постоянно увеличивался внутренний и внешний долг и сокращались возможности по его финансированию.

Среди рисков для экономического роста и финансовой стабильности были::100

  • вышеупомянутое сочетание мягкой бюджетной и жёсткой финансовой политики;
  • открытость экономики для иностранного капитала;
  • зависимость российских финансов от притока и оттока капиталов на рынки развивающихся стран;
  • зависимость внешнего платёжного баланса от труднопрогнозируемых цен на топливоэнергетические ресурсы.

Ухудшение финансовой ситуации с конца 1997 года

Резкому ухудшению и без того непростой финансовой ситуации в России способствовали внешние факторы: кризис в странах Юго-Восточной Азии, разразившийся в середине 1997 года, а также резкое падение мировых цен на энергоносители, которые составляют значительную часть российского экспорта.

В конце 1997 года стали быстро расти ставки по кредитам и государственным обязательствам, начал падать фондовый рынок. Если в III квартале 1997 года средняя доходность ГКО составляла 19 %, то ко II кварталу 1998 года она увеличилась до 49,2 %. Ставка по однодневным кредитам за тот же период увеличилась с 16,6 % до 44,4 %. Эти события оказали негативное влияние на настроения инвесторов, что увеличило отток капитала и усилило давление на курс рубля.

Стремясь исправить ситуацию, российские власти постоянно повышали ставки по государственным обязательствам, а также попытались получить очередные кредиты у международных финансовых организаций, в частности, МВФ и Всемирного банка. Однако финансовые ресурсы, к которым могли прибегнуть власти, были заведомо недостаточны по сравнению с масштабом возникших проблем. Реальный сектор экономики, также находившийся в удручающем состоянии, действенную помощь оказать не мог.

К августу 1998 года власти утратили ресурсы для финансирования краткосрочного государственного долга и удержания курса рубля.

Технический дефолт и обесценивание рубля

Курс доллара США по отношению к рублю во второй половине 1998 года

В пятницу 14 августа Президент РФ Ельцин заявил: «Девальвации не будет. Это я заявляю чётко и твёрдо. И я тут не просто фантазирую, это все просчитано…». Но уже через три дня, утром в понедельник 17 августа 1998 года Правительство России и Центральный банк объявили о техническом дефолте по основным видам государственных ценных бумаг и о переходе к плавающему курсу рубля в рамках резко расширенного валютного коридора (его границы были расширены до 6 — 9,5 рубля за доллар США). Позже ЦБ фактически отказался от поддержки курса рубля. Если 15 августа 1998 года официальный курс за доллар США составлял 6,3 рубля, то 1 сентября 1998 года — 9,33 рубля, 1 октября — 15,9 рубля.

Одним из решений Правительства РФ явилось решение о реструктуризации государственного долга по государственным облигациям (ГКО-ОФЗ), что фактически означало технический дефолт.

Программа реструктуризации задолженности по ГКО-ОФЗ предусматривала следующие финансовые условия:

  1. Физическим лицам и компаниям, обязанным по российскому законодательству держать активы в гособлигациях, погашение ГКО и ОФЗ производится согласно первоначальным условиям обращения облигаций, то есть в отношении физических лиц и некоторых юридических лиц никакого отказа государства от долговых обязательств не было;
  2. Иностранным и российским юридическим лицам*:
    • 70 % долга конвертируется в четырёх- и пятилетние облигации с ежегодным купоном, уменьшающимся на 5 процентных пунктов; купон первого года составляет 30 % годовых.
    • 20 % долга погашается бездоходными краткосрочными облигациями.
    • 10 % долга погашается наличными средствами тремя траншами в течение 9 месяцев.
    • Долгосрочные облигации Минфина (70 % долга) и краткосрочные облигации (20 % долга) обращаются на вторичном рынке.
    • Кроме того, краткосрочные облигации могли быть использованы для погашения налоговых недоимок, образовавшихся до 1 июля 1998 года. Облигации также учитываются по номиналу в счёт резервных требований для российских банков.

Российские юридические и физические лица имели право использовать полученные при реструктуризации ГКО-ОФЗ средства для покупки иностранной валюты в рамках действующего валютного законодательства. Деньги, полученные в результате реструктуризации иностранными инвесторами, блокировались на транзитных счетах до особого распоряжения Центрального банка. Для нерезидентов рассматривалась возможность проведения специальных валютных аукционов для покупки валюты с последующей её репатриацией.

Причины кризиса

Как установила комиссия Совета Федерации по расследованию обстоятельств дефолта 1998 года, «непосредственной причиной принятия решений от 17 августа 1998 года стало отсутствие у Правительства Российской Федерации средств, необходимых для исполнения своих долговых обязательств по ГКО — ОФЗ, а также резкое ухудшение условий привлечения для этого новых займов.» В свою очередь, причиной возникновения долгового кризиса стало «завышение доходности ГКО — ОФЗ практически с первых же месяцев их размещения, что привело к осуществлению „пирамидального“ принципа обслуживания накапливаемого государственного долга, согласно которому для погашения обязательств по уже размещённым ГКО — ОФЗ производилась эмиссия новых займов». Это, по мнению комиссии, «неизбежно должно было привести к саморазрушению строящейся таким образом системы государственных заимствований и банкротству государства».

По мнению экономиста А. Илларионова, к кризису 1998 года привела макроэкономическая политика «валютного коридора», проводившаяся в 1995—1998 годах вице-премьером А. Б. Чубайсом и председателем Центробанка С. К. Дубининым при участии Е. Т. Гайдара. Также кризису способствовали действия руководства ЦБ летом 1998 года.

В теории международной экономики концепция невозможной троицы подразумевает недостижимость ситуации одновременного существования фиксированного курса валюты, свободного движения капитала и независимой денежной политики. В России курс рубля к доллару США находился в достаточно узком «валютном коридоре», который поддерживался интервенциями ЦБ. Свободное движение капитала позволяло иностранным компаниям вкладываться в рынок ГКО. Денежная политика была направлена на сдерживание инфляции. В такой ситуации, при наличии переоценённой валюты (курс рубля к доллару был сильно завышен, в апреле 1998 года реальный курс оценивали в 9-11 руб. за доллар), наблюдается сильная спекулятивная атака на валюту. В случае с Россией давление шло через рынок ГКО с его высокими ставками, не соответствующими инфляции. В итоге, снижающиеся валютные резервы заставили Правительство девальвировать валюту и произвести дефолт.

Особенности стабилизационных мер

Этот раздел не завершён. Вы поможете проекту, исправив и дополнив его.

Дефолт 1998 года был неожиданным для некоторых западных инвесторов, руководствовавшихся принципом «Россия — большая, ей не дадут упасть». Летом 1998 года в сложных переговорах с МВФ и Мировым банком России удалось согласовать пакет мер финансовой стабилизации и необходимые для этого ресурсы в объёме 25 млрд долларов. Однако Госдума его принять отказалась. Сборы в бюджет не покрывали даже процентных платежей по государственному долгу

20 июля 1998 Международный валютный фонд выделил России кредит размером $4,781 млрд, который спустя год «пропал». В 2014 году РИА сообщило, что в 2005 году кредит якобы был полностью выплачен.

Особенностью стабилизационных мер являлось то, что обычно государство объявляет дефолт по внешним долгам, а не по долгу, номинированному в национальной валюте. В данном случае был объявлен дефолт по ГКО, доходность по которым непосредственно перед кризисом достигала 140 % годовых. В декабре 1997 года аналогичное решение было принято в Южной Корее и дало в целом положительные результаты. Обычной практикой в других странах являлись понижение доходности по государственным долгам и эмиссия денег, выплата долга обесцененной национальной валютой.

Последствия

В России

На вопрос: «Опасаетесь ли Вы потерять нажитое Вами или Вашей семьёй из-за каких-то неблагоприятных изменений или потрясений в обществе?», поставленный в ходе проведённого Информационно-социологическим центром РАГС в апреле 1999 г. мониторинга «Государство и общество», респонденты поставили на первое место ответ: «Не опасаюсь, так как терять нечего»

В течение месяца после объявления дефолта ушло в отставку правительство и руководство ЦБ РФ. 23 августа 1998 года подал в отставку премьер-министр С. В. Кириенко. Исполняющим обязанности премьера ненадолго стал В. С. Черномырдин, однако его кандидатура после двух попыток не была утверждена Госдумой. 7 сентября Явлинский на заседании Думы предложил на пост премьера кандидатуру Е. М. Примакова. 10 сентября Ельцин внёс кандидатуру Примакова на рассмотрение на пост председателя правительства, которую на следующий день утвердил парламент. Одновременно сменился глава Центробанка: 11 сентября ушёл в отставку С. К. Дубинин, его пост вновь занял В. В. Геращенко.

Экономический кризис был крахом макроэкономической политики российских властей, проводившейся в 1992—1998 годах. Экономика России получила тяжёлый удар, в результате которого в несколько раз девальвировался российский рубль, произошёл значительный спад производства и уровня жизни населения, резкий скачок инфляции. Послекризисный спад в России был краткосрочным и вскоре сменился масштабным экономическим ростом. Значительную роль в этом росте сыграли изменения в макроэкономической политике российских властей, произошедшие после смены состава правительства и руководства Центробанка.

В частности, было признано неэффективным использование завышенного курса рубля в качестве антиинфляционной меры и курс рубля стал фактически полностью формироваться рынком. Хотя это привело к краткосрочному всплеску цен, в остальном же данная мера оказала положительное влияние на российскую экономику. Российские предприятия, несущие затраты в рублях, стали более конкурентоспособными как на мировом, так и на внутреннем рынке. Кроме того, свободное формирование курса рубля облегчило накопление валютных резервов ЦБ РФ, что повысило стабильность финансовой системы страны.

Также было смягчено монетарное регулирование. Власти полностью отказались от практики ограничения денежного предложения за счёт невыплат зарплат, пенсий, а также невыполнения обязательств по госзаказу и т. п. Так, с III квартала 1998 года по I квартал 2000 года объём задолженности по зарплатам бюджетникам сократился почти в три раза. Это способствовало нормализации ситуации в финансовой сфере и росту доверия к действиям государства.

В постдефолтные годы значительно повысилась бюджетная дисциплина. Федеральный бюджет на 1999 год был принят с дефицитом в 2,5 % ВВП (для бюджета на 1998 год аналогичный показатель составлял 4,7 % ВВП). Было также решено отказаться от финансирования дефицита госбюджета за счёт крупных заимствований, поскольку данная мера с одной стороны не даёт нужного антиинфляционного эффекта, а с другой стороны подрывает стабильность экономики. Следствием этого стало снижение прибыльности инвестирования в ценные бумаги и соответственно повышение привлекательности вложений в реальный сектор экономики, что способствовало возобновлению роста производства.

Действенной антикризисной мерой, осуществлённой российским правительством в первое время после дефолта, стало сдерживание роста цен на продукцию естественных монополий (электроэнергетики, ж/д транспорта и т. д.). В результате темпы повышения этих цен почти в два раза отставали от темпов инфляции по экономике в целом. Это стало дополнительным толчком экономическому росту и способствовало замедлению инфляции.

В других странах

Кризис в России оказал значительное влияние на экономическую ситуацию в ряде стран, прежде всего через сокращение экспорта этих стран в Россию.

Была проведена девальвация национальных валют в Белоруссии и в Казахстане. Замедлились темпы роста экономики в таких странах, как Украина, Молдавия, Грузия, Литва, Латвия, Эстония.

Иностранные держатели ГКО вступили в переговоры с российским правительством, однако выплаты по ГКО составили лишь около 1 % от суммы долга. Основные потери понёс швейцарский банк CSFB, контролировавший до 40 % рынка.

Примечания

  1. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 Кувалин, 2009.
  2. 1 2 3 4 5 6 Гайдар, Чубайс, 2011.
  3. Заместитель Председателя Банка России О. В. Можайсков. kommersant.ru «Платежный баланс России за 1998 год» (недоступная ссылка) (Номер 080 от 14-05-99). Дата обращения 17 августа 2012. Архивировано 2 декабря 2013 года.
  4. 1 2 3 Это страшное слово «дефолт», или Десять лет спустя. Дата обращения 10 января 2012.
  5. 1 2 Трудный путь к свободе
  6. База данных курса доллар/рубль Банка России (недоступная ссылка). Дата обращения 15 июня 2010. Архивировано 11 февраля 2012 года.
  7. ЮРИЙ КАЦМАН. Как дела? // журнал «Деньги» № 032 от 26-08-98
  8. Реструктуризация задолженности по ГКО-ОФЗ
  9. ПРЕДВАРИТЕЛЬНЫЕ ИТОГИ РЕСТРУКТУРИЗАЦИИ ГКО — ОФЗ
  10. Заключение Временной комиссии Совета Федерации по расследованию причин, обстоятельств и последствий дефолта 1998 г (недоступная ссылка). Дата обращения 16 ноября 2012. Архивировано 22 мая 2013 года.
  11. Roger Lowenstein. When Genius Failed: The Rise and Fall of Long-Term Capital Management. — Random House Trade Paperbacks, 2001. — ISBN 978-0375758256.
  12. Radio Free Europe/ Radio Liberty. Rferl.org (27 June 2002). Дата обращения 14 мая 2011. Архивировано 26 мая 2011 года.
  13. Когда и на каких условиях Россия получала кредиты от МВФ (рус.), РИА Новости (20140224T1554+0400Z). Дата обращения 28 января 2018. » Оригинальный текст (рус.) С 2000 года Россия ни разу не обращалась за кредитами МВФ, а ее общая задолженность перед Фондом сократилась к 2004 году до 5,1 миллиарда долларов. В январе 2005 года …, Россия выплатила МВФ весь объем накопленной задолженности (около 3,3 миллиарда долларов), полностью погасив тем самым свои обязательства перед этой организацией. «.
  14. Орест Муштук. Стратификация бизнеса в России. Рождение нового класса
  15. Выступление Григория Явлинского на заседании Государственной Думы при обсуждении кандидатуры В. С. Черномырдина на пост премьер-министра
  16. Владимир Милов. Зло и благо дефолта // Газета. Ru, 15 августа 2008

Дефолт 1998 года в России: причины, хронология, последствия. Справка

Ситуацию усугубляли снижение мировых цен на сырье (прежде всего на нефть, газ, металлы) и начавшийся весной 1998 года в Азии мировой финансовый кризис. Из-за этих событий валютные доходы правительства уменьшились, а частные иностранные кредиторы стали крайне опасаться давать займы странам с нестабильной экономикой.

По мнению экспертов, тревоги о возможной девальвации рубля резко усилились 3 июля 1998 года после заявления исполнительного директора МВФ Мишеля Камдессю, сказавшего, что даже в случае исполнения Москвой всех требований фонда, его организация вряд ли сможет организовать заем на 15 млрд долларов, который запросила Россия.

7 июля ЦБ РФ прекратил выдачу банкам ломбардных кредитов.

9 июля в Москве завершились переговоры с МВФ, в результате чего Россия имела реальные шансы в течение 2-х лет получить новые кредиты на сумму 22,6 млрд долларов.

10 июля, комиссия ООН для Европы: «Девальвация рубля почти неизбежна и даже желательна. Она может предоставить российской экономике временное облегчение».

20 июля МВФ принял решение выделить России первый транш экстренных внешних займов в размере 14 млрд долларов. Угроза девальвации рубля отступила.

24 июля ЦБ РФ понизил ставку рефинансирования до 60%.

29 июля директор Института экономического анализа Андрей Илларионов выступил с резкой критикой политики ЦБ РФ и призвал к скорейшему проведению девальвации рубля.

5 августа правительство приняло решение о резком — с 6 до 14 млрд долларов — увеличении лимита внешних заимствований России в текущем году. Фактически такое решение говорит о невозможности финансирования бюджета из внутренних источников.

6 августа МБРР принял решение выделить России третий займ на структурную перестройку экономики в размере 1,5 млрд долларов. На мировом рынке российские валютные обязательства достигли минимальных значений.

11 августа обрушились котировки российских ценных бумаг на биржах. Падение цен на акции в РТС превысило 7,5%, после чего торги были остановлены. Весь день банки активно скупали валюту, а к вечеру стало известно о приостановке операций целым рядом крупнейших банков.

12 августа резкий рост спроса на валюту привел к остановке межбанковского кредитного рынка и кризису ликвидности. У банков, которым были нужны большие суммы для выполнения форвардных контрактов, начались перебои с возвратом ссуд. ЦБ РФ снизил лимиты на продажу валюты крупнейшим коммерческим банкам, сократив свои затраты на поддержание курса рубля.

13 августа рейтинговые агентства Moody`s и Standard & Poor`s понизили долгосрочный кредитный рейтинг России. Состоялась экстренная встреча министра финансов Михаила Задорнова и зампреда ЦБ Сергея Алексашенко с представителями крупнейших российских банков. Правительство заявило, что поддержание валютного рынка и рынка государственных краткосрочных облигаций (ГКО) — дело самих банкиров.

14 августа у банков стали появляться первые очереди вкладчиков, желающих вернуть депозиты.

15 августа президент Борис Ельцин, отдыхавший на Валдае, прервал отпуск и вернулся в Москву. Премьер-министр Сергей Кириенко провел совещание с главами Центробанка, Минфина и спецпредставителем Кремля в международных финансовых организациях. Глава правительства дал поручение разработать меры по стабилизации ситуации.

17 августа 1998 года глава правительства Сергей Кириенко объявил о введении «комплекса мер, направленных на нормализацию финансовой и бюджетной политики», которые фактически означали дефолт и девальвацию рубля. На 90 дней приостановилось выполнение обязательств перед нерезидентами по кредитам, по сделкам на срочном рынке и по залоговым операциям. Купля-продажа ГКО прекратилась.

Одновременно с приостановкой выплат по ГКО ЦБ РФ переходит на плавающий курс рубля в рамках границ валютного коридора от 6 до 9,5 рублей за доллар. Курс рубля упал по отношению к доллару сразу в полтора раза.

В этот же день банки перестали выдавать вклады. На улицах выстроились очереди обеспокоенных вкладчиков. ЦБ РФ сделал заявление, в котором объяснил: «проблема российской банковской системы состоит в том, что у большинства банков, особенно крупных, обязательства выражены в валюте, а активы — в рублях. В случае девальвации их ожидают очень большие дыры в балансе, не сравнимые с объемом форвардных обязательств».

18 августа Александр Лившиц подал в отставку с поста заместителя главы администрации президента, сказав, что «не смог уберечь президента». Международная система Visa Int. блокировала прием карт банка «Империал», а остальным российским банкам рекомендовала приостановить выдачу наличных по картам. ЦБ заявил о намерении запретить банкам устанавливать разницу между курсом покупки и продажи валюты свыше 15%.

19 августа правительство без указания причин объявило о переносе принятия решения о порядке реструктуризации ГКО. Тем самым был продлен срок работы банков в условиях неопределенности (использована идея Франклина Рузвельта — недельные «банковские каникулы»; когда она закончится, можно будет легко отличить погибшие банки от выживших).

20 августа зампред ЦБ Сергей Алексашенко заявил об отказе от практики введения в банках временных администраций. Новая мера предполагала предоставление банкам кредитов под залог контролируемых ими блокирующих пакетов акций. Сергей Дубинин объявил, что Центробанк отныне гарантирует вклады населения во всех банках.

21 августа все фракции Госдумы выступили с официальными заявлениями о необходимости отставки кабинета министров. Visa Int. разослала всем иностранным банкам письмо, в котором рекомендовала не выдавать наличные по картам ряда российских банков.

23 августа Борис Ельцин подписал указ об отставке Сергея Кириенко и возложил исполнение обязанностей председателя правительства на Виктора Черномырдина.

По расчетам, сделанным Московским банковским союзом в 1998 году, общие потери российской экономики от августовского кризиса составили 96 миллиардов долларов. Из них корпоративный сектор утратил 33 миллиарда долларов, население — 19 миллиардов долларов, прямые убытки коммерческих банков (КБ) достигли 45 миллиардов долларов. Некоторые эксперты считают эти цифры заниженными.

В результате девальвации, падения производства и сбора налогов в 1998 году валовой внутренний продукт сократился втрое — до 150 миллиардов долларов — и стал меньше, чем ВВП Бельгии. Россия превратилась в одного из крупнейших должников в мире. Ее внешняя задолженность увеличилась до 220 миллиардов долларов (165 миллиардов долларов составили долги государства, 30 миллиардов долларов — банков, 25 миллиардов долларов — компаний). Данная сумма в пять раз превышала все годовые доходы казны и составляла почти 147 % ВВП. С учетом внутреннего долга различных органов власти перед бюджетниками и предприятиями по зарплате и госзаказу общие обязательства превышали 300 миллиардов долларов или 200% ВВП. В то же время, по неофициальным американским оценкам, на Западе осело 1,2 трлн долларов российского происхождения, что было эквивалентно восьми тогдашним валовым внутренним продуктам РФ.

В августе 1998 года одномоментно рухнули все несущие конструкции бюджетной и кредитно-денежной системы России. До самых низких показателей упал сбор налогов. Темпы инфляции ускорились в три раза, что вместе с четырехкратной девальвацией еще больше обесценило доходы казны, граждан и предприятий.

Ряд российских банков не смог пережить дефолт. Так, Банк России отозвал лицензию у Инкомбанка, который входил в пятерку крупнейших банков России, однако во время дефолта 1998 года его признали банкротом и в банке ввели временное арбитражное управление.

По мнению экспертов, позитивным последствием кризиса 1998 года стало повышение конкурентоспособности российской экономики. Вследствие девальвации рубля цены на импортные товары внутри страны подскочили, а цены отечественных товаров заграницей упали, что позволило им занять рынки, которые они не могли занять раньше. Кризис 1998 года дал шанс отечественной промышленности набрать силу, отгородил ее от импорта и увеличил экспортные возможности. Оздоровилась и государственная политика, финансовый кризис заставил чиновников более ответственно относиться к бюджетному планированию. Малый бизнес осознал свою силу и стал развиваться в крупные предприятия.

Главным результатом кризиса 1998 года эксперты называют отход экономики от сырьевой модели и развитие других отраслей экономики, которые до финансового кризиса замещались импортом.

Материал подготовлен на основе информации из открытых источников

На руинах Страны Советов

В период правления Ельцина Россию сотрясали социальные проблемы, провалы руководства во внешней и внутренней политике и с пугающей регулярностью – экономические кризисы. Россияне стоически пережили «Черный вторник» 1994 года, но в 1998 году в стране произошел дефолт.

Черный вторник, 1944. День, когда рубль обвалился.

Казалось, что отечественные экономисты понятия не имеют о работе рынка. Крушение плановой экономики не могло пройти безболезненно, но нововведения Чубайса и компании были просто чудовищны и ухудшили и без того шаткое положение российского внутреннего рынка. Начало приватизации, ваучеры и «шоковая терапия» – это что-то из ранних 90-х, но в конечном итоге и эти факторы повлияли на дефолт 1998 года. С 1993 года вся страна «играла» в ГКО – государственные краткосрочные облигации. По сути это была финансовая пирамида, ничуть не хуже всем известной «МММ». Облигации действовали от трех месяцев до года, доход вкладчики получали за счет разницы цен после каждых последующих торгов. Но, как и все пирамиды, эта была обречена на провал. 17 августа 1998 года был объявлен технический дефолт и все выплаты по ценным бумагам заморозили до февраля 1999 года. Начался один из самых тяжелых экономических кризисов в истории России.

Тревожные звоночки поступали еще и из-за рубежа. В июле 1997 года с обрушения национальной валюты Таиланда начинается Азиатский экономический кризис. Но инвестиционный климат ухудшается во всех развивающихся странах. В России ситуация усугублялась завышенным курсом рубля и непомерно раздутыми бюджетами. Например, в бюджете 1998 года расход превышал доход на 123,4 млрд руб. В то же время активно рос внешний долг, так как в феврале правительство Виктора Черномырдина договорилось с МВФ о кредите на 700 млн долларов. Неуклонно падали цены на энергоносители, и в мае 1998 года с треском проваливается аукцион по продаже 75% акций Роснефти. Облигации ГКО в это время еще растут, но российской экономике уже предрекают обвал.

В июле 1998 года Россию без преувеличения пытаются спасти всем миром. 1 августа поступает очередной кредит от МВФ, и обстановка на время стабилизируется. Причем настолько, что Ельцин, Чубайс и Дубинин уходят в отпуск. Вслед за ними отдыхать собирается вся Госдума, но уже 10-11 августа происходит грандиозное падение рынков. Кредиторы полностью уверены в неспособности России платить по долгам. Тем временем, Ельцин заявляет о том, что девальвации не будет «твердо и четко». 17 августа государство объявляет дефолт.

Миллионы граждан просыпаются в другой стране. Курс доллара взлетает мгновенно, и к началу 1999 года достигает 21 рубля вместо докризисных шести рублей. Больше всех страдают те, у кого были долги в иностранной валюте. Вот что вспоминает Юлия Исакова, работавшая в 1998 году в одном из московских издательств:

«…у нас практически закончился ремонт в квартире. Поэтому всю наличную валюту в этот день обменяли на рубли, курс еще получше выбирали, чтобы с понедельника закупать бытовую технику, заказывать мебель и т. д. Утром в понедельник, 17 августа, муж отвез меня в дом отдыха, а сам вернулся в Москву для этих самых закупок. В 12 часов я включила телевизор новости послушать… Хорошо, что я быстро бегаю,— у автомата в холле была первая. «Покупай все, что увидишь, дефолт!» — кричала я в трубку».

В результате дефолта обанкротились крупнейшие банки, с руководящих постов ушли Анатолий Чубайс, Борис Немцов и Виктор Черномырдин, глава Банка России Сергей Дубинин. До 2002 года была проведена деноминация рубля. В конце концов, страна начала выбираться из кризиса, и скоро рост ВВП России достиг 10%. Улучшилась финансовая дисциплина. Инвесторы начали вкладывать деньги в реальный сектор экономики и потеряли интерес к ценным бумагам, что способствовало росту производства.

10 шагов до краха: как Россия дошла до дефолта 1998 года

Правообладатель иллюстрации Alexander Katkov/TASS Image caption В первые дни после дефолта у банков выстроились очереди из вкладчиков, которые пытались забрать свои деньги

Русская служба Би-би-си рассказывает, как череда событий и решений привела к тому, что Россия 17 августа 1998 года объявила о дефолте и оказалась неспособной платить по долгам, а экономика страны оказалась в кризисе.

После распада СССР переход на рыночные рельсы дался России тяжело. Начало 1990-х годов многим запомнилось резким снижением уровня жизни.

Власти в это время пытаются понять, за счет чего финансировать дефицит бюджета. Выход находится: в 1992 году ЦБ и правительство решают наладить выпуск государственных краткосрочных облигаций — аналога американских краткосрочных «трежерис».

В феврале 1993 года Верховный совет РФ согласовывает это решение. 8 февраля премьер Виктор Черномырдин подписал постановление об утверждении основных условий выпуска и обращения государственных краткосрочных бескупонных облигаций.

Фактически тогда было положено начало рынку российского внутреннего долга. В последующие несколько лет высокодоходные ГКО становятся основным источником финансирования дефицита бюджета.

Первый аукцион по размещению ГКО состоялся 18 мая 1993 года. Тогда были проданы трехмесячные облигации на 885 млн рублей из запланированных 1 млрд рублей. На 1 января 1998 года общий объем по номиналу находящихся в обращении ГКО составлял 273 млрд рублей. «Коммерсант-Власть» писала, что в 1995 году реальный объем ГКО-ОФЗ в обращении в долях ВВП вырос в 2,76 раза, в 1996 году — в 2,23 раза, а за девять месяцев 1997 года — на 19%.

В начале 1997 года в прессе и экспертном сообществе активно муссируются слухи о том, что ГКО представляют собой финансовую пирамиду.

Механизм работы финансовой пирамиды прост: выплаты старым участникам осуществляются за счет поступлений средств от новых участников. То есть пирамида продолжает работать только в том случае, если удается привлечь новых участников. Как только этот источник дохода иссякает, пирамида рушится.

К середине 1990-х доходов от размещения новых выпусков порой едва хватало, чтобы покрыть платежи по старым облигациям, и правительству приходилось увеличивать доходность бумаг.

Госдума начинает обсуждать сокращение расходов бюджета. В правительстве говорят, что наполнение бюджета является одной из важнейших задач. Экономисты утверждают, что в стране уже который год продолжается бюджетный кризис.

Сокращать расходы больше некуда, говорил весной 1997 года экономист Владимир Мау. Можно повысить собираемость налогов и реформировать структуру бюджетных расходов, повысив эффективность расходования денег. Но правительство, как стало ясно позднее, не смогло или не захотело пойти по этому более сложному пути и продолжило наращивать долги.

В начале лета интерес иностранных инвесторов к ГКО снижается, и на российском рынке становится меньше валюты, которую поставляли как раз зарубежные покупатели облигаций.

Летом в отдельных странах Юго-Восточной Азии начинается валютный кризис, который к концу августа охватил весь регион. Валюты азиатских государств обесцениваются, котировки на фондовых рынках также устремляются вниз. Инвесторы забирают свои деньги с развивающихся рынков, в том числе и из России.

28 октября произошел сильный обвал котировок на европейских и американских биржах из-за нарастающего кризиса в Азии. Обвал произошел и на российском рынке, который к тому времени стал частью мировой финансовой системы. Объемы сделок с акциями в России упали вдвое.

Журналисты начинают задавать чиновникам вопросы о возможном кризисе. Первый зампред ЦБ Андрей Козлов отвечает, что у ЦБ денег «хватит на десять кризисов». 11 ноября 1997 года регулятор повышает ставку рефинансирования с 21% до 28%. На пресс-конференции ЦБ, где объявляется об этом решении, впервые присутствует высокопоставленный представитель правительства — первый вице-премьер Анатолий Чубайс.

На российском рынке облигаций сохраняется неопределенность из-за недостатка денег нерезидентов. Иностранцы, напуганные кризисом в Юго-Восточной Азии, настороженно относятся ко всем развивающимся рынкам. Продолжается распродажа облигаций.

Экономисты Георгий Трофимов и Андрей Вавилов пишут статью «Я знаю, кризис будет», ее публикует газета «Коммерсант».

Из статьи следует, что на момент начала кризиса резервы ЦБ составляли 24 млрд долларов, а обязательства перед нерезидентами на рынке облигаций и фондовом рынке — свыше 36 млрд долларов. По мнению экономистов, устранить этот дисбаланс можно только с помощью девальвации рубля на 25-30% или путем повышения доходности облигаций, учитывающего девальвацию такого размера — то есть до 45-55%.

После новогодних каникул на российском фондовом рынке происходит новый обвал — котировки большинства акций снизились сразу на 20% за один день. Цены падают и в Юго-Восточной Азии. В конце января в регионе снова обостряется кризис. На этот раз из-за девальвации рупии в Индонезии.

Продолжается бегство нерезидентов из России, министерству финансов все сложнее продавать ГКО. Растет курс доллара. СМИ пишут, что банки, опасаясь девальвации рубля, еще в ноябре прошлого года начали скупать валюту. Эксперты в ответ на просьбу дать прогноз все чаще говорят, что ситуация непредсказуема.

ЦБ снова повышает ставку рефинансирования — теперь с 28 до 42%.

Улучшение ситуации в начале марта внушает инвесторам оптимизм. Котировки на фондовом рынке растут, а стоимость обслуживания госдолга стабилизируется. Рейтинговое агентство Moody’s снижает рейтинг России на одну позицию, а Fitch оставляет на прежнем уровне. Это воспринято как позитивный сигнал, почти сенсация, потому что власти России и участники рынка ожидали худшего. Правительство считает, что кризис почти преодолен. С чиновниками согласны аналитики Fitch.

Но мартовское улучшение заканчивается быстро. К концу месяца на первый план повестки в дополнение к азиатскому кризису выходит еще один — падение цен на нефть, основной экспортный товар российской экономики.

23 марта президент Борис Ельцин отправляет в отставку правительство премьер-министра Виктора Черномырдина. «Нам ударили в спину. Цены на нефть резко упали», — комментирует свою отставку Черномырдин. Цены начали падать еще в конце 1997 года, но в марте ситуация резко ухудшилась, когда Саудовская Аравия отказалась принимать меры для стабилизации котировок.

Новым премьер-министром становится Сергей Кириенко, протеже первого вице-премьера Бориса Немцова, занимавший до этого должность замминистра энергетики. Сев в премьерское кресло, Кириенко призвал всех говорить правду, пишет главный редактор журнала «Деньги» Юрий Кацман.

«К его словам прислушались государственные мужи самого высокого ранга и за считанные дни вылили на нас ушат правды. Так лучше бы они молчали. Глядишь, мы бы никогда не узнали о том, что денег в стране очень и очень мало, что добрая треть из них, и без того незначительных, уходит на выплаты по государственным долгам и что скоро нас ждет жесточайший финансовый кризис», — пишет Кацман.

В кулуарах правительства, ЦБ и администрации президента обсуждают доклад, в котором перспективы развития экономики оцениваются крайне пессимистично. Авторы доклада пишут, что российскую экономику ждет крах из-за больших долгов, что рубль точно придется девальвировать в 3-5 раз, а рынок ГКО просто перестанет существовать. Доклад написал экономист Дмитрий Митяев по заказу экспертной организации «Российский торгово-финансовый союз».

27 мая Центробанк повышает ставку рефинансирования до 150%. В Азии раскручивается новый виток кризиса, на этот раз падает японская иена. На российском рынке дешевеют акции, растет стоимость обслуживания госдолга. Президент Ельцин утверждает программу тотальной экономии средств бюджета.

Крупные бизнесмены публикуют открытое обращение, в котором поддерживают меры правительства по преодолению «крупнейшего за последние годы финансового кризиса». Анатолий Чубайс от имени правительства начинает переговоры с МВФ об экстренном кредите на 15 млрд долларов.

«Ситуация на финансовых рынках страны за минувшие две недели осложнилась до такой степени, что сейчас можно сказать: финансового рынка в России практически нет», — говорит в середине июля Сергей Кириенко. На рынке все более популярными становятся слухи о замораживании выплат по ГКО и девальвации рубля.

Минфин пытается реструктуризировать долг и предлагает инвесторам обменять ГКО на долгосрочные облигации с меньшей доходностью.

Financial Times публикует письмо финансиста Джорджа Сороса, в котором он рекомендует срочно девальвировать рубль. «Девальвации не будет, это я заявляю твердо и четко. И я тут не просто фантазирую — это все просчитано», — заявляет 14 августа президент Борис Ельцин во время отдыха на Валдае. На следующий день он прерывает отпуск и возвращается в Москву.

17 августа Кириенко объявляет о введении «комплекса мер, направленных на нормализацию финансовой и бюджетной политики». Фактически речь идет о дефолте, то есть неспособности России платить по долгам. Выплаты по ГКО замораживаются на 90 дней, торговля краткосрочными облигациями прекращается. ЦБ переходит к плавающему курсу рубля, а позже вообще отказывается от поддержки нацвалюты.

Курс доллара увеличивается с 6,3 рубля в середине августа до 15 рублей к началу октября. К концу года курс превышает отметку в 20 рублей. Банковская система парализована.

Девальвация сильно ударила по уровню жизни населения. Рублевые накопления обесценились. Но для промышленности девальвация оказалась благом — подешевевший рубль помог нарастить экспорт. Уже в 1999 году в России начался экономический рост.

Вам также может понравиться

Об авторе admin

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *